Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: двадцатые числа апреля (вторая неделя после снятия проклятья Злой Королевы)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ИНВЕНТАРЬ ХРАНИТЕЛЕЙ СНОВ » hey-o, here comes the danger up in this club


hey-o, here comes the danger up in this club

Сообщений 1 страница 16 из 16

1


Hey-o, here comes the danger up in this club
When we get started and we ain't gonna stop,
We gonna turn it out till it gets too hot.
Everybody sing, Hey-O!
Tell 'em turn it up till they can't no more,
Let's get this thing shakin' like a disco ball.
This is your last warning, a courtesy call.

HEY-O, HERE COMES THE DANGER UP IN THIS CLUB
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Ротбарт & Урсула

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Сторибрук, бар Крысиного Короля; за несколько лет приезда Эммы Свон

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Урсула надеялась, что Ротбарт никогда ее не найдет. И, она уверена, так и было бы, если бы чары Злой Королевы не заточили весь их мир в одном городке под названием Сторибрук. С тех пор спустя более десяти лет произошла долгожданная встреча, которая вконец свела морскую колдунью с ума.

+1

2

Ротбарт никогда прежде не ходил по барам, не смотря их странную популярность. Причина довольно проста: Ротбарт был уверен, что там собираются исключительно отбросы общества, проживающие один и тот же день на протяжении нескольких лет, что само по себе было отвратительно и донельзя скучно.
Колдун иногда задумывался о том, что было бы лучше, если бы и его лишили памяти. Он забыл бы о прошлом, об Урсуле, что упорно продолжала приходить во сне, напоминая о себе каждую ночь, раня до глубины души.
Ротбарт просыпался среди ночи, до боли сжимая подушку. Обычно после он уже не засыпает. Сидит на крыльце дома, курит и позволяет воспоминаниям захватить разум, проживая каждый день с любимой заново. Тогда он был счастлив, а сейчас в душе пустота, отнимающая последние крохи надежды.
Ротбарт не из тех, кто позволит себе поддаться отчаянью, и все же иногда и он позволяет себе побыть обычным человеком, скучая по Урсуле, заливая страдания изрядным количеством спиртного.
Такое поведение он позволял себе только в стенах своего дома, игнорируя необходимость заводить какие-либо знакомства. Мэр исключение, но и с ней не хотелось пить, а тем более делиться тем, что тревожит.
Порой срывался на балерин, когда считал, что они совсем не хотят работать. Они старались, выкладывались, как могли, но Ротбарту этого было мало. Он выжимал из них последние соки, словно это могло спасти от его личной боли. Никогда не спасало. Не была средства, способного хотя бы на секунду забыть об этой проклятой морской ведьме, разбившей ему сердце.
Самым худшим было не знать, в городе ли Урсула или её обошло проклятье. Искать бесполезно. Если у неё другое имя, он не найдёт, а ходить по всем домам слишком даже для него. Но проезжая по улицам, не раз ловил себя на мысли, что скользит по женским лицам, или резко нажимал на тормоза, когда ему казалось, что знакомая копна волос мелькнула в толпе. Не раз едва не бежал за ней, терял из виду, и убеждал себя, что лишь показалось. Уже давно чувство, что Урсула - это иллюзия, красивый сон, и с рассветом он растворился, оставляя приятную мечту, которая продолжала терзать, уверяя, что однажды он найдёт то, что ищет. Но каждый раз, когда оказывался близок к мечте, что-то вмешивалось, отдаляя и заставляя начать всё сначала.
И вот сегодня он переступает порог известного в городе бара, в очередной раз сорвав злость на своих подопечных, откладывая возвращение в пустой дом, где снова будет давить прошлое, вгоняя в тоску.
В баре многолюдно, и этот факт воспринимается, как минус данного заведения. Наверное, стоило бы выбрать что-то другое, но нет желания разворачиваться и уходить, к тому же заприметил свободный столик, куда и направил сразу стопы заместитель мэра, ловко лавируя между подвыпившими посетителями.
Неприятно было находиться в помещении, где громко играет музыка, что не слышно собственных мыслей, не говоря уже о том, чтобы попытаться расслышать других. А, может, это и к лучшему. Ему нет дела до других, и чужие разговоры, имеющие свойство впечатываться в сознание, стали бы только помехой.
Столик располагался в удобном месте, откуда было видно всех, но не все видели сидящего. Минимум света, уединение. Почти отдельный кабинет. Не хватало ещё хотя бы одной стены или шторы. Такие места обычно выбирают влюблённые парочки, ну или те, кто желают уединиться, а в этом случае не всегда замешана любовь.
Колдун садится спиной к стене. Старая привычка, словно опасался удара сзади, но никогда опасения ещё не оправдывались. Хотя это, может, именно потому, что всегда был наготове. Всегда знал, откуда стоит ждать удара.
И всё же один удар предугадать не удалось.
К меню Ротбарт даже не притронулся, точно зная, чего хочет. И когда упала тень, начал делать заказ, не поднимая головы.
- Виски со льдом и… - и вот тут Нойманн поднял голову и замер, видя перед собой ту самую девушку, на поиски которой потратил столетия. По которой страдал в этом чёртовом городе, не зная, где её искать, а она оказывается спокойно работает в баре и не прячется от него, как ему казалось.
- Два бокала, - заканчивает он заказ через некоторое время, осознав, что пауза затянулась, и откидывается на спинку стула, продолжая следить за Урсулой. Взгляд падает на бейджик, и колдун мысленно улыбается. Он нашёл её, и едва удаётся скрыть внутреннее ликование.

+2

3

Урсула с холодной улыбкой оглядела зал владений Крысиного Короля. Как-то уютно было здесь, несмотря на немалое количество посетителей. Магия города хоть и изменила биографии персонажей из книги сказок, но их сущность, природа, оставалась та же. В большинстве случаев. Урсула видела тот огонь в глазах, жажду злодейства, что уже давно убедилась – никто не меняется даже под действием чар.
И Ротбарт не исключение. Урсула была абсолютно в этом уверена. Часто колдунья следила за ним, с огромной осторожностью и готовностью чуть что – сражу бежать без оглядки. Она до сих пор боялась его, после стольких лет, в городе, где магией обладала только Злая Королева (и Урсула, по крайней мере, о ком-либо еще девушка не знала)… Чего ей опасаться, казалось бы? У него нет прошлых воспоминаний, нет магии, ему незачем вредить старой знакомой. Урсула понимала это, но в глубине души у нее все еще жил страх. Страх, от которого она уже вряд ли когда-то избавится.
Девушка отогнала прочь мрачные мысли. Ротбарта нельзя долго держать в голове, иначе просыпается внутренняя истеричка, которая заставляет мчаться со всех ног домой и запираться на семь замков. Урсула развернулась к барной стойке и оперлась на нее локтями, закрыла глаза и стала глубоко дышать во избежание бессмысленной панической атаки. Она и так портила «сюжет» городка своими перекручиваниями данной реальности, сохранив себе воспоминания о жизни в Зачарованном Лесу. Здесь ее имя – Ванесса Солт, болтливая и кокетливая официантка в баре. В Сторибруке до появления Спасительницы каждый день должен повторяться вновь и вновь, только Реджина вправе править балом, только она способна создавать свою «сказку», став здесь автором. А Урсуле стоит чаще держать себя в руках, иначе последствия могут быть необратимыми. Еще немного – и проклятье спадет, память вернется к жителям и весь этот кошмар закончится.
А для Урсулы он только начнется.
Мирное существование, пусть даже и заурядное, превратится в дикую погоню и охоту на морскую колдунью. Урсула знала, что если Ротбарт что-то задумал, если у него отняли любимую игрушку – он вернет ее, пройдя любые испытания. И, если быть честным, это всего лишь вопрос времени, когда он, наконец, найдет свою давнюю подругу. Найдет, посадит в подвал и станет навещать, докучая беседами на тему «я ради тебя вот, что сделал, а ты!»
- Хватит стоять без дела! – Урсула испуганно обернулась и увидела Крысиного Короля. Владелец бара сел за стойку и знаком приказал бармену налить ему выпить. В следующую же секунду рядом с ним оказалась «крысиная» свита и что-то сладко залепетала по поводу того, какой у него прекрасное заведение, в котором работают такие невоспитанные дамочки. Урсула еще удержалась, чтобы не ответить, плотно сжала губы, глубоко вдохнула и выдала только кивок Маркусу, который брезгливо отвернулся.
«Крысёныш», - в свою очередь подумала Урсула, взяв меню и карту бара и оглядев зал. Заметив столик в самой неприметной части этого темного бардака, девушка неспешно направилась туда. Думая о своих терках с Крысиным Королем, Урсула машинально протянула гостю меню и карту.
- Добро пожаловать в наше чудесное и уютное заведеньице, - смотря куда-то вдаль, произнесла девушка наигранно веселым голосом. Гость перебил ее, похоже, сразу же определившись, заказав виски. И только тогда Урсула перевела взгляд на клиента.
Сказать, что Урсула была поражена и на гране того, чтобы упасть в обморок, - это ничего не сказать. Тело словно парализовали чернила каракатицы, лишили ее возможности двинуться с места. Она просто не верила своим глазам. Он нашел ее. Вот так просто. Прошло столько лет, а им удалось пересечься здесь, в этом занюханном чертовом баре! Урсула столько времени умело пряталась от колдуна, в итоге попавшись ему на крючок по чистой случайности.
Надо было оставаться дома. Запереться и не выходить оттуда. Никогда.
Молчание нарушил Ротбарт, заказав у нее сразу два бокала. Это привело ее в чувство. Но его голос… словно лезвием по коже, она слышала его в голове очень часто, оживляя воспоминания вновь и вновь, чтобы не забыть, кто испортил ей жизнь, заставив поселиться на дне бескрайних вод. Она слишком боялась его, чтобы быть пойманной. Урсула хотела жить, поэтому готова была пойти на все, чтобы только быть в безопасности.
«Хотя, погоди-ка, Урсула. Он же ничего не помнит! Он под проклятьем!» - счастливая мысль озарилась улыбкой на лице девушки. Точно, он же без памяти! Спасибо, дорогая Реджина, о, спасибо тебе!
- Конечно, - еще более радостно ответила Урсула. – Сейчас принесу.
Ей не нужно бояться Ротбарта! Он даже ее не помнит!

+1

4

Не любил Ротбарт сюрпризы. Не приносили они обычно ничего хорошего, особенно те, которые преподносила судьба. Поначалу вознеся до небес, после они становились причиной болезненного падения, после которого тяжело прийти в себя, вернуться к прежнем мыслям, работе, к тому, что раньше двигало вперёд. 
Таким сюрпризом однажды стала Урсула, встретившаяся колдуну в момент горячей юности, но так прочно вплелась в сознание, в вены, впиталась под кожу, что даже ощутив падение после того, как она от него отвернулась, все равно не может её отпустить, следуя по пятам, ища способы вернуть любой ценой, порой забывая о себе и собственной раздавленной гордости.
Нашёл неожиданно, но вместо того, чтобы схватить её, увести по доброй воле или силой, чувствует, как опутывает сетями страх спугнуть одним словом или жестом. Она снова убежит, если он даст малейший повод. Надо совсем не много - пару неосторожных слов.
Ротбарт ждёт её ответа, а сердце, до этого отбивающее чечетку, пропускало удары. И вдруг она улыбается, а сердце, кажется, в этот момент совсем остановилось. - Она не помнит, - осознание приходит неожиданно, хотя должно быть ожидаемо. Здесь никто не помнит своих прошлых жизней. Здесь они живут в одной плоскости, скучной, отвратительной, полной унижения и отсутствия какой-либо магии. Даже Урсула, его Урсула, которую он собирался сделать королевой, работает всего лишь официанткой.
Нойманн хмуро смотрит ей вслед, недовольный увиденным. Ещё больше хмурится, когда видит, какие взгляды бросают на неё другие мужчины, и ему хочется разнести этот чертов бар, забрать Урсулу и уйти отсюда раз и навсегда. Останавливает немногое: отсутствие магии и необходимость держать лицо, все-таки не последняя личность в городе. Хотя последний факт не сдержал бы, будь магия. Её отсутствие угнетало больше всего, но пока с этим фактом мирился и как-то приноровился жить вполне себе уютно, обходясь дарами этого мира.
Ротбарт нервно перебирает пальцами по столу в ожидании заказа, стараясь не сверлить взглядом путь до барной стойки, который проделала Урсула. Получалось плохо. Не хотел терять её из вида, опасаясь, что она снова сбежит, а потому собран и в любой момент готов сорваться с места и броситься за ней следом. Но бежать, кажется, она никуда не собиралась, бодро вышагивая, лавируя между столиками и клиентами, умудряясь не расплескать заказ колдуна и по пути что-то отвечать клиентам, не всегда с улыбкой. А кто-то, особо не сдержанный, тянул к ней руки. От такой картины Нойманн плотно стискивает челюсти, скрепя зубами, и прикрывает глаза, едва сдерживая рвущуюся наружу ревность. Кулаки тоже уже давно готовы к удару, но уже через пару мгновений разжимает ладони и открывает глаза, а во взгляде равнодушие ко всей неприятной ситуации. И снова все только для того, чтобы не напугать Урсулу. Хотя, пожалуй, не только поэтому. Не время для демонстрации ревности, но мысль о том, чтобы закрыть бар прочно засела в сознании.
Он мысленно отсчитывает несколько шагов до его столика, и перед ним опускается два бокала с заказанным напитком. Один колдун пододвигает к себе, а другой - к противоположному краю.
- Посиди со мной, - взгляд скользит по бейджику, и только потом Ротбарт заканчивает, - Ванесса, - словно не знает её имени. Для него уже привычно играть непомнящего, всего лишь один сказочный персонаж, попавший под проклятье.
Он не требует, он просит, однако, настойчивые нотки все равно проскальзывают в голосе, а взгляд буквально кричит о том, что отказа не примет. Заместителю мэра не отказывают. Кто-то боялся, а кто-то не имел права. У Урсулы на отказ прав не было, и так заставила бегать за собой очень долго, поэтому только согласие.
- Шеф не против, - подмигнул девушке колдун, улыбнувшись. Ему откровенно плевать, что скажет какая-то крыса. Если начнёт громко возмущаться, всегда можно найти десятки причин прикрыть это убогое заведение, а то и сотни, а лучше случайно сжечь, уничтожая место, в котором возлюбленная Ротбарта вынуждена кружить по помещению с подносом, терпеть на себе похотливые взгляды и плоские комплименты пьяных клиентов.

0

5

Уверенность Урсулы угасла так же быстро, как и появилась. Этот огонек надежды, что Ротбарт не сделает ей ничего плохого, упал на дно бескрайних вод и потащил за собой чувства колдуньи, сменяя их одно за другим. Подозрение, отчаяние, злоба… Все это смешалось за считанные секунды и превратилось в одно. В страх. В привычный для нее спутник, который сопровождал ее вот уже несколько десятилетий. Урсула давно не испытывала такой боязни своего прошлого, которая накатила на нее сейчас. Ее главный мучитель, ее «возлюбленный», наконец-то, нашел ее! И даже без воспоминаний о своей настоящей жизни Ротбарт наводил на колдунью ужас.
«Не стоит его недооценивать. Возможно, он правда ничего не помнит, но вдруг это… не так, и он защитил свое прошлое так же, как это сделала я», - эта мысль стала последней каплей спокойствия. Урсула занервничала, причем это было видно. Какой бы хорошей она не была актрисой, ее психологическая травма щипцами вертела сердце внутри, заставляя вспоминать то, что снилось ей в кошмарах. Башню, в которую ее заточил колдун, не желающий отпускать «свое». И то, на что Урсула решилась, чтобы освободить себя и других от того, что делал Ротбарт. Колдун занимался черной магией на их благо с Урсулой, совершенно не волнуясь о том, какие последствия это оставляет, какие разрушения влечет за собой! Урсула устала быть источником этого зла, поэтому, по наводке Темного, решила, что ее гибель может вразумить Ротбарта. Но это только усугубило ситуацию и подарило мужчине безумие.
И Урсула боялась, что это безумие не забыто здесь, в Сторибруке.
И боялась правильно.
Дрожащими руками Урсула поставила перед мужчиной заказ и уже собиралась молча сбежать, куда глаза глядят. Как вдруг он заговорил. Боже, он говорит с ней! Внутри все разрывалось от желания со всех ног умчаться домой и запереться на все замки, где колдун не сможет до неё добраться. Не сможет. Или... ему хватит магии одолеть морскую ведьму?
Ротбарт попросил (хотя, судя по интонации, приказал) Урсулу присесть и выпить с ним.
Ванесса. С каким ехидством это было сказано, будто бы с уст слетело ее настоящее имя.
Или, может, в ней слишком громко кричит страх? Урсуле нужно собраться, взять себя в руки, потому что если она действительно права, то подобным поведением девушка только выдаст себя, а Ротбарт поймёт, что ее память не была тронута.
Урсула с огромным усилием согнала с лица испуганное выражение, криво улыбнулась и кивнула на Маркуса с прихвостнями у барной стойки.
- О, милый, я бы с удовольствием, вот только мой босс правда будет против. В нашем заведении слишком большие штрафы за разговоры работников с клиентами, и уж тем более - выпивки. А лишиться последней копейки я не хочу. Все вопросы вот к той крысиной моське, - Урсула указала пальчиком на Блэкторна. Ротбарт не захочет привлекать к себе внимание и что-то сейчас выяснять с ним или с ней, а она пока тихо, приставными шажочками, будет двигаться в сторону кухни, а оттуда - к выходу. - Извини, Ротбарт, - Урсула прикусила язык. Как так можно! Как она могла так сглупить, так забыться! Девушка замерла, ей казалось, что она вот-вот потеряет сознание. Она выдала себя! Идиотка! - Я просто слышала о тебе... о Вас, то есть, прошу прощения. Вы руководите балетной труппой, любой горожанин мечтает попасть на Ваши спектакли.
Урсула так и стояла перед столиком. Теперь она просто не могла уйти сейчас, нужно дождаться подходящего момента.

+1

6

Ротбарт едва держал себя в руках, чтобы не подорваться с места и не накричать на Урсулу за то, что она его так откровенно боится. Невооружённым глазом видно, как дрожат её руки, а взгляд старательно отводит в сторону, лишь бы не смотреть на колдуна. А колдун не сводит с неё пристального взгляда, едва узнавая в этой испуганной девушке свою возлюбленную. Так её испортило проклятье или она так сильно боится Ротбарта?
Захотелось перехватить её руку и сжать, успокаивая. Это было бы правильно, но Ротбарт кривится, когда Ванесса отказывается выполнить его просьбу, оправдываясь штрафами за разговоры с клиентами. Хотелось зевнуть и одернуть, напомнив о том, кем является крыса Блэкторн и птичка более высокого полёта Ротбарт Нойманн. Не того она боится.
Обращать внимание на крысеныша выше достоинства колдуна, а потому даже на поворачивает головы в его сторону, продолжая смотреть на девушку пристально, теребя в руках салфетку, не обращая внимания на то, как она осыпается клочками на  стол.
- Шеф не против, - настойчиво повторяет он, игнорируя нелепое оправдание. Давно бы села и не тратила ничье время понапрасну.
Урсула всегда была говорлива. Говорила быстро, путалась, отвлекалась на мелочи, но Ротбарт никогда не корил её за это, он любил её слушать. Улыбался, когда она говорила глупости и влюблялся сильнее, все больше понимая, что никогда не сможет её отпустить. Он бы не отпустил, но одна маленькая ошибка, один просчёт, и она сбежала. Память никогда не даст об этом забыть, а потому второй ошибки не будет.
Маленький глоток из бокала, и терпеливо ждёт, что она все-таки сядет. Не реагирует, когда она называет его по имени, забывшись и посчитав это естественным, но выгибает бровь, когда она начинает оправдываться за свою оплошность. Такое количество оправданий с её стороны за какие-то пару минут утомили, а ведь все на самом деле гораздо проще, и только ей надо все усложнять.
Ротбарт начинает злиться. Он пытается не показывать злость, но его выдают подрагивающие крылья носа и глаза, чуть прищуренные, выражающие нетерпение, и как-то становится не важно, насколько сильно его боится Урсула.
- Сядь, - не выдержав, рявкнул колдун, когда терпение все-таки лопнуло, а остатки салфетки выпадают из ладони. Нойманн глубоко вздыхает, прикрывает глаза на мгновение, беря себя в руки. - Присядь, пожалуйста, - уже спокойнее произносит Ротбарт, однако, по-прежнему это мало походит на просьбу. - Если тебя беспокоит штраф, я оплачу его. Это тебя устроит? Устроит, - сам же отвечает на заданный вопрос, так и не собираясь мириться с отказом. - А теперь сядь на указанное место, выпей и расскажи о себе, Ванесса, - имя прозвучало после короткой заминки, а уголки губ изогнулись в насмешливой улыбке. Это имя приравнивало её к сотням простых американских девушек, носящих банальные имена и ведущих до невозможности скучную жизнь. Как же Урсула, ставшая морской богиней, могла опуститься до того, что стала одной из этих простушек? Пожалуй, оправданием может стать только проклятье. Если она действительно ничего не помнит, тогда он спасёт её от этой ужасной участи официантки в крысиной норе. А если помнит и сама выбрала такую жизнь? Что же ты с собой делаешь, Урсула? Ты достойна большего. Ему столько всего хочется сказать, но ещё больше хочется послушать. Он хочет услышать, чем она оправдает своё стремление прятаться от него, узнать о её жизни в Сторибруке и, наконец, услышать, что она была глупой, ничего не понимала, а теперь готова вернуться к нему. Это было то, чего так желал Ротбарт, но мечты не могли затмить жестокой реальности, а потому просто ждал хоть что-то, хоть каких-то действий от Урсулы, что поможет понять её.

Отредактировано Rothbart Neumann (05-01-2018 07:24:29)

+1

7

Он в ярости.
Это было дико для Урсулы.
Словно воплотились ее ночные кошмары.
От слов Ротбарта, которые уже чуть ли не переходили на крик, у Урсулы тут же подкосились ноги. Это была не просьба, это был приказ.
Она ощущала свой страх наяву, а не в воспоминаниях, и это пугало ее еще больше. В своих мыслях можно хотя бы сбежать от него, но сейчас, в данной ситуации, у морской ведьмы было на это мало шансов. В лучшем случае она бы приобрела статус местной сумасшедшей затворницы, в худшем…
О, худшим раскладом для нее было бы то, что Ротбарт сохранил свои воспоминания, защитил себя так же, как это сделала сама Урсула. И тогда бы то, от чего девушка так долго бежало, накрыло ее с головой темным полотном и задушило.
Колдун сменил милость на гнев, прервав ее дурацкие объяснения, которыми она тщетно пыталась залатать дыру в своей «сторибрукской» истории. Она заставляла себя играть, натянуто улыбаясь и дергая локоны, пока он пристальным взглядом следил за ней и, казалось бы, пропускал слова мимо ушей.

http://funkyimg.com/i/2BsXN.gif

И вдруг Урсулу немного успокоил ответ мужчины на всю ее белиберду – мол, если ее беспокоит штраф за общение с клиентом, который ей непременно выставит Крысиный Король. Да-да, точно, хорошая идея! Расслабься, Урсула, похоже, что Ротбарт действительно не догадывается о том, кто перед ним! И хоть это заставляло Урсулы немного расслабиться, все равно предчувствие подсказывало ей, что надо быть на чеку. Даже если – предположим – Ротбарт не помнит о своей прошлой жизни, судьба свела их снова не просто так. В этом должен быть какой-то ее замысел. И Урсула надеялась, что этот замысел Великой заключается в том, чтобы окончательно освободить колдунью от преследования.
Но, видимо, она ошибалась, наивно полагая, что ее желание осуществится. Девушка холодно взглянула на бокал перед собой, а потом подняла взгляд на колдуна, который сделал пару глотков из своего бокала. Он хотел услышать ее историю. Историю Ванессы Солт – официантки бара мрачных личностей, что творят зло в Сторибруке. Что ж, это отличная возможность проверить наверняка воспоминания своего «возлюбленного» - опасно, безумно опасно, но это шанс окончательно обрести покой, что за ней больше не будут гнаться! И тогда Урсула бы явилась перед Злой Королевой и предложила, когда придет срок для появления в этом созданном городке Спасительницы по имени Эмма Свон, Урсула поможет избавиться от нее. Чтобы сохранить этот покой, о котором уже так давно мечтала…
Тихо выдохнув, девушка сложила руки на груди и огляделась по сторонам.
- Самая обычная и заурядная история, которую только можно придумать. О девушке, которая хотела от жизни большего, и пыталась всеми силами исполнить свои мечты, но этому не суждено было сбыться, - девушка сделала паузу и посмотрела на Ротбарта, который молча внимал ее рассказу. – Однажды я встретила мужчину, который навсегда изменил мою жизнь. Я думала, что, как говорится в сказках, мы обретем свое «долго и счастливо» вместе, пока он не раскрыл свою истинную сущность. И все вдруг между нами изменилось…
Урсула говорила тихо и осторожно, подбирая слово за словом. Это было безумием, но только безумие сейчас могло помочь ей не сойти с ума окончательно. Пусть Ротбарт слушает, если хочет. Сам попросил об этом.

+1

8

Ротбарт ждал, когда Урсула выполнит его требование. Ему всегда приходится её ждать. Познакомившись с ней, он ждал встречи, потом, когда поймёт его и он сможет выпустить её из темницы, а затем её возвращения, которого так и не дождался. Она вынудила искать её долго и упорно, изматывая, играя его терпением, рискуя однажды не пережить встречу, потому что теперь проще убить, чем терпеть муку из-за того, что она отвергает его. И все же он ждёт, когда она сядет и начнёт говорить. Задерживает взгляд не губах, думая о том, изменился ли их вкус после того, как Урсула стала морской ведьмой. Стали ли они соленые? Наверное, да. А ещё она стала колючей, подобно морскому ежу. Жаль, что их не делают в этом баре, заказал бы для неё.
Беглянка не торопилась начинать свой рассказ, а Нойманн её не торопил. Ей не удалось спрятать страх, и в другом случае это бы потешило самолюбие колдуна, но Урсула не должна его бояться. Чем он её так напугал, что она бежит от него сломя голову, а при встрече едва не трясется от страха, лепечет, ищет пути к побегу,  и не хотя рассказывает о себе?
Ротбарту нравится смотреть на девушку, когда она говорит. Он просил историю, а не расплывчатые фразы о несбывшихся надеждах, но никак не выражает своего недовольства.
Но продолжение вышло более интересным. Все так же ничего конкретного, но лучше бы она нож в сердце вонзила, чем открыто произнесла то, о чем он не позволял себе думать. Он разочаровал её. Он не дал ей желаемое, разрушил её мечты, и сейчас она так спокойно об этом говорит.
Ротбарт нарочито медленно поднимает бокал и неторопливо отпивает. Все это было попыткой скрыть эмоции, вспыхнувшие от её слов, сохранить безразличие на лице, сдержаться от того, о чем после пожалеет. Но с разочарованием приходит и осознание того, что она помнит. Она все помнит и просто притворяется недалекой, боясь выдать себя.
Сердце колдуна забилось быстрее, но это единственное, что выдавало его волнение. Он контролировал себя, пока контролировал, и не покажет, что помнит, пока не узнает, что думает о нем Урсула. Впрочем, судя по началу, ничего хорошего. Она нашла способ задеть его даже спустя годы, и он проглотит это, чтобы не пугать её лишний раз.
- И что же было в его истинной сущности не так, что повлияло на ваши отношения?
Тяжело делать вид, что не имеешь отношения к этой истории, но Ротбарт справится. Он просто не будет шевелиться лишний раз, чтобы не выдать своё волнение, и будет пить виски под мягкий тембр голоса любимой ведьмочки, сбежавшей от него на дно морское. Пожалуй, она единственная женщина, сбежавшая от него так далеко. Даже смешно, и Ротбарт едва заметно усмехается своим мыслям, и вновь обращает взор на притихшую официантку.
- Так почему ты решила, что вторая его сущность истинная? Я все ещё жду историю, а не набор отдельных фраз. Заинтересуй меня, милая, - Ротбарт искривляет губы в недоброй ухмылочке, как бы не обещая ничего хорошего, если она не выполнит его просьбу, и делает акцент на последнем слове, помня, как любил так называть Урсулу. Это было так давно и в тоже время, находясь рядом с ней, годы, положенные на её поиск, растворились, словно она всегда была рядом. И однажды он вернет её, чего бы это не стоило.

0

9

«Милая»… Это слово для Урсулы было словно заряд электрического тока. Широко распахнув от страха глаза, она отвела взгляд в сторону. Колдунья не могла этого больше вынести. Обычно сыграть какую-то роль, притвориться ради собственной выгоды кем-то другим, а не собой, для нее не составляло труда. Она даже любила это делать, чем самым развлекая себя от заурядицы. Но сейчас… Казалось, что Ротбарт видит ее насквозь, и думает – каждое ее движение – фальшивка, каждое слово – фальшивка… И сама она – не та, за кого себя выдает. Или же Урсула себя накручивает, потому что перед ней – главный ее кошмар?
Неудивительно, что накручивает. Она столько лет скрывалась от колдуна, но… нет, она не позволит ему снова поймать себя. Ни сегодня, ни когда-либо еще. Быть сильной – вот, что она обещала, обещала себе, обещала Дагалу. Быть сильной и не робеть перед своими страхами.
Сейчас девушка не могла дать Ротбарту отпор, если бы убедилась в том, что он сохранил свои воспоминания и попытался схватить ее. Единственным выходом было – бежать. Не нарочито, не выдавая себя, потому что предпосылки к этому уже были. Кто тянул ее за язык! Зачем она только дала повод поймать себя на самой больной теме – теме прошлого? Хотя, это Ротбарт ее начал…
Урсула посмотрела на мужчину. Ротбарт сидел скованно, словно зачарованный, и не сводил внимательного взгляда с собеседницы. Он ждал, ждал, когда она расколется, Урсула накручивала себя этим. Она чувствовала на подсознательном уровне опасность, и не хотела окунаться в нее с головой. В этой воде она не умела плавать.
Колдунья выпрямилась и наклонила голову на бок как можно более непринужденно. Она доиграет до конца, сквозь крик внутри себя и страх. Потому что хотела показать Ротбарту, будь он с воспоминаниями при себе или без них, что просто так запугать морскую ведьму ему не удастся. Она уже не та маленькая девочка, которая ночи напролет плакала заточенная в башне и молила выпустить ее. Все уже давным-давно изменилось. Да, она боится Ротбарта всем своим существом, но не даст этому страху поглотить себя саму. Она будет бежать от него, будет скрываться и не дастся живой. Никогда больше.
«Оу, мой несчастный дружок, хочешь правду? – всплеск уверенности в себе придал Урсуле сил. – Получишь ее. Сполна».
- Заинтересовать? - девушка взяла бокал с виски, который предлагал ей Ротбарт, и залпом осушила его. Поморщилась, отвернувшись на секунду, а потом вновь обратила взор на собеседника.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/52313.gif

- Мой бывший однажды вдруг решил, что достоин большего в этой жизни, и стал добиваться этой цели. Но не благими способами, а темными, запрещенными. Через боль и страдания других. И чем больше он получал, тем ненасытнее становилась его жажда. Благовоспитанность – к чертям. Так образовалась пропасть, через которую я не могла перепрыгнуть, как бы ни старалась. Если только – вниз.

Урсула тряхнула кудрями. Казалось, она изливает то, что так давно держала в себе, и кому? Самому виновнику ее страданий.
- И сейчас я желаю только одно – чтобы он оставил меня в покое, - выделяя каждое слово, произнесла Урсула, смотря Ротбарту прямо в глаза. Со страхом, перемешанным вместе с гневом и храбростью. Пусть знает, как она его ненавидит, раз этого хочет.

0

10

Самое сложное – не сорваться. Дослушать до конца, с лёгкой ухмылкой на губах, наблюдая за излишне богатыми проявлениями эмоций, и ненавидеть за этот необоснованный страх, за попытку скрыть его, за выпитое одним глотком виски, за этот прямой взгляд, в котором сквозит уверенность. Она снова говорит то, что он уже знает. Она никогда его не понимала. Его методы никогда её не устраивали, а ведь сама не стала одной из этих принцесс-героинь, которые по первому зову бегут спасать невинных. В желании спастись от колдуна она думает только о себе, о своих желаниях. Так какое отличие между создателем лебединого озера и морской ведьмой?
Она говорит о пропасти и о прыжке вниз. В отличие от неё, Ротбарт боится пропасти, ему не хватит смелости спрыгнуть вниз следом за ней. Он так привык стремиться в высоту, что не опускает головы, не смотрит, что под ним, ему просто это неинтересно, и в эту высь он тянет её, но она почему-то продолжает упираться.
Между ними пропасть непонимания, которую нет ни малейшего понятия, как преодолеть. Уже не хочется даже пытаться, просто сдаться, сорваться, потому что не может принять её слова, сказанные так, будто она знает, кто перед ней, и именно ему они адресованы. Именно его она просит оставить её в покое, устав от его бесконечного преследования. А он не может. Он столько сделал для неё! И сколько ещё планирует делать! Он при всём желании не может забыть её, иначе бы уже давно это сделал. Он тоже устал от любви к ней, от бесконечной тоски по ней, а она не хочет понять, насколько сильна его любовь. Она топчет его, эгоистично выбирая покой, который он не может дать. Или может, просто она не хочет в это верить.
В глазах Урсулы плещется ненависть. Ротбарт выпивает остатки виски, не отводя от неё взгляда, и с шумом ставит бокал на стол. На мгновения опускает веки, сдерживая порыв придушить чёртову ведьму, чтобы раз и навсегда избавить себя от страданий, на которые она его обрекает. Намеренно мучает, словно испытывая садистское удовольствие от его мучений, и празднуя свою маленькую победу каждый раз, когда он срывается. Безжалостно втаптывает его в грязь, намереваясь уничтожить. Урсула, милая, зря теряешь время!
-  Хочешь, чтобы я оставил тебя в покое? – звучит тихо, почти одними губами, но Урсула слышит. Лицо колдуна искажает злость, и он, больше не в силах держать себя в руках, ударяет ладонями по столу, а с губ скрывает крик, на который разве что ленивый не повернулся, но Ротбарт сжимает ладони в кулаки и подпирает руками голову. Он тяжело дышит. Его раздирает слишком много противоречивых чувств, что разумно было бы уйти, но он не может. Он не может оставить Урсулу, не поговорив с ней, но разговаривать спокойно не в силах. – Ты действительно этого хочешь? - ему уже всё равно, что он раскрыл себя. Это всё уже не имеет никакого значения, если она открыто заявляет, что он не нужен ей. Он опускает руки, грустно усмехается и отрицательно качает головой. – Я не могу. Урсула, я не могу оставить тебя. Дьявол, ты не понимаешь, о чём ты просишь! – голос срывается, а он смотрит на девушку без злости, но с болью. -  Если ты хочешь покоя, я дам тебе его, но рядом со мной. Мы начнём всё сначала, получим наше «долго и счастливо» как и хотели.  Я больше не разочарую тебя, - обещание даётся легко, потому что уверен, что так и будет. Он сдержит обещание и приведёт однажды свою любимую и себя к счастью, и пусть это будет не простой путь, если она будет рядом, будет легче. Ему не придётся искать её, отвлекаться от цели, жить с мыслью, что новое проклятье на город обрушится тогда, когда её не будет рядом.
И он терпеливо ждёт от неё ответа, протянув руку ладонью вверх. Всё, что ей надо, это вложить в его руку свою, и не обязательно что-то говорить. Ей можно вообще больше никогда и ничего не говорить, так даже будет проще, хотя бы больше не будет выводить из себя. И главное, чтобы больше не сбежала. Он больше не хочет бегать за ней, но знает, что не сможет остановиться. И как назло виски закончилось, а звать другую официантку не хочется.

+3

11

В одну секунду все ночные кошмары ожили и предстали перед Урсулой. До этого у нее был выбор – верить в то, что колдун действительно лишился памяти из-за заклятья Злой Королевы и стал обычным человеком, но нет… Страхи Урсулы пробили в ее психике рану, в которой она ковырялась пальцем, все глубже и глубже, словно сама хотела, чтобы все ее мысли оказались правдой. Что Ротбарт – ее Ротбарт – сделает все, что вернуть ее, посадить под замок и больше не отпускать. От подобной версии собственных действий Урсуле стало дурно: ею овладел страх. Нет, она не хотела этого, совсем не хотела!

«Что я наделала!» - пронеслось в голове, когда было уже поздно. Она намеренно прокололась, дав волю эмоциям, почувствовав себя действительно могущественной ведьмой. Хотя бы на миг. Но именно этого мига хватило Ротбарту, чтобы все понять: она помнит. И знаете, лучше бы Урсула помалкивала, а не пререкалась с ним.
Вся смелость улетучилась безвозвратно после слов Ротбарта. После безумного лепетания, которые больше были похожи на клятвы и уговоры. Словно судьба дала им второй шанс.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/13833.gif

- Я не хочу этого, мой несчастный дружок, уже слишком поздно, - с болью в голосе тихо ответила Урсула.
Ротбарт снова показал себя таким, какой он есть на самом деле. Ему неподвластен гнев, все, что он может – это оправдывать его все новыми и новыми обещаниями, которым не будет ни конца, ни края. Урсула слишком хорошо знала Ротбарта, чтобы понять – он не изменится. Даже ради нее.
Видя, как мужчина изменился в лице, колдунья поняла, что он ее не отпустит по доброй воле, хоть и любезно предлагал ей начать все сначала. Не было времени на размышления, и после затянувшейся паузы Урсула доверилась своей интуиции: девушка резко вскочила с места и что есть сил бросилась к выходу, расталкивая всех на своем пути. По шуму позади она понимала, что Ротбарт последовал следом.
Но она не дастся ему! Он не сможет ее поймать, не сможет! Истерика накатывала волнами, окуная Урсулу с головой в этот океан психоза. Но она – колдунья, водная колдунья, и океан – часть ее, пусть даже в такой трактовке. Девушка научилась жить со своими демонами, и чем больше она боялась – тем мощнее становилась. Страх питал ее силы, страх заставлял ее стать сильнее и быстрее, ведь только благодаря страху она все еще не в руках у Ротбарта в его дурацком лебедином озере душ.
Захлопнув дверь перед самым носом колдуна, Урсула побежала вверх по улице. Через парк. Уже совсем стемнело, но фонари не успели зажечь, поэтому городской парк Сторибрука окунулся во мрак. Урсуле только нужно произнести заклинание, но едва ли сделаешь это, когда задыхаешься от бега.
Девушка тихо прокралась во тьме к кустам сирени и затаилась. Судорожно держа в руке золотую ракушку – источник ее магических сил, - Урсула выглядела испуганным ребенком. Словно шла домой через темный лес и заблудилась. Словно в этом лесу водятся монстры…

+3

12

Ротбарт боялся услышать "нет" в ответ на своё предложение. Он так долго искал её, он готов дать ей свободу, относительную, конечно, но ей будет достаточно. Не будет цепей, клеток, башен с единственным окошком, сквозь которое пробивается тусклый свет, освещая далеко не всё пространство. Её ждёт уютный дом, где она сможет быть хозяйкой, мягкая постель и отсутствие необходимости убегать и прятаться, словно ей грозит опасность, но это лишь в её сознании. Иллюзия, которая она создала для себя, чтобы удалиться от того, кого вдруг посчитала монстром. Это ошибка, милая, я не монстр! - хочет он сказать ей, но не произносит ни слова в ожидании томительного ответа.
Она мучает, когда можно было бы произнести одно короткое слово, но вместо этого она выбирает иной вариант.
Ротбарт меняется в лице. На нем отражается жесткость, непримиримость с отказом и нежелании отпускать. Не тогда, когда она все помнит, и они могут вместе переждать проклятье, чтобы потом проложить дорогу к своему "долго и счастливо". Они все сделают вместе, хочет она того или нет.
Урсула, кажется, верно считала мысли Ротбарта, соскочив с места и бросившись к выходу. Нойманн бросился за ней и обязательно догнал бы, если бы посетители не мешали, а кто-то намеренно перекрывал путь колдуну, задерживая его. Если бы только у него было магия, он без труда расчистил бы себе путь, но приходилось толкаться, едва не спотыкаясь в спешке, и всё-таки дверь закрывается раньше, чем он успевает схватить беглянку.   
Фигура Урсулы двигалась впереди достаточно быстро и проворно. Она убегала от преследователя, стремясь скрыться в темноте, среди деревьев, будто он не найдёт её. Ей не скрыться. Сколько раз он был рядом с ней! Сколько раз был близок к тому, чтобы схватить упрямую ведьму! Он чувствует её. Всегда чувствовал, и сейчас знал, что она где-то рядом. 
В парке он сбавляет шаг, прислушиваясь к каждому шороху. Где-то в стороне звучит звонкий смех, и Ротбарт дергается, подумав, что это Урсула, но тут же понимает, что ошибся. Она не станет так банально выдавать себя, да и смех не её. В этом он уверен абсолютно точно.
- Ну же, Урсула, хватит прятаться! Я ничего тебе не сделаю, ты же знаешь это, так к чему эти игры в прятки? Я же любил тебя. Я все делал для тебя, так почему ты не хочешь быть со мной? - Ротбарт начинает спокойно, но заканчивает криком в темноту. Он крутится, ищет, но непроглядная тьма окружает его повсюду, а сам парк словно замирает в ожидании чего-то. Слышится только шелест листвы, похожий на шепот. Такой отвлекающий, раздражающий шепот, на дающий услышать то, что действительно было важно колдуну.
- Ну давай, милая, выходи! Неужели ты не соскучилась? Неужели не устала прятаться? Или ты считаешь, что я недостоин тебя? Ответь мне, не молчи! - он останавливается и устремляет взгляд в темноту. Тяжело дышит от бега, от волнения, злости. Зачем она всё усложняет? Ни к чему это, но вот упрямая, но не может жить без своей излюбленной игры.
Вспышки на фонарных столбах ослепляют на мгновения, а затем Нойманн видит перед собой её. Жмется в кустах сирени, подумав, что они её укроют, но ничто не скроет её от Ротбарта. Он не отпустит её.
Делает шаг вперёд и хватает её за руку, вытаскивая на свет и удерживая крепко. Возможно, потом останутся следы, но ему все равно, он слишком зол, чтобы контролировать себя.
- Мы идём домой, - не оборачиваясь, бросает он через плечо и тянет девушку за собой. Нойманн игнорирует её попытки вырваться, лишь сильнее сдавливает запястье, грозя его просто переломить. Пожалуй, сейчас он был на это способен, как никогда, если Урсула не перестанет вырываться.

+2

13

Урсула стала участницей собственного кошмара из-за эмоций, которые не в силах была сдержать, из-за обиды, так долго таящейся в ней, и из-за страха перед тем, кто мог сделать ее жизнь невыносимой.
Дикая охота. Она сделала из колдуньи бескрайних вод – жертву, Урсула не могла дышать, притаившись в своем убежище, вглядываясь в ночную мглу и пытаясь разглядеть в ней хоть силуэты от света фонарей. Но она слышала громкий голос Ротбарта, уже срывающийся на крик, и буквально видела его в каждом шорохе рядом с собой, в каждом дуновении ветра, доносившего до нее слова, о которых она пожалела.

Ротбарт хочет доминировать, хочет силой заставить делать то, что ему угодно. Неужели Урсула думала, что он предоставит ей право выбора? Конечно, нет. Но в ее душе появилась надежда, что она сможет дать ему отпор. Спустя столько лет страха она, морская богиня, заставит Ротбарта ее бояться, а не наоборот. Урсула грезила о том, что когда-то именно он будет прятаться у своего озера, а она, наконец, поднимется из своей пещеры на дне бескрайних вод обратно на сушу и сможет жить нормальной жизнью, которая у нее была. И да, она боится Ротбарта всем своим существом, но она изменилась, и колдун не вправе думать, что никто не может дать ему отпор.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/44752.gif

Появившись из темноты за спиной, мужчина одним движением схватил Урсулу за локоть и потащил за собой, словно маленькую девчонку. Накатившая волна ужаса заставила Урсулу биться в панике и пытаться вырваться, но Ротбарт только сжал пальцы крепче и пошел быстрее, сказав, что они направляются домой.
Домой… В воспоминаниях девушки сразу же вспыхнула башня с одним окном, возвышающаяся над океаном. Это был ее «дом» при заточении у колдуна, вот, какое будущее ей грозит, если она не возьмет себя в руки и не придумает что-то стоящее. Урсула, спотыкаясь и тормозя напавшего, судорожно перебирала в голове варианты. Что она умела лучше всего? Играть на чувствах других, это сказывалось во многих ее сделках с русалками, грезившими своими мечтами.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/46008.gif

У Урсулы появился второй шанс проявить свою актерскую игру и показать все, на что способна, потому что от этого зависело ее будущее.
Поэтому… соберись, соберись! Игра началась. Играй, как не играла никогда, заставь его поверить!
- Ладно… ладно, Ротбарт, хватит! – взвизгнула девушка и придала своему голосу страдальческую нотку. – Хватит этих игр! Ты прав! – мужчина обернулся к ней и сбавил шаг, заинтересованный внезапной покорностью.

- Ты прав! Я устала прятаться от тебя, я не хочу такой жизни, которую имею – в вечном страхе и ужасе. У меня много врагов, и ты – единственный, кто может дать мне покой. Но я боюсь этого покоя, потому что пытаюсь тебя защитить – мои враги доберутся до меня рано или поздно, а если узнают о тебе, то и до тебя тоже. Они заберут самое дорогое, лишь бы расквитаться со мной… - тихо добавила Урсула и осторожно высвободила свой локоть из уже отпустившей хватку ладони Ротбарта. Девушка читала потрясение на его лице, и это было свидетельством того, что она правильно поет свою песню.
- Мой несчастный дружок, разве ты не понимаешь, что все эти крики и истерики лишь для того, чтобы обезопасить тебя от меня? – Урсула легко сделала шаг назад, словно пытаясь показать, что Ротбарту стоит держаться от нее подальше. У морской колдуньи действительно было много врагов, и такой предлог – идеальная возможность исказить свою правду.

+1

14

Упрямая Урсула! Строптивая, своевольная, глупая! Сколько ещё нелестных эпитетов мог подобрать к своей возлюбленной Ротбарт, но все они меркли, когда он видел её, когда она представала перед ним во всей красе, такая с виду нежная, хрупкая, испуганная собственными фантазиями, что продолжать злиться на неё становилось невозможно. Как можно сердиться, когда она прячется, сжавшись в комочек, в тени деревьев, в дали от света, где её никто не увидит. Никто, кроме него. Он всегда найдёт её, потому что иначе не может. Она нужна ему, как воздух и вода, а потому он всегда будет где-то у неё за спиной, идти по следу, пока она вновь не согласится быть рядом с ним, подарить ему возможность счастливого конца, поделенного на двоих. Неужели это так много, Урсула? Зачем сбегать и прятаться, когда все может быть намного проще, без лишних шагов, ведущих к вечному страху, тоске и одиночеству? Все может быть намного проще, если не противиться судьбе, не бороться с неизбежным, а пойти вслед за тем, кто никогда не отступит от своей цели. 
Урсула сопротивлялась так, будто в конце пути её ждала смерть. Вырывалась, упиралась, и о том, как это выглядит со стороны, Ротбарт даже думать не хотел. Вряд ли его способно было что-то остановить, он не отпустит руку ведьмочки, пока не приведёт её домой, туда, где ей самое место, а не в бесконечных бегах или на дне морском, куда у него было доступа. Как же его это всегда злило! Как он видел море за то, что оно прятало от него самое дорогое! Приходил на берег, и как бы глупо не было, разговаривал с ней, надеясь, что волны донесут его просьбу, но они всегда оставались безответны. Слышала ли она его хоть раз? Нет, конечно, нет! Она ведь пряталась, была глубоко, а море не способно говорить, оно способно лишь отнимать. Но всё это в прошлом, больше Ротбарт не отпустит Урсулу. Теперь она всегда будет рядом.
Нойманн едва не споткнулся, когда за спиной раздался голос Урсулы, внезапно смирившейся со своей участью. Всего два слова заставили его остановиться и повернуться к ней, но не отпускал руку, опасаясь её побега. Сегодня она уже пыталась это сделать, и кто знает, вдруг попытается ещё раз. Но пока не сбегала, а от следующих её слов лицо колдуна вытянулось от удивления. Всё это из заботы о нём? Опешивший, он даже не заметил, когда Урсула освободила свою руку, поражённый её словами. Неужели это правда? Хотелось в это поверить, но почему-то было сложно. И всё же не было похоже, что она лжёт, а потому можно попробовать. Он находит в себе силы поверить, во всяком случае пытается это сделать, улыбаясь мягко и нежно, проводя ладонью по щеке, едва касаясь, чувствуя под пальцами мягкую кожу. Сердце защемило. Он так долго ждал встречи с ней, столько сил приложил, чтобы найти её, а она пряталась в каком-то безумном желании уберечь его опасности. Наверное, это должно было порадовать, но мысль о том, сколько времени было потеряно напрасно, совсем не радовала. 
- Глупая моя девочка, неужели ты не понимаешь, что я никогда бы никому не позволил тебя обидеть? Ты сомневаешься, что я справлюсь с твоими врагами? Мне жаль, что ты настолько сильно меня недооцениваешь. Я разочарован, - уголки губ опускаются, улыбка тает, но глаза по-прежнему смотрят на Урсулу с нежностью. Он не злится, нет, для этого любить надо чуточку меньше, но он недоволен.
Он не пытается удержать, когда она на целый шаг, кажущийся Ротбарту пропастью, отходит от него. Так близко и так далеко одновременно, недоступная, всё ещё пытающаяся прожить жизнь без него.
- Милая моя, совсем скоро ты забудешь о своих врагах. Они останутся в прошлом, а мы сможем жить, ни о чём не беспокоясь. Я так этого хочу и, надеюсь, что того же хочешь и ты. Со мной тебе нечего бояться.
Ротбарт так хотел, чтобы Урсула наконец-то прислушалась к нему, и он не сводил с неё глаз, едва различая в слабом свете фонарей, ожидая услышать согласие с его доводами и смирение.

+1

15

О, море, неужели получилось? Неужели Урсула смогла убедить своего врага в своей искренности? Глупый колдун, глупый влюбленный колдун! Он поверил в ее ложь, не задумываясь над ее словами. Урсула была в шоке от того, что смогла обмануть Ротбарта, сказав то, что он хотел услышать. Что она не может быть с ним по независящим от нее обстоятельствам, ради него, во имя него, а не потому, что не хочет этого.
«Главное – верь сама в свои слова, - девушка сделала глубокий вдох и отошла на шаг от колдуна. – Тогда и он поверит тебе».
В воздухе повисла нота тишины. Ротбарт пристально наблюдал за каждым шагом морской ведьмы, не двигался, хотя был готов в любую секунду сорваться с места, если Урсула начнет убегать. Но Урсула сама понимала, что бежать уже бессмысленно. Она судорожно пыталась придумать, что ей делать дальше, потому что было видно, что Ротбарт будет стоять на своем, что бы ему ни сказала девушка. Он не отпустит ее. Не теперь, когда нашел.
Но он отпустил ее. И это было ошибкой.
- С тобой мне нечего бояться? – тихо переспросила Урсула и грустно улыбнулась. Она отвернулась, достала из-под блузки золотую ракушку, которая висела на цепочке у нее на шее, и медленно покрутила ее в руках. В этой раковине было ее все, последняя крупица магии, что осталась у нее. Самый что ни на есть важный случай для ее использования настал. – Скажи, мой несчастный дружок, тебе известна магия океана? Магия тех вод, в которые я бросилась из башни, не вынеся заточения? – взгляд Ротбарта похолодел. Нежность пропала, уступив место жадности, с которой зверь не хочет выпускать из своих лап добычу. Но Урсула могла утечь, словно вода сквозь пальцы, ведь… - Я же морская ведьма, Ротбарт, - по слогам произнесла она имя своего «возлюбленного». – Ты не знаешь, что говорят обо мне русалки, особенно после случая с малышкой Ариэль. Или Ассоль. Бедные, несчастные… - Урсула притворно надула губы, а потом засмеялась. Она решилась, хоть эта жертва была ее единственной защитой, которую она долго берегла. Но сейчас использовать последнюю крупицу магии ракушки было ее спасением от повторного заточения. – Ты так быстро поверил мне, поверил в то, что я кого-то боюсь, поэтому не показывалась тебе на глаза… Я боюсь, Ротбарт, это правда. Боюсь того, кем ты стал. И, наверное, только мое отсутствие защитит того, кем ты когда-то был…

Ротбарт понял, что Урсула пытается сделать, и решил остановить ее, но было уже поздно.
Он рванулся вперед, но Урсула в своем привычном страхе среагировала быстрее, поднеся ракушку к губам и прошептав:
- Ты больше никогда меня не найдешь, - быстрые слова заставили ракушку засветиться, а после – погаснуть искрой. Золотистый дым появился из ниоткуда, сделав Урсулу неосязаемой. Ротбарт руками сотрясал воздух и в гневе пытался ухватиться за вновь обретенную надежду. Урсула ухмыльнулась ему и исчезла в золотом сиянии ракушки – теперь бесполезного артефакта.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/20826.gif

* * *
Дым ракушки появился в гостиной, высвободил из себя морскую колдунью и рассеился в секунду. Урсула обнаружила себя на полу посреди гостиной дома, где она жила вместе с Дагалом.
- Где ты была? Я не мог до тебя дозвониться и уже собирался идти и искать! – грозный голос рассек комнату. В дверях показался недовольный и обеспокоенный Дагал. Урсула судорожно вскочила на ноги и бросилась ему на шею, вся дрожа. – Что с тобой?
- Больше этого не повторится, - все повторяла тихо Урсула, и будто все еще видела перед глазами лицо Ротбарта, исказившееся злобой. – Теперь мы с тобой в безопасности.

+1

16

Ротбарт ещё пожалеет, что выпустил её руку из своей, как пожалел, что оставил окошко в башне, через которое Урсула могла видеть море, которое её всегда манило, но было недоступно, чтобы жить там, плескаться в его водах. Для неё тогда всё было недоступно, кроме круглой комнаты, на последнем этаже башни, ставшей ей домом. Достаточно было усмирить свою строптивость, и она бы жила в роскоши, какая не всегда доступна королям, но выбрала иной путь. Она сбежала через то проклятое окно, на которое надо было поставить решётку, чтобы Урсула никогда не смогла выбраться из башни. Надо было посадить её в другую башню, далеко от моря, чтобы она не могла однажды спрятаться от колдуна в любимой стихии, оставив его страдать на берегу. Надо было оградить от самой мысли о побеге, о свободе через смерть, о том, что жизнь возможна жизнь без Ротбарта. Нет, другой жизни нет. Не для неё, наивной и глупой морской ведьмочки, ещё не познавшей, на что по-настоящему способен колдун ради того, чтобы она навсегда осталась рядом с ним. Ей это ещё предстоит узнать, а пока она дарит ему грустную улыбку, которую он не понимает, но уже чувствует подвох в её словах.
С её талантами да в театр! Урсула - талантливая актриса, и Ротбарт бы непременно поаплодировал стоя, попросил бы повторить спектакль на бис, если бы только вся эта игра не затрагивала его. Но нет, она играет его чувствами, уничтожает то хорошее, что ещё в нём есть, убивает последние крохи желания оставить девушку свободной, снова не запирая её, изолируя от всего окружающего мира. Она сама выпрашивает себе клетку, со стальными прутьями, магической защитой, из которой бы даже Тёмный не выбрался, не говоря уже о маленькой ведьме с ограниченным магическим потенциалом. Ротбарт верит в её хитрость и изворотливость, но не в силу её магии, которую однажды заберёт.
Она всё говорила и говорила, а Ротбарт не перебивал её, но выражение его лица, чувства, отражающиеся в глазах - всё это давала возможность Урсуле узнать его мысли, понять, что он не согласен ни с один её словом, что он не отпустит, чтобы она не делала и не говорила. Он будет держать крепко, на цепях, снова запрёт в высокую башню без окон и дверей, где-нибудь в горах, откуда она не сможет сбежать и снова исчезнуть в глубинах вод. А он будет приходить иногда к ней, приносить дары, разговаривать и терпеливо ждать, когда она изменит своё решение по отношению к нему.
Он усмехается, когда она упоминает Ассоль. Ему прекрасно известно, что говорит эта девушка, ставшая жертвой коварства Урсулы, о морской ведьме. Тогда за долгое время Ротбарт на мгновение почувствовал себя счастливым. Урсула вернулась к нему. Пусть называла другим именем, казалась сумасшедшей, но он верил, что это была она. И как он был несчастен, когда девушка оказалась некачественной подделкой, к которой он никогда не сможет испытывать тех же чувств, что и к Урсуле. Теперь же эта несчастная малышка мечтает о мести, а он продолжает держать её рядом, как болезненное напоминание об утерянной любви. Совсем не разумно, но с побегом любимой разумного в жизни осталось мало.
Тогда морской ведьме удалось обмануть его, как и в этот раз, когда она так искренне проявляла заботу о его безопасности, на самом деле желая лишь одурачить колдуна, заставить потерять его бдительность, чтобы получить возможность скрыться. Он понял это слишком поздно. Понял, когда уже ничего не мог изменить, и рука схватила воздух, когда он рванул вперёд, желая остановить Урсулу до того, как она исчезнет. Чёртова магия! её не должно быть в этом мире!
- Нет! Нет! Нет!  - метался Ротбарт на тот самом месте, где только что стояла его возлюбленная. Его лицо исказила злоба, с языка срывались нелетный слова, как в свой адрес, так в адрес Урсулы, и магии, которая почему-то сохранилась у Урсулы, а Ротбарт теперь только беспомощно может стоять на месте, тихо ненавидя себя за то, что послушал её сладкие речи, хотя это было огромной ошибкой. Он больше не поверит ей. Даже если найдёт, а это непременно случится, он не поверит ей и сделает так, как посчитает необходимым.
- Я найду тебя, Урсула. Где бы ты ни была, как бы далеко не пряталась, я найду тебя и верну. Однажды это случится, любимая. Однажды ты снова будешь моей.
Слова были сказаны с непоколебимой уверенность, что так действительно будет, и он верит, что найдёт Урсулу, вернёт, и будь немного магии в городе, ветер бы донёс слова до той, кому они предназначались. Ротбарт хотел бы, чтобы она услышала его, чтобы поняла, что ей не спрятаться от него никогда. Он найдёт её и вернёт, и не остановится, пока не достигнет цели.

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ИНВЕНТАРЬ ХРАНИТЕЛЕЙ СНОВ » hey-o, here comes the danger up in this club