Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ДРЕВНИЙ СВИТОК » • I want to live [21.04]


• I want to live [21.04]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2zZtK.jpg
I want to live my life
The choice is mine, I've made up my mind

I WANT TO LIVE
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Ротбарт & Одиллия

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Театр Сторибрука; 21 апреля, около полудня

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Заклятье пало, и память вернулась к Одиллии, а чувства нахлынули двойным отчаянием и страхом. А что, если Спасительница узнает про магию, которая скрывается под театром? Про лебединое озеро и его силы? Нет, Ротбарт не должен позволить этому случиться. И у него есть план. У него всегда есть план.

+1

2

Одиллия с насмешкой наблюдала за другими балеринами на уроке классики. Какое мучение искажало их лица, как неловки были движения! Сидя у станка в шпагате, Одиллия рассуждала о том, через что теперь проходят эти девушки каждый день, вынужденные приходить в театр снова и снова. В театр… Точнее, на лебединое озеро. В их так называемый дом.
Девушка одарила холодным взглядом свою сестру, около которой как всегда кружились балерины, видимо, ждавшие от нее действий со дня на день. Бедные, как жаль их разочаровывать в том, что их любимая Королева Лебедей совершенно не способна помочь избавиться от магической связи с озером.
С этим сосудом, которое подпитывалось силами чистых душ. Одиллия всегда восхищалась этим оригинальным детищем Ротбарта, несмотря на то, что была связана с озером так же, как и остальные. Балерины плачутся, что из-за озера их сердца – нет-нет-нет, не становятся черными, отравленными, как вы, возможно, подумали, - их сердца просто-напросто… перестают что-либо чувствовать. Когда сила души иссякает, погружается в озеро до последней капли, тонет в нем, тогда… девушка навсегда остается лебедем, теряет человеческий облик и превращается в птицу. Зато свободную.
Одиллия знала, что некоторые ждали этого, ждали своей смерти, лишь бы избавиться от этого долга, сделки, что по глупости заключили с колдуном. Но кто-то, однако, поступил так из лучших побуждений – спас смертельно больного члена семьи, к примеру. Благородные действия, но имеющие свои последствия. У каждой магии есть цена, которую придется платить за свои желания.
Альтенберг вот платила. Щедро, лишь бы только она была лучше, лишь бы только Одетта познала, каково это – быть всегда тенью из них двоих.
«Глупая дурочка, - процедила девушка, глядя на то, как сестра вместе с другими балеринами выполняют прыжки. – Обещай своим лебедям, что угодно, только все в итоге будет по-моему. Ротбарт поможет мне, не сомневайся!»
Ротбарт, ее волшебник, добрый волшебник из ее сказки… Для нее колдун был не злодеем, в ее истории он исполнял роль благодетеля, ведь именно благодаря Ротбарту у нее появилась магия. Хотя, сейчас… сейчас в Сторибруке магии почти не было. Только у сильнейших магов, насколько знала Одиллия. Ротбарт сказал ей сразу же после снятия чар с городка, что чары к Чёрному Лебедю вот-вот вернутся, но прошла неделя, затем – следующая, а магии как не было, так и нет. Это начало волновать Одиллию, причем серьезно. У Ротбарта оставались его силы, так почему  она не может наколдовать даже простейшее заклинание? Может быть, в этом виновата Одетта и что-то сделала с ней? Ведь сестры продолжали жить в одной квартире, как это устроило для них проклятье Злой Королевы, и приглядывали друг за другом. Одиллии нужно было выяснить это сегодня же.
Классический урок закончился и девушка, дождавшись, пока все отправятся в гримерки, что есть духу побежала в кабинет Ротбарта, не переодеваясь в обычную одежду. Ее черные купальник, пачка и пуанты стали что-то вроде неотъемлемых атрибутов в театре. Привычным внешним видом.
Громко постучав, Одиллия с обеспокоенным видом зашла в кабинет. На лице у Ротбарта читалось такое выражение лица, будто бы он ждал ее. Что ж, хорошо, что она пришла и понадобилась ему. Как нельзя кстати.
- Почему моя магия не работает? – сразу же начала она, выплескивая чувства наружу. Гримаса искренней боли отразилась у нее на лице. – Ты говорил, что силы вернутся, но это было давно! Одетта виновата? Она что-то сделала со мной? – слова произносились сами собой, все глупые и не глупые догадки. То, что ей было дорого, благодаря чему она могла быть лучшей, так и не находилось, как бы Одиллия не ждала. – Ротбарт, я сделаю все, что скажешь, только помоги мне! Помоги! Пожалуйста! – последнее слово Одиллия произнесла с таким нажимом, будто реально была готова пойти на все ради своей цели. Хотя, почему «будто»? Одиллия вырвет сердце любому голыми руками, лишь бы в ее жилах снова текла магия.

+2

3

Откинувшись на спинку рабочего кресла, Ротбарт уже около часа сидел с закрытыми глазами, прислушиваясь к едва доносившейся до кабинета классической музыки. Уже несколько дней, как проклятье сняли, а девушки продолжали приходить в театр, отрабатывать до идеала привычные движения и тайно мечтать о свободе. Никто так и не осмелился бросить вызов колдуну, да и не имели они на это право. Их заточение - часть сделки, а условия сделки всегда должны быть выполнены.
В общем-то, Ротбарту сейчас особо не было дела до горстки балерин, пленниц Лебединого озера, его мысли занимало нечто более масштабное и угрожающее всему магическому измерению.
Предстоящий объём работ отодвигал в сторону Одетт с её коварными планами, которые в любом случае потерпят крах, так что Ротбарт почти не обращал внимания на самопровозглашенную королеву лебедей. И кто после такого скажет, что героям не свойственно тщеславие? Да они только им и движимы! Все их громкие речи, бурная деятельность и заявления о том, что злодеи недостойны счастья, все это чушь собачья! Злая королева первая показала, что могут отчаявшиеся злодеи. Ротбарт отчасти тоже был в отчаянии, и виной тому любовь, и чтобы её вернуть, нужно стать могущественнее и изменить своё положение из заместителя мэра в... например, короля. Давно пора примерить на себе корону, а то как-то некрасиво, так долго жить и не побывать королём. Интересно, Урсула оценит?
Мысль об Урсуле прошла поверхностно. Её в любом случае придётся найти и убедить присоединиться к ритуалу, а кроме неё ещё некоторых и кровь героев добыть.
Работы и правда предстояло много, но Нойманн уже знал, кого привлечет для помощи.
Эта лебедь ещё более тщеславна, чем сестра, и её желание обладать хотя бы крупицей магии привязывает её к колдуну слишком сильно, а он совсем не прочь воспользоваться наивным созданием. Все они наивны - те, кто приходит за мечтами, надеясь на мгновение счастья, чтобы потом навечно распрощаться со свободой и питать силой колдуна, и в итоге бесславно умереть, прожив свои последние годы лебедем. Глупо!
Ничего, скоро не будет ни озера, ни лебедей, ни сделок. Впрочем, сделки, может, и будут. Всегда всем что-то надо от колдунов, а они и рады дать желаемое за что-то очень ценное. Но это всё в будущем, к которому ещё нужно прийти.
Отправив за Одиллией секретаря, Ротбарту только оставалось ждать своего Чёрного лебедя, свою верную помощницу, которая как чувствовала, что именно сейчас понадобилась своему покровителю, влетая в кабинет и жалуясь на не вернувшуюся магию и сестру. Следом заглянула секретарь с виноватым видом, но была тут же отправлена на рабочее место. Злиться повода не было, он ждал Одиль, а у бедной женщины не было и шанса остановить этот ураган.
Нойманн не ошибся, избрав Одиль в свои помощницы. То, как она смотрела на него, как просила, не оставляли сомнений, что ради магии она пойдёт на все, а это именно то, что ему нужно. И ему бы сказать, что дело не в сестре, признаться, что сам перекрыл ей доступ к магии, но это будет наиглупейшей ошибкой.
Ротбарт ободряюще улыбнулся, поднимаясь с кресла и обходя стол.
- Дай руки и посмотри на меня, - попросил Нойманн, протянув руки ладонями вверх. Одиль с готовностью выполнила просьбу, смотря колдуну в глаза. Некоторое время хозяин озера не сводил с девушки глаз, пока в руках не сверкнуло, ударив током обоих, только после этого он опустил Одиль, присаживаясь на стол и скрещивая руки на груди. - Твоя магия при тебе. Здесь немного другой принцип её использования, поэтому она была тебе недоступна. Попробуй использовать магию сейчас.
Разблокировать силы, а затем объяснить невозможность использования способностей непониманием простых правил было не сложно. Одиль не должна усомниться в том, что её проверяли, от неё ждали готовности к любым условиям. Всего лишь еще одна сделка для Ротбарта, и ни намека на стыд за использование доверчивого создание, как ребёнок радующийся магии.
- Мне нравится твоя готовность пойти на все, и думаю, ты будешь счастлива услышать, что можешь обрести своё "долго и счастливо", в то время как твоя сестра будет обречена на вечные страдания. И я имею ввиду не жизнь в облике лебедя на озере, а глубокие страдания, из которых ей никогда не выбраться. Ты больше никогда не будешь в её тени.
Ротбарт следит за Одиль, раскрывая её желание. Не раз он ловил ненавистный взгляд, направленный на сестру, особенно в последние дни, когда вернулась память, поэтому ему кажется, что он точно знает, чего она хочет.
- Интересует, как этого добиться? - с улыбкой спрашивает колдун, но вопрос больше риторический, у неё нет выбора. Но он продолжает играть роль доброго покровителя, которого интересует мнение своей подопечной, когда на самом деле её мнение - это последнее, что он хотел бы слышать, особенно сейчас, когда пора переходить к реализации плана.

+1

4

Девушка протянула руки Ротбарту, как он просил, и смотрела на него с широко распахнутыми глазами. Наивно, немного по-детски и… выглядела жалко. Одиллия даже не осознавала, какое она производит впечатление на колдуна, прибегая каждый раз, чуть вдруг ее магия, дающая право быть лучше сестры, не работает. Она не прыгает выше Одетты на репетициях, она не крутит тридцать два фуэте, как того требует партия Черного Лебедя в балете «Лебединое озеро»… Черный лебедь не может затмить Белого на спектакле, если в зрительном зале не будет витать волшебство…  Добро, как говорится, призвано побеждать зло, но Одиллия так просто не собирается сдаваться. У нее есть верный покровитель, который исполнит все ее желания.

Одиллия фыркнула, когда услышала, что ее магия осталась при ней, но в глубине души она выдохнула с облегчением. Значит, это не сестра, это последствия снятия чар Злой Королевы с воспоминаний жителей Сторибрука.
- Чёртово проклятье! Чёртова Реджина! Чёртов Сторибрук! – капризно произнесла она и взмахнула рукой. Мерцанием на ее голове появилась корона. Корона Королевы Лебедей. – Спасибо тебе, Ротбарт! Спасибо! Спасибо!.. – но не успела она закончить свои визгливые благодарности и радостно взмахивать руками, прыгая на месте на пуантах, как вдруг колдун оборвал ее своим вкрадчиво-манящим голосом. Одиллия покорно притихла и застыла.

http://funkyimg.com/i/2AhrB.gif

Ротбарт сказал, что возможно избавиться от Одетты раз и навсегда, что ее сестры будет страдать вечно, а Одиллия, наконец, выйдет из тени и исполнит главную партию. И в этот момент у Одиллии горели глаза огнем желания, но когда она через несколько секунд осмыслила сказанное, немного неуверенно потупила взгляд.
- Я ее, конечно, ненавижу всей душой и желаю, чтобы она чувствовала себя неудачницей, но… я не хочу от нее избавляться. Она… она все-таки моя… сестра… - девушка была в шоке от своей привязанности и злилась на саму себя за это. Она не хочет, чтобы Одетта страдала, просто чтобы пресмыкалась перед ней и сама старалась быть на нее похожей. Чтобы они поменялись ролями, но никак не потеряли свои роли вообще. - И ведь Одетта нужна тебе живой и невредимой, чтобы работала магия озера, разве нет? – Одиллия нахмурила брови. Что задумал этот колдун? Он предлагает ей счастливый финал сказки – счастливый для Одиллии, ее «долго и счастливо», но Ротбарт никогда ничего не делает просто так. К тому же, не предлагает избавиться от самой светлой души своего магического источника, который ему нужен. Неужели у него появилась идея, как получить магию на постоянной основе, без контроля вместилища чар? Без этого лебединого озера, которое вот уже двадцать восемь лет находится под театром Сторибрука?

+2

5

Чем Одиллия порой раздражала колдуна, так этой своей предсказуемостью. Никакой загадки, тайны, банальная женская зависть к более успешной сестре и тяга к украшениям, о чем свидетельствовала засверкавшая корона, украсившая голову Чёрного лебедя, демонстрирующего гнев на проклятье и Реджину. В этом Ротбарт мог бы её поддержать, но не представлял себя, скачущим подобно капризному ребёнку по кабинету. Своё недовольство он выражал более сдержанно, как и радость, и предвкушение от предстоящей победы над всеми и обретения могущества, о котором он грезил ни один год. Теперь, когда он так близок, оно жгло огнём, сжигая те крупицы терпения, что Ротбарт берег, боясь спешить и тем самым совершить ошибку. Именно сейчас ошибки недопустимы, а потому так страшно оступиться.
Впрочем, с предсказуемостью Нойманн поспешил, Одиллия смогла удивить, чем вызвала недовольство колдуна. Ему только привязанности к сестре не хватало, а надеялся, что сумел убедить свою помощницу, что привязанность – это слабость, не дающая двигаться вперёд. Он умалчивал о том, насколько сильно до сих пор привязан к Урсуле, но поиски возлюбленной наоборот заставляли искать новые возможности стать сильнее и они же привели к свитку с ритуалом. Но Одиллия не Ротбарт, ей никогда не стать лучше, как бы она не старалась.
- Ты столько сделала, чтобы стать лучше неё, но на неудачницу она не похожа. Посмотри на неё, она стала королевой лебедей, её любят, в то время, как тебя ненавидят. Ты отдаёшь всю себя на репетициях, но до Одетт тебе по-прежнему далеко. Ты уверена, что хочешь прожить жизнь в вечной погоне за успехом сестры? Смирись, тебе никогда не превзойти её, пока она рядом. Но если это твой выбор… - Ротбарт не договаривает, оставляя девушке самой делать выводы, а сам возвращается на своё рабочее место, сцепив руки под подбородком, упираясь локтями в подлокотники кресла. – Озеро мне скоро не понадобится, следовательно, и твоя сестра перестанет приносить пользу, - добавляет колдун равнодушно, словно сообщил, что на улице дождь. Дождя не было, было едва проглядывающееся из-за туч апрельское солнце и построенная в голове лесенка вверх, и стоящий у самого подножья Ротбарт. Однажды он окажется на вершине, и это будет момент его триумфа, исторический день для всего сказочного мира.
Колдун скрестил руки на груди, слегка вздернув подбородок, как бы свысока смотря на Одиллию. И с ней он должен делиться планами... Впрочем, лучше она. Она хотя бы понимает, что может потерять в случае непослушания, а уже не раз показала, насколько дорога ей дарованная магия.
- Присядь и послушай меня, - кивнул Нойманн на кресло и продолжил говорить только после того, как его просьба оказалась выполнена. – У того проклятья, что наложила Реджина, хватило сил только на создание этого маленького, убогого городка, я же хочу создать целый мир, где каждый злодей сможет обрести своё «долго и счастливо». Мир, где мы будем счастливы, Одиллия, и не окажемся заперты в пределах одного города. Ты же хочешь стать свободной и счастливой? К сожалению, чтобы провернуть нечто столь масштабное сил одного мага не хватит, а для ритуала нужно собрать ряд артефактов и кровь, связанных с этими артефактами людей. Как видишь, работы предстоит много, поэтому я рассчитываю на твою помощь.
Ротбарт пристально смотрит на девушку, дожидаясь её ответа, хотя не ждёт ничего, кроме согласия. На него он и рассчитывал, вводя в курс дела Одиллию, в противном случае ни слова не сказал бы ей о том, что задумал. К тому же, рассказал он всё равно не всё.

+1

6

Ротбарт знал, что у его Чёрного Лебедя – огромная рана под названием «зависть», и на эту рану он беспощадно сейчас давил пальцами. Одиллия никогда не любила, когда колдун начинал обращать внимание на очевидные заслуги ее сестры в труппе. Одетта – Королева Лебедей… Незаслуженная королева в перьях, которая считает себя Спасительницей несчастных дев от чар злого волшебника. О, да, герой должен быть в каждой сказке, и в их балете «Лебединое озеро» героем являлась именно Одетта. Она пыталась «спасти» сестру, когда та согласилась на сделку с Ротбартом, принося себя в жертву, лишь бы Оди не тронули. Как это мило! Вот только напрасно, Одетта, ты создала сама себе магические оковы, которые возвращают тебя каждое полнолуние на озеро в чаще темного леса…

http://funkyimg.com/i/2BkRE.gif

Одиллия холодным взглядом проскользнула по кабинету, пока выслушивала тираду чести Одетты. Ее бесило это, что будь сестра здесь – высказала бы все, что думает о ней. Уже в который раз. Сестрица же, наверное, как обычно бы сделала бровки-домиком и взволнованно отметила, что сердцем Одиллии завладевает черная магия, которую нашептывает ей Ротбарт. Но, если быть честной, Одиллия стала такой из-за Одетты. Исключительно из-за Одетты… Если бы Одетта не стремилась быть лучшей, чтобы ей гордились абсолютно все окружающие, а хотя бы изредка помогала сестре, подбадривала ее, в последней не поселилась бы зависть и сестры даже отлично поладили друг с другом. Но уже слишком поздно об этом размышлять…

Но также была еще одна немаловажная причина – юный колдун по имени Дерек, который был учеником Ротбарта. Из-за Одетты. Одетта-Одетта-Одетта, Одиллия уже не могла слышать это имя даже в своей голове! Она вспомнила их с Ротбартом план – заменить Королеву Лебедей на бале, чтобы принц Дерек поклялся Одиллии, влюбленной в него, в своих искренних чувствах. Эта подмена убила бы Одетту, если бы не отчаянная мольба Дерека о том, чтобы Ротбарт забрал его вместо возлюбленной, даровав ей жизнь. Сделка была заключена, и Дерек стал пленником лебединого озера. Но чем дольше юноша находился в этом месте, чем больше видел магии, тем темнее становилось его сердце. В конце концов, он практически позабыл об Одетте, погрузившись в темные учения вместе со своим наставником Ротбартом. Одиллия пыталась всегда находиться рядом, помогая его сердцу познавать тьму. Но Королева Лебедей не сдавалась и пыталась вернуть принца к свету… Ведь еще была надежда, потому что он любил ее!.. Нет, Одиллию, он любил Одиллию! Она отказывалась верить в то, что Дерек не любит ее, и не допустит этого!
Но сейчас, сидя в кресле, Одиллия не могла поверить своим ушам – гениальный план! Ротбарт хотел создать для злодеев свое «долго и счастливо», возможность хорошего конца для них в сказках. Возможность для Одиллии быть лучшей, быть Королевой Лебедей и стоять подле Дерека! Холод в глазах сменился на восторг, который с каждой секундой заполнял все ее существование. Ротбарт опутывал ее мысли, даруя желаемое, и это действовало.
- Я сделаю, что скажешь, Ротбарт, - Одиллия медленно и покорно склонила голову. – Как и всегда, будь уверен.
Даже если потребуется пожертвовать сестрой, Одиллия убьет ее, пускай и дрожащей рукой.

+2

7

Ротбарт не сомневался, что Одиллия пойдёт за ним, ему всего лишь нужно было подтверждение, которое он получает из её и уст. Умная девочка! Он не хвалит её вслух, он почти никогда этого не делает, потому что не считает её достойной. Она так стремится превзойти сестру, что не замечает, что становится хуже. Ей никогда не превзойти Одетт, и как бы колдун не презирал королеву лебедей, он бы предпочел бы её видеть среди своих последователей, но она выбрала иную сторону, а ему приходится довольствоваться её сестрой, ради магии готовой на все.
Банальность выбора Чёрного лебедя вызывала о колдуну скуку. Пожалуй, даже Дерек был интереснее, а, может, просто Ротбарт разучился доверять женщинам. Побег Урсулы не мог не отразиться на его жизни и отношении к противоположному полу, а Дерека было интересно вести к тьме, видеть, как он меняется и как отворачивается от той, что когда-то была ему дорога. Страдай, Одетта, страдай!
- Прекрасно! Тогда перейдем к делу, - Ротбарт открыл ящик, доставая небольшой список тех, кто ему нужен. В него входили в основном маги, но были и те, у кого магии не было, но была связь с волшебными артефактами. Все они так или иначе нужны для ритуала, и имя Одетт значилось среди прочих в самом конце.
- Присмотрись. Это список тех, кто нам нужен для ритуала. Бармаглот и Алиса нужны с Вострым мечом, Артур Пендрагон с Экскалибуром, Румпельштильцхен без кинжала бесполезен, - палец замирает на имени Урсулы. Ротбарт не может доверить её кому-то, придётся самому, но для этого её нужно найти. - Урсулой я займусь сам, - после недолгой паузы произносит он. - Займись Анастасий. Маг из неё посредственный, но я уверен, она жаждет мести, а это приведёт нас к Бармаглоту и Алисе. К тому же, чем больше магов примет участие в ритуале, тем лучше для нас. И не забывай присматривать за сестрой, она не должна запятнать себя, нам понадобится её сердце.
Еще оставались Малифесента, Аврора, Тритон. Имён много, не все внесены в список, который был показан Одиллии, но был второй, в сознании колдуна, где были все, кому удалось прикоснуться к магии, кто знал о её законах не понаслышке и не готов их нарушать. Ротбарту казалось, что он готов на все, даже если придётся повернуть время вспять, только бы исправить прошлое и не дать Урсуле стать морской ведьмой. Она могла всё ещё находиться в его власти, а не прятаться в этом чёртовом городке, который никак не упрощал задачи для Ротбарта.
Нойманн знает, что всё исправит, только надо набраться терпения. У него есть Одиллия, она поможет, потому что он обещает дать ей то, что она хочет. Он пообещает и другим счастливый конец их сказки, и это правда станет концом для них и началом для него.
- Не подведи меня, Одиллия, - наградив внимательным взглядом, в котором больше читалось предупреждение, напоследок роняет колдун и переключается на ворох бумаг, лежащий перед ним. Пока театр для него важен, он не может его забросить, но когда-нибудь он перестанет в нём нуждаться, будет свободен от озера, от лебедей, от всего, что ограничивает его возможности.

+1

8

Когда что-то слишком сильно занимало мысли Ротбарта, он становился прямолинейным. Обычно это был человек, ловко заманивающий своими дивными речами нужных ему персон (коими однажды захотели стать Одетта и Одиллия, только, к слову, у последней был выбор). Ротбарт – по истине пугающий масштабами своей магической силы – был таким нужным Одиллии, ведь от него зависело благосостояние балерины, ее победы, успех, ее… любовь. Одиллия не собиралась опускать руки и отдавать принца своей сестрице, если она хотела быть с Дереком – она за него поборется. Возможно, она поплатится за это, но Дерек был единственным в ее глазах. Единственным, кто был ей когда-либо нужен.
Достав лист бумаги из ящика стола, Ротбарт быстро ознакомил Одиллию с содержимым. Сейчас открывалась ее настоящая роль – Чёрного Лебедя, «правой руки» колдуна, его помощницы во всех делах.
- Анастасия? – Одиллия задумчиво всмотрелась в потолок, вспоминая, что она про нее знает. – Да-да, Красная Королева. Я поняла, про кого ты, - на лице балерины появилась усмешка, когда она услышала, что кто-то может мешать королеве, ведь, по ее мнению, титулованные особы должны сразу же казнить подобных, будь то мир с магией или без. – И, кажется, я уже знаю, чем ее порадовать. Точнее, кем, - Одиллия, окрыленная идеями, развернулась и легкой походкой направилась к выходу из кабинета. В дверях она остановилась и осторожно уточнила: - Нам же все равно на жертвы? – Ротбарт молча посмотрел на нее, оторвав взгляд от бумаг на столе. – Нам все равно на жертвы, - кивнула балерина, подтвердив позицию колдуна.
Зажгите свои свечи и смотрите внимательнее. Игра началась.
* * *

Колокольчик на двери в книжную лавку зазвенел, как только Одиллия открыла дверь. Поморщившись от высокого звука, девушка прошла в почти не освещенное помещение мини-читального зала. За стойкой никого не было. Одиллия раздраженно покружилась на месте несколько минут.
Альтенберг уже хотела вслух возмутиться происходящим, как из глубины книжной лавки, из-за книжного стеллажа, показалась спешащая владелица.
- Добрый вечер. Извините, я слишком погрузилась в книгу, зачиталась и даже не услышала, как Вы вошли, - это была Алиса. Она попыталась улыбнуться, но вышло у нее это как-то грустно. – Может быть, чаю?

http://funkyimg.com/i/2G2dK.gif

Но Одиллия, задумчиво оглядывая ее с ног до головы, лишь пробормотала себе под нос:
- Та самая, значит… - и, одним движением достав из кармана брюк заколдованный сон-порошок, бросила его в лицо Алисы. Та попыталась отпрыгнуть, но не успела: закашлявшись, Алиса оперлась о край стойки, а когда порошок рассеялся – подняла на Одиллию совершенно стеклянный взгляд. – Так-то лучше. Теперь давай свой чай и выкладывай, как мне найти твой меч, - Одиллия прошлась по читальному залу и со вздохом села в кресло, - и два кусочка сахара к чаю, будь добра.

Отредактировано Odile Altenberg (07-05-2018 20:07:18)

+2


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ДРЕВНИЙ СВИТОК » • I want to live [21.04]