Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: двадцатые числа апреля (вторая неделя после снятия проклятья Злой Королевы)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



What about the future?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[nick]Rumplestiltskin[/nick]
[icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/31800000/Rumpelstiltskin-once-upon-a-time-31812294-300-317.gif[/icon] [sign] [/sign]
http://s3.uploads.ru/t/6E1UN.png

Видеть легко, трудно предвидеть
WHAT ABOUT THE FUTURE?
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Румпельштильцхен & Бармаглот

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Зачарованный Лес, незадолго до Проклятья, подземелье дворца королевы Белоснежки

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Вопрос в том, на каждый ли вопрос есть ответ, или немного о предсказаниях и предсказателях

Отредактировано Mr. Gold (22-02-2018 22:19:32)

+1

2

Томас не мог смириться с побегом Алисы. Ещё недавно она улыбалась ему, а он думал о том, что, может, Бравный день не состоится. Они так и будут жить при дворе Красной королевы, а после злополучного дня, который не будет ничем отличаться от других дней, покинут Страну Чудес навсегда, воссоединятся с семьёй и вместе они возродят клан. Эту мечту он лелеял не один день, и вдруг все рухнуло, когда Томасу сообщили, что Алиса в компании Чёрного рыцаря тайно покинула дворец. Сохранить тайну не очень получилось, предательство не укрылось, а сердце дракона оказалось растоптано. 
Даже странно вспоминать, как не хотел спасать ей жизнь, и делал это, следуя приказу, кляня весь белый свет и Анастасию, а через время уже не мог отвести глаз от Алисы, и мысль о том, что она враг, отступала на задний план, уступая место совершенно новым чувствам. Теперь оставалось только злиться на себя за глупую веру в возможное счастье, которое никогда не стоит ждать дракону, повинного в гибели целого клана. Слишком наивно, а Бармаглот не имеет права быть таким. Он уже далеко не ребёнок, но поддался чувствам, затуманившим разум, и мечта засияла новыми красками, распуская в сердце цветок надежды. Теперь он съежился, завял, оставляя гнойный нарыв, который болит и не даёт спать по ночам. День ото дня Томас срывал боль, нападая на деревни, почти перестав слышать королеву. Он остервенело искал лагерь повстанцев, чтобы забрать оттуда Алису, убить Чёрного рыцаря и Белую королеву, чтобы больше никогда и никто не смел отнимать у дракону надежду на счастливое будущее.
Поиски так и не увенчались успехом, Алиса не вернулась, к тому же выяснилось, что она прихватила вострый меч. Она готовится к Бравному дню, а Бармаглот все ещё надеялся его избежать. Он не хотел сражаться с Алисой и тем более убивать её. Надеялся, что получится донести до неё, что готов измениться. Он даже перестал нападать на деревни, как только буря в душе немного угомонилась, а однажды решился на то, что раньше бы вызвало смех.
Бармаглот считал себя сильным колдуном, а потому не считал нужным обращаться к кому бы ни было за помощью, в том числе к Темному, который, ко всему прочему, обязательно что-то потребует за услугу. Но дракону в данном случае нужна была не услуга, а ответ на один единственный вопрос: как избежать пророчества? Вряд ли кто-то мог дать более точный ответ, чем Тёмный. Говорят, он видит будущее, так пусть подскажет, как избежать смерти.
Ради разговора с Тёмным Бармаглот покинул Страну Чудес и вернулся в Зачарованный лес. Его путь лежал ко дворцу Белоснежки и Прекрасного принца, в подземелье, где держат опасного заключенного. Невольно закрадывалась мысль, что он не такой сильный, раз его смогли заточить, но тут же отбрасывалась, как не нужная. Не важно, заточен Тёмный или нет, про пророчества он наверняка что-то знает.
Пробраться в подземелье колдуну оказалось не сложно. Охрана не заметила проскользнувшую ящерицу, скрывшуюся между камней, а уже у темницы ящерка вновь стала человеком.
- Приветствую, Тёмный, - начал Бармаглот, подходя ближе к решетке. Даже с факелом едва что можно было рассмотреть, а хуже всего, что почти не видного самого мага. Лишь его силуэт виднелся в тени, и Томасу оставалось надеяться, что не ошибся и пришёл именно туда, куда было необходимо. - Расскажи, что ты знаешь о пророчествах и можно ли их избежать?
Дракон остановился в шаге от решётки. Обычная его надменность отсутствовала, он оказался сломлен, и хоть и пытался держаться, не хотел оттягивать с вопросом, пытаясь кому-то что-то доказать. Он сам пришёл к Темному, так не важно, если в этот момент с ним не будет привычной маски.

+2

3

[nick]Rumplestiltskin[/nick]
[icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/31800000/Rumpelstiltskin-once-upon-a-time-31812294-300-317.gif[/icon] [sign] [/sign]
В подземелье царила неестественная тишина - в кои-то веки Румпельштильцхена не было слышно. Обыкновенно стражники с отвращением и тайной опаской прислушивались к безумному смеху и разговорам с самим собой; стража сменялась каждый день - и целого дня в полутьме, под звуки, доносившиеся из клетки сумасшедшего колдуна, было достаточно для моральной и физической усталости любому человеку. Порой Румпельштильцхен висел на прутьях своей темницы и повторял нараспев одно и то же часами; порой его звонкое хихиканье, эхом отскакивавшее от стен, не умолкало очень долго. Это было опасное чудовище, которое теперь - как все были уверены - ещё и лишилось рассудка в жутком месте своего заключения. А потому вдвойне опасное - и стражники разговаривали шёпотом и никогда не называли друг друга по именам, если Тёмный мог это подслушать. Вера в то, что он обретает власть над существом, чьё имя услышал, разошлась в народе давным-давно - и, хотя стража знала, что Тёмному не вырваться из его клетки, чтобы причинить кому-то вред, страх был слишком привычен и силён.
---
В отличие от стражников, Румпельштильцхен очень быстро учуял чужое присутствие. Он проворно спрыгнул с потолка и чуть приблизился к прутьям, предполагая, что увидит Злую Королеву в облике мыши, но это оказалась... ящерка. Облик, в котором мог разгуливать скорее сам Румпельштильцхен. Брови его приподнялись в лёгком удивлении - пленник не был и вполовину так безумен, как мастерски изображал. Ему нравился этот спектакль и ужас, который испытывали жалкие людишки при виде его; Румпельштильцхен должен был хоть как-то коротать здесь время, раз уж лишён был не только свободы и свежего воздуха, но каких-либо занятий. Прялку ему побоялись давать, так же как и чистую солому для призводства золота; Прекрасные запихнули его сюда и теперь боялись до одури, что он вырвется на волю и отомстит за их неблагодарность - кому, как не ему, они были обязаны тем, что Белоснежка получила обратно трон и осталась жива после того, как Реджина ударила её ножом?
Румпельштильцхен с интересом наблюдал за перевоплощением ящерки. И здесь его не оставляют посетители со своими вопросами, что, как, почему... Длинные тёмные пальцы с золотыми чешуйками на них обвились вокруг прутьев, между которых можно было наблюдать лицо Румпельштильцхена в обрамлении растрёпанных волос.
- Пророчества, дорогуша? - пропел он, прислонив голову к одному из прутьев и глядя прямо на гостя испытующим взором. - О, это понятие весьма любопытное! Одно время я пытался избежать некоего пророчества, - Румпельштильцхен цокнул языком. - Не получилось.
Ничто на свете не могло стереть шутовскую ухмылку с его лица - пусть он и говорил о чём-то, что очень болезненно отозвалось внутри.
- Вопрос в том, -продолжал он, отстранившись от прутьев и поигрывая пальцами в воздухе, - почему я должен что-то рассказывать... делиться своими ценными познаниями... может, я не в настроении!
И в подземелье прозвучал тихий смех.

Отредактировано Mr. Gold (22-02-2018 22:22:24)

+2

4

Бармаглот готов был на многое, чтобы избежать пророчества, вернуть Алису и зажить другой жизнью. Не той, что у него сейчас, когда он позволяет Анастасии командовать собой. Как он вообще до этого дошёл? Почему поддался её чарам, пожелал помочь ей, когда нужно было двигаться в противоположную от неё сторону. Но тогда бы не встретил Алису и не чувствовал бы этой разрывающей сердце боли от того, что от него отвернулись. Так стоит ли удивляться, что он в итоге явился к Темному, готовый пойти на любую сделку?
Когда-то он думал, что было бы интересно найти своё слабое место. Не Вострый меч, а что-то иное, что пробудит интерес к жизни, но Бармаглоту не говорили, что нужно быть осторожным в своих желаниях, они могут исполнится. Алиса стала слабым местом, и дракон представить не может, что придётся её убить. Проще позволить отрубить голову, чем навредить ей.
Но до сего момента в колдуне жила надежда, что пророчества можно избежать. Неужели сложно в Бравный день отправиться не на поле боя, а, например, в другой мир? Сможет ли он сбежать, оставив Алису на растерзание двум королевам? Вряд ли, а потому должен быть иной способ, который Тёмный не может не знать, но его первые слова что-то ломают в драконе.  Плечи опускаются, а выражение лица приобретает мрачные оттенки. Мужчина хмуро смотрит на мага, который, кажется, даже в клетке чувствует себя вполне уютно, вызывая у стражи посетителей страх. Бармаглот не боялся. Пожалуй, всё, чего он боялся, осталось в Стране Чудес, а сюда он явился один, раздавленный, с желанием найти выход из сложившейся ситуации.
- Набиваешь цену? Мне плевать на цену, я дам тебе, что ты хочешь, только расскажи, как избежать пророчества. Должен же быть способ! - взгляд дракона впивается в мага, а пальцы сжимаются на прутьях. Он ждёт ответа, который с удовольствием бы вытряс из этого зеленомордового, если бы только мог его достать, но решётка не пропустит никого, как и не выпустит.
Забавно играет свет факела с кожей Тёмного. Неудивительно, что его боятся, но дракон старше, должен быть мудрее, но в итоге готов на сделку с этим чудовищем ради ответа на вопрос. Впрочем, стоит ли винить в том, что делал Тёмный? Дела дракона тоже не назвать геройскими, а в Стране Чудес стал символом смерти. Может, чудовищам не дано избежать того, что предписано на магическом свитке? Может, Бравный день случится, как бы не пытался дракон его избежать?

+2

5

- О! – Румпельштильцхен с деланным испугом отпрянул назад и покачал головой. - Сколько неистовства. Сколько желания узнать правду. Сколько...
Он ухмыльнулся, его выпуклые глаза блестели при свете факелов, худая гибкая фигура застыла на месте.
- Ты бы охотно расколол мне череп и вынул оттуда нужный ответ, а, дружочек? - Смех Румпельштильцхена был тихим и низким, непохожим на звонкое легкомысленное хихиканье, каким Тёмный сопровождал свою речь до того, как оказался взаперти в темнице. - Я это чувствую, - он причмокнул, словно бы пробовал что-то вкусное. С игривым видом склонил лохматую голову набок. - Мне нравится твоя решимость, но, боюсь, сначала мне придётся рассказать тебе одну историю. Согласен послушать? - голосом доброго волшебника поинтересовался Румпельштильцхен.
Можно подумать, у незваного посетителя был выбор. Румпельштильцхен с удовольствием практиковал это дело - играл в видимость выбора с теми, кто приходил к нему и по какой-то причине полагал, что Тёмный обязан уделять им своё время. Даже если этого времени было навалом.
- Знал я про одно пророчество, - протянул Румпельштильцхен, вскидывая руку и поднимая указательный палец, - которое должно было исполниться через двести лет. Ровно двести лет между воссоединением отца и любимого сына! - Он вскинул вторую руку с поднятым указательным пальцем. - Как ты думаешь, не сомневался ли отец? Не опасался ли, что столько времени он сам, да и сын прожить не сумеют? Не пытался ли найти много других способов, чтобы встретиться с сыном?
Руки его опустились, пару мгновений Румпельштильцхен безмолвствовал. Потом снова ожил:
- Разумеется, сомневался, опасался и пытался. Волшебные бобы, порталы, шляпы, чудесные туфельки из Страны Чудес... Бесполезно. Всё ускользало из рук, порой неудача преследовала самым мистическим и необъяснимым образом. А всё для чего? - Он говорил быстрее, и голос его повышался. - Для того, чтобы пророчество могло сбыться, конечно же!
На последних словах голос его сорвался на фальцет, и Румпельштильцхен засмеялся всё тем же тихим смехом. Обняв прутья и прижавшись к ним лицом, он скороговоркой произнёс:
- Много испытать придётся,
Но дитя к отцу вернётся!

[nick]Rumplestiltskin[/nick]
[icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/31800000/Rumpelstiltskin-once-upon-a-time-31812294-300-317.gif[/icon] [sign] [/sign]

+2

6

Прав был Тёмный, говоря, что дракон бы вытряс ответы из него силой, будь у него возможность, и радовался, словно издеваясь над чувствами ящера, играл в какую-то свою игру, которую уставший колдун и не пытался понять. Бармаглот лишь отпускает руки, понимая, что перебарщивает; стоит держать себя в руках хотя бы ради того, чтобы Тёмный не отвернулся и не оставил гадать и дальше, искать способы обойти пророчество, которое неумолимо приближалось, угрожая отнять то, что стало дорого. 
Томасу бы хотелось не растягивать разговор, но не перебивал Тёмного, пока тот играл в сказочника. Колдун не выразил ни согласия, ни отказа от того, чтобы выслушать историю другого пророчества, о котором ничего не знал, но, может, так оно и надо. Оно не было предназначено для дракона, не задевало его, а потому никогда его не интересовало. Впрочем, он даже не слышал о нём, а потому чем больше говорил Тёмный, тем больший интерес его слова вызывали у Томаса.
Он стоял, облокотившись на стену, склонив голову на бок, всё больше хмурясь. Надежда умирала, и дракону стоило больших трудом не продемонстрировать отчаянье, закравшееся ему в душу.  Он даже не слышал, как меняется интонация Тёмного, его смех на который тоже нет никакого желания как-то реагировать. Тёмная пещера будто стала ещё темнее, а память безжалостно прокручивала воспоминания недалёкого прошлого, результатом которых становится Бравный день. Сознание ярко рисует картинку, и дракон жмурится, отгоняя её от себя, не желая видеть, как свою смерть, так и смерть Алисы. Дабы избежать смерти последней он и явился к Тёмному, но если его послушать, кажется, что этого невозможно.
- Для чего ты мне это рассказываешь? Хочешь сказать, что пророчество невозможно избежать, что бы я не делал? – голос надломился. Скрывать свои эмоции не было сил, да и что мог сделать Тёмный, находясь в клетке? В другой ситуации, Томас бы мог поиронизировать над тем, что одного из самых сильных магов удалось заточить в клетку, подобно зверю, но сейчас дракон меньше всего был настроен на иронию.
- Отец встретился с сыном? – после непродолжительной паузы спрашивает колдун. Ему было интересно узнать, насколько точно сбылось рассказанное Тёмным пророчество, однако, откровенного любопытства в его голосе не было. Что ему до пророчества, которое имеет счастливый конец? Встретился ли отец с сыном или им ещё предстоит встретиться, но рано или поздно они будут вместе, а у дракона и Алисы совсем другая история: одному из них предстоит умереть, а Бармаглот не хочет убивать и не хочет быть убитым. - Твою же мать, Абсолем! Я тебя ненавижу! – в мыслях злится колдун на старого друга и скрипит от досады зубами.
- А если убить создателя пророчество? – выдвигает он предположение, не особо рассчитывая подтверждения догадки, но хотелось послушать мысли Румпельштильцхена по этому поводу. Вдруг смерть Абсолема отменит пророчества и все заживут долго и счастливо. Или не все, но это не так важно.

+2

7

- Псс! Как непочтительно ты говоришь о пророчествах, это ведь сама судьба! - Румпельштильцхен покачал указательным пальцем, всё ещё прижимаясь к прутьям и глядя в мрак коридора блестящими тёмными глазами. Улыбка шута застыла на его губах, как приклеенная, пока он не заговорил снова:
- Зачем я тебе это рассказываю? А затем, дорогуша, чтобы ты понимал - не так всё просто, - эти четыре слова он проговорил, делая ударение на каждом; отпрянул от прутьев и воззрился на явно расстроенного собеседника. Тёмный словно вбирал в себя чужие отрицательные эмоции.
- Отец с сыном ещё не встретились! Но обязательно встретятся, ведь всё прочее уже сбылось, - Румпельштильцхен улыбнулся какой-то странной улыбкой, будто его распирало чувство, которое он пытался скрыть. - А как же иначе? Ведь пророчества не лгут!
Он засмеялся вновь, не в силах удержаться, и захлопал в ладоши. Услышав последний вопрос, Румпельштильцхен укоризненно покачал головой:
- Упрямый! Это не решит проблему. Она умерла, - его взгляд обратился к прошлому и стал задумчивым, скользнув мимо посетителя. - Она лежала на траве, и рука её бессильно упала. Люди думали, что это он её убил. Может быть, так и случилось... Но пророчество всё равно сбудется! - Голос Румпельштильцхена поднялся до крика. Казалось, вот-вот на шум прибежит стража, однако они так часто слышали хохот и переговоры с самим собой из подземелья, что и не подумали двинуться с мест. Лишний раз посещать это промозглое сырое место, где шныряли одни крысы да мокрицы, ни у одного человека желания не было. Никуда Тёмный не денется, сколько бы он там ни вопил. Магия фей поработала на славу.
Румпельштильцхен успокоился так же быстро, как вышел из себя до этого. Он тихо и устало произнёс:
- Есть только одна надежда - пророчество может обернуться не тем, что ты думаешь. Смерть... даже смерть может оказаться не гибелью твоей бренной оболочки, а...
Оборвав себя, Румпельштильцхен с отсутствующим видом отошёл вглубь своей темницы и исчез из поля зрения посетителя.
- Назови мне своё имя, - донеслось из темноты. - Возможно, однажды - не сегодня - я смогу увидеть твою судьбу. Но за это ты мне отдашь то, о чём ещё не ведаешь. Или не отдашь, если не увижу, - беспечно прозвучал высокий голосок.
[nick]Rumplestiltskin[/nick]
[icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/31800000/Rumpelstiltskin-once-upon-a-time-31812294-300-317.gif[/icon] [sign] [/sign]

Отредактировано Mr. Gold (30-03-2018 21:41:11)

+2

8

- Псс! Как непочтительно ты говоришь о пророчествах, это ведь сама судьба!
- Судьба ли? – произносит одними губами, грустно усмехаясь.
От слов Тёмного Томасу хотелось смеяться громко, надрывно, чтобы задрожали стены, рухнули, впуская поток свежего воздуха, сбивающего с ног, заполняющего лёгкие, потому что дракону всё больше казалось, что ещё немного, и он задохнётся. Задохнётся не то от нехватки воздуха, не то от отчаянья, которое завладевало им всё больше, и Тёмный, в ком ещё недавно виделось спасение, оказался не способен помочь. Да и мог ли, находясь в клетке, где даже невозможно использовать магию, и только и остаётся медленно сходить с ума, всё ещё думаю, что способен на что-то великое.
Наверное, также Абсолем думал, когда выводил пророчество, вписывая в него двух людей, которые хотели жить, строили свои планы и уж никак не могли подумать, что придётся столкнуть в кровопролитной бойне друг с другом. Почему-то тогда, в самом начале, это не было так важно. Была уверенность в своих силах, в магии, а теперь всё так размыто, поменялись приоритеты, и уже битва стала тяжёлым бременем, которое непременно хотелось скинуть.
Абсолем посчитал себя вершителем судеб, самой судьбой, и от того зол был на него дракон. Желал ему смерти, но от чего-то до сих пор не убил, хотя, наверное, с этим не стоило затягивать. Стало бы легче хотя бы от того, что создатель пророчества мёртв, и, может, пророчество потеряло бы свою силу.
- Я пришёл к тебе не за очередными загадками, а узнать, можно ли избежать пророчества, - в голосе колдуна слышится недовольство. Он не понимает, к чему ведёт Румпельштицхен, но ответ на свой вопрос он так и не получил. Лишь ещё больше разочаровал дракона Тёмный, сказав, что пророчества не лгут, и даже смерть, предрёкшей воссоединение отца и сына провидицы, ничего не изменила.
Лишь на время Бармаглот отвлёкся от невесёлых дум, прислушиваясь к шагам стражников, которые должны были появиться, но их не было. Не слышали или не желают лишний раз приближаться к клетке, что неудивительно, от смеха, кажется, свихнувшегося мага у любого мурашки по спине побегут, кроме дракона, прожившего на этом свете не одну сотню лет и повидавшего не мало, но не знающего, как преодолеть силу пророчества. Как глупо! Томас усмехается своим мыслям и поднимает глаза на Тёмного, продолжающего говорить.
- Смерть - это всегда смерть, - не соглашается колдун с пленником. – Особенно, когда тебе отрубают голову. 
Тёмный скрылся в темноте, в глубине пещеры, где его не видно, но прекрасно слышно. Такой звонкий голос не услышать было сложно, и это немного беспокоило. Всё-таки встречи со стражей хотелось бы избежать и всё-таки попытаться узнать то, зачем пришёл.
- Ты не понял? Мне ответ нужен сейчас, - Томас всматривается в темноту, видя лишь размытый силуэт, где предположительно должен находить маг, и крови усмехается. – Бравный день скоро, я не могу долго ждать, когда ты соизволишь рассказать мне о моём будущем. Либо ответы сейчас, либо никакой сделки.
Бармаглот отталкивается от стены, приближаясь к прутьям решётки, а его голос продолжаться разносится по пещере, отдаваясь эхом где-то вдали.
- Если тебе нужно моё имя, меня зовут Бармаглот. Я готов заплатить любую цену, какую назовёшь, но ответ мне нужен сейчас. Ты можешь мне его дать или нет? – пальцы смыкаются на прутьях, сжимаясь так сильно, словно дракон желал сломать тюрьму, но не этого он желал и не по этой причине снова проявлял нетерпение. Он хотел знать, как сохранить жизнь себе и Алисе. Не просто хотел, ему это было необходимо.

+2

9

Румпельштильцхен не стал спорить на тему смерти. Незваный гость ведь и понятия не имел о том, что имел в виду Тёмный - да и какая разница. С другой стороны, дерзость гостя дала возможность хорошенько его поддразнить; Румпельштильцхен не знал, извлечёт ли он выгоду в будущем из всего этого - ещё не видел. Однако интуитивно вёл себя, как вёл, продолжая играть в безумца.
Кажется, прихода стражников тут не боялся никто, судя по громкости интонации:
– Бравный день скоро, я не могу долго ждать, когда ты соизволишь рассказать мне о моём будущем. Либо ответы сейчас, либо никакой сделки.
Единственным ответом, который пока соизволил дать Румпельштильцхен, был неприятный смех. Тем временем, незваный гость подошёл ещё ближе и назвал своё имя, требуя от Румпельштильцхена того, чего тот не знал... Тёмный уже разомкнул сухие губы, чтобы отозваться насмешливо и пренебрежительно, как виски заломила знакомая боль, а перед глазами всплыло смутное видение. Удивлённый Румпельштильцхен вглядывался в него до тех пор, пока картинка, моргнув, не исчезла. Пару мгновений Румпельштильцхен неподвижно стоял на месте, снова и снова прокручивая в уме то, что ему удалось узреть, а затем снова рассмеялся. На сей раз, казалось, что смеётся он над самим собой. Развернувшись на каблуках, Румпельштильцхен вновь вышел из мрака - неторопливо, с ухмылкой на лице и блеском в глазах.
- Тебе несказанно повезло, дорогуша. Твоё имя словно бы отворило некую дверку и позволило мне заглянуть в грядущее раньше, чем я рассчитывал, - он поднял вверх указательный палец. - Но ты согласен на моё условие? Ты будешь мне должен взамен того, что я тебе расскажу.
Он с удовольствием заметил, что привёл Бармаглота в нужное состояние. Сколь прекрасно ощущать своё влияние даже в стенах этого убогого подземелья! Впрочем, Румпельштильцхен оказался здесь по собственной воле и мстить Прекрасным не испытывал желания. Он был слишком непредсказуем, слишком увёртлив. Никакие его добрые поступки по отношению к ним не изменили того факта, что Белоснежка и Принц весьма настороженно относились к Тёмному. Сегодня он их защитник от Реджины, завтра ему в голову взбредёт, что их собственный первенец, а не Золушкин, отлично будет смотреться в колыбельке посреди Тёмного замка...
- Ты будешь с той, которую ты любишь, я вижу вас вместе, - слетело с его губ пророчество. - А смерть всё-таки не всегда смерть. Бывает, что умирает человек... и появляется Тёмный!
Румпельштильцхен разразился визгливым хохотом, подпрыгнул и прилепился к потолку, как летучая мышь.
- Золото-золото-золотишко из соломы я пряду, прямиком к тебе иду! - его пение прерывалось то и дело смешками.
[nick]Rumplestiltskin[/nick]
[icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/31800000/Rumpelstiltskin-once-upon-a-time-31812294-300-317.gif[/icon] [sign] [/sign]

+2

10

Томас назвал своё имя, выдвинул требование, а затем оставалось только ждать, набравшись терпения, которое с каждой секундой уменьшалось с геометрической прогрессией. Дракон едва находил себе место, уже жалея о том, что пришёл сюда, попросил помощи, когда должен был справляться сам, как и всегда, когда у него возникали сложности. Ну в самом деле, что может дать запертый в клетке маг, из которой не может выбраться? Даже его магия, темнейшая магия в Зачарованном Лесу, не способна сломить сдерживающие его оковы. Так о какой помощи может идти речь?
Бармаглот уже убедил себя, что зря явился к Темному, как тот заговорил, вынуждая повторить то, что ранее уже было сказано. 
- Я же сказал, что готов заплатить, - нетерпеливо произносит дракон, с тревогой ожидая ответа. Терпение дало трещину, когда он оказался так близок к тому чтобы получить ответ на волнующий его вопрос. И он его получил.
- Алиса будет со мной? - не веря своим ушам и своему счастью, переспросил Томас. Все это время он не то, что Темному, он себе боялся признаться, какой вопрос его на самом деле беспокоит, прикрываясь пророчеством. Он боялся спрашивать о возможном совместном будущем с Алисой, страшась услышать, что оно невозможно, что он никогда не будет с той кого любит, но Румпельштильцхен подарил надежду, а это открывало новые двери и шанс, что Алиса вернётся. Бой можно будет отменить, если она согласится выслушать дракона, прислушаться к его словам и поверит в обещание, которое он ей даст.
Неужели это и есть ответ на его вопрос? Если они объединятся, Бравного дня не будет, не будет чертового сражения и отрубленных голов. Алиса останется с драконом и они приживут счастливую жизнь.
Томас и сам не заметил, как выражение лица стало глупым, а губы растянулись в улыбке. Темному, наверное, смешно видеть старого дракона таким, но разве мог контролировать себя Бармаглот, когда услышал для себя приятную весть? Пожалуй, лучшую за последние дни.
Осознав, что выглядит глупо, колдун взял в себя в руки, в миг став серьёзным, разжимая онемевшие пальцы, отпуская прутья решётки.
- Твоё видение означает, что пророчество не сбудется? - на всякий случай уточняет дракон, опасаясь, что выстроенные в голове мечты, развалятся, как карточный домик, возвращая ту боль, которую он испытал, узнав о побеге Алисы. - Что ты хочешь в качестве платы? - задаёт следующий вопрос колдун, понимая, что теперь задолжал Темному, но его это не пугало. Обрадованный тем, что сможет вернуть Алису, он не думал, насколько высока может быть цена.

+2

11

Румпельштильцхен хмыкнул. Это было так трогательно - бой, Бравный день, Алиса, которой так и не удастся отрубить кое-кому голову. Сложные отношения у этого Бармаглота с возлюбленной - но, по крайней мере, она была жива. Румпельштильцхен же всегда помнил о смерти Белль - и если невольно представлял её себе, то милая солнечная улыбка в обрамлении каштановых локонов быстро сменялась страшным видением окровавленного трупа у подножия башни. Злой Королеве не стоило труда убедить Тёмного в гибели Белль - он давно ничего для себя хорошего не ждал в этом мире и в плохое поверил сразу и бесповоротно.
- Алиса будет со мной?
- Да-да-да, - нетерпеливо протянул Румпельштильцхен, покачиваясь на потолке и даже не собираясь слезать оттуда, - она будет с тобой.
Единственное, чего он не уточнил - это случится, судя по всему, уже в мире без магии, когда все окажутся под Проклятьем. Румпельштильцхен не горел желанием делиться информацией о будущем заколдованном городе ни с кем. Это была строжайшая тайна, в которую Тёмный намеревался посвятить лишь Белоснежку и Прекрасного Принца, когда они придут к нему в темницу - да и то отчасти и не просто так, а за имя маленькой принцессы в животе Снежки.
- Твоё видение означает, что пророчество не сбудется?
- Пророчества - дело туманное. Если ты будешь с Алисой, это может означать, что оно сбудется не так, как ты предположил, - не менее туманно откликнулся Румпельштильцхен. - Или тебе солгали, а ты принял это за настоящее, истинное предсказание, и морочил мне тут голову!
Он молчал какое-то время, услышав вопрос о плате. Слышно было, как чёрные когти скребут по камню. Потом Румпельштильцхен вдруг весело хихикнул:
- А этого, видишь ли, я ещё не знаю! Когда придёт время, я попрошу тебя... о чём-нибудь. Возможно, о помощи в каком-то деле, - Румпельштильцхен прислушался и снова хихикнул. - Не стража ли это идёт? Мы узнаем, мы узнаем, мы узнаем всё потом! - запел он, как сумасшедший, свешиваясь головой вниз и вовсю подмигивая Бармаглоту на прощанье. Было немного досадно прощаться с таким развлечением, как этот незваный гость, однако голоса из коридоров, которые было слышно всё лучше и лучше, не оставляли выбора.
[nick]Rumplestiltskin[/nick]
[icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/31800000/Rumpelstiltskin-once-upon-a-time-31812294-300-317.gif[/icon] [sign] [/sign]

+2

12

Стало ли легче Бармаглоту после слов Темного? Несомненно! С души словно свалился огромный валун, не дающий дышать свободно, отчего дракону казалось, что он задыхается; теперь же открылось второе дыхание, появилась надежда на счастливое завершение всей этой несчастливой истории, будущее которой виделось в серых и унылых тонах. Смерть больше не пугала, её просто не будет, если верить Темному, а дракон верил, отказываясь прислушаться к доводам рассудка.
Говорят, любовь даже из мудреца способна сделать глупца. Бармаглот не считал себя мудрым, особенно в последнее время, ошибаясь непростительно часто и угодив в капкан, превративший его в ручного пса Красной королевы. Любовь и вовсе затмила разум, что переживал больше не из-за того, что может погибнуть сам, а боялся смерти Алисы и того, что именно он станет причиной её гибели. Теперь всего этого можно не бояться, и внутренний голос, нашептывающий не доверять словам Румпельштильцхена, утопал в надежде на счастливый конец. Созревал новый план, подпитываемый уверенностью, что теперь у него обязательно получится заслужить прощение Алисы.
- Чем ещё может быть пророчество как не пророчеством? - больше озвученная мысль вслух нежели вопрос Темному, потому ответа на него дракон на ждал, да и маг говорил уже о плате за услугу. Плате, которая откладывается на неопределённый срок. Кот в мешке, но спорить Бармаглот не собирался. Он пришёл сюда зная, что сделки не избежать, был готов к сюрпризам, а потому не имело смысла спорить и предлагать иной вариант, тем более когда мысли уже были далеко от этой пещеры и заключенного в клетку безумца, а кроме как безумцем данный момент Румпельштильцхена никак не назвать, что могло бы натолкнуть на мысль меньше доверять его словам, но доверия меньше не стало. Не пожалеть бы потом об этом!
- Будь по-твоему, - соглашается дракон, кивая и отходя от решётки. Пора было уходить, да и вдали слышатся шаги и голоса стражи, и слышит их не только Бармаглот, Тёмный тоже их услышал, о чем не примкнул сказать. Томас ничего отвечать не стал, в последний раз обернулся на клетку и исчез в багровой дымке. У ног стражи мелькнул хвост ящерицы и скрылся между камнями.

+2