Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ИНВЕНТАРЬ ХРАНИТЕЛЕЙ СНОВ » Лучик солнца и таинственный незнакомец


Лучик солнца и таинственный незнакомец

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s9.uploads.ru/t/wtO6U.jpg

Внешний мир — очень опасное место, наполненное ужасными, эгоистичными людьми
ЛУЧИК СОЛНЦА И ТАИНСТВЕННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Рапунцель & Румпельштильцхен

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Сказочный мир, задолго до Проклятья

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Как Румпельштильцхен мог пройти мимо чего-то волшебного и удивительного, если никак? Вопрос в том, чем это закончится.

[icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

Отредактировано Mr. Gold (01-05-2018 17:06:52)

+2

2

У матушки Готель было огромное количество всевозможных запретов. Нельзя выходить из башни, потому что мир жесток. Нельзя разговаривать с незнакомцами, потому что они хотят похитить волшебные волосы. Нельзя показываться незнакомцам, потому что башня, несмотря на свою безопасность, может их не сдержать. Последнее казалось Рапунцель самым странным и страшным. Хотя, откровенно говоря, она не очень хорошо понимала саму концепцию страха.
Рапунцель знала, что её жизнь в башне — большая тайна, о которой известно только матушке. Знала, что матушка спрятала её от злых и уродливых людей, которые хотели использовать красивые золотистые волосы себе во благо. Рапунцель не совсем понимала, что же в этом плохого? Она никогда и ничего не теряла от пения или от того, что её волосы светились, но матушка убеждала, что людям мало иметь чудо, что они, наверняка, захотят его испортить. Она показывала на прядку коричневых волос и пугала рассказами, как злые и уродливые люди пытались её обстричь.
Рапцунцель верила ей. В конце концов, что может быть естественней веры в рассказы матери. Она любила матушку Готель и единственное, что её печалило, это скука. Ей было скучно, несмотря на неиссякаемый оптимизм, несмотря на любовь к домашним делам, к готовке, к уборке, к чтению и рисованию. Она, как казалось, сходила с ума от скуки, а матушка не всегда бывала дома, чтобы как-то развеять это ощущение. Впрочем, даже оставаясь рядом, она неохотно тратила время на общение. Единственное, что ей нравилось, это расчёсывать длинные золотистые волосы Рапунцель. Волосы, которые от пения светились и исцеляли.
Ты надолго? — спрашивала Рапцунцель, свешиваясь из окна и едва-едва удерживая такие длинные и сильные волосы. Волосы, по которым матушка успешно спускалась на землю.
Нет, милая. Всего на пару дней. Ты же не испугаешься? Или я могу не идти. В конце концов, это твой подарок.
Рапунцель тут же закачала головой. Она действительно хотела этот подарок — красивые краски, цвета которых горели огнём и не теряли яркости даже сквозь годы. Завтра юной Рапунцель должно исполниться тринадцать, и по этому поводу она хотела разрисовать потолок узорами.
Матушка Готель помахала ей рукой и скрылась в лесу. Рапунцель ещё долго смотрела ей вслед, а потом обернулась, посмотрела на комнату и засучила рукава. Предстояло сделать ещё столь многое: прочитать зачитанную едва ли не до дыр книгу или в очередной раз отмыть полы и балки. В конце концов, дела не находит только ленивый.
Пойдём, Паскаль, — сказала она хамелиончику, который выполз из-за цветного горшка уже после того, как матушка Готель скрылась глубоко в лесу. — Нас ждёт такое количество дел! — и первое, чему Рапунцель решила посветить себя, это — выпечка. Матушка жаловалась на кексы, и девочка хотела попробовать хоть как-то их улучшить.

Отредактировано Nina Wright (02-05-2018 12:07:23)

+3

3

Но Рапунцель не успела ничего предпринять, поскольку снизу кто-то дёрнул её за волосы, которые она забыла убрать. Не больно – лишь для того, чтобы привлечь её внимание.
Обернувшись, Рапунцель могла увидеть совершенно удивительного незнакомца у подножия башни. В лучах солнца его покрытая мелкими чешуйками кожа казалась золотистой, и в тёмных, с сединой, волнистых волосах тоже сияли золотинки. Незнакомец дружелюбно улыбался, глядя то на девушку, то на её собственные волосы. Даже его жилет и рубашка под коричневым кожаным сюртуком казались золотыми. Только блестящие металлические пряжки на туго зашнурованных сапогах до колен нарушали это «золотое единство».
- Здравствуй, дорогуша. Я тут шёл мимо, и смотрю, - он изобразил комичную гримасу и жестами – полное изумление, - кто-то спускается… по волосам! Никогда не видел такого чуда, - тонкие проворные пальцы, увенчанные чёрными когтями, коснулись шелковистых прядей Рапунцель, - это поразительно! Неужели тебе не больно?
Он снова поднял глаза на девочку в окне башни.
- Как тебя зовут? – прозвучал его высокий, словно детский голос. Впрочем, он тут же досадливо цокнул языком, укоряя себя за небрежность. - Сам-то я не представился! Румпель, - шажок назад и лёгкий полупоклон. – Приятно познакомиться, - прибавил он, выпрямляясь. Улыбка так и сияла на серых губах.

Зачарованный Лес, какое-то время тому назад

- И где же он, этот цветок? – Румпельштильцхен, будто бы спокойно сидевший у прялки, развернулся так резко, что скрипнул не только табурет, на котором он сидел, но и узкие кожаные штаны, которые он неизменно носил. Правда, смеяться по этому поводу не стоило.
Да и посетителю – высокому и одетому в тёмное мужчине средних лет – было не до улыбок. Дело-то их свело серьёзное. Он ответил спокойно:
- Цветок, Тёмный, уже давным-давно как стал… принцессой. Девочкой, родившейся у королевской четы после многих лет ожиданий. Королева была больна, и ей принесли этот цветок, он помог ей не только исцелиться, но и родить дитя с чудесными золотыми волосами...
- И что же? Что же? – Румпельштильцхен встал, нетерпеливо жестикулируя.
- Она пропала, - пожал плечами осведомитель. – Это всё, что мне удалось узнать. И её имя… Сколько мне полагается золота?
Румпельштильцхен в задумчивости поиграл пальцами в воздухе, потёр подбородок. Пропала, значит. Ну, да это не беда. Зная имя девчонки, он её отыщет.
Слухи в народе говорили о том, что Тёмный получает власть над тем, чьё имя ему известно – но, разумеется, это было не так. Не совсем так. Румпельштильцхен мог узнать о человеке гораздо больше посредством имени, чем если бы его не слышал, однако этим вся «власть» и исчерпывалась.
Впрочем, не каждый знал и то, как зовут самого Тёмного. В том королевстве, где некогда рос цветок, способный исцелять, дарить молодость и так далее, о Румпельштильцхене и не слышали.
- Золото, говоришь? – очнулся он, вынул кошель прямо из воздуха – а на деле, переместил из своей сокровищницы, - и швырнул прямо к ногам человека в тёмном. Тот поспешил нагнуться и подобрать, но отчего-то никак не мог выпрямиться. Пыхтя, он покосился на Тёмного.
- Имя! – почти взвизгнул Румпельштильцхен, и человек вздрогнул.
- Ра… Ра…
- Ну?
- Рапунцель!

Настоящее, башня Рапунцель

- Приятно познакомиться, - повторил Румпельштильцхен, не сводя с неё взора. Солнечный свет отражался в его выпуклых янтарных глазах. Он походил на человекообразную ящерицу, как и всегда, но благодаря умело наложенным чарам его необычная внешность не казалась отталкивающей.[icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

+3

4

Рапунцель сделала широкий шаг в сторону кухни и почувствовала, как кто-то дёрнул её за волосы. Именно «кто-то». Девочка жила с такими волосами не первый год и с лёгкостью определяла, когда самостоятельно за что-то зацепилась, а когда что-то намеренно зацепилось за неё. Сейчас был явно второй случай: волосы спокойно весели и тут (вдруг!) пару раз несильно дёрнулись.
Первой и самой естественной мыслью девочки была о том, что матушка за чем-то вернулась. Очевидно, что она что-то забыла и теперь собиралась это забрать. Или просто проверяла, на месте ли Рапунцель и всё ли с ней в порядке. Время от времени, матушка Готель именно так и поступала.
Рапунцель быстро огляделась по сторонам, сразу желая предъявить забытую вещь без напоминаний. Матушка редко её хвалила за сообразительность. Честно говоря, матушка вообще редко её хвалила, и Рапунцель хотела продемонстрировать хоть какие-то таланты, достойные одобрения, но, к сожалению, ничего, что бы могло сойти за забытую вещь, ей на глаза не попалось.
Матушка, ты что-то забыла?.. — спросила девочка, уже выглядывая в окошко, но ещё не оборачиваясь. Она по-прежнему надеялась выявить пропажу до того, как матушка строгим и раздражённым голосом сообщит, что Рапунцель — растяпа. Причём, как это часто бывало, стоило матушке озвучить что-то, и Рапунцель понимала, насколько это очевидно и как было глупо не догадаться самостоятельно. Она действительно отличалась рассеянностью.
Вот и сейчас, услышав голос снизу, который никак не мог принадлежать матушке, Рапунцель вздрогнула, обернулась, ойкнула и тут же испуганно скрылась за подоконником. Впрочем, не совсем испуганно и определённо не полностью. Золотая макушка выглядывала из-за края подоконника, а зелёные глазища с любопытством сверкали, рассматривая незнакомца.
Честно говоря, она вообще мало встречала людей не на картинках в книге, а из рассказов матушки Готель сделала вывод, что большая их часть — воры, разбойники или просто не отличаются порядочностью. Тем не менее, встретить кого-то было интересно. К тому же незнакомец выглядел... Рапунцель терялась с подходящим определением. До сих пор она считала золотой — очень красивым цветом. Цветом солнца, осенней листвы и цветов. Но этого человека едва ли можно было назвать красивым, хотя он определённо был золотым. И… вполне вежливым?..
Меня зовут Рапунцель, — представилась девочка, сообразив, что её волосы всё ещё висят внизу, а дяденька ничего плохого им не делает. Она решила всё же их слегка подтянуть и, убедившись, что Румпель («Какое забавное имя!») не прыгает за ними и не выражает никакой попытки сделать ей или её волосам зло, свесилась с подоконника, чтобы лучше его рассмотреть.
«Какой он всё же интересный!» — решила она, разглядывая блестящую кожу незнакомца. Он немного напомнил ей Паскаля, только Паскаль был хамелеоном, и не блестел, а только окрашивался в разные цвета. Наверное, он при желании мог бы окраситься и в золотой.
Это не больно. Главное, правильно распределить тяжесть! Дело привычки. Я постоянно поднимаю и опускаю матушку, — похвасталась Рапунцель, словно бы забыв, что именно от таких встреч матушка её предостерегала. Закопошившийся рядом Паскаль был явно недоволен её беспечностью, но ведь Румпель был внизу и никак не мог подняться, поэтому Рапунцель пренебрегла его предупредительным жестам.
А вы здесь что делаете, Румпель? — спросила она с улыбкой и заправила золотистую прядку за ушко. — Рядом нет никаких важных дорог, я знаю! А матушка говорит, что забрести сюда могут только разбойники. Вы разбойник? На самом деле, я их себе как-то иначе представляла!

+3

5

- Рапууунцель, - певуче произнёс Румпельштильцхен, поправляя манжеты, - какое интересное имя. Что оно означает, дорогуша? Я в вашем королевстве совсем недавно очутился и мало знаком с его обычаями… именами… да много чем!
Он выглядел общительным и много улыбался, так что немудрено, что Рапунцель быстро оправилась от своего короткого испуга. Было заметно, что и поговорить ей хотелось. Румпельштильцхен подозревал, что живётся ей наверху очень скучно, ведь эта так называемая «матушка» не выпускала золотоволосую узницу из страха потерять источник своего цветущего здоровья. Румпельштильцхен мог бы кое-что рассказать Рапунцель о её «матушке», но это нарушило бы естественный ход событий – а самое важное, будучи и вполовину не столь приятным человеком, каким он хотел себя изобразить, плевать Румпельштильцхен хотел на эту девчонку и её судьбу. И уж точно не стал бы менять всё раньше времени...
- Постоянно поднимаешь и опускаешь? – Восхищение Румпельштильцхена силой её волос было вполне естественным. Впрочем, хвататься за них и лезть наверх, пока она сама не предложила, он не спешил. Не спугнуть бы птичку. Наверняка «матушка» стращала её рассказами о злодеях, желающих забраться к ней в башню. Вот только стращала не так убедительно, если сейчас Рапунцель вместо того, чтобы втянуть волосы в башню и убежать, принялась болтать с незнакомцем. Румпельштильцхен предвидел и другие варианты событий, но предпочёл бы обойтись без них.
Услышав фразу о разбойниках, Румпельштильцхен звонко рассмеялся. Смех его был таким же беспечным, как и голос – знать бы этой девчонке, как жутко он мог звучать! Но она, конечно, и подумать не могла, что внизу её башни стоит не кто-нибудь, а самый могущественный маг Зачарованного Леса – и, возможно, самый… недобрый.
Против Рапунцель он, впрочем, ничего не имел.
- Нет, дорогушенька, я не разбойник. Видишь – у меня даже оружия с собой нет, - Румпельштильцхен широко развёл руками, демонстрируя, что за пояс у него не заткнута парочка кинжалов. Рапунцель наверняка видела разбойников только на картинках, но Румпельштильцхен и на реальных-то не походил. Уж он-то их повидал за всю свою долгую жизнь – особо наглые пытались залезть в Тёмный замок и украсть там ценные магические артефакты или утащить с собой мешок золотых нитей, когда хозяина не было дома. Наивные…
Однако на вопрос Рапунцель надо было ответить.
- Я… Видишь ли, я решил попутешествовать и немного заблудился, - он смущённо улыбнулся, указал куда-то в сторону леса, - и шёл… шёл, пытаясь выбраться на дорогу… пока не набрёл на твою башню. Я торговец диковинками и, - он сделал торжественную паузу, поднял указательный палец, блестя глазами, - немного волшебник! Совсем немного.
Этого было достаточно, чтобы разжечь её любопытство – по мнению Румпельштильцхена. Он снова оглядел башню от подножия доверху:
- И давно ты тут сидишь, Рапунцель? – прошёлся туда-сюда, погладил пальцами нагревшийся на солнце камень, выразительно поморщился. – Я бы уже заскучал!
Казалось, он и на месте устоять не может, не то что целыми днями сидеть в какой-то унылой башне.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

+2

6

— Матушка говорит, что моё имя означает «Колокольчик», — дружелюбно ответила девочка. Она искренне пыталась вести себя внимательно и настороженно, но не увидела в этом вопросе ничего такого страшного. Имя и имя. Главное, что она не сказала, что её назвали в честь цветка, который мог исцелять и возвращать молодость. Наверное, такая информация для малознакомого прохожего была бы всё же лишней.
А вы?.. — поинтересовалась Рапунцель. — Что означает ваше имя? И почему вы мало знакомы с обычаями королевства? Вы?.. Волшебник?! О-о-о, — выдохнула девочка. Она хотела сказать «путешественник», но волшебник — это намного-намного лучше! — Вы поэтому такой золотой?! — глаза Рапунцель заблестели, и она сильнее высунулась из окна, будто стараясь рассмотреть господина волшебника поближе. В её представлении вся магия была именно золотой.
Всегда, — ответила девочка, и не смогла сдержать горечи в своих словах. Впрочем, она тут же улыбнулась, вдохнула и пожала плечами. — Это потому что меня обидят, если я выйду. Матушка говорит, что люди злые и корыстные, что они не умеют ценить красоту, что... — Паскаль ткнулся ей в щёку и Рапунцель запнулась. Вряд ли незнакомцу так уж нужно знать, что люди хотят состричь её волосы, потому что в них таится необычайное волшебство.
Она коснулась затылка, на котором коричневым пеньком торчала состриженная прядь. Но как же всё же приятно было говорить с человеком, с кем-то кроме матушки, с тем, кто отвечал и кому, очевидно, было интересно с ней разговаривать! Матушку, казалось, все разговоры утомляют, а Паскаль, несмотря на все его положительные качества, был всего лишь ящерицей.
В общем, здесь я в безопасности. Башня высокая, дверей нет. Нет никаких входов или выходов кроме этого окна. И, разумеется, попасть сюда можно только с помощью моих волос. Поэтому мне довольно часто приходится поднимать и опускать матушку, которая, кстати, скоро обязательно вернётся! — затараторила девочка. Правда, теперь ей стало стыдно перед золотым дяденькой. Он ничего плохого не сказал и не сделал, а ведь мог. Он ведь мог испортить её волосы ещё тогда, стоя у самого подножья башни.
Рапунцель решила, что на разбойника Румпель похож мало. По крайней мере, на тех разбойников, которых девочка видела в книгах и о которых ей рассказывала матушка, он определённо был не похож. Они всегда отличались неопрятностью, шрамами и грубой речью, а Румпель был вежливым и… приятным? Рапунцель даже стало немного неловко. Конечно, матушка строго-настрого запрещала ей контактировать с кем-либо. Рапунцель полагала, что она и от Паскаля с удовольствием избавилась бы, если бы он чаще попадался ей на глаза. Но ведь вот она разговаривает с Румпелем и ничего страшного не происходит. Может, матушка преувеличивает?..
Рапунцель стало стыдно за подобные мысли, и она на секунду крепко-крепко зажмурилась, справляясь с угрызениями совести. Трюк, как всегда, помогал. Несколько мгновений и вот она снова может действовать.
Я могу показать вам, где дорога, но… — произнесла Рапунцель неохотно. Несмотря на заботу матушки, на все усилия защитить свою дочурку, Румпель был прав — она умирала со скуки. — …может, вы голодны или хотите пить?

+2

7

- Колокольчик. Тебе подходит, - Румпельштильцхен подмигнул девочке, хотя на уме у него было совершенно другое: что её назвали в честь волшебного цветка. Было невероятно смешно, что Рапунцель так старается соблюдать осторожность, совершенно не подозревая о том, что её занятному и с виду такому безобидному гостю известно гораздо больше, чем ей самой.
Простой ответный вопрос заставил улыбку на время слететь с лица Румпельштильцхена. Он понятия не имел, что означало его имя, но искренне надеялся, что не «розовая никчёмная личинка» на каком-нибудь языке – ведь именно так отец-пьяница величал младенца-Румпеля, о чём и сам ему позже «любезно» поведал… когда выпил лишку.
- Моё имя… О, ничего интересного оно не означает! – Румпельштильцхен словно отмахивался обеими руками от этого неприятного вопроса, живо напомнившего ему прошлое. Что бы ни означало его имя, в Зачарованном Лесу его произносили со страхом и содроганием – этого достаточно.
Он улыбнулся и закивал, видя восторг Рапунцель при его словах о волшебнике. Этим словом можно воодушевить даже взрослых, что уж говорить о юной девице?
- Да, дорогуша, именно поэтому я и золотой, - подтвердил он, спрашивая себя, чары ли это на Рапунцель так хорошо действуют, что он не кажется ей отвратительным, или, кроме них, примешалось ещё и её собственное понятие о привлекательности.
- Твоя матушка отчасти права, среди людей и вправду много злых и корыстных, - Румпельштильцхен об этом знал превосходно благодаря своим сделкам и манипуляциям с человеческими душами, - но есть и хорошие, добрые люди. Всяко бывает, Рапунцель. Но то, что тебе здесь не с кем и словечком перемолвиться – это плохо, - он цокнул языком и покачал головой, - вот и хорошо, получается, что я тут заблудился! Хоть поговорили. Видишь, даже в неприятностях можно найти что-то хорошее, - добавил он тоном весёлого, неунывающего человека, и состроил ей рожицу. С его лицом это смотрелось органично и совсем не так нелепо, как если бы решила покривляться, скажем, та же матушка Готель. По крайней мере, сам Румпельштильцхен так считал.
Кстати о матушке Готель. Рапунцель уверяла, что она скоро вернётся, но Румпельштильцхен на её месте не был бы так уверен. Но он спрятал усмешку, в которой не было ничего доброго, и выслушал девочку очень внимательно.
- Мне не хотелось бы тебя обременять… но, признаться честно… - Румпельштильцхен покрутил головой, потоптался на месте и, наконец, с неловкой улыбкой всё же «признался»:
- Я долго шёл, а нынче жарко. Пожалуй, я бы и съел чего-нибудь, и выпил, но… из окна бросать неудобно, - он взглядом смерил расстояние, - и мне лучше будет поискать… эээ… ручеёк в лесу. Надеюсь не заблудиться ещё больше!
Румпельштильцхен испустил смешок, изображая натянутый оптимизм. А пожуёт он, стало быть, ягоды и грибочки, какие найдёт – хорошо, если не наткнётся на ядовитые! Это так и читалось в его взгляде.[icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

+2

8

Спасибо! — тоном, в котором вполне равноценно смешалось смущение и удовольствие, пробормотала девочка. Рапунцель приятно было слышать, что имя ей подходит, от человека, который не знал и не мог знать настоящего значения. К тому же матушка редко её хвалила, а больше хвалить и делать комплименты было просто некому.
Оу, жаль, наверное, — на лице девочки отразилось короткое недоумение. Она мало знала о людях и о том, как правильно реагировать на то или иное замечание, и всё же, для девочки, которая прожила в изоляции всю свою жизнь, Рапунцель отличалась необычной эмоциональной восприимчивостью. Ей показалось, что с именем у Румпеля какие-то не слишком приятные воспоминания. Девочка не знала, какие именно, не могла даже представить, что может быть источником досады, но почувствовала сильное желание помочь. В особенности, если учитывать, насколько печальным и жалобным было выражение его странного золотого лица.
Вообще у меня есть друг, Паскаль, — Рапунцель указала на небольшую ящерицу, которая как раз силилась отодрать её от окна. — Он, конечно, хамелеон и говорить не может, но всё понимает, и мы с ним замечательно проводим время, — ей не хотелось, чтобы Румпель считал, что жизнь здесь совсем уж печальна.
Если разобраться, скучно Рапунцель бывало только, когда матушка куда-то уходила надолго. Всё остальное время она проводила за домашними делами, уборкой и чтением книг. Кто сказал, что у других людей жизнь разнообразней?
«Они определённо не сидят целыми днями в башне», — напомнила сама себе Рапунцель. На самом деле, это вполне эгоистичное желание провести время с настоящим человеком стало даже значительном в выборе, приглашать или не приглашать его в гости. Румпель не выглядел истощённым или умирающим от жажды даже при условии солнечной погоды. Рапунцель почти не сомневалась, что он сможет найти и воду, и еду, при необходимости. Судя по тому, как часто возвращалась матушка, до города отсюда не более половины дня пути.
И, тем не менее, раз она уже задала этот вопрос, и раз услышала утвердительный ответ, то теперь никак не могла не принять участие в его судьбе. В конце концов, это было бы просто жестоко, а Рапунцель себя жестокой не считала.
Подождите! — девочка всполошилась, будто Румпель уже уходил. — Если вы пообещаете не обижать меня, то необязательно что-то кидать вниз. Тем более что горшок или бутыль обязательно расколется, и матушка тогда поймёт, что кто-то проходил здесь. Она очень расстроится, что я с этим кем-то заговорила! — Рапунцель уже разматывала волосы, чтобы опустить их вниз. Сколько бы матушка не говорила ей, что людям верить нельзя, она всё равно верила в святость обещаний. Девочка и так не сомневалась, что Румпель совсем неплохой. У неё было много оснований считать его неплохим! Но после обещания он тем более не сможет поступить как-то неправильно.
К тому же так неудобно разговаривать. Вам постоянно приходится задирать голову вверх, а мне смотреть вниз. Здесь почти нет тени, открытый солнцепёк, а в башне прохладно. Я накормлю вас, а вы мне что-нибудь расскажите или покажите. Например, волшебство или диковинку! — она совсем не забыла о начале разговора!

+2

9

Румпельштильцхен посмотрел на «друга», о котором упомянула Рапунцель, но благоразумно не стал фыркать и говорить, что общество человека-де никакой ящерицей не заменишь. Во-первых, смотря какой человек. Во-вторых, пастушеская собака, которую сам Румпельштильцхен когда-то держал, была куда более приятным обществом, нежели иные люди – так может быть, и ящерица не даёт Рапунцель слишком сильно скучать.
А всё-таки она много скучала, с мысленной усмешкой решил Румпельштильцхен, когда Рапунцель его снова окликнула. Надо признаться, он и выглядел, как тот, кто собирается уйти навстречу всем опасностям, что поджидают одинокого путника на дороге и в лесу.
- Обижать тебя? Зачем бы мне это понадобилось? – картинно оскорбился Румпельштильцхен, хотя обидеть он мог кого угодно – кроме разве что маленьких детишек. Тем не менее, он столь же картинно приложил ладонь к сердцу:
- Обещаю!
Бедняжка Рапунцель и не знала, как легко обходить подобные обещания, но Румпельштильцхен, естественно, не стал ей этого разъяснять. Узнает ещё. Жизнь многих учит, и порой совсем не добру; Румпельштильцхен с потаённой радостью заметил, как девчонка спускает вниз свои волосы.
- Уговорились, - пропел он и осторожно взялся за её волосы. Ещё несколько мгновений – и Румпельштильцхен медленно и осторожно стал подниматься наверх, держась за волосы Рапунцель. Сорвись он с башни, гибель ему, конечно, не грозила бы – он ведь был не «немного волшебником», а очень даже «много» и успел бы зависнуть над землёй, а потом переместиться на ноги. Однако падать Румпельштильцхен не собирался. Он уверенно поднимался всё выше и выше, преодолев искушение оглянуться и посмотреть вниз. Детский страх высоты остался с ним на всю жизнь – как и многие другие страхи, но тёмная магия некогда внушила уверенность в своих силах и отчасти подавила эти страхи, породив взамен один, но гораздо мощнее прочих – лишиться своего могущества.
Благополучно взобравшись в башню, Румпельштильцхен спрыгнул на пол и оказался лицом к лицу с Рапунцель. При близком рассмотрении он казался старше, можно было увидеть морщинки на лице, особенно у глаз. Но живость манер, голоса и мимики делала Тёмного гораздо моложавее, и от него волнами исходила энергия. Он испустил довольный звонкий смешок и раскланялся, словно на торжественном приёме, совершенно игнорируя недовольного Паскаля или как там звали это существо. Неожиданная мысль развеселила Румпельштильцхена: Рапунцель же привыкла к рептилии – немудрено, если его внешность и без наложенных чар не напугает девчонку. Впрочем, снимать чары Румпельштильцхен не стал. Он огляделся и провозгласил:
- У тебя тут очень уютно, дорогуша! И не жарко, верно, - он прошёлся туда-сюда, с любопытством рассматривая то один, то другой предмет. Большое зеркало у стены Румпельштильцхена не смутило: наложенные им на свою наружность чары не того рода, что можно разоблачить, посмотрев на него в зеркале.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

+2

10

— А вы немного тяжелее матушки, — заметила слегка запыхавшаяся Рапунцель. Впрочем, едва ли можно было сказать, что у неё от усталости иссяк энтузиазм. Зелёные глаза девочки сияли от любопытства, и она с интересом рассматривала гостя, ещё более золотого и… необычного, чем показалось ей с самого начала. Всё же башня была высокой, и едва ли гостя можно было рассмотреть очень подробно. Сейчас, когда Румпель находился прямо перед ней, у неё представилась такая возможность.
Рапунцель не думала о нём, как о некрасивом. На самом деле, понятия девочки о красоте практически отсутствовали, потому что сравнивать она могла только с книжным описанием, рисованными картинками, матушкой Готель и Паскалем. В мире, в котором жила Рапунцель, красивым было многое: цветы, деревья, далекие горы, небо, огоньки. А, по уверению матушки, самым красивым было сияние её золотых волос, возвращающих ей свежесть.
По ощущениям Рапунцель даже возраст гостя, значительно превосходивший её собственный, не был показателем уродства. В конце концов, для неё возраст понятия весьма относительное. Понятие, которое она легко может изменить.
Ой, что это я, — Рапунцель смущённо заправила прядь волос за ухо, осознав, что довольно долго рассматривала гостя едва ли не в упор. Она не была уверена, что так нельзя, но в книгах говорилось о неприличности подобного поведения. — Вы проходите, садитесь, — она буквально оттащила Румпеля к удобному креслу, усадила в него и побежала на кухню.
Мы тут с матушкой вдвоём живём, так что хозяйство не ахти какое сложное — приготовить на двух человек и убраться в башне, — кричала она из комнаты, гремя параллельно кастрюльками. — Тем более что свободного времени у меня немало. Вот и убираюсь, шью, вышиваю, рисую. Все стены, кстати, разрисованы именно мной! — Рапунцель выскочила из кухни, неся на подносе большую тарелку супа, хлеб, кексы и чай. Последний, к слову, даже остыть не успел с тех пор, как матушка отправилась в дорогу.
— Вот, угощайтесь, — она расставила еду на небольшом столике, себе пододвинула стульчик и, устроив руки на колени, уставилась на гостя. — Ну, рассказывайте! — не выдержала Рапунцель. — Где вы бывали? Как сюда забрели? Какими диковинками торгуете? Что такое вообще диковинка?!

+2

11

Румпельштильцхен прислушивался к тому, что говорила Рапунцель, рассматривал стены и попутно прикидывал, как бы поаккуратней подойти к делу. Конечно, он мог в два счёта обойти сделку, утащить девчонку в Тёмный замок и изучить её удивительную природу. Однако он так грубо не работал и даже скривился при мысли об этом. Впрочем, тут же поменял выражение лица на прежнее – доброе и солнечное, как только Рапунцель с той же быстротой принеслась обратно и поставила перед ним еду и питьё. Не девчонка, а какой-то длинноволосый ураган. Улыбка Румпельштильцхена стала более искренней – всё это было слишком забавно и… странно. Давненько его не принимали как почётного гостя и не смотрели на него с таким доверчивым видом.
- Ты сама рисовала? Ни за что бы не подумал. Решил бы, что это работа художника, - похвалил её Румпельштильцхен тоже вполне искренне.
Он понятия не имел, обучали ли Рапунцель манерам, но на всякий случай изобразил благовоспитанность. То ли готовила она недурно, то ли у него самого вкус так и не стал притязательным, но придраться пока было не к чему.
- Рассказывать? – Памятуя о том, что он должен быть голодным, Румпельштильцхен к тому времени успел съесть половину тарелки супа и один кусок хлеба, но был вынужден прервать трапезу. – Где я только не был… Ты же знаешь королевство под названием Туманная Гавань? Местные жители зовут его «Зачарованный Лес». Надо признаться, там и вправду бывает много туманов, - Румпельштильцхен покачал головой с видом опытного и бывалого путешественника. – Но зато летом прохладнее, чем здесь. Один раз я чуть не заблудился в Бесконечном лесу – видишь ли, у них там всё лес да лес! Тоже, как тут, решил побродить. Вот и побродил… Насилу вырвался. Меня гном вывел, - Румпельштильцхен всё же решил есть между фразами. – Гном… Хламушка его звали, - он чуть улыбнулся, изобретая на ходу детали маленькой истории. – В красной шляпе с пером, болтливый, но мы с ним подружились… Он мне уйму всего поведал… А что касается диковинок…
Румпельштильцхен отодвинул тарелку и жестом фокусника вынул у себя из-за пазухи зелёное пушистое перо, затем маленькую скорлупку и крошечные сапожки.
- Вот, например, это перо из хвоста волшебного павлина. Он умел говорить по-человечески. А это скорлупка, в которой сидела Дюймовочка, пока жила на большом листе… до встречи с ласточкой и принцем эльфов. А эти крошечные сапожки принадлежали пятидюймовому человечку, который приносил в дом счастье. Всё это истинная правда! – заверил Румпельштильцхен девочку и, пока она разглядывала «диковинки», преспокойно стал пить чай. Милое дитя, конечно, понятия не имело, что все эти вещички Румпельштильцхен вовсе не раздобыл сам, а приобрёл у настоящего торговца диковинками в другом королевстве.
- Хочешь, покажу волшебство? – спросил он, потянувшись за кексом, и посмотрел на Рапунцель блестящими глазами, обещавшими чудо. Маленькое, но настоящее.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

+2

12

Рапунцель слушала с большим любопытством и удовольствием. О других королевствах она совсем ничего не знала. Если разобраться, она и о своём королевстве знала немного. Буквально только то, что раз в год в небе появлялись золотые огоньки, которые Рапунцель очень любила наблюдать из окошка своей башни.
Матушка никак не поддерживала её стремления к знаниям и любопытства к внешнему миру, поэтому ничего ей не рассказывала, а Рапунцель постепенно смирялась с мыслью, что люди, которые живут в этом и любом другом королевстве, не отличаются добротой. Они жадные и злые. Они слишком заняты своими интересами, чтобы беспокоится о такой маленькой и наивной девочке, как Рапунцель.
Именно к таким разговорам приводили попытки Рапунцель выйти хотя бы к подножью башни. Ей так хотелось побывать хоть где-то! Увидеть хоть кого-то!
Поэтому Румпелю можно было особо не стараться. Даже если бы он рассказал ей историю о том, как встретил у подножья башни осла, она бы очень удивилась и заинтересовалась. В её жизни было мало впечатлений, мало чудес и весь мир за пределами башни казался ей таинственным и интересным.
— А вам не страшно вот так путешествовать? — с благоговейным шёпотом спросила Рапунцель. Всё-таки этот золотистый дяденька не только гуляет по не знакомым лесам, но и теряется в них! Но всё равно раз за разом отправляется в путешествие!
«Может, и я так могу?..» — неуверенно подумала девочка, потерев одну босую ногу о другую. Матушка убеждала, что Рапунцель совершенно беспомощная и довольно глупая. Наверное, в этом имелась определённая доля правды, но всё же... Как бы ей страшно не было, она всё же хотела бы видеть не только тот кусок мира, который просматривался из окна.
— А почему его называют «зачарованным»? — поинтересовалась Рапунцель, предполагая волшебную предысторию. Она любила волшебство и истории о волшебстве. Хотя истории о гномах и маленьких девочках и мальчиках казались ей никак не менее интересными.
— Говорящий павлин?! — удивлённо воскликнула Рапунцель. — Как интересно! А он от рождения умел говорить или научился? Я бы хотела, чтобы Паскаль тоже научился разговаривать... — девочка вздохнула, поймав взгляд хамелеончика, который был более чем красноречивым без всяких слов: гость ему не нравился и он полностью не одобрял свою хозяйку (хотя Рапунцель предпочитала считать себя его подругой).
— Такие крошки... — девочка хотела прикоснуться к необыкновенным предметам, но побоялась их испортить и одернула руку. — Невероятно. А я думала, что только я… — она осеклась и поправилась, — что чудес в мире немного! — на самом деле, эту мысль внушала Рапунцель матушка. Мысль, что она невероятное, исключительное дитя, которое должно быть спрятано от мира, потому что иначе мир его сожрёт.
Хочу, конечно! — восторженно сообщила девочка, подавшись ближе, чтобы точно всё-всё рассмотреть. — А что вы умеете?

+2

13

Услышав вопрос, не страшно ли ему путешествовать, Румпельштильцхен сделал удивлённый вид:
- Я и не думал об этом… Нет, душенька, совсем не страшно! – Он закивал в подтверждение своих слов и продолжил:
- Наш Зачарованный Лес полон магии и чудес, потому, видимо, ему и дали такое название. И вправду, где бы я ни был, столько удивительного нигде больше не встречал! Ты знаешь, кто такие единороги? Встречались ли они тебе в книжках? Так вот, единороги живут в Зачарованном Лесу, и если ты чиста душой, они дадут тебе подойти и погладить их, - вдохновенно рассказывал «немного волшебник», - но, признаться, немногих они к себе подпустили! Быть чистым душой – не так-то просто. Всякую душу что-то да омрачает.
Румпельштильцхен пододвинул маленькие предметы поближе к Рапунцель и приободрил её:
- Не бойся, можешь потрогать… Что до павлина, то он ведь был волшебным, а значит, всегда умел говорить по-человечески. Не думаю, что Паскаля можно научить, - он повернулся в сторону ящерицы и лукаво посмотрел на неё. Судя по всему, умей это существо говорить, первым, что оно сделало бы, это сказало бы пару неласковых слов самому Румпельштильцхену, или принялось бы предостерегать Рапунцель. Паскаль явно был непростой и чуял, что и гость такой же.
Румпельштильцхен отставил чашку с недопитым чаем и жестом пригласил Рапунцель полюбоваться «чудом». Накрыл кекс ладонью, отнял её – и тот стал совсем крохотным; снова накрыл ладонью – и кекс вырос обратно.
- Вот тебе и чудо, - торжествующе заявил Румпельштильцхен и отломил от него кусок, как ни в чём не бывало. – Вкусно ты готовишь. Матушка тебя хорошо научила.
Он не обратил внимания на оговорку Рапунцель «А я думала, что только я…», когда девчонка чуть было не выдала свой секрет. Изобразил лёгкую невнимательность. Хотя попытки Рапунцель сохранить всё в тайне, не зная, что никакая это не тайна, были забавными. Румпельштильцхен невольно улыбнулся и шёпотом спросил у Рапунцель, словно их могли подслушать:
- А ты сама не хотела бы попутешествовать, а не сидеть в башне?
Вопрос этот прозвучал совершенно невинно. Между тем, Румпельштильцхен раздумывал, как ему получить желаемое, и в то же время, не нарушить данное им слово. Это была игра, в которой не хотелось прибегать к силе; игра, в которой Тёмный мог позволить себе не быть Тёмным. Не упускать же такую возможность![icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

+1

14

Рапунцель удивлённо посмотрела на золотого гостя.
"Почему?" - хотела просить она. Почему ему не страшно в мире, где есть разбойники, где легко могут ограбить или даже изувечить, где из-за таких безделушек можно серьёзно пострадать. Матушка описывала внешний мир, как место, которое не только можно, но и нужно бояться, а тут Румпель, который заблудился в чужой стране, ничего не боялся.
- Вы, наверное, человек большой смелости! - решила девочка. В конце концов, в мире существовали герои и рыцари, которые охраняли города от разбойников и неприятностей. Даже матушка признавала их существования, хотя и говорила, что подобный статус заставляет их вести себя наглее, и Рапунцель встреча с героем или рыцарем не грозит ни чем хорошим.
Она попыталась скрыть разочарование. Было бы здорово, научись Паскаль говорить. Они итак проводили неплохо время и находили общий язык, но иногда ей не хватало именно бесед, иногда ей хотелось услышать чужое мнение или чужую историю, именно услышать, а не прочесть в книге. К тому же все книги, которые были у Рапунцель, она не только прочла от корки до корки, включая пометки от издательства, но и выучила наизусть. И это не от того, что она так уж любила читать.
- Красиво, - выдохнула Рапунцель, скидывая с себя разочарование, как нечто лишнее и совершенно бесполезное. Да, Паскаль не умеет говорить, но он, в конце концов, всего лишь ящерица и для ящерицы необычайно сообразителен. И разве у них когда-нибудь возникали проблемы со взаимопониманием?!
Рапунцель так успешно справилась с разочарованием, что ей даже стало стыдно за свои мысли. Она аккуратно взяла перо павлина в свои руки и внимательно присмотрелась к его разноцветной текстуре. Перо было необычайно, волнительно красивым. Но магия, самая настоящая магия вызвала у Рапунцель откровенный восторг! Она отложила перо и радостно захлопала в ладоши.
- Ого! Это великолепно! Замечательно! А уменьшать можно только кексик? Правда, здорово? - Рапунцель обернулась Паскалю, желая втянуть его в беседу, но хамелеон лишь отвернулся. Он так явно не одобрял того, что здесь происходило, что девочке было даже неловко.
- Он не очень любит гостей, - Рапунцель нервно хихикнула. - На самом деле, у нас здесь вообще не бывает гостей. Матушка запрещает. Да и был у меня плохой опыт встречи с незнакомцами. Сама я этого, правда, не помню, но мне едва удалось выйти из неприятностей в целости и невредимости. Почти, - она почесала затылок, где торчала короткая темная прядка. - Будет неплохо, если вы никому не расскажите о башне. Не расскажите же?
Как ответить на последний вопрос Рапунцель не знала. Она вроде и хотела покинуть башню и побывать хоть где-то, но ей было страшно и ещё более волнительно за матушку. Она же будет переживать! Она итак много всего пережила и Рапунцель не смела доставлять ей большие неудобства.
- Нет, наверное... - без особой уверенности пробормотала Рапунцель, поджимая ноги. - Мне и здесь хорошо. Можно в готовке практиковаться, рисовать, читать... Куча занятий! - она не сдержала вздоха.
- Я рада, что вам понравилось, - Рапунцель поднялась и принялась собирать посуду. О том, что она хорошо готовит, девочка не знала. Матушка обычно находила в её готовке какой-то недостаток. То соли много, то мало, то недостаточно тексто поднялось, то, наоборот, слишком воздушное. Услышать похвалу ей было приятно, но она доставляла неудобство. Не может же быть так, что вот матушке не нравилось, а золотому дяденьке нравится! Значит, кто-то вводит её в заблуждение.
- Вы дальше куда направитесь? - она постаралась переключиться и улыбнулась, чтобы справиться с неожиданной хандрой. Глупости какие! Всю жизнь жила одна в башне, не грустила, тут же пришел гость, самый настоящий, а она нос повесила! - А много такие диковинки стоят? Хватает на дорогу?

+2

15

Румпельштильцхен изобразил смущённую улыбку, когда Рапунцель назвала его «человеком большой смелости». Слышать такое, когда ты всю жизнь считал себя жалким, ничтожным трусом, оказалось приятным. Пусть даже наградили Румпельштильцхена сим званием за выдуманные заслуги – без магии он никогда бы не осмелился путешествовать. Слишком это было опасно, столь же опасно, как и предполагала золотоволосая узница.
Фокус с кексом ожидаемо привёл её в восторг. Румпельштильцхен принял скромный вид – мол, не такое это чудо, – и скромно же заметил:
- А ещё я могу превратить самые обыкновенные человеческие слезинки в жемчужинки. Но только в том случае, - подмигнул он девочке, - если это слёзы чистого и доброго существа! Как-то раз мне довелось это сделать, - принялся он рассказывать, - мачеха одной замечательной девушки увидела жемчужинки и решила попросить меня, чтобы я и ей такое устроил. Я ведь не знал, что она плохая, - Румпельштильцхен эдак простодушно развёл руками, - я… произнёс своё обычное заклинание. А её слёзы возьми да и превратись в жаб и гадюк! Ох и вопила она, убегая! – весело рассмеялся «добрый волшебник». – Меня они не тронули, а потом я их в лес отправил, чтобы жабы там себе болото нашли, а гадюки кого-нибудь не укусили.
Он успокоил девочку, слегка коснувшись её руки:
- Я не расскажу никому о башне, душенька. Зачем мне это нужно? Здесь наверняка скучно, - Румпельштильцхен смешно сморщил покрытый золотыми чешуйками нос, - но ты же не зря тут сидишь! Сама сказала – едва удалось вырваться из неприятностей. Я бы послушал эту историю, но если не захочешь вспоминать – то и не надо.
Румпельштильцхен отметил, что Рапунцель на его похвалы отвечала сдержанно. Видимо, «матушка» хвалила свою якобы «дочь» редко, больше придиралась, и теперь Рапунцель не верила, что Румпельштильцхену всерьёз нравится её стряпня. Но он действительно ничего удручающего в ней не нашёл. Ладно.
- Диковинки стоят по-разному, иногда денег водится много, а порой приходится ночей не спать и во рту не бывает ни крошки, - доверительно повествовал Румпельштильцхен. – А куда я теперь пойду, это большой секрет! – Он лукаво посмотрел на Рапунцель, стараясь развеселить её и вызвать на откровенность своим ненавязчивым дружелюбием. – Послушай… А что ты ещё умеешь? Рисовать, готовить… Музыкальных инструментов у тебя нет? Видел я, как принцессы перебирают струны арфы, видел бродячих музыкантов, в хорошей музыке я толк знаю!
Если Рапунцель умеет играть на музыкальных инструментах, мысленно прикинул Румпельштильцхен, то при игре от неё наверняка будет идти магическое сияние, у неё ведь не только волосы должны быть волшебными. Румпельштильцхен заранее прихватил с собой пустой фиал, который с лёгкостью мог пустить в ход. Любая хитрость, любая придумка. Отрезать Рапунцель пальчик и исследовать его Тёмный всё равно не мог. Взгляд его скользнул к её рукам.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

+2

16

- Ох... - девочку восхитил рассказ Румпеля. О жемчуге Рапунцель знала мало. Только то, что из него делают украшения и он довольно дорогой. Понятие "дорогой" Рапунцель тоже было не слишком понятно. Ведь ей всё доставалось даром! Она ничего не продавала и не покупала, ни в чем не нуждалась, а матушка выполняла её капризы. Например, как сегодня, когда она неохотно отправилась за новыми кистями и красками. Жаль только бумагу брать отказалась. Тогда бы можно было рисовать картины, а не стирать и заново разукрашивать стены.
- А как узнать, чистый и добрый ты или нет? - спросила Рапунцель. Жемчуг она могла бы как-то подарить матушке. Впрочем, для этого пришлось бы соврать про Румпеля и вообще желание иметь жемчуг, наверное, не очень чистое. К тому же она не слушается маму, говорит с незнакомцем, впустила его в дом! И всё вроде бы по хорошей причине, но "хорошая причина" не меняет того факта, что маму она всё же не слушается.
Рапунцель и покраснела. Она, как и говорила матушка, всегда была слишком хорошего о себе мнения.
- Спасибо, - девочка благодарно улыбнулась. Румпель прекрасно понимал её, но не осуждал и даже не собирался о ней никому рассказывать. Рапунцель поискала глазами Паскаля.
"Вот видишь!" - мысленно проговорила она. - "А мама говорила, что они все плохие!"
Паскаль закатил глаза, то ли поймав её мысленное сообщение, то ли реагируя на восторженное выражение лица.
- А жемчуг - это дорого? - спросила Рапунцель. - Совсем голодным путешествовать нелегко... Почему вы не сделаете себе много жемчуга? Пусть та женщина оказалась плохой, но есть же хорошие люди! Вы сами могли бы... - она запнулась, задумавшись, насколько бестактным будем предположить, что Румпель - человек добрый и чистый. Рапунцель мало знала о людях, но золотой дяденька не обижал ее, не шутил над ней, хвалил её еду, рассказывал истории, показывал интересные вещи. На самом деле, ей было сложно судить о чистоте, но никого добрее девочка не встречала.
- А историю я сама не помню. Мне мама её рассказала: как ещё совсем малюткой меня поймали и хотели обстричь волосы, - Рапунцель развернулась, показывая небольшую темную прядь на затылке. - Если их состричь, они темнеют и теряют свои свойства, - разволновавшись, она принялась рефлекторно перебирать пряди своих волос.
- Музыкальных инструментов нет, но я умею петь! - радостно сообщила девочка, разворачиваясь лицом к Румпелю. - Даже маме моей нравится! Хотите послушать?! - Рапунцель придвинулась ближе, но тут в разговор влез Паскаль. Точнее, он влез ей на колени и начал старательно мотать головой, дёргая за золотистые пряди.
- Ну, конечно, но он никому не скажет. Не скажите же? - девочка подняла взгляд на Румпеля. На самом деле, ей давно хотелось похвастаться. Очень давно. Едва ли не с самого начала!

+2

17

Румпельштильцхен мог бы рассказать Рапунцель, что легче всего узнать о чьей-то чистоте, вытащив у человека из груди сердце, но, конечно, это бы напугало девчонку. Таких экспериментов Румпельштильцхен проводить не хотел. Он сделал выразительную гримасу:
- Должно быть, о чистоте и доброте можно узнать через… поступки. Вот ты, например, никому не причиняла зла за свою недолгую жизнь? Тогда у тебя чистое сердце, - Румпельштильцхен приложил ладонь к груди, где билось его собственное, почти целиком чёрное, и подмигнул девочке. – Говорят, что сердца темнеют, если ты совершил зло и почувствовал свою вину. Но мы всё равно не сможем этого проверить. Хотя я убеждён, что твои слёзы стали бы жемчугом! А мои…
Румпельштильцхен изобразил раздумье.
- Я долго живу на свете. За такое время невозможно полностью сохранить чистоту сердца. Не пробовал делать жемчуг из своих слёз, да и не помню, когда последний раз плакал, - с легкомысленным видом отмахнулся он. Память услужливо подсовывала пару случаев, но Румпельштильцхен всё отмёл и не стал представлять, во что бы могли превратиться его слёзы. Скорее всего, в сгустки тьмы, которая наполняла его целиком, как сосуд, проступая на коже, ногтях и отражаясь в глазах.
Румпельштильцхен едва не выдал себя торжеством, когда Рапунцель показала ему тёмную прядку волос. Она откровенничала всё больше и больше, и никакие предостерегающие взгляды и движения Паскаля не могли её остановить. Румпельштильцхен охотно выбросил бы надоедливую ящерицу в окно башни, но, к сожалению, этого нельзя было сделать. Он понимающе закивал, когда Рапунцель снова повернулась к нему лицом:
- Вот оно как! Вот почему ты боишься людей. А что за свойства у твоих волос, кроме того, что они могут поднимать наверх, в башню? – осторожно спросил Румпельштильцхен. Паскалю он адресовал милейшую улыбку. Бессловесное существо так и старалось показать Рапунцель, что нельзя, нельзя, нельзя быть откровенной с «Румпелем»! Тёмный откровенно наслаждался тем, что ничто не может помешать ему осуществить задуманное.
- Я бы с удовольствием послушал твоё пение, - Румпельштильцхен искренне улыбнулся – получилось ничуть не хуже, чем он рассчитывал. Пение должно нести в себе волшебство точно так же, как если бы это была игра на музыкальном инструменте. – И разумеется, я буду держать всё это в тайне!
Ну, ещё бы. Когда это Тёмный выходил на городские площади и болтал с простым народом обо всех чудесах, о которых ему когда-либо удавалось разузнать? Правильно – никогда! Все свои знания он использовал на пользу только себе. Румпельштильцхен заметил, как Рапунцель распирало от нетерпения, как надоело ей сдерживаться, и это было отрадно.[icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

+2

18

Рапунцель рассеянно пожала плечами. За свою недолгую жизнь она мало кому могла доставить даже неудобства, не то что зла. Разве что матушке или Паскалю... Но и волк, запертый в клетке, вряд ли может причинить зло, но не потому что он является зайцем, а просто из-за отсутствия возможностей. Конечно, волк и заяц не слишком удачные примеры - не все волки обязательно должны быть именно плохими, они всего лишь хищники и кровожадность у них природе, - однако сама мысль Рапунцель заключалась в том, что она едва ли может считать себя доброй или злой, потому что у неё было мало возможности совершать добрые или злые поступки.
- Наверное, нет... - задумчиво произнесла девочка. - На самом деле, это сложно! Я никогда не хотела никого обидеть, но мне было некого обижать! А иногда мне хочется сбежать отсюда, но ведь это очень расстроит и опечалит матушку. Разве это не зло? - Рапунцель смотрела на своего нового знакомого (она уже считала его добрым-старым другом) удивительно серьёзно. Словно бы они, как минимум, решали вопросы мирового значения!
- А ещё!.. Я подумала, что жемчуг мог бы стать хорошим подарком матушке, но матушка не должна узнать, что приходил кто-то. Так как я могу подарить ей жемчуг? Откуда я могла его взять? Не волшебным же образом он материализовался прямо передо мной! Ой... - девочка смущённо потупилась. - Волшебным, конечно, но я такое волшебство сделать не могу, и матушка это знает...
Рапунцель поёрзала на своём коротеньком стульчике, испытывая необычное нетерпение. Паскаль сильно отвлекал её предостеригающими жестами и девочка, порывисто поднявшись, взяла его в руки, посадила на полку и прикрыла пологом. Она не считала подобный поступок красивым, но, глядя на золотого знакомца, который просто поел, вежливо поблагодарил за еду, показал ей диковинки и рассказал истории, никак не могла считать его злым человеком. Он так искренне интересовался её талнтами, так сердечно хвалил!
- Когда я пою, мои волосы светятся золотом, - тихо проговорила девочка, задумчиво поправляя босой ногой копну волос так, чтобы они лежали почти идеальным кругом. Теперь Рапунцель была словно бы на небольшой сцене. - Только мне известна всего лишь одна песня, - смущенно пробормотала она. - Время от времени я пытаюсь сочинять, но это не для публики. Только для себя и Паскаля.
Убедившись, что её гость внимательно смотрит, девочка запела:
- Солнца яркий луч,
Путь найди во мгле.
Я прошу верни, что так желанно мне.
Раны исцели,
Жизни свет пролей.
Я прошу верни, что так желанно мне,
Желанно мне...
- с первых же звуков по волосам начала распространяться золотая волна света, которая наступала и наступала до тех пор, пока Рапунцель не оказалась в центре светящегося круга. Девочка улыбнулась, крутанулась на месте и с любопытством посмотрела на Румпеля.
- Сойдёт за диковинку? - спросила она, с большим любопытством и восторгом глядя на гостя. Ей всегда было интересно, как люди отреагируют, если вдруг встретят её где-то в лесу!

+2

19

Румпельштильцхену было смешно слушать наивные детские рассуждения о том, что может считаться злом в глазах Рапунцель. И вместе с тем, он отчётливо понимал, каким же злодеем она должна была бы считать его самого, узнай она хотя бы о нескольких его грехах. Да что там – весь этот спектакль, который он разыграл перед ней, притворяясь тем, кем не был. Румпельштильцхен не желал об этом думать, и теперь ясный взгляд Рапунцель начал его немного смущать. Ничем этого не показав, он сделал небрежный жест и хмыкнул:
- Душенька, разве это – зло… Ты просто хочешь свободы, как хотят её все люди. Насчёт жемчуга… не уверен, что это хорошая затея. Твоя матушка испытает большие подозрения и запретит тебе даже из окна выглядывать.
Румпельштильцхен знал, что его не должно быть здесь, и вмешиваться в судьбу Рапунцель нельзя. Он мог побывать в её башне, унести  с собой частичку её волшебства, чтобы изучить его, но не более того. Он не мог забрать девчонку и заточить в какой-нибудь вазе, чтобы она там сидела, поскольку у Рапунцель была своя судьба и своя история. Оставить ей жемчуг означало многое изменить.
Румпельштильцхен с удовлетворением отметил, как девочка спрятала своего Паскаля, чтобы тот не лез в её дела. Замечательно. Между делом, Румпельштильцхен собрал и спрятал за пазухой уже ненужные «диковинки», после чего повернулся к Рапунцель. Она начала говорить о своей тайне, чего он от неё добивался, и будь Румпельштильцхен котом, он бы мурлыкал и вытягивал лапки, глядя сияющими глазами. Не зря он сюда пришёл!
Песня лилась, а вместе с ней сияние окружило Рапунцель. Румпельштильцхен живо подхватился с места, будто бы не в силах усидеть, и подошёл к ней.
- Это лучшая диковинка из всех, что я знаю! – Его голос был слаще мёда, а в одной руке незаметно появился пустой фиал. Румпельштильцхен взмахнул руками, непосредственно радуясь, как ребёнок, расхваливая Рапунцель, уверяя, что он счастлив оказаться свидетелем такого чуда, пряча в ладони фиал и незаметно его наполняя. Когда фиал был полон, Румпельштильцхен отвесил грациозный поклон, отводя руку с фиалом за спину, другую прижав к груди и чуть отставляя одну ногу – словно Рапунцель выступала перед зрителями. Ловко заткнув фиал пробкой, Румпельштильцхен выпрямился и, снова маскируя жестами и мимикой свои движения, переместил фиал обратно в карман сюртука.
- Я очень рад, что познакомился с тобой, - заключил он, сохраняя на лице улыбочку, но мысленно уже спускаясь с башни. Создавать иллюзию милого и доброго существа становилось всё труднее. Тьма ворчала и шевелилась в груди, Румпельштильцхен чувствовал её щупальца вокруг своего сердца.
- Пожалуй, мне пора уходить, пока твоя матушка не вернулась, - он принял как можно более огорчённый вид. – Очень не хотел бы этого делать, но придётся.
Румпельштильцхен начинал всерьёз тяготиться всем этим. Скорее бы закончить и приступить у себя в Тёмном замке к изучению чуда Рапунцель. Прекрасно, что она убрала Паскаля – тот мог заметить неладное, даже невзирая на всю ловкость рук и магию Румпельштильцхена.
[icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

+2

20

Рапунцель только кивнула с расстроенным видом. Ей не хватало воображения, чтобы придумать правдоподобную историю, которая объясняла бы материализацию жемчуга, а во всех остальных случаях такой подарок только опечалил бы матушку и заставил бы её волноваться.
"Но жаль", - девочке хотелось сделать матушке что-то приятное, как-то порадовать! Ведь, как казалось, ничего из повседневного - еда или убранная комната, - её не радовало.
Даже восторги Румпеля не подняли полноценно настроение! Только-только Рапунцель взбодрилась, как золотой дяденька собрался уходить, а ведь она была готова спеть ещё что-нибудь! Даже своего собственного сочинения - того, что петь при матушке Рапунцель очень стеснялась, потому что та очень язвительно отзывалась об её поэтических талантах. Румпель, возможно, так делать не будет. Ему, казалось, нравилось всё, что она делает. Он даже кланяется ей, как книжной принцессе!
- Да? - расстроено пробормотала девочка. У неё никогда не было друзей-людей, и ей очень понравилось иметь собеседника. Она покрутила головой, прикидывая, по какому предлогу может хоть немного его задержать, но Румпель, словно уловив её намерение, напомнил, что в любой момент может вернуться матушка.
- Всё верно, - согласилась девочка и неохотно направилась к окну. - Мне тоже очень понравилось с вами разговаривать. Хорошо, что вы заблудились, - Рапунцель выдавила из себя улыбку и спустила волосы вниз. - Чтобы вернуться на дорогу вам нужно двигаться во-о-он в том направлении. Прямо и прямо, а там будет город. Возможно, кто-нибудь даже купит ваши диковинки.
Ей очень хотелось пригласить Румпеля зайти на обратной дороге, но она не была уверена, что в тот раз матушка также будет отсутствовать.
- До свидания, Румпель! Больше не теряйтесь!

+2

21

Румпельштильцхен мог бы ещё остаться. Послушать Рапунцель, поизображать доброго "дяденьку". Однако спектакль затянулся, а внезапного появления матушки Готель Румпельштильцхену не слишком хотелось. В таком случае, придётся думать, что с ней делать, а скорее всего, Румпельштильцхен будет вынужден стереть память и ей, и самой Рапунцель, и потратить на это своё драгоценное волшебство. Нешуточное дело – стирание памяти. А ведь он не затем сюда пришёл!
- Мне тоже очень понравилось с вами разговаривать. Хорошо, что вы заблудились.
Рапунцель была явно расстроена и не хотела его отпускать, но Румпельштильцхен сделал вид, что не заметил этого. Только улыбнулся и коснулся её золотистых волос:
- Уверен, душенька, когда-нибудь мы ещё встретимся.
О, разумеется, тогда Рапунцель будет знать, кто её посетил, и теряться в догадках, зачем самому могущественному магу Зачарованного Леса понадобилось кривляться у неё в башне. Если для того, чтобы увидеть чудо – так он мог поступить куда проще и грубее. Румпельштильцхен мысленно пожал плечами и стал спускаться по волосам девочки ещё более медленно и осторожно, чем поднимался. Откровенно говоря, даже с чудесными волосами, способными выдержать всё, ему не нравился этот способ. А, ладно, не всё ли равно и не наплевать ли ему на девчонку, на чьё расстроенное лицо он глянул сейчас лишь мельком?
- Чтобы вернуться на дорогу вам нужно двигаться во-о-он в том направлении. Прямо и прямо, а там будет город. Возможно, кто-нибудь даже купит ваши диковинки.
Румпельштильцхен спустился вниз и с беспечным видом помахал Рапунцель рукой.
- Смотри, я добрался! А то всё думал, не упаду ли, - шутливо прибавил он. – Благодарю за гостеприимство и за то, что указала мне дорогу!
Услышав пожелание "не теряться больше", Румпельштильцхен рассмеялся. Он словно был в её глазах не старше её самой! По крайней мере, звучало это, как пожелание кому-то юному и неопытному, как сама Рапунцель.
- Постараюсь не теряться. Прощай, душенька – а может, и до встречи!
Ещё раз помахав ей рукой, Румпельштильцхен удалился в указанном Рапунцель направлении. И только оказавшись там, где она не могла его увидеть, свободно вздохнул, вынул из кармана фиал и полюбовался свечением его содержимого. После чего исчез в облаке сиреневого дыма, возвращаясь в Тёмный замок. Можно было заняться делом!

Конец.

[icon]http://s8.uploads.ru/t/2ZH4r.png[/icon][nick]Rumple[/nick] [sign] [/sign]

+2


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ИНВЕНТАРЬ ХРАНИТЕЛЕЙ СНОВ » Лучик солнца и таинственный незнакомец