Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: двадцатые числа апреля (вторая неделя после снятия проклятья Злой Королевы)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » (Не)Бойтесь не желаний, а их исполнителя.


(Не)Бойтесь не желаний, а их исполнителя.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

https://78.media.tumblr.com/tumblr_mekxazEB5F1rrqb1eo6_250.gif

https://c.radikal.ru/c35/1805/d5/b6903f85873e.gif

Желания имеют свойство сбываться, главное захотеть и знать, что за них придётся заплатить.
(НЕ)БОЙТЕСЬ НЕ ЖЕЛАНИЙ, А ИХ ИСПОЛНИТЕЛЯ.
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Румпельштильцхен&Медея

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Зачарованный лес, задолго до Заклятья

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Медея от отчаяния решилась на то, что для многих было самым страшным поступком. Заключить сделку с Тёмным магом. Вот беда, только она совершенно не знала, что у него попросить, а Румпельштильцхен не любит, когда его время тратят зря. Кто же знал, что эта странная встреча будет иметь долгосрочные последствия не только для Медеи, у которой появится цель, но и для Тёмного мага, у которого появится ученица.

[AVA]http://uploads.ru/i/I/r/Z/IrZBa.jpg[/AVA]

Отредактировано Helen Foster (07-05-2018 19:30:33)

+1

2

[AVA]http://uploads.ru/i/I/r/Z/IrZBa.jpg[/AVA]
Она сошла с ума? О, да, сошла, если думает сделать это! Вот уже две недели, как Медея ушла из деревни, где ей спасли жизнь. Снова сбежала, страшась не справиться с морем ненависти, злости и боли, которое бушевало в душе и грозило в любой момент вылиться на головы ни в чём неповинных людей, которые просто были счастливы. Разве кто-то виноват, что за десятки спокойной жизни под крылом родителей теперь пришло время платить? Виноват. Один. Алчный, похотливый, бессердечный человек, которого Медея впустила в свою душу. Только вот беда, месть уже свершилась. Она была уверена, что невозможно спастись из горящего дома в том состоянии, что его оставила. Он мёртв так же, как и девица, посмевшая покуситься на женатого мужчину. А как было бы легче, будь они живы. Сейчас, сидя под деревом в очередном лесу её новой жизни Медея бы продумывала изощрённый план мести, который потом медленно и с удовольствием исполнила. У неё была бы цель, ради которой стоило дышать. Нельзя вернуться с позором к матери, нельзя отрицать того факта, что она убийца, требующая наказания. Нельзя просто жить заново в какой-нибудь деревне и снова довериться людям. Нельзя!

- Румпельштильцхен, - на выдохе, одними губами, сама едва разобрав прозвучавшее имя, и тут же зажала ладонью рот, страшась необдуманного поступка.

А так ли необдуманного? Медея оглянулась по сторонам, удостоверяясь, что до сих пор одна, и только потом посмотрела на переплетённые цепочки двух одинаковых кулонов у себя на шее. Глупая, она надела второй перед порогом нового дома, в котором собиралась жить с мужем. Рассчитывала на скреплённую удачу, хотела со временем подарить один дочери, которая обязательно должна была у неё родиться. Только судьба и собственное незнание распорядились по-другому, а ведь она даже не узнала, кого потеряла - сына или дочь… Медея резко встала с плаща, расстеленного на земле, и рывком магии собрала вещи в небольшой мешок. Не рассчитав силу, она разорвала плащ, но даже не заметила этого, продолжая свой путь. Медея не знала, куда шла. Просто боялась остановиться и ощутить, что больше не хочет двигаться, что желание закончить бесполезное существование станет сильнее страха смерти. Зачем ей всё это? Что может вернуть смысл жизни, дать цель вставать по утрам и силы перестать ненавидеть людей? Она не знала. Мысли, варианты, хаотичные желания и картины невероятных фантазий путали реальность. А ведь когда-то в юности гордилась тем, что умела их разделять в отличие от бедного отца.

- Дура! - процедила она сквозь зубы, безжалостно сломав ветку, которая мешала пройти. - С Тёмным магом фантазии смогут стать реальностью, нужно только перестать трусить.

Ничто, тем более такое мощное волшебство, как исполнение желания, не даётся даром. Она это смутно, но понимала ещё тогда, когда слушала истории о коварстве и хитрости Тёмного мага, когда он заключает свои сделки. Медея даже мысли не допускала, что может быть умнее Румпельштильцхена, поэтому боялась даже представить, что он попросит взамен. Нет, не попросит - стребует. У неё же ничего нет, кроме магии и жизни, что с неё можно взять? Да и вряд ли она могла чётко себе признаться, чего же боится больше - что Тёмный согласится или наоборот откажет? Медея остановилась, прислушавшись к непонятным звукам. Кажется, это ей напоминало шум воды. Водопад? Она о них слышала от отца, но никогда не видела. Впервые за долгие месяцы Медее по-настоящему чего-то захотелось. Она прибавила шагу, стараясь ориентироваться на звук и чем ближе подходила, тем сильнее стучало сердце, словно мощь воды придавала ей решимости дойти до конца. Медея должна позвать Тёмного мага! Эта неопределённость иссушала и без того небольшие её силы, сотни вариантов “а что, если…?” не давали покоя с самого момента, как она услышала его имя. Да, пусть малодушно, но она не хотела нести ответственность за дальнейшую свою жизнь. Пусть он станет её судьёй и палачом. Лес закончился почти у самого обрыва, слева от которого шумел водопад. Потрясающий вид на какое-то мгновение отогнал тяжкие думы, позволив Медее почувствовать себя хоть ненадолго абсолютно свободной.

- Румпельштильцхен! - позвала она, едва совладав с голосом, и стоя на краю обрыва Медея видела в этом символичность её жизни. То, что она сейчас позвала Тёмного, можно сравнить с прыжком в этот неистовый поток воды, и только от него теперь зависит упадёт ли Медея внизу замертво или взлетит к облакам, начав жить по-другому. - Румпельштильцхен! - громче крикнула она, отойдя от края. - Прошу, появись.

Медея не продумала разговор, не знала, зачем конкретно его звала. Он просто был ей сейчас нужен. Именно здесь, именно сейчас. Пусть она потом пожалеет, пусть сделает очередную глупость, но был велик шанс, что станет лучше, чем было до этой минуты. И не важно, что сердце было готово выскочить из груди от волнения, пальцы рук подрагивали от наглости собственного поступка, а в голове воцарился хаос. Она сошла с ума? О, да.

Отредактировано Helen Foster (07-05-2018 21:47:46)

+1

3

Румпельштильцхен деловито пересыпал из колбочки в чашу зелёный порошок. Добавил прозрачную жидкость, напоминавшую простую воду. Бросил сверху золотую нить. Шипение, лёгкий дымок окутал чашу – и всё, зелье готово. Румпельштильцхен звонко хихикнул и хлопнул в ладоши, а затем проворно выгреб пузырёк с зельем из чаши и подошёл к шкафу, чтобы поставить пузырёк на одну из полок.
- И долго ты будешь любоваться тем, что я делаю? – Человек средних лет с блёклым усталым лицом вздрогнул, услышав эти резкие слова, и покрепче сжал в руке завязки мешка. – Будь добр, выкладывай содержимое на стол!
Человек нерешительно приблизился, поискал взглядом место на столе, куда он мог бы вытряхнуть мешок. Румпельштильцхен нетерпеливо помахал рукой:
- Вон туда, между чашей и хрустальным шаром! И жёлтую колбу не задень, если не хочешь стать крысой!
Его хихиканье начинало действовать гостю на нервы. Он развязал и неуклюже вытряхнул мешок… и обомлел. Вместо связанных фей на поверхности стола оказались три зелёных листочка.
- Это что? – Румпельштильцхен нахмурил брови, сделал шаг, другой, третий. От него так явственно дохнуло угрозой, что побледневший гость попытался оправдаться:
- Господин! Я ловил их, я… не знаю, как такое могло произойти! – Он попятился, подняв руки и выставив ладони перед собой.
- Зато я понимаю. Ты глупец, которого феи в два счёта обвели вокруг пальца! – процедил Румпельштильцхен сквозь тёмные, покрытые золотой пылью зубы. Он подскочил к столу, схватил все три листочка, обнюхал один, поковырял острым чёрным когтем другой и надкусил третий. Самые обыкновенные листья.
Румпельштильцхен повернулся на каблуках к гостю, который вжался в стену, и зловеще пропел, покачивая пальцем:
- Никтооо, никтооо не смеет дурачить Тёмного! Верни моё золото, дружок, а кроме того, ты будешь должен мне услугу – в качестве моральной компенсации!
- Я… я…
- Что «я»? Ты со страху заикаться теперь начал? – Румпельштильцхен передразнил его и указал на стол. – Живо. Возвращай моё золото.
- Я… половину уже потратил, - пробормотал с совершенно убитым видом человек и опустил голову.
- О, вот как. Жаль, жаль. Неудачник ты, дружок, с какой стороны ни посмотреть, - Румпельштильцхен словно задумался, повернувшись к гостю спиной. Тот глубоко вздохнул – авось удастся вырваться – и метнул нож, вонзившийся прямо между худых лопаток Тёмного.
Ни крови, ни криков боли. Гость выпучил глаза.
- Я же сказал, что ты глупец, - попенял ему Румпельштильцхен, живо поворачиваясь и заведя руку назад, чтобы вынуть нож. – До тебя ещё не дошли слухи о том, что я бессмертен?
Его собственный бросок попал прямо в цель. Человек пошатнулся и упал на пол, из-под его неподвижного тела потекла струйка крови.
- Падаль, - скривил губы Румпельштильцхен.
Он был очень недоволен. Магия фей была одним из компонентов будущего Проклятья, а для этого надо было изловить нескольких представительниц крылатого рода и заняться их крылышками и палочками. Похоже, придётся всё делать самому. И поделом – положился на такого болвана!
Взмахом руки уничтожив труп и убрав следы его крови, Румпельштильцхен решил, что будет прясть и варить зелья. Совершённое им убийство нисколько не отяготило его душу, и Румпельштильцхен как ни в чём не бывало занялся своими делами.
Через несколько часов до него долетел чей-то отчаянный зов. Румпельштильцхен хмыкнул и не двинулся с места, но незнакомка была настойчива. Румпельштильцхен чертыхнулся и отставил незаконченное зелье, размышляя, переместиться и превратить девицу в одуванчик или сперва выслушать очередные глупые просьбы. Пожалуй, второе. Вдруг это что-то интересное? После неудачи с феями Тёмный нуждался в некотором… утешении.

Так и вышло, что сзади выкликавшей его имя Медеи появился невысокий человечек, похожий на золотистую ящерицу, и в подходящей его образу кожаной одежде.
- Что ты тут надрываешься, дорогуша? Вот он я, - он подошёл к ней эдакой небрежной походкой существа, перед которым все обязаны расступаться, чувствуя его силу. Не физическую, конечно – Румпельштильцхен был очень худощав и узок в плечах, наводя на мысли о том, что питается он только людскими страданиями.
Подойдя ближе, он отвесил ей вычурный полупоклон.
- Что молчишь, язык проглотила? Тебя как зовут-то? – Он бесцеремонно разглядывал её лицо, фигуру, рыжие волосы. Было заметно, что девица немного не в себе. И чего же она пожелает?[icon]http://s7.uploads.ru/t/SlsGX.gif[/icon][nick]Rumplestiltskin[/nick] [sign] [/sign]

Отредактировано Mr. Gold (08-05-2018 17:12:30)

+1

4

[AVA]http://uploads.ru/i/I/r/Z/IrZBa.jpg[/AVA]
Как неразумно звать столь могущественного мага даже без малейшей подготовки разговора. Если Румпельштильцхен хоть отчасти соответствует слухам, которые о нём ходят, то Медея подписала себе смертный приговор - ничего нет хуже мямлящего, не знающего о чём и как говорить, собеседника. Это у неё полно свободного времени, которого девать некуда, но это явно не относится к Тёмному магу. Откуда знать, может быть, у него очередь из отчаявшихся душ, призывающих его? И она занимает место и время того, кто знает чего хочет и готов платить. За то короткое мгновение, что прошло после её просьбы появиться и раздавшегося позади неё голоса, Медея малодушно понадеялась, что все истории про Тёмного мага просто страшная, но всё же красивая выдумка про исполнение желаний.

- Что ты тут надрываешься, дорогуша? Вот он я, - услышав эти слова за спиной, она от неожиданности так быстро развернулась лицом к званному гостю, что длинные волосы, собранные в небрежный хвост, хлестнули по лицу.

Кого Медея ожидала увидеть?  Как представляла себе Тёмного мага? Варианты разнились так же сильно, как её желания, которые хотела попросить его исполнить. Начиная от невзрачного, скромного старика или даже юноши, чей вид мог ввести в заблуждение, кто перед человеком на самом деле, заканчивая нереальным, невообразимым созданием, вид которого порабощал сразу, заставлял вспомнить всю свою жизнь, стоило его увидеть. Или, может быть, он выглядит для каждого по-разному? Как-то не интересовал её вопрос внешнего вида в услышанных историях и слухах. Но реальность не осталась в долгу фантазий, явив перед Медеей столь необычного человека, что она забыла обо всех приличиях, рассматривая золотистого Тёмного с ничем нескрываемым восторгом. Словно ожила одна из её фантазий, посещающих в детстве так часто. Медея впервые встретила кого-то, кто владеет магией, как и она. Конечно, у неё лишь крупицы силы по сравнению с Румпельштильцхеном, иначе она давно бы знала, что люди чувствуют её приближение заранее - столь явную мощь энергии не скрыть, она ощущается всем телом. Или просто Медея сейчас в таком оголённом напряжении, что лёгкое касание её кожи она прочувствует, как полноценный удар.

- Что молчишь, язык проглотила? Тебя как зовут-то? - простые вопросы резко выбили её из оцепенения, возвращая ей осознание, кто перед ней и зачем.

- Медея, - выдохнула она, с трудом шевеля губами. Кажется, долгие скитания в лесу сказываются на ней не лучшим образом. - Меня зовут Медея, Ваше Темнейшество.

Такое обращение к Румпельштильцхену вырвалось совершенно случайно. Она даже не думала снова назвать его по имени лично, словно не имела на это никакого права. Имя - как заклинание, чтобы появился издали, но когда так близко…

- Прошу простить, что отрываю вас от важных дел по таким пустякам, но я не могла иначе, - быстро заговорила Медея, даже не шелохнувшись, словно превратилась в статую. Лишь бегающий взгляд карих глаз осматривал Тёмного с головы до ног, да бескровные губы шевелились едва поспевая за хаосом мыслей. -  Я ничего не знаю о ваших реальных возможностях, и возможно зря позвала вас, если надо мной жёстко подшутили, убеждая, что вы всемогущи, но я не могла иначе, должна была… хотя бы попробовать. Я хочу повернуть время вспять, хочу вернуться на пять лет назад или на два года назад, чтобы не совершить страшной ошибки, которая стоила мне слишком дорого. Или, хотя бы, на четыре месяца, чтобы поступить по-другому и сохранить жизнь… Или может быть…

Она говорила сбивчиво, быстро, будто боялась опоздать, не сказать, пропустить, передумать, признаться даже самой себе, что понятия не имеет, что делать со своей жизнью дальше и чего же на самом деле хочет.

- Или вы знаете какой-то способ… унять эту боль, - голос к концу фразы снизился почти до шёпота, когда Медея коснулась груди, где сейчас билось сердце так же сильно, как загнанная в клетку птица желает вырваться из заточения.

Отредактировано Helen Foster (10-05-2018 20:43:50)

+1

5

Обычно при виде Румпельштильцхена отскакивали с воплем ужаса. Или пятились, расширив глаза и открыв рты. Так или иначе, выражали свой страх и отвращение к его отталкивающей внешности. Рыжая… Румпельштильцхен несколько опешил, заметив, как восторженно она его рассматривает. Словно прекрасный принц пожаловал, а не Тёмный.
Наконец, девушка пришла в себя, обратилась к нему с преувеличенным почтением и назвала своё имя. Румпельштильцхен милостиво кивнул, приосанившись для смеху – был бы он королём, взял бы именно такой титул. Но за короной и властью Тёмный не гонялся – ему было достаточно могущества, каким не смог бы обзавестись ни один правитель Зачарованного Леса, даже упражняйся он в магическом искусстве денно и нощно.
- Повернуть время вспять? – Румпельштильцхен критически посмотрел на девицу, которая несла откровенную чепуху. – Я чувствую исходящую от тебя магию, дорогуша. Ты ведьма, а значит, должна знать кое-какие простые законы: нельзя повернуть время назад, нельзя воскрешать мёртвых и нельзя заставить полюбить себя истинной любовью, - каждую фразу он сопровождал решительным жестом. – Если ты позвала меня за этим, ты и вправду зря это сделала!
Румпельштильцхен умолк, опустил глаза на грудь ведьмы – туда, где билось её сердце. Поскольку настроение Румпельштильцхена было серьёзным, вряд ли Медея могла заподозрить его в том, что он просто пялится на её грудь. Хотя он мог бы. Ведьму нельзя было назвать некрасивой, хотя страдания явно отразились на её внешнем облике, а лихорадочный блеск глаз никого не мог навести на игривые мысли.
- Я много чего знаю. Вопрос в том, нужно ли это тебе, - жёстко проговорил Тёмный, прохаживаясь туда-сюда и топча высокими каблуками сапог зелёную травку. – Ты, дорогуша, не в том состоянии, чтобы рассуждать здраво. А я не заключаю серьёзных сделок с людьми, которые сами не могут понять, чего хотят больше всего на свете. Сперва подумай, что тебе нужно, - Румпельштильцхен развернулся и ткнул в Медею пальцем, - и подумай хорошенько!
http://images6.fanpop.com/image/photos/32600000/Rumpelstiltskin-once-upon-a-time-32616332-500-300.gif
Он, конечно же, мог воспользоваться чьим-то отчаянием – но Медея не входила в план по Проклятью, и интереса к ней Румпельштильцхен не испытывал. Так же, как и желания поиграть. Первоначальное любопытство испарилось, и Румпельштильцхен начал скучать. В Тёмном замке его ждали незаконченное зелье и корзина соломы, которую он превратит в чистейшее золото. А тут изволь выслушивать чьи-то запинающиеся речи. Нет, пожалуй, надолго он не задержится.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/SlsGX.gif[/icon][nick]Rumplestiltskin[/nick] [sign] [/sign]

Отредактировано Mr. Gold (10-05-2018 15:54:52)

+1

6

Медея до сих пор стояла слишком близко к обрыву. Всего пара неверных шагов, повинуясь эмоциям, которые не поддавались никакому контролю, и то замирали в оцепенении, то обрушивались на неё, как водопад за её спиной, и тогда Румпельштильцхену не пришлось бы тратить драгоценное время на попытку разобраться в словах сумасшедшей. Удивительно, но её магия, которая бывала так зависима от эмоционального состояния, в присутствии Тёмного ни на секунду не попыталась выйти из-под контроля. А именно стихийных “самовольств” так опасалась Медея с того самого момента, как поняла причину смерти отца - её несдержанность в эмоциях и мыслях. Казалось бы, чем не урок, что надо контролировать то, что хочешь и делаешь? Но он был не усвоен, иначе её муж был бы жив, да и сейчас не пришлось стыдиться собственной глупости и незнания, за которое вполне справедливо выговаривал ей Румпельштильцхен. Медея не нашла в себе сил удивиться, что он так легко раскрыл её тайну, которую она скрывала долгое время даже от себя, не то что потом от других. Должна знать… но откуда? Я ничего не знаю о магии. Едва она нащупала какую-то важную для себя нить, как слова Тёмного “ты зря это сделала” прошлись волной мурашек по телу. Медея играла с огнём!

- Нельзя… нельзя… нельзя… - бормотала она, стараясь хоть как-то удержать осознание, что всё зря. - Не знала...

Стена отчаянной, больной надежды, что последние годы окажутся лишь сном по одному лишь велению Румпельштильцхена, начала рассыпаться, заставляя посмотреть правде в лицо - она не знает, что делать дальше, куда идти, как дышать. Эта встреча - разлом её личного мира. Ничего не будет, как прежде. Медея непослушными ногами сделала шаг назад ближе к обрыву, не то выбрала каким способом унять ту боль, что спрашивала у Тёмного, не то решила не дожидаться, что он превратит её во что-то малоприятное за столь наглый поступок, как его вызов впустую. В ушах стоял шум водопада, на какое-то мгновение она потеряла нить происходящего, лишь во все глаза смотрела на Румпельштильцхена. Не со страхом неизвестности, что он с ней сделает, а с отчаянным криком умирающей надежды, что вот-вот он сам скажет, что ей нужно. Увидит, почувствует, как узнал и то, что она ведьма. Малодушное желание передать в руки Тёмного ответственность за свою жизнь - вот всё, что осталось у неё от тех грандиозных планов на его вызов.

- Что? - Медея глупо захлопала глазами, когда до неё запоздало, но дошёл смысл фраз “Я много чего знаю” и “нужно ли это тебе”. И явно не тот смысл, который вкладывал в них Румпельштильцхен.

Все его слова собрались в причудливый узор, проясняя сознание, словно перед глазами разбили мутное оконное стекло, которое мешало чётко воспринимать реальность. Она ничего не знает о магии, а он знает много всего! Магия! Вот всё, что у меня осталось. Ей не было места в прошлой жизни, но теперь у меня ничего от той жизни не осталось, значит, пришло время выделить магии часть моего существования. Большую часть!

- Спасибо, - с широкой улыбкой прошептала она и неожиданно быстро для своего состояния преодолела разделяющее их расстояние в пару шагов. Медея с силой вцепилась в руку Тёмного, словно боялась, что он исчезнет в ту же секунду, что она озвучит то, что поняла с такой ясностью. Хоть и вряд ли её столь близкое нахождение помешает ему уйти, если того он захочет. - Научите меня. Я долгое время отрицала свою магию, не контролирую и боюсь её до сих пор, - её трясло мелкой дрожью, но она продолжала говорить, заглядывая в необычные глаза Тёмного всё с той же отчаянной, но уже живой надеждой на помощь. -  Я ничего не знаю о своих силах, да и о магии в целом, иначе бы не стала говорить вам столь вопиющую чушь… У меня ничего не осталось, кроме неё. Всё разрушено.

Кажется, здравое предложение Румпельштильцхена хорошенько подумать утонуло в разгоревшемся огне желания, которое он ненароком ей подсказал.
[AVA]http://uploads.ru/i/I/r/Z/IrZBa.jpg[/AVA]

Отредактировано Helen Foster (11-05-2018 18:15:29)

+2

7

Заметив шажок назад, который сделала ведьма, Румпельштильцхен и не подумал предостеречь её. Что он – какой-нибудь учтивый светлый рыцарь, чтобы подхватить даму, не давая ей полететь навстречу своей судьбе? Разумеется, нет! Пусть хоть десять таких надоедливых девиц рухнет с обрыва – Румпельштильцхену на это абсолютно наплевать. Впрочем, Медея никуда падать не собиралась. Она что-то бормотала себе под нос и осмысливала. Румпельштильцхен нетерпеливо потоптался на месте и воздел глаза к небу, словно бы спрашивая плывущие наверху белые облака, не пора ли возвращаться в замок. Вот только напрасно потраченное время… Его было жалко.
Не успел Румпельштильцхен прийти к окончательному решению, как Медея поблагодарила его и, прежде чем он удивился, с внезапной прытью кинулась к нему и схватила за руку. Румпельштильцхен аж замер, чувствуя себя не самым удобным образом, когда Медея принялась выплёскивать на него свои новые просьбы. Пару мгновений он ошалело моргал, затем резким движением высвободил своё запястье из неожиданно сильной хватки.
- «Научите»? Ты хочешь, чтобы я взял тебя в ученицы?
Неслыханная наглость. Румпельштильцхен привык к храбрым рыцарям, объявлявшим ему войну, к феям, мешавшимся на его пути, и к заносчивым аристократам, которые становились кроткими, как овечки, ежели им доводилось вызвать Тёмного, потребовать у него чуда, а затем понять, что надо бы вести себя повежливее, коли хочешь получить желаемое. Но в ученицы к нему так нагло ещё никто не напрашивался!
У Румпельштильцхена не так давно была одна ученица, мельникова дочь Кора, помимо прочего, успевшая разбить ему сердце, и он предвидел, что через столько-то лет её дочь Реджина позовёт его, взяв в руки волшебную книгу матери, а эта девчонка… Кем она себя возомнила?
- Я не беру учеников, - сухо пояснил он, вновь глядя Медее в лицо. – Мне они не нужны, дорогуша, видишь ли!
Последние слова Румпельштильцхен почти пропел с издевательскими интонациями. После чего шагнул вплотную к Медее:
- Займись чем-то другим. И оставь глупую мысль стать моей ученицей – тем более, что тебе за это и платить нечем. О! – Румпельштильцхен вскинул бровь, восклицание вырвалось у него на повышенных тонах, и он щёлкнул пальцами. Один из кулонов Медеи оказался в руке Тёмного; отступая, он проговорил с усмешкой:
- Это за потраченное впустую время, дорогуша! Прощай!
Не слушая больше ничего, Румпельштильцхен исчез в облачке дыма и очутился в Тёмном замке. Кулон он отправил в специальный шкафчик, где таких памятных вещичек набралось уже с полтора десятка, и принялся доделывать зелье.
Кажется, Медея звала его опять, только Румпельштильцхен на сей раз пропустил её зов мимо ушей.[icon]http://s7.uploads.ru/t/SlsGX.gif[/icon][nick]Rumplestiltskin[/nick] [sign] [/sign]

+1

8

О чём она просит и самое главное - кого? Будущее, которое её ждало, неожиданно согласись Тёмный исполнить просьбу, ускользало от неё лёгким туманом. Медея просто чувствовала, что нашла то самое верное решение, которое так долго искала в беге по бесконечным лесам. Кажется, Румпельштильцхен был удивлён столь странному желанию. Впрочем, Медея с первой минуты их встречи не походила на здравомыслящего человека, который знает, что делает и отвечает за свои слова. Она едва пошатнулась, стоило Тёмному вырвать свою руку, в которую она с такой надеждой вцепилась. Медея беспомощно обняла себя за плечи. Неизвестно, что было хуже - нести чушь и впустую тратить время, или позволить себе надеяться, что она настолько особенная, что могущественный Тёмный маг должен потратить на неё не только время, но и свои знания! Но Медея не собиралась отступать или пугаться перспективы оказаться вечной его должницей, если бы он только согласился.

- Неужели нет ничего, в чём Вы могли бы использовать учеников? - негромко произнесла она, не обращая внимания на издевательский тон, хотя вряд ли Румпельштильцхен собирался отвечать на этот вопрос. Зато её богатая фантазия неплохо справилась и сама, рисуя картины того, что делают с наглыми просителями, будь их достаточно много - кого разделать на части для магических ритуалов и различного варева, а кого превратить в необходимую для обихода утварь. Разве может быть другая польза от глупых людей у потенциально бессмертного колдуна?

Медея упрямо тряхнула головой, отгоняя непрошенные кровавые картины, которые перемешивались с воспоминаниями того, что сама сделала с мужем и его девицей. Чем она лучше того, кто стоит перед ней, чтобы бояться подобной участи? Но против весомого довода, что ей нечем платить за столь дорогое желание, не пойдёшь. И хочется возразить, назвать свою цену, чтобы заставить Тёмного передумать, но язык словно присох к нёбу, потому что сказать нечего. У неё и впрямь ничего нет, кроме магии и жизни, но отдай одно из них в уплату, тогда теряет смысл исполнения всего её желания. Она станет бесполезна в обучении, отбери у неё магию, если возможно. А смысл тратить время и силы на обучение, если апогеем станет смерть? Это если не требовать оплату вперёд. Замкнутый круг! Заняться чем-то другим, забыть, но как?

- Я отработаю, - выпалила она в отчаянной попытке заинтересовать, остановить мага, потому что чувствовала - его терпение на исходе. Если он исчезнет, то можно будет забыть обо всём.

Но чуда снова не произошло, Медея едва успела заметить, что Румпельштильцхен одним щелчком пальцев забрал один из её кулонов, и попрощавшись, исчез. Долгое, тягучее мгновение она бессмысленно, не моргая, смотрела на то место, где только что стоял Тёмный маг. На неё разом накатила тяжесть разрушенной надежды, оставляя в душе лишь холод и пустоту. Удивительно, но сейчас впервые за последние месяцы Медея не испытывала даже боли. Она без сил опустилась на землю, громким шёпотом повторяя имя Тёмного мага в бесплотной попытке вернуть его обратно, но потом затихла, застыв в неудобной позе на боку. Разумом Медея понимала, что Румпельштильцхен прав. Надо хорошо подумать, забыть об этой невозможной идее стать его ученицей, которая засела в сердце тонкой, острой иглой, и принять судьбу без магии. Поселиться в самой маленькой деревне в противоположной стороне от дома, и тихо прожить свою жизнь. Лишь это её удел. Скрываться, сдерживаться, бояться саму себя, но неизменно бороться с эмоциями, чтобы никому не причинить вреда лишь потому, что в её душе вдруг вспыхнул обжигающий огонь ненависти. И радоваться, кричать от счастья, что после такой неудачной встречи она ещё жива! Тёмный просто исчез. Отчитал, поставил её на место, но не убил, не забрал к себе для каких-нибудь жутких целей или не превратил на месте во что-нибудь страшное или бездушное. Разве она сейчас не рада, что чувствует запах земли и травы, на которой лежит, что слышит шум воды и деревьев, что её сердце бьётся? Трусиха! Рада, но огорчена намного сильнее. Сейчас в ней боролись желание и здравый смысл, тоска от воспоминаний жизни в страхе без магии и то, как с её помощью ей легче жилось в лесу. Медея то и дело вспоминала слова Румпельштильцхена. Всё, что он сказал и сделал за эту короткую встречу. Внезапно она почувствовала, как кулон под тяжестью перламутрового камня соскользнул по шее на длинной цепочке и упал на землю. Тёмный забрал кулон, который Медея хотела подарить какому-то дорогому для себя человеку. Сначала это была мать, потом будущий ребёнок. Но вместо этого он теперь у Румпельштильцхена. Это судьба! Ведьма резко села, обдумывая внезапно пришедшую ей мысль. Если бы Тёмный только знал, что этот его поступок вместо того, чтобы оттолкнуть Медею от мысли стать его ученицей, наоборот укрепит в этом желании, то точно превратил бы её в какой-нибудь камень или дерево, которых полно в округе.

- Один кулон у меня, другой у него, - пробормотала она, рассматривая переливающийся на солнце перламутр, будто видела впервые. - Оба они должны приносить мне удачу. Так разве это не ответ на мой вопрос? Это знак! Он будет моим учителем, я смогу доказать, что достойна, мы связаны этими кулонами так, как я и хотела изначально. Пусть и думала не о нём.

Медея встала с земли, даже не подумав отряхнуться. У неё появилась цель, ради которой стоит рискнуть. Да, можно вернуться к прежней жизни, бояться своих сил или пытаться самой управлять ими и использовать на благо неблагодарных людей. Можно жить в страхе, что в любой момент её могут найти за убийство мужа и его девицы, бояться, что снова придётся бежать, если вообще удастся. Можно найти место, где не так плохо относятся к магии, всё же Медея живёт в Зачарованном лесу, где чудеса не везде воспринимаются негативно. Всё это можно сделать, но сможет ли она так жить?! Ненавидеть себя, других, бояться доверять и вздрагивать от стука в дверь. Или всё же надо взять в руки свою судьбу, сделать то, что хочет сама, не полагаясь на чужое мнение? Пусть пожалеет потом, пусть дорога в ученицы тёмного мага - это дорога в один конец, но это её выбор, её желание, которое намного лучше безысходности прошлой жизни, которая в любой момент могла подтолкнуть сделать недостающие пару шагов к этому обрыву.

Медея понимала, что второй раз Румпельштильцхен на зов не появится, поэтому всё, что у неё оставалось - призрачный шанс на то, чтобы найти место, где он живёт. Она не рассчитывала, что будет легко и просто, но ранние бесцельные хождения по лесам не шли ни в какое сравнение с её нынешним путешествием в поисках информации о Тёмном маге. Небылиц, выдуманных историй его имя сопровождало очень много, поэтому Медее пришлось учиться выбирать из них крупицы реальности. Но у неё была цель! За те полтора месяца, что прошли с первой встречи с Румпельштильцхеном, она обдумала сотни вариантов развития событий, аргументов за и против того желания, которое пыталась исполнить. Были первые сомнения, страхи, что на кон она ставит слишком много, но всё равно продолжала свой путь, заодно пытаясь и сама немного научиться использовать магию. Благодаря с детства богатой фантазии Медея не питала иллюзий, что его называют Тёмным за красивые глаза, а то, что он не воспользовался её отчаянием у того водопада и даже ничего ей не сделал - не показатель его мягкосердечия и доброты, которую он скрывает под кожаным костюмом. В общих чертах могла представить и его способы обучения, которые даже в воображении заставляли сердце сбиваться с ритма, но она упрямо искала то, что ей было нужно, то, что мог дать ей только он. Знания!

Спустя ещё один месяц, когда ей так и не удалось выяснить, где живёт Тёмный маг, она решилась на хитрость. Раз уж он знает её голос и всё же помнит о ней самой, то стоит попросить кого-то другого его позвать. Она постоит в стороне, дождётся появления Румпельштильцхена, а затем и сможет поговорить с ним сама. Найти безумца, который пойдёт на такое, было не просто. Те, кто уже заключал с ним сделки и остался жив, больше связываться с ним не хотели, а те, кто мечтал об исполнении желания не все могли решиться на столь опасный шаг. Пришлось изрядно потрудиться и потратить достаточно времени, чтобы найти не только потенциального самоубийцу, но и деньги на его услуги. И вот настал тот день, когда все необходимое было в сборе. Жадный пропойца был недоволен, но трезв, и одет в хорошую одежду, о которой едва ли мог мечтать ещё позавчера.

- Всё просто. Выходишь за эти деревья, зовёшь его до тех пор, пока он не появится. Затем исчезаешь отсюда, прихватив с собой оставшуюся половину денег, которую я оставлю вот здесь, - она указала на ближайшее, толстое дерево, которое легко скрывало за собой её хрупкое тело. - Ясно?

- Да чего ж неясного-то, ясно. Только попробуй меня обмануть, девчонка! - пригрозил он кулаком, проходя дальше, куда ему указали.

Кивнув на его вопросительный взгляд, как сигнал к действию, Медея неопределённо хмыкнула, и спряталась в своё укрытие, стараясь унять дрожь в руках от волнения. Сегодня она может всерьёз поплатиться за этот обман, уже никаких поблажек быть не может. Медея глубоко вздохнула, слушая хриплый призыв своего “компаньона”, и мысленно отсчитывала секунды своей старой жизни. И только от чувства юмора Тёмного зависит, начнёт она жить по-другому, или закончит жизнь вообще.

[AVA]http://uploads.ru/i/I/r/Z/IrZBa.jpg[/AVA]

Отредактировано Helen Foster (11-05-2018 22:11:24)

+1

9

- Да неужели ты в самом деле каешься, Тёмный? – Фея, парившая над полянкой, спустилась чуть ниже. За ней – две её боязливые и столь же растерянные подружки.
- Нет ничего страшней сожаления, - Румпельштильцхен глубоко вздохнул. Верхней одежды на нём не было, а шёлковая рубаха живописно порвана на груди, словно в отчаянии он вцепился в ворот когтями. Растрёпанные волнистые волосы были посыпаны пылью, а кроме того, Тёмный стоял на коленях посреди полянки, нисколько не стесняясь того факта, что пачкает в грязи свои коричневые кожаные штаны. Сапог на его ногах не наблюдалось – босые пятки сиротливо выглядывали из густорастущей травы.
Феи не верили своим ушам и глазам. Ещё ни один Тёмный не призывал их, чтобы признаться в своём раскаянии и торжественно покаяться в грехах.
- Моя вина! – Румпельштильцхен стукнул себя в худую грудь дрожащей рукой. – Велика моя вина! Нет мне прощения!
- Ну, что ты! – воскликнули все три феи в один голос. – Мы тебе поможем! Не печалься, Тёмный!
В едином порыве они слетели вниз и окружили Румпельштильцхена; несколько мгновений – и в ужасе поняли, что не в состоянии двинуться с места. Словно их держали невидимые путы.
Кающийся грешник поднялся с земли, стряхнул пыль с волос и захихикал звонко и очень знакомо. Осознав, что попались в ловушку, феи испустили единый горестный вопль.
- Какой же ты злодей, Тёмный! – возопила одна из них. – Использовать сострадание и милосердие, как оружие! Такому, как ты, нет прощения!
Румпельштильцхен с удовольствием слушал, как феи возмущаются и клянут его на все лады, пока ему это не надоело. Наконец, он спеленал всех троих в магический кокон и переместился вместе с ними в Тёмный замок, где, потирая руки, забрал у фей палочки и пыльцу. Светлая магия станет важнейшим ингредиентом Проклятья! И зачем было нанимать каких-то дураков для выполнения задачи, с которой он, Румпельштильцхен, превосходно справился сам?
Так вышло, что этот день был куда удачней того, когда Медея позвала Тёмного в первый раз. Посему, даже призови она его самостоятельно, без хитрых уловок, он, возможно, не стал бы превращать её в споро ползущее насекомое или цветок, качающий головкой на ветру. Как с феями было закончено, Румпельштильцхен услышал чей-то зов; хмыкнул, привёл себя в порядок, уже нисколько не походя на кающегося грешника, а скорее на франтоватого злодея, и появился в облаке сиреневого дыма перед тем, кто его вызывал.
- Ты ещё кто такой и что тебе нужно? – Румпельштильцхен окинул пропойцу брезгливым взглядом, вспомнив собственного отца. Несмотря на вроде бы приличный вид – приоделся для встречи с самим Тёмным, – было сразу понятно, какого полёта эта птица.
Произнося этот вопрос, Румпельштильцхен вдруг подозрительно потянул носом воздух. Он чуял магию – причём совсем недалеко. И этот запах показался ему смутно знакомым.
- Так, погоди, - оборвал он начавшего говорить мужчину и огляделся. С нехорошей улыбочкой поднял руку и покрутил запястьем, отчего сидевшую «в засаде» девушку выволокло наружу потоком тёмной магии.
- Опять ты? – в голосе Румпельштильцхена прозвучала угроза. – Что это ещё за штучки?! Я же велел тебе оставить меня в покое!
На пропойцу он обращал теперь не больше внимания, чем на былинку под ногами – ясно было, что он послужил всего лишь орудием для сумасшедшей девицы, которую Румпельштильцхен на удивление хорошо запомнил.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/SlsGX.gif[/icon][nick]Rumplestiltskin[/nick] [sign] [/sign]

Отредактировано Mr. Gold (12-05-2018 18:53:57)

+1

10

Пока мужик надрывался, взывая к Тёмному магу, Медея вспомнила первую встречу и поморщилась. Право слово, такое жалкое зрелище она собой представляла. Не удивительно, что столь могущественный маг не воспринял её просьбы всерьёз. За два месяца Медея не стала другим человеком, тем более умелой ведьмой, но всё же перестала быть дёрганым клубком нервов. Она и сама удивилась, как укрепила её новая цель. Исчезла нервозность движений и излишняя бледность кожи, а вернувшийся нормальный аппетит позволил ей перестать выглядеть, как скелет. Убранные в косу длинные волосы, лёгкая белая рубашка, удобные походные брюки, сапоги без каблука и тонкий плащ - она так или иначе готовилась к путешествию. Только от Румпельштильцхена зависело каким оно будет. Медея с силой вцепилась в кору дерева, поцарапав нежную кожу ладоней, стоило Тёмному появиться. Может быть глупо, но она рада была снова его увидеть, когда была готова вот-вот отчаяться и поверить, что новая встреча невозможна. Он нужен ей! Медея уже собиралась выйти из укрытия, пока Румпельштильцхен не посчитал, что пьяница достоин ещё меньше его времени, чем сумасшедшая ведьма, но не успела сделать и шаг, как чужая магия потащила её навстречу Тёмному. Кажется, она рано решила, что почти восстановила душевное равновесие, иначе бы сейчас не испытывала совершенно неуместный восторг от использования магии. На ней же! Тёмной магии, которая притащила её под грозные очи Румпельштильцхена, явно недовольного её хитростью. Но, если она видела всего раз, как он колдует - всего одним щелчком пальцев забрал кулон, то испытывать на себе ещё не приходилось. Чудная, ты ещё порадуйся потом, когда тебя превратят в жука и наступят за нарушение его повеления, - откликнулся голос разума. Не удержав равновесия, когда тёмная сила отпустила Медею около Румпельштильцхена, она упала на одно колено, уперев руку в землю, чтобы совсем не распластаться у его ног.

- Я рада видеть Вас, Ваше Темнейшество, - не сдержала улыбки Медея, поднимая голову вверх, чтобы посмотреть на Румпельштильцхена в ответ на его угрозу. - Я не могу иначе, вы нужны мне, а я могу пригодиться вам...

О, Боги, она самоубийца, раз сердце трепещет от радости, а разум кричит об опасности, пытаясь вызвать страх, который должен её парализовать на месте, заставляя замолчать.

- Да ты точно сумасшедшая, - пискнул слева от неё мужик, который явно слишком медленно пятился назад, к укрытию Медеи, где та не оставила ему денег.

- Идиот, - поморщилась она, резко встав на ноги. - Я говорила, что бежать надо сразу же. Не испортил бы мне весь момент, и деньги получил.

Злость от того, что пьянчужка влез, когда Медея только начала убеждать Тёмного, что не стоит так сразу отказываться, а можно подумать над возможностями, в одно мгновение вспыхнула на кончиках пальцев правой руки. Резкий, до боли неудобный поворот кисти и горе-компаньон ударяется головой о ближайшее дерево, за которым хотел скрыться, и падает на землю без сознания.

- Прошу прощения, что так вышло. Вы видите, я совершенно не умею использовать магию. На все мелочи, которым научилась сама, я потратила слишком много времени. Без учителя, Наставника, без моей путеводной нити в мире магии… - Медея усилием воли подавила внутреннее раздражение на себя и на несообразительного пьяницу, с какой-то неясной тревогой заглядывая в глаза Румпельштильцхену.

Лишь где-то глубоко внутри волнение переплеталось со страхом, что она переоценивает свои силы и Тёмный маг имеет полное право злиться на её поступок, и ничто не мешает ему сделать с ней всё, что он только захочет. Вот только обдумывая перспективу ученичества, Медея уже смирилась с тем, что при любом результате встречи - она в полной его власти, иначе любые переживания по поводу своей дальнейшей судьбы были бы бессмысленны при такой постановке цели.

[AVA]http://uploads.ru/i/I/r/Z/IrZBa.jpg[/AVA]

Отредактировано Helen Foster (13-05-2018 00:01:54)

+1

11

Румпельштильцхен оглядел оказавшуюся перед ним девицу, опустив руку. Выглядела она значительно лучше, чем в тот первый и последний раз, когда он соблаговолил явиться на её зов. Но ладно внешность – во взоре Медеи читалось чуть ли не безмерное счастье от новой встречи с Тёмным, которой она добилась обманным путём. Румпельштильцхен аж вытаращил на неё выпуклые рептильи глаза, впервые за долгое время ощутив растерянность. Чёрт-те что, вертелось у него в голове. Уму непостижимо! Она что же, совсем не боится того, что он может с ней сделать, если пожелает?
Пропойца, о котором Румпельштильцхен позабыл на несколько мгновений, произнёс вслух то, что сам Румпельштильцхен подумал. Медея, правда, этого совсем не одобрила, поскольку отчитала несчастного и применила на нём магию. Равнодушно проследив взглядом, как тот впечатался в дерево, Румпельштильцхен снова повернулся к Медее и мрачно уставился на неё. Но ей и это было нипочём. Совершенно непрошибаемая особа, и где-то в глубине души Румпельштильцхен даже восхитился. Немного. Самую капельку.
- Путеводная нить, говоришь, - медленно протянул он, как только ведьма умолкла и стала ожидать своего приговора. – Я не пойму, дорогуша – один раз я тебе уже отказал, что заставило тебя решить, что во второй я соглашусь? Ты в своём уме – навязываться Тёмному, чтобы он тебя обучал? Хотя я и так вижу, что ты полоумная! – Румпельштильцхен взмахнул руками, едва не задев её. – Бежала бы ты отсюда, да подальше, пока я не разозлился!
Он с раздражением отвернулся, демонстрируя ей свою спину, не обращая внимания на её ответ и размышляя, не превратить ли наглую рыжую девчонку во что-нибудь менее назойливое. Цветок? Пенёк посреди поляны? Лягушка в пруду? Вариантов было великое множество. Если бы не удачный день с поимкой фей, Румпельштильцхен именно так и поступил бы. Однако сегодня он был мягче и снисходительнее обычного, посему развернулся лицом к Медее уже без мыслей насчёт превращений. Аид с ней, и теперь повезло дурёхе!
- Вот что, дорогуша. Я отпущу тебя подобру-поздорову, но не вздумай опять надоедать мне, поняла? – Грозно хмурясь, он помахал пальцем перед её носом. – Пристанешь ко мне ещё раз – станешь канделябром в моей библиотеке или будешь сидеть в траве кузнечиком! А то и похуже что придумаю! Уяснила?
Румпельштильцхен отступил от Медеи, и на его лице было написано столь же непоколебимое упрямство в решении не брать её, как и у неё – в желании добиться своего. А сильнее из них двоих был он, так что становилось очевидным, что эту битву Медее не выиграть. Во всяком случае, Румпельштильцхен надеялся, что это очевидно.
- Я не желаю ничего слушать, - отмахнулся он от попыток разубедить его. – Сказано тебе: нет! И не пытайся удерживать меня и хватать за руки – а то я, пожалуй, не дождусь следующей нашей встречи и превращу тебя во что-нибудь сейчас!
Сердито жестикулируя, Румпельштильцхен сделал ещё пару шагов назад и исчез, будто его и не было. На сей раз, без эффектных облаков дыма и прочего.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/SlsGX.gif[/icon][nick]Rumplestiltskin[/nick] [sign] [/sign]

+1

12

Нет, всё же она не считала себя сумасшедшей! Да, у неё необычные желания и цели, но Медея не просила у судьбы или родителей магические силы. Это не было её осознанным выбором, из-за которого приходилось жить не так, как хочется, а как было нужно другим - для их же блага. Несмотря на своё довольно бунтарское детство, она всё равно делала так, как было кому-то нужно. Отцу, который требовал молчания и покорности, когда бушевал после пьянки. Матери, которая не видела для неё никакой другой доли, кроме как быть честной швеёй, а затем и замужней женщиной подальше от дома. Друзьям, которые так или иначе пользовались для собственной выгоды слухами о её ведьмовских силах. Соседям, которые просили к ним не приходить. Мужу, который использовал её, как собачку - в поисковых и охранных целях, да и неизвестно в каких ещё. Всем она была что-то должна! Всем, кроме себя самой. И тут впервые, когда Медея поняла, чего хочет, какой-то пьяница клеймит её сумасшедшей! Конечно, проводить ночи и дни в таверне - вот предел всех мечтаний. И вот снова слова Румпельштильцхена вместо того, что подтвердить озвученное ранее клеймо, возымели противоположное действие - Медея услышала совершенно другое. Его удивляло не то, что она хочет быть ученицей, а в том, что именно его - Тёмного мага. Ещё одна извечная тема, которая так популярна - с Тёмными лучше не связываться, поэтому такого желания у молодой женщины не должно было возникнуть по самой сути. Но Медея с того же детства не ставила себе границ, что никак нельзя, а что можно, поэтому не считала, что обучать могут все, кроме тёмных. Знания так или иначе бесцветны, лишь в их использовании и поступках мага они приобретают оттенки. Медея молча слушала Румпельштильцхена, кусая губы и ожидая, что он всё же передумает, когда так резко повернулся к ней спиной. Ну или решит, что с ней сделать, чтобы больше не досаждала. Она вдруг подумала, что с его-то возможностями и фантазией, будет трудно выбрать один вариант, как с ней поступить. Словно в подтверждение её мыслей, Тёмный повернулся к ней лицом и решил отпустить, не выбрав один как минимум из двух озвученных вариантов её наказания.

- Вы что, опасаетесь взять ученицу? - внезапно с едва заметной улыбкой в краешках губ спросила Медея одновременно с тем, как он пытался убедить и себя, и её, что это невозможно.

Наверное, только тем, что сквозь раздражение Румпельштильцхен не в полной мере осознал, что она у него спросила, можно объяснить его быстрое исчезновение без последствий для самой Медеи. Право слово, предъявить Тёмному, что он испугался иметь дело пусть и с ведьмой, но всё же с девчонкой-неумехой, это надо потерять последние крупицы самосохранения. Она даже подождала пару минут, стоя на том же месте, если Румпельштильцхен решит вернуться и воплотить свою угрозу.

- Лучше канделябром в магической библиотеке, чем эта пытка серых будней в попытке изменить себя и стать нормальной, - тихо прошептала Медея в пустоту, поведя плечом от отвращения подобной перспективы.

Две недели. Вот сколько она вытерпела дней, когда решила после их первого разговора для очистки совести и проверки собственных желаний начать жить заново, как это было дома. Работа, помощь по хозяйству тем, кто её приютил. Разговоры на чужие темы. Раздражающие смех и улыбки. Неумелые, глупые заигрывания. И чтение перед сном. Пытка! Она сбежала, громко хлопнув дверью в тот момент, когда хозяева глупо хлопали глазами, впервые увидев, как Медея переместила ведро с холодной водой с улицы, когда обожгла кипятком палец. Инстинктивно, от жуткой боли.

- Э, нет, больше никаких нормальных рядом, - хмыкнула она, снова не дождавшись возвращения Тёмного. 

Где-то в глубине души Медея и не верила в успех второй встречи. Это слишком мало, да и быстро, чтобы выяснить им обоим насколько эффективным и полезным может быть обучение. Основная цель этой хитрости была достигнута - она напомнила о себе Румпельштильцхену. Значит, пора возвращаться к главному плану - найти место, где он живёт. В этом случае ни у кого не останется возможности разойтись без последствий. Или Медея добьётся своего, или Тёмному придётся-таки выбрать из сотен вариантов наказания - один единственный, а это сложно.

- День - канделябр, неделя - кузнечик, месяц - красивое дерево, - задумчиво кивнула она сама себе, посмотрев на лежащего без сознания мужчину, - чем не развлечение, а, пьянь? Молчишь, счастливчик. Даже тебе повезло, ни я, ни Его Темнейшество тебя не тронули, а надо бы…

Она поморщилась от перспективы возиться с горе-компаньоном. Ему всё равно никто не поверит, одной небылицей станет больше, а головная боль утром и без того обеспечена - встреча с деревом была не слабая.

- А у меня слишком много дел, - вздохнула Медея, закутавшись в плащ. У Тёмного был её кулон. Рано или поздно связь кулонов и удача приведут её к нему, и окончательный ответ на заданный несколько месяцев назад вопрос будет получен.

“Рано или поздно” произошло через три месяца после второй встречи с Румпельштильцхеном. Медее понадобилась уйма времени и сил, чтобы найти Замок Тёмного. Раньше она словно дикий зверь бегала по лесам, стараясь избегать любого контакта в людьми, но многое изменилось за эти месяцы. Своеобразное, но путешествие, общение с жителями разных деревень натолкнуло её на мысль, что возможно она изначально была не создана для долгой и счастливой жизни в кругу семьи, знакомых и друзей, занимаясь “любимой” работой. Судьба послала ей мужа, чтобы указать верный путь. Тёмный, извилистый, опасный, но лишённый сладких иллюзий и красивых картинок. С самого рождения Медею так или иначе окутывала ложь её происхождения. Родители пытались создать ту самую иллюзию идеальной жизни, которая трещала по швам, как самая отвратительно-сшитая одежда. И пусть вместо приторных лживых обещаний любви и верности она услышит правдивые угрозы, пройдёт испытания и проверки, жёсткость в словах и самом обучении, но это будет её реальность, а не фантазии, которые созданы вокруг неё другими.

Глядя из-за деревьев на величественный Замок Тёмного Мага, Медея была счастлива, но не торопилась подходить ближе и стучаться в двери, в очередной раз нарушая планы Румпельштильцхена. Он почувствовал её в прошлый раз, почувствует и в этот. Возможно, не сразу, но Медея ещё в первую встречу кинула свою жизнь под ноги Тёмному, поэтому у неё много времени на то, чтобы дождаться его прихода. Он придёт уже готовый не просто дать ответ, а сделать решительный шаг, и Медея подождёт, разбив рядом маленький, скромный лагерь. За столько месяцев она научилась самому важному - ждать, а в этот раз Румпельштильцхен придёт к ней сам.
[AVA]http://uploads.ru/i/I/r/Z/IrZBa.jpg[/AVA]

Отредактировано Helen Foster (13-05-2018 21:09:39)

+1

13

- Вы только гляньте на неё, - Румпельштильцхен покачал головой. Он сидел в кресле перед столом, где, помимо баночек, колб и пузырьков с различного рода зельями, красовался хрустальный шар на золотой подставке, и смотрел на занимательную картину, которая отображалась в шаре. Медея собственной персоной во владениях Тёмного, нагло устроившая лагерь на его земле. Это настолько выбивалось из привычного поведения людей по отношению к Румпельштильцхену, что он даже не знал, как ему поступить.
- Потрясающее нахальство! – припечатал он, наблюдая за рыжеволосой ведьмой. Проще всего было бы материализоваться рядом с Медеей и исполнить свою угрозу – превратить её во что-нибудь. Румпельштильцхен задумался, оперевшись локтями на стол и сплетя пальцы обеих рук вместе.
- А не подождать ли?
В самом деле, что он терял? Угрожать ему Медея ничем не могла, да и не стала бы – Румпельштильцхен был нужен ей, как наставник. Возможно, из её присутствия здесь можно будет извлечь какую-то пользу. Румпельштильцхен ничего не видел в будущем, что указало бы на Медею, но это ещё не означало, что она не сыграет роль в его планах. К тому же, пока девчонка благоразумно не постучалась в двери Тёмного замка, памятуя о торжественном обещании Румпельштильцхена сделать ей плохо, если она осмелится в третий раз пристать к нему.
Что ж. Он подождёт.

***

- Чудеса, и только, - довольно пропел Румпельштильцхен, когда в его руки, наконец, попал артефакт, за которым он безуспешно охотился уже два года. Благодаря этому артефакту Тёмный собирался ещё на шаг продвинуться в плане с Проклятьем.
Последние пару месяцев ему везло больше, чем в течение предыдущих нескольких лет. Он заключил несколько удачных сделок, благополучно совершил путешествие в другой магический мир и вернулся оттуда, а кроме этого, обзавёлся давно желаемым артефактом. Недурно, весьма недурно. Наконец-то, его хорошо продуманные планы не были испорчены какими-нибудь досадными случайностями. Обыкновенно судьба любила поиграть с Тёмным, так что теперь он был доволен – только хотел, чтобы всё и дальше шло, как по маслу.
Румпельштильцхен спрятал ничем не примечательный зелёный жезл в тайник, наколдовал себе поднос со всем, что требовалось для чаепития, и сел к столу – посмотреть в волшебном шаре, что поделывает рыжая ведьма. Внезапная мысль заставила Румпельштильцхена ухмыльнуться – а с чего, собственно, он позволяет Медее даром жить неподалёку от Тёмного замка? Это ведь его владения. Пожалуй, стоит взять с неё плату. Она уже два месяца тут живёт…
Два месяца. Румпельштильцхен откинулся назад в кресле, и морщинка пересекла его лоб. Почему он вдруг задумался над этим? Что-то здесь… какая-то деталь ускользала от него. Медленно и настойчиво Румпельштильцхен старался ухватить «за хвост» и обдумать то, что пришло ему в голову. И когда ему это удалось, он выпрямился с удивлённо блестящими глазами и снова уставился в шар.
Вот оно как. Нет, он должен это проверить. Ещё месячишко, и посмотрим. Румпельштильцхен кинул кусочек сахару в чай, помешал ложкой и криво улыбнулся. Пожалуй, он был немного... озадачен.

***

- Здравствуй, дорогуша. Только не говори, что не ждала!
Румпельштильцхен недолго стоял на пороге – не дожидаясь приглашения Медеи, шагнул внутрь. Он нисколько не изменился с тех пор, как Медея его видела – и одет был по-прежнему в тёмную кожу и дорогой шёлк.
- А я к тебе по делу. Ты живёшь на моей земле уже три месяца и не платишь ни гроша, - укорил он её и досадливо зацокал языком, как будто разговаривал с маленькой девочкой, которая без спросу побежала играть в лесу. – Нехорошо, тебе так не кажется?
Румпельштильцхен не выглядел ни злым, ни сердитым. В глазах его было лукавство, на губах лёгкая улыбка, манеры непринуждённые, как всегда, но за всем этим пряталось замешательство, коего Румпельштильцхен не намерен был показывать.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/SlsGX.gif[/icon][nick]Rumplestiltskin[/nick] [sign] [/sign]

+1

14

Терпение. Вот чего не хватало Медее в последние годы. Несмотря на, казалось бы, счастливое замужество, колючий ком нетерпения  ворочался в груди, требуя каких-то действий - будь то сложные швейные заказы или короткие путешествия с мужем. Новое место жительства так и не стало ей домом, который она покинула или о котором мечтала. Наверное, каждому покажется странным и глупым, расскажи Медея, что именно здесь, на окраине леса около Тёмного Замка она нашла то спокойствие и терпение, которые давно покинули её.  Теперь ей не нужно было куда-то бежать, выслушивать сотни неправдоподобных, а иногда до омерзения хвастливых пьяных баек о Румпельштильцхене, в которых нужно найти хотя бы крупицы истины. Теперь он здесь, рядом, никуда не испарится, чтобы Медее снова и снова пришлось придумывать способы для встречи. Глядя на Замок, одно осознание, что сейчас Тёмный занят в нём какими-то своими делами, усмиряло внутренних демонов. Разбив на территории Румпельштильцхена свой маленький лагерь, Медее время от времени казалось, что он совсем рядом. Причудливое, смутное ощущение, что за ней наблюдают. Уверенная в том, что Тёмному под силу не только быть невидимым, если захочет, но и видеть через расстояние, она не отрицала и работу собственной паранойи.

Проходил день за днём, но Румпельштильцхен не спешил появляться и как-то решать "проблему", поселившуюся на его территории. Ни быстрой расправы над незваной гостьей, ни бесед по душам. Медея только улыбалась на проявление такого упрямства. Она уверена, что Тёмный знает о ней, а то, что она до сих пор дышит свидетельствовало лишь о том, что он снова ждёт, что Медея передумает, что-то там поймёт и сама освободит его от мучительной необходимости выбрать один из множества вариантов наказаний. Но нет, это в её планы не входило. Она слишком долго искала этот Замок. Потратила время, силы, нервы не зря. Посмотрим, у кого терпения меньше, - с мягкой ироний думала Медея, гуляя по лесу.  Каждый, кто услышит о лесе Тёмного мага, обязательно должен представить мрачное, тёмное место, без пения птиц и каких-либо других признаком жизни. Тонкие, едва живые, почти высохшие чёрные деревья, тишина и тленное запустение. Медея насмешливо фыркнула, глядя на совершенно обычный, залитый солнцем в этот погожий день, лес. В отличие от тех же людей, она не страдала от отсутствия чьего-либо присутствия. У неё была парочка весьма забавных книг по магии, которые можно было с большой натяжкой назвать трактатами, но какие-то интересные мысли можно было найти даже в подобном хламе. И эти книги попали к ней совершенно случайно, но всё же пришлось немного постараться, чтобы получить их. Упрямство Румпельштильцхена не оставляло ей другого выбора, кроме как искать в мусоре крупицы знаний. Медея подозревала, что настоящие магические знания хранились у настоящих магов и ведьм, которые не спешили направо и налево ими делиться. Да, стоило бы Медее найти свою бабку и узнать всё самой, найти наследие, которое она должна была ей оставить. Что-то помимо двух кулонов. Но ничего узнать не получилось. Отец уже умер, а мать не хотела говорить, да и не знала, где вырос её муж. Его прошлое было запретной темой, лишь маленькая часть истории была известна и та в общих чертах. Не получилось у неё найти и саму бабку после той встречи на рынке. Она испарилась, будто и не было никогда. Ни один торговец рядом не помнил, что она была в тот день. Поэтому, как бы ни хотелось Румпельштильцхену, чтобы Медея до сих пор находилась на его землях, уходить она не собиралась - её собственное ожидание устраивало, а упрямство Тёмного всё равно не вечно. Личная территория - не простой призыв какой-то ведьмы появиться.

Когда на пороге её палатки всё же раздался голос хозяина земель, Медея смогла сдержаться и не дёрнуть рукой с горящим в ладони небольшым огоньком, которым она подогревала воду для чая.

- Приветствую, Ваше Темнейшество,- улыбнулась она, не погасив огонь, пока вода не закипела. - Почему же, ждала. Три месяца, четыре дня и пятнадцать часов ждала.

Медея опустила на землю глубокую тарелку с водой, внимательно посмотрев на вошедшего Румпельштильцхена.

- У Вас хороший запас терпения к незванным гостям, - усмехнулась Медея краешком губ, замечая, что внешне Тёмный совсем не изменился с её последних воспоминаний, но вот сам... Становясь рядом с ним более чувствительной, она не ощущала той колючей раздражённой злости, что сопровождали его первые их встречи. В этом плане, Румпельштильцхен был совершенно другой, что весьма удивило Медею - такого Тёмного она видела в первый раз и увиденное ей нравилось!

- Полностью согласна, мои манеры не блещут, но возможно лишь потому, что Вы обещали превратить меня во что-нибудь, если снова попробую с Вами связаться, - конечно, Медея несколько выкрутила смысл его предупреждения, но не соврала ни капли. - Вот я и жду, когда Вы придёте сами, а Вас всё нет, и нет.

В голосе слышалась напускная покорность, и лучики едва ощутимого веселья появились в её карих глазах. Она снова чувствовала в груди эту тонкую нить радости от встречи, которую мало что могло оборвать. Разве, что Медея в принципе перестанет чувстовать, превратясь в бездушную безделушку, если Тёмный пришёл именно за этим. Просматривать закономерность его настроения и поведения она не хотела, а возможно и стоило бы - два раза он был зол, но ничего с ней не сделал, а сейчас казалось, что он в весьма благодушном настроении, так может быть именно потому, что всё-таки выбрал наказание? Стоило начать бояться, что впереди не будет никакого ожидания, всё может решиться и оборваться в любой момент, но Медея была слишком расслаблена и рада, наконец-то, видеть Румпельштильцхена, чтобы переживать о своём благополучии.
[AVA]http://uploads.ru/i/I/r/Z/IrZBa.jpg[/AVA]
- Чаю? - любезно предложила она. - Здесь, чуть неподалеку растут подходящие весьма ароматные травы, - Медея снова едва заметно улыбнулась и легко махнула рукой куда-то слева от Тёмного.

Отредактировано Helen Foster (15-05-2018 15:35:34)

+1

15

Румпельштильцхен фыркнул, услышав про «три месяца, четыре дня и пятнадцать часов». Она подсчитывала каждый час и ждала, что теперь он сам возникнет на пороге её палатки, верно? Какая настойчивость – лишь бы получить знания! Её объяснение того, почему она до сих пор не расплатилась за проживание в его владениях, вызвало у Румпельштильцхена одобрительную усмешку. Хорошая отговорочка! [float=right]http://s0.uploads.ru/t/jGkZ4.gif
[/float]
Действительно, он ей угрожал и выглядел при этом внушительно, вот она, мол, и не сунулась в пасть к дракону. В целом, нынешняя Медея выглядела разумнее и гораздо спокойнее, нежели та сумасшедшая, которая накинулась на него со своими горячечными разговорами, и можно было не опасаться, что она, чего доброго, кинется к его ногам и с воплем «Возьмите меня! Возьмите в ученицы!» начнёт запутывать пальцами шнуровку на его сапогах.
И всё-таки радостный вид Медеи его смущал. Наталкивал на мысль, что она рада видеть Румпельштильцхена просто так, не только из корыстных надежд. Но этого быть не может – во-первых, они видятся третий раз в жизни, а во-вторых, никто не может обрадоваться Тёмному… самому по себе.
- От чаю я бы не отказался, - Румпельштильцхен поискал взглядом, где присесть, нашёл деревянный табурет и осторожно опустился на него, закинул ногу за ногу и уставился на рыжую девчонку немигающим, как у змеи, взглядом.
- Ну, теперь-то предлога ускользнуть от расплаты за то, что живёшь на моей земле, у тебя нет, - невозмутимо заявил он. – Я пришёл. Сам. Как и мечталось, - Румпельштильцхен закатил глаза, прижал ладонь к сердцу и изобразил на подвижном лице гримасу, подходящую его нарочито «возвышенным» интонациям. Вовсю иронизировал и над Медеей, и над самим собой.
– То есть, - вернулся он к обычному беззаботному тону, склонив голову набок и чуть ли не подмигивая Медее, - тебе придётся оказать мне услугу! А может, и не одну. Потому как деньги мне, дорогуша, не нужны – я сам делаю золото из соломы, и назвать меня бедствующим ни у кого язык не повернётся!
Испустив звонкий детский смешок, Румпельштильцхен тут же преобразился и теперь имел серьёзный и заинтересованный вид.
- Первой услугой, которую ты мне окажешь, будет правдивый рассказ… о себе. Ни одной детали не должно быть скрыто. Всё, - Румпельштильцхен взмахнул пышными манжетами, - всё, как на ладони! Раз уж ты так напрашиваешься ко мне в ученицы – ты не должна ничего от меня скрывать, - Румпельштильцхен чуть наклонился вперёд и выпучил на Медею свои глаза, похожие на стёклышки. – Поняла? Начинай!
Его до сих пор грызло маленькое, но сомнение. Не может такого быть. Слишком редкий дар. Но ведь такое совпадение… Не мог он ошибиться![icon]http://s7.uploads.ru/t/SlsGX.gif[/icon][nick]Rumplestiltskin[/nick] [sign] [/sign]

+1

16

Глядя на Румпельштильцхена и невольно вспоминая их первую встречу, Медея боялась, что эмоции вновь возьмут верх. Будь то радость или огорчение в зависимости от решения Тёмного её участи. Она меньше всего хотела вновь превратиться в оголённый комок нервов, чьи действия не поддаются контролю и логике. После убийства мужа и его девицы, Медея не раз думала о случайном, стихийном способе мести. Почему именно огонь? В те минуты она мало, что понимала, поэтому действовала на голых инстинктах. Единственное более ли менее логичную связь Медея усмотрела в собственной эмоциональности. Несмотря на то, что часто приходилось делать, чего ей не хотелось, но нужно было другим, она с самого детства не скрывала эмоций. Смеялась, плакала, злилась. Всегда довольно искренне и порой слишком сильно. Огонь - такая же плохо управляемая стихия и всегда разная, начиная от маленького, согревающего огонька, заканчивая неистовым, опасным пламенем. Поэтому в магии для Медеи огонь был самым лёгким в исполнении, но всё же трудным в управлении. О других своих возможностях она особо даже и не раздумывала, твёрдо полагая, что это прерогатива её будущего Наставника.

Медея несколько удивлённо посмотрела на Румпельштильцхена, который согласился на чай. Нет, она не считала, что Тёмный маг питается лягушками и кузнечиками, в которых превратил наглых просителей или глупых храбрецов, но перейти от категорических отказов и весьма непрозрачных угроз к весьма приятному разговору за чаем было неожиданно. Тем более  принять тот факт, что Румпельштильцхен вообще решится что-то взять из её рук, хоть никакой угрозы она и не представляла. Она кивнула, одарив Тёмного благодарной улыбкой. Неважно, чем закончится эта встреча, приятные минуты простого разговора уже стоили всех её усилий.

- Для начала, я хотела бы извиниться, что Вам пришлось увидеть меня не в самом лучшем душевном состоянии, хоть именно оно позволило мне найти единственно-верный путь, по которому я иду, - Медея говорила это искренне и вполне серьёзно, глядя в немигающие глаза Тёмного. - Я понимаю, что впечатление было соответствующим при виде меня, но Вы действительно мне были очень нужны тогда. Так же, как и сейчас.

Она резко отвернулась, занявшись приготовлением чая. Не надо больше говорить никаких слов, снова пытаться сделать отчаянный, но несомненно глупый поступок, как тогда Медея схватила его за руку в попытке остановить и выслушать. Самое важное она сказала и отказываться не собиралась. Всё, что имелось сейчас у неё в палатке было только благодаря терпению Румпельштильцхена. Ещё нигде раньше Медея не останавливалась в лесу так надолго, чтобы раздумывать над тем, чтобы на постоянной основе на чём-то сидеть, с чего-то есть и пить, поэтому некоторые необходимые вещи были в двух экземплярах - будь то табуреты, чайные ложки или чашки. Ещё одно доказательство, что она на самом деле ждала Тёмного, а не просто сказала для красного словца. Вся скромная утварь в её палатке была так называемой милостью незнакомцев из деревни по другую сторону большого леса. Ну или почти вся. Есть пара вещиц, которые Медея забрала сама, но сути это не меняет - у их хозяев не убыло. Разлив горячую воду по двум маленьким насыщенного синего цвета чашкам, в которых уже лежали несколько ягод и травы, она успела заметить маленький спектакль Румпельштильцхена. Медея в который раз удивилась, насколько подвижное у него лицо, выражение которого передавало множество эмоций и настроений в зависимости от того, что именно Тёмный хотел изобразить. И за ним было поистине интересно наблюдать!

- Скорее всего не одну услугу, Ваше Темнейшество, - она лукаво прищурилась, спрятав улыбку в чуть приподнятых уголках губ, - потому что, даже будь Вам нужны деньги, у меня их особо и нет.

Медея поворошила ложками чай и решила, что он достаточно заварился, чтобы можно было подавать хозяину земли, на которой так нагло она обосновалась. Никакого подноса у неё не было, поэтому, оставив свою чашку на втором свободном табурете, Медея подошла к Румпельштильцхену ближе, протягивая в левой руке блюдце с кусочками сахара, а в правой держала за ручку его чашку с чаем. Ей даже стало интересно, что сделает Тёмный - возьмёт её ладонью, не обращая внимания, что она горячая, или всё же возьмёт пальцами за холодную, тонкую ручку чашки из её рук?

- Ваш чай, сахар по желанию, пожалуйста, чем богаты, - она и не пыталась скрыть в мягком голосе тонкую иронию, но когда услышала про рассказ о себе, то вмиг стала серьёзной. - Я не считаю это услугой, это малая часть того, что я должна сделать, чтобы иметь хотя бы шанс стать Вашей ученицей. Так что, я так же остаюсь должна Вам не одну услугу.

Вряд ли кто-то по доброй воле отказывался засчитать долг Тёмному такой мелочью, но у Медеи не было цели впечатлить Румпельштильцхена этим, мол, посмотри, какая я особенная, пожалеешь, если не возьмёшь в ученицы. Она действительно не считала информацию о себе чем-то настолько важным, а где-то в глубине души просто надеялась, что пробудет с Тёмным сравнительно дольше, если этих "долгов и услуг" будет значительно больше. Медея задумалась о рассказе, машинально вернув блюдце с сахаром на место, когда Румпельштильцхен забрал чашку.  Как-то быстро примерное чаепитие потеряло свою суть, оставляя лишь исповедь Медеи, которая то стояла на месте, то ходила туда-сюда, но всё же чай в руках Тёмного согревал её колючие воспоминания той жизни, от которой она бежала.

Медея не собиралась ничего скрывать. Слишком муторное это дело, юлить, умалчивать, тем более придумывать ложь. Да и зачем? От Румпельштильцхена ей нужно было доверие. Всё доверие, которое он готов ей дать. Медея рассказала о родителях, детстве, судьбе швеи, которая была предопределена. Про смерть отца и слухи, наполнившие деревню. Про нежелание верить и слушать. Про переломный момент с кулонами и правду о ведьмовских силах своей бабки. Про мужа, который увёз её в счастливое будущее, которое сгорело в огне того дома. Воспоминания об этом на какое-то мгновение оживили на ладони Медеи маленький язычок пламени, которое она с трудом, но погасила, до боли сжав кулак. Она не хотела показаться Румпельштильцхену жалкой, но всё же была такой вплоть до второй встречи с ним. Не хотела и наоборот похвастаться убийством, будто он должен оценить, ведь Тёмный же! Нет, она просто рассказывала всё, как есть, а оценивать и делать выводы не ей. Чтобы ничего не скрывать, пришлось рассказать и о побеге после убийства мужа и его девицы, и о потере ребёнка и едва не жизни, и закончила только встречей с Румпельштильцхеном первый раз.

Медея подошла к своему табурету, на который так и не присела, и стоя спиной к Тёмному, залпом выпила уже остывший чай. Как бы она не хотела показать, что всё рассказанное уже прошло и забыто, мелкая дрожь по всему телу говорила обратное.

- А история "счастливого" замужества началась всего лишь с распущенных слухов моих друзей, что я приношу удачу тем, к кому неравнодушна, - со смешком добавила она, буквально заставив себя развернуться лицом к Румпельштильцхену и посмотреть ему в глаза. - Не знаю насколько я вспомнила все детали, но скрывать что-либо от Вас намеренно я не собираюсь. Ни сейчас, ни потом.
[AVA]http://uploads.ru/i/I/r/Z/IrZBa.jpg[/AVA]

Отредактировано Helen Foster (15-05-2018 18:41:31)

+1

17

Медея могла не обманываться насчёт благодушного вида, с которым Румпельштильцхен согласился на чаепитие – с таким же выражением лица он мог, попив чаю, встать и беззаботно заявить: «А вот теперь приступим к цели моего прихода! Я решил, что ты мне тут надоела и лучше всего послужишь в качестве стола в замке!» Само по себе демонстративное настроение Тёмного ничего не значило – он мог с весёлым смешком убивать, и, чуть ли не пританцовывая, предать кого-то магической пытке. Однако именно сейчас Румпельштильцхен ничего такого делать не собирался. Он отметил, что табуретов было два, так же, как и некоторых других вещей в скромном жилище Медеи, и неопределённо хмыкнул. Если она рассчитывала, что это его тронет, то зря. Румпельштильцхен твёрдо решил для себя, что ничему и никому не даст затронуть свою душу. Кора, с которой он было понадеялся на взаимное чувство, снова показала Румпельштильцхену – его не полюбят. Ни простым смертным, ни Тёмным. Стоило ли за этот горький урок платить куском сердца? Причём в буквальном смысле – сердце Румпельштильцхена почернело ещё больше, на сей раз не от чувства вины за то, кем он являлся, а от боли предательства.
Нет уж. Больше он никому не доверится. Тёмный, страдающий от рассыпавшейся в прах любви – что может быть нелепее? Румпельштильцхен взял из рук Медеи чашку – за ручку, конечно же. Занятый своими размышлениями и откровениями самой ведьмы, он не заметил, что она заострила на этом внимание.
Он внимательно слушал её рассказ, время от времени поднося чашку к губам. Жизнь девчонки была не сахаром, и Румпельштильцхен кивнул, услышав о пожаре – стихийный выброс магии. У Медеи много эмоций, это он успел отметить – важный ресурс для ведьмы, поскольку магия – это и есть эмоции. Причём зачастую отрицательные. Именно они питали тёмное волшебство, а именно его Медея и хотела освоить, как следует – иначе обратилась бы не к Румпельштильцхену. Но она не сказала о том, что интересовало Румпельштильцхена больше всего, ради чего он к ней и пришёл. Румпельштильцхен молча отставил пустую чашку и хотел ответить, но тут Медея повернулась к нему, заговорила снова… и его сердце пропустило удар.
Вот оно как. Румпельштильцхен постарался не выдать себя, но мысли немедленно заметались в его мозгу. Удача… Слухи… Неравнодушна… Чёрт побери! Она неравнодушна к его магии и силе, и только!
Румпельштильцхен резко встал и прошёлся туда-сюда по комнате – теперь была его очередь не сидеть на месте. По его наморщенному лбу и задумчивому виду трудно было что-то понять; пару раз Румпельштильцхен остановился и невольно прижал ладонь к виску, словно опять переживая ту головную боль, которая приходила во время видений будущего. И снова там не было Медеи! Румпельштильцхен увидел далёкий мир без магии, куда он попадёт и где разыщет сына, и, кажется, к поискам его имела отношение какая-то женщина с тёмными волосами и неразличимыми чертами лица. Но не Медея. Её волосы были рыжими, как опавшая листва, и Румпельштильцхен описал круг, поворачиваясь к ней.
- Всё это очень занимательно, дорогуша, - в противовес своим словам, он махнул рукой со скучающим видом, - но не даёт ответа на вопрос, будет ли от тебя много толку. Но ладно, посмотрим!
Он вернулся к своему табурету, уселся на него и испытующе воззрился на Медею, словно ожидал, что вот-вот она возмутится, как это он не увидел в ней будущую королеву всех ведьм Зачарованного Леса.
- Теперь, когда я дал себе труд выслушать тебя, могу понять твоё упрямство. Но учти – пути назад может не быть. Я не самый мягкий наставник. И ты получишь шанс стать моей ученицей, только доказав, что ты этого достойна. Твоё безрассудное появление здесь было, считай, первым испытанием, - он ухмыльнулся, словно доселе не гнал её от себя угрозами.
Румпельштильцхен не знал, что она будет делать в его будущем, но после некоторых колебаний решил, что упускать обладательницу редкого дара не стоит. Он будет держать её при себе, как… как тот кулон, что остался ей. Немного удачи ему не помешает, верно? Ну, а чтобы Медея не так радовалась своей «победе», она действительно окажет ему пару-тройку услуг и пройдёт, тем самым, испытание.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/SlsGX.gif[/icon][nick]Rumplestiltskin[/nick] [sign] [/sign]

+1

18

Кому-то могло показаться глупостью придавать значение таким мелочам, как берут чашку из ваших рук, но для Медеи это было важно. Конечно, она не представляла угрозы для Тёмного в принципе, да и хотела она от него долгосрочного сотрудничества, что не вязалось с угрозами, но Румпельштильцхен не казался тем, кто с лёгкостью доверяет, если доверяет вообще, или впускает в своё личное пространство. Тот случай, когда Медее удалось вторгнуться в личное пространство и схватить его за руку было скорее неожиданным исключением, чем правилом. Поэтому для неё было важно, что Тёмный мог хоть немного, самую чуточку, но расслабиться в её присутствии и не ожидать какой-то опасности, когда коснулся её пальцев, забирая чашку. Мелочь, а всё равно шаг навстречу нормальному взаимодействию, которое рано или поздно должно наступить.
   Рассказ о своей жизни на несколько долгих минут откинул Медею в прошлое, от которого она и хотела избавиться. Услышав со стороны всё, от чего она сбежала, только укрепило её в мысли, что делает всё правильно. Нужно кардинально изменить жизнь, примириться со своей магией и самой начать управлять ею, а не наоборот, как было до этого. Сказав про слухи об удаче, Медея сама бы не призналась зачем это сделала. Совершенно же глупые слухи! Что-то она не похожа на магический кулон, который приносит своему "владельцу" удачу, но если даже это заинтересует Румпельштильцхена. Тогда он потратит время на неё хотя бы для того, чтобы подтвердить или опровергнуть эту чушь, и у Медеи появится это самое время, чтобы убедить Наставника, что она стоит потраченных на неё сил. Если получится убедить, конечно. Всё равно где-то в глубине души Медея боялась не оправдать его и своих надежд, не справиться с испытаниями или убедиться, что её возможности на самом деле минимальны, а она напросилась в ученицы к самому могущественному магу!
   Медея молча следила за передвижением Румпельштильцхена, стараясь не мешать ему решать её судьбу. Пусть будет так, как он решит, хотя она с трудом представляла, что будет делать в случае простого отказа и приказа освободить его землю, а когда понадобится услуга, то сам её найдёт. Медея с трудом себя удержала на месте, когда Тёмный прижал ладонь к виску, и, прикусив губу, сдержала готовый вот-вот сорваться с губ вопрос - всё ли с ним хорошо? Но он повернулся к ней с уже готовым решением, и Медея чуть успокоилась.
- Не проверите, не узнаем, - легко пожала она плечами, стараясь не улыбнуться на это его "посмотрим". Ведь по сути оно уже является согласием на обучение, без гарантий для будущего, но с обещанием начала. - Проверить, будет ли с меня толк - это одно из того, что я хочу от Вас. Моё мнение о своих способностях в магии лишь иллюзии или раздутой гордости, или самоуничижения.
Выслушав вполне обоснованное предупреждение, Медея не спешила перебивать Румпельштильцхена в горячей попытке переубедить, что ни одно испытание не сломит её твёрдых намерений и не заставит отступить от цели, или поспорить с ним, что не так уж он и плох, раз она до сих пор жива и выглядит, как человек. Нет. Все эти заверения звучали бы пафосной ложью. Она знала, что просто и легко не будет, и была абсолютно уверена, что это путь в один конец так или иначе. Медея думала не один месяц и морально готовилась к довольно жёсткому обучению. Конечно, реальность вряд ли окажется такой, как в воображении, но она хотя б не питала иллюзий, что Тёмный в первые же недели обучения проникнется к ней уважением и предоставит царские условия, лишь бы она только училась.
- Я постараюсь быть достойной, - коротко ответив, она прямо посмотрела ему в глаза. - Раз уж тема разговора началась с земли, то Вы позволите остаться здесь на время испытаний и обучения? Или мне стоит поселиться в деревне и приходить к определённому часу? Казалось бы, совершенно простые вопросы, но в них была скрыта надежда на успех. Вместо невозможных заверений, простая уверенность, что обучение будет. Она сделает для этого всё, что понадобится, как бы плохо ей ни было. Разве ещё полгода назад шанс стать его ученицей не был равен нулю? А теперь этот шанс у неё есть, и Медея позволила себе немного улыбнуться, лишь приподняв уголки губ. Маленькая, хрупкая, но всё же победа.
[AVA]http://uploads.ru/i/I/r/Z/IrZBa.jpg[/AVA]

Отредактировано Helen Foster (19-05-2018 19:50:03)

+1

19

Конечно, Медея была согласна на любые испытания, лишь бы оказаться достойной ученицей. Румпельштильцхен хмыкнул – пока иного ответа он не ожидал. Посмотрим, так ли тверда будет её решимость после того, как ей придётся хорошенько поработать. Разумеется, давать ей какие-то невыполнимые задания Румпельштильцхен не намеревался – это противоречило бы его собственным планам в отношении девчонки. Но сажать её к себе на шею и в один «прекрасный» день обнаружить последствия своей снисходительности он не хотел. Достаточно того, что он был с ней не так жесток, как она, конечно, ожидала от Тёмного.
- Где тебе жить, говоришь? – Румпельштильцхен потёр подбородок, делая вид, что размышляет об этом, хотя ответ, с его точки зрения, был очевидным. – Полагаю, ты можешь остаться здесь. Деревня, местные жители – это лишние хлопоты, - он сморщил нос и помахал рукой, - да и не похожа ты на человека, который рвётся жить в обычном человеческом обществе!
Хихикнув, Румпельштильцхен легко поднялся с табурета. Погрозил Медее чёрным когтем:
- Я вижу, мысленно ты уже вообразила себя правой рукой Тёмного! Сначала испытания, моё одобрение – если оно будет, – а потом мечты, дорогуша! Так, какое же задание тебе дать? Что мне нынче было надобно?
Вот теперь Румпельштильцхен действительно задумался – и тут же сделал энергичный жест, сопроводив его восклицанием:
- О, вспомнил! Значит, вот что ты сделаешь. На приличном расстоянии отсюда, в горах, растёт один необычный цветок. Его называют «дымкой», потому что он выглядит, как дымка, которая вот-вот рассеется. Его многие пытались сорвать для своих волшебных дел, но потом жаловались, что дымка растворилась в воздухе, - Румпельштильцхен небрежно махнул рукой – дескать, каких только оправданий неудачники себе не придумают. – Я о нём недавно прознал. Мне пригодятся его листья и корни в моих зельях, так что постарайся добыть!
Румпельштильцхен кивнул Медее, довольный тем, что быстро подыскал для неё подходящее испытание. Главное, чтобы девчонка не сорвалась там где-нибудь в пропасть – он понаблюдает за ней в хрустальном шаре, пожалуй.
- Ну что? Согласна? Или не стоило и спрашивать – мол, на всё согласна? – Румпельштильцхен снова хихикнул. Удачливость определённо делала его благодушнее, чем обычно. – Тебе придётся немного больше разузнать о цветке, поскольку сам я сделать этого ещё не успел. На всё – неделя. Выполнишь задание – отдохнёшь, принесёшь мне «дымку» и получишь следующее. Всё это вместе будет и платой за житьё на моей земле, и испытанием для тебя, - Румпельштильцхен провёл пальцем в воздухе черту, словно подводя итог. - До свиданьица, дорогуша!
Он не стал утруждать себя тем, чтобы выйти из палатки – просто исчез в клубах сиреневого дыма, окутавших его с пят до макушки.
[icon]http://s7.uploads.ru/t/SlsGX.gif[/icon][nick]Rumplestiltskin[/nick] [sign] [/sign]

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » (Не)Бойтесь не желаний, а их исполнителя.