Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: двадцатые числа апреля (вторая неделя после снятия проклятья Злой Королевы)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » Все пути ведут...


Все пути ведут...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s3.uploads.ru/ka1CY.gif

http://sg.uploads.ru/28aH3.gif

Все дороги ведут домой. Возможно, не туда, где человек родился, но туда, где его дом.
ВСЕ ПУТИ ВЕДУТ...
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Нил Кэссиди&Хелен Фостер

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
28.04, ближе к вечеру. Лес у границы Сторибрука

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
От прошлого сбежать невозможно, в какую бы сторону ты не бежал. Хелен убедилась в этом совсем недавно, а Нилу, который, спасаясь от настоящего попал в прошлое, только предстоит это понять.

Отредактировано Helen Foster (17-05-2018 10:13:56)

+2

2

Нилу показалось, что трубку сняли еще до того, как он закончил набирать номер. Едва он успел назваться, как его омыл поток ликований различной степени слезливости, так и хлынувший из телефона. К счастью, причитания оборвались, когда трубку взял давний друг Нила, с помощью которого он не раз и не два миновал расставленные сети. На этот раз все было по-другому, об этом свидетельствовал плохо скрытый страх в голосе друга. Разглядывая налепленную кем-то на стену будки наклейку со Статуей Свободы, Нил слушал небольшой доклад о неведомом враге и с исключительной ясностью понимал: надо бежать, бежать так быстро, как только возможно. Вот только куда?  У всех, кто звал его к себе, были свои семьи, Нил ни за что бы не стал рисковать ими, – больше никого. Оставалось только затеряться в одном из мегаполисов и разыгрывать из себя шпиона в надежде, что пыл преследователей со временем поутихнет. Оторвав взгляд от наклейки, мужчина попрощался с другом и набрал номер ближайшего аэропорта.

От Бостона до Нью-Йорка примерно час полета и немаленькая опасность добраться до места назначения по частям. Нил понял это, когда шел к машине и краем глаза заметил несколько крайне подозрительных типов, которых иначе, чем братками, и не назовешь. Они даже не скрывались, а один и вовсе помахал жертве рукой. Словно всё уже предрешено. Словно он уже мертв. Однако у Нила было свое мнение на этот счет – он пару раз махнул в ответ, ускоряя шаг до бега. Скорость, с которой секундами позже сорвался с места его старенький автомобиль, била все рекорды, мыслимые и немыслимые; но этого оказалось мало. Спустя каких-то несколько километров его просто-напросто прижали к обочине два громадных внедорожника. Хозяева машин с видом невероятно обыденным взялись за стволы. Дело принимало очень, очень дурной оборот.

- Вот у… - успел заикнуться Нил прежде, чем выскочил из машины, как черт из табакерки. И удирал этот черт так, будто за ним гнался архангел Михаил с огненным мечом наперевес. Во все стороны простирался лес, ни намека на дорогу или тропу, помимо шоссе – Нил бежал наугад, петляя, едва-едва не сталкиваясь с деревьями, прорываясь сквозь кустарники и перепрыгивая через овраги. А позади вместо охотничьего рога раздавались сухие хлопки и ругательства, когда очередная пуля выбивала щепки из дерева. Однако госпожа Удача явно была на стороне Нила. Ни одна из свинцовых убийц не задела его, а когда его силы были уже на исходе, звуки преследования вроде бы начали стихать. Не веря до конца в свое везение, мужчина отважился обернуться, споткнулся и буквально вылетел на прогалину. Еще бы чуть-чуть, и он растянулся бы на земле, прямо у ног неизвестной девушки. Но, увидев незнакомку, Нил устоял, отшатнулся и на мгновение застыл. Живой человек, значит, рядом город. На карте пусто, значит, маленький город. Если так, то там не запугана еще полиция, может, хоть от скорой смерти спасет. Велико было желание в порыве ошалевшей радости подскочить к девушке и обнять ее, но вместо этого Нил инстинктивно бросился куда-то мимо нее, на ходу выпалив нечто, отдаленно напоминающее: «Стреляют-убивают-берегись!» И очень вовремя -  за его спиной вновь раздался приглушенный выстрел.

+2

3

Медея всегда любила природу. С самого детства, когда к неудовольствию родителей ещё бегала с мальчишками по лесу, который был рядом с их деревней. Красивый, с густой кроной деревьев, но при этом довольно светлый особенно в солнечные дни. Вся её жизнь так или иначе связана с лесом. Стоит только вспомнить сколько времени она провела в бегах, стараясь научиться не привязываться к комфорту домов и людям, которые так или иначе приносили только боль и разочарование. Не они ей, так она им. Воспоминания. Да, теперь Медея всё вспомнила, и решила вновь отправиться в лес, чтобы спокойно подумать. Детство, юность, взросление и огромный пласт жизни, связанный с Румпельштильцхеном. Его-то Медея едва не разрушила, когда решила молчать о том, кто она на самом деле, отдав "контроль за решениями" Хелен Фостер. Право слово, она едва не схлопотала раздвоение личности. Что было бы не удивительно, учитывая, что даже во внешности у неё ничего не осталось от себя прежней. Возможно, это очередной знак судьбы. Она должна оставить груз прошлых ошибок той другой жизни, стать лучшей версией Медеи в этом странном мире без магии, в котором её очагом остался только Сторибрук. Начать с Наставником всё заново, снова доказать ему, что она достойна его внимания и больше никогда по своей воле не предаст его. Хочет того Медея или нет, но всё изменилось. Она, Румпельштильцхен, их отношения и магия. Осталось неизменным лишь её желание быть с ним рядом. И уже неважно в качестве кого, лишь бы только не прогнал, после того, как она ему поможет. Впрочем, Медея сильно сомневалась, что в этот раз она сможет оставить его в покое. Кажется, давным давно она была уверена, что единственный способ ему от неё избавиться - навсегда оставить бездушной вещью. И если вдруг такое случится, Медея будет знать, что заслужила.

- Сначала помогу ему найти сына, - тихо прошептала она, неторопливо гуляя между деревьями. Семья. Румпельштильцхен заслужил её, как никто другой, уж это его ученица знала лучше других. Столько лет поисков, исполнение масштабного плана по претворению Заклятья, ещё не один десяток лет беспамятства, и вот виден порог, за которым был велик шанс вновь обрести сына. Если в силах Медеи хоть как-то в этом помочь, то она сделает что угодно для этого. Несмотря на свой уже приличный возраст, матерью она стать так и не смогла, а ведь её нерождённый сын или дочь сейчас могли быть немногим старше Бэя...

- Нет счастья у меня, будет у них, - слабо улыбнулась Медея, прислонившись спиной к дереву. Хотелось просто отдохнуть. Закрыть глаза, глубоко вдохнуть и выдохнуть, освободиться от тяжести, которая камнем легла на душу. Её отвратительное поведение за эти две недели вместо того, чтобы помочь, только усугубило ситуацию. Недосып, алкоголь и ярое желание извести боль воспоминаний на протяжении долгого времени сделали своё дело. Только последние пару дней после того разговора с Наставником, Медея в который раз училась жить заново, примириться с двумя своими личностями, ведь так или иначе - Хелен Фостер все эти годы была именно она. А ведь за всё время в Сторибруке она, как Хэл, ни разу не была в лесу, предпочитая не пачкать свои платья в таких условиях. - Фостер была ещё той неженкой, - фыркнула Медея, легко оттолкнувшись от дерева. Её даже не особо волновало, а не зацепилась ли она одеждой о кору? Не успела она пройти дальше, чтобы едва ощутимо почувствовать предупреждающее покалывание магии от барьера вокруг города, как увидела бегущего по ту сторону границы мужчину. Она остановилась, собираясь понаблюдать, как он сменит траекторию или врежется в невидимый магический барьер. Обычным людям не попасть в Сторибрук, поэтому Медея от слабости и неожиданности не успела даже пошевелить рукой, чтобы в первую же секунду атаковать незнакомца, когда он с лёгкостью миновал препятствие, едва не упав к ней в ноги, когда споткнулся. Хорошо, что Наставник не видит. Недовольно подумала она, отведя за спину руку, на кончиках пальцев которой начала собираться магия. Медея молча не спускала настороженного взгляда с незнакомца, не в состоянии понять, как он смог преодолеть преграду города, но дальше - это последнее, что её стало интересовать, потому что в поле зрения появились и другие люди. Мужчина пробормотал что-то нечленораздельное, в котором Хэл с трудом, но разобрала предупреждение о стрельбе, и лихо набрал обороты, пробежав мимо неё как раз в тот момент, когда послышались звуки выстрелов.

- Да что б вас всех, - процедила она сквозь зубы, быстро вскинув руку в направлении летящих пуль, и отпустила магию, которая предназначалась незваному гостю, но пришлось потратить на спасение и его, и себя. Стоило пулям пересечь границу, они пеплом осыпались на землю. В этот раз Медея не стала надеяться на случай, смогут ли эти парни так же пересечь границу или нет, и сосредоточившись, выставила перед собой магическую стену защиты, чтобы не бояться повернуться спиной к приближающимся громилам и летящим от них пулям. - Сходила прогуляться и отдохнуть, называется, - устало пробормотала она, одним взмахом руки преградив дорогу сбежавшему от неё незнакомцу. Перед ним кроны деревьев опустились, соединившись полукругом в одну сплошную преграду из веток и листьев. - Здороваться вас не учили, молодой человек? - любезным тоном спросила Медея, направляясь ближе к мужчине, благо убежать далеко он не успел за столь короткое время.

Отредактировано Helen Foster (Вчера 12:51:41)

+2

4

«Мама!» - непроизвольно подумал мужчина, увидев, что небо вознамерилось рухнуть вниз, придавив собою лес. Но деревья, чьи кроны мгновенье назад стремительно неслись, казалось, прямо на Нила, просто пригнулись к земле. Он обернулся медленно, но сердце его колотилось еще лихорадочнее, а мысли сновали в голове с молниеносной скоростью. Вопрос проскочил мимо его сознания, как сам он – мимо незнакомки. Увидев ее, живую, невредимую, спокойную, мужчина – нет, не понял, что произошло – ощутил это всем существом. Очень старое, хорошо забытое чувство: снова чья-то воля, плевав на законы природы и привычный ход вещей, заставляет материю и энергию плясать под свою дудку.  Снова он может только бессильно стоять и смотреть, как сверхчеловек забавляется с реальностью.

- Настоящая ведьма, - неверяще пробормотал мужчина. - Всего-то ведьма…

Он почувствовал, что вот-вот рассмеется смехом сумасшедшего из детских мультиков. Его новый мир только что раскололся на части, обнажив неприятную правду. Волшебство не осталось навсегда в далеком прошлом, глаза не могли его обмануть.

Да, это настоящая ведьма. Ведьма на Земле, где они были только в сказках, а бал правили неприступные и изящные научные истины. Нил не мог и надеяться, что вернулся домой, да и ведьма выглядела вполне обычно. Но не столь важно, где он очутился, важно, что здесь работает магия – и есть люди, ею управляющие. Существует мизерная вероятность, что в их рядах найдется один маг по имени Румпельштильцхен. Еще есть совсем небольшая возможность, что проклятый маг помнит сына. И, наконец, может быть, этому слишком темному магу не наплевать, жив Бэлфайр или мертв.

Вздор! Нил втайне от себя верил в такую чепуху много лет, но теперь всё кончено. Он давно решил, что ему самому все равно – и точка. Только в груди забилась отчего-то тупая боль, как от шрама перед непогодой. Мужчина с легкой руки списал это на слишком долгий бег.

Меж тем его голову посетило запоздалое понимание: его слова наверняка разозлили ведьму. На какие изощренные расправы она способна, Нил не знал. Отец предпочитал не нервировать его кровавыми казнями, хотя они наверняка были. Воображение у мужчины тем не менее было хорошее, поэтому он отступил на несколько шагов, пока в его спину не уткнулись ветви. Теперь он отчаянно хотел попасть обратно, под выстрелы, но несколько едва заметных облачков пепла за девушкой останавливали этот порыв. Нил слишком хорошо понимал: жалкое сопротивление, которое может оказать простой человек, ведьму не остановит. Ее вообще ничто не остановит, разве что другой маг. Но Нил знал не так уж много магов и предпочел бы не знать их вовсе.

- Постой, не убивай меня! – воскликнул он. – Я…

Мужчина замялся. Он не сказал ни слова лжи за почти два десятка лет и теперь, когда она могла бы спасти ему жизнь, не знал, как соврать. Он просто не умел, а правда вряд ли удовлетворит ведьму.  С другой стороны, Нилу нечего терять. У него не осталось ни семьи, ни дома, ни работы, даже злополучная резьба по дереву и та уже невозможна. Друзья же как-нибудь обойдутся без него. Когда нечего терять – нечего и бояться, хотя Нил и без того не дрожал. – Я не хотел сказать, что ты, то есть, вы "всего-навсего". Я так давно не видел, - он даже не попытался скрыть отторжение в своем голосе, – магии. Это же Земля, черти ее дери! Простите, вырвалось. Спасибо большое. Кто бы мог подумать, меня случайно спасла ведьма. Спасибо, что не…

Тут Нил опомнился и прикусил язык. Не хватало только ненароком позвать Темного. После такой блестящей речи мужчина уверовал, что ведьма точно превратит его в горстку сажи. В лучшем случае.

Отредактировано Neal Cassidy (22-05-2018 14:24:54)

+2

5

Ситуация складывалась неоднозначная. Гуляла себе спокойно по лесу вдали от города, никого не трогала, приключений себе не искала, а тут возьми и вляпайся в чужие разборки. И ладно бы люди, постояла бы у барьера, понаблюдала за тем, кто кого и как быстро убьёт, и пошла дальше, а вместо зрелища  приходится держать защитный барьер так, чтобы он закрывал не только её, но и невоспитанного незнакомца. Спрашивается, на кой чёрт ей тратить силы на спасение неожиданного гостя? Только Хелен было любопытно, чем же он так необычен, раз смог преодолеть барьер? Напрашивался только один совершенно логичный ответ - мужчина тоже не "местный". И его фраза про ведьму только доказывала это.

- Всего-то? - немного насмешливо переспросила она. Будь Медея помоложе, то обязательно переубедила бы его одним лишь фактом, что она ученица самого Тёмного. Это не "всего-то" уже сразу, а во времена правления в Озе, то даже и переубеждать не стала, а скормила бы летучим обезьянам за такое хамство. Сейчас же её больше занимал сам факт, что мужчина знает, что ведьмы существуют. Для выходца из мира, где нет магии, он не достаточно сильно удивлён от того, что увидел. Из какого же ты мира, дружок? Фостер оглянулась назад, замечая перед щитом пепел от пуль, но в зоне видимости леса после барьера никого из стрелков больше не было. Видимо, из собравшихся этот незнакомец один такой особенный, иначе его преследователи не ушли бы так легко, а так же оказались здесь. Тем лучше для этого. Когда мужчина вдруг воскликнул, чтобы она его не убивала, Хэл удивлённо приподняла бровь. Да, кажется, с ведьмами или с магами он взаимодействовал тесно, или просто начитался страшилок. Впрочем, не такие уж некоторые страшилки и ложь. Если вспомнить, что тёмной Медея считается не за сам факт ученичества у Тёмного, а за свои дела и магию, которую она черпает чаще всего из негативных эмоций, то опасения мужчины не так уж и беспочвенны. Только Хелен давно завязала с убийствами. Память тут же услужливо подкинула картину вырванного и стёртого в пыль сердца одного излишне болтливого нахала, который во времена поисков Медеи Наставника, позволил ей усомниться хоть на мгновение, что Румпельштильцхен жив и здоров. Для Медеи это было будто всего две недели назад, хотя на самом деле прошло больше двадцати восьми лет.

Когда короткое воспоминание растаяло, вернув её в реальность, Хелен почувствовала, что щит за спиной стал почти осязаемый от воспоминаний собственного удовольствия. Если бы тогда она могла, то заставила бы нахала съесть угли вместо его грязных слов. Шевельнув рукой, Фостер сняла щит, успев заметить в голосе незнакомца неприязнь к магии. Она прищурилась, окинув внимательным взглядом мужчину. Он был забавен в своей попытке оправдаться за слова и даже поблагодарить за спасение. Несмотря на явное отвлечение на воспоминания и щит, Хэл слышала каждое произнесённое им слово. Он видел магию, значит, точно не из "местных", а эта странная оговорка в конце. Кого он имел в виду? Того, кого в его мире все опасались намного больше ведьм?

- Как интересно, - медленно произнесла Фостер, сделав пару плавных шагов ближе к мужчине. - Я не пытаюсь убить тех, кого спасла. Разве что  они попытаются сделать глупость, - она многозначительно улыбнулась, посмотрев ему в глаза. - Благодарность за спасённую жизнь принята, но и ты будь любезен оказать мне маленькую услугу - представься и назови мир, из которого ты родом. Но ты мне должен гораздо больше

Его неприятие магии зудело внутри Хэл желанием колдовать, дабы выяснить природу такого отношения к силе. Могла ли это быть банальная зависть к тому, чем он не обладал? Или причина более глубокая, чем может казаться на первый взгляд?

- Меня можешь называть Хелен. Ты голоден? - как ни в чём не бывало любезно спросила она, будто они просто встретились во время прогулки в лесу. Ей даже стало интересно, как отреагирует незнакомец на подобный вопрос. Еда - излюбленный способ "доставить" магию адресату, так много ли мужчина знает о силе, о которой рассуждал? Впрочем, Фостер было бы глупо травить или ещё как-то воздействовать на мужчину, когда он и так был в её власти. Да и откровенно говоря, не за чем. Ей просто было любопытно, кто он. Не более, но отказаться от возможности проверить его инстинкт самосохранения она никак не могла.

Отредактировано Helen Foster (25-05-2018 15:36:18)

+2

6

Нил внимательно смотрел на ведьму и все больше сомневался в том, что видит. На ее лице мелькнуло удивление, когда он изложил естественную просьбу. Одно это уже намекало: есть вероятность, что мужчина все же упал и ударился головой о камень, иначе он наблюдал бы совсем иное. И чем дольше Нил оставался цел и невредим, тем более крепла его уверенность в том, что что-то не так. Чему она удивляется? Бояться неправильно вздохнуть, при малейшем признаке недовольства с мольбами падать в ноги, ненавидеть и пытаться убить – разве не так посторонние люди должны относиться к магам или, в этом случае, к ведьмам? Как вести себя в присутствии чего-то волшебного и незлого, кроме фей, Нил представлял слабо.

Ах вот оно что, ей просто интересно. Нил мог бы угадать причину этого любопытства: посмотреть на трепыхания рыбки перед тем, как снять ее с крючка и выпотрошить, – это святое дело. Сплошное удовольствие, как бы радостный фейерверк из магических искр не грянул. Оставалось надеяться, что он ошибается в своих выводах и несправедливо волком смотрит на девушку. Мужчина против воли поморщился, едва она упомянула «маленькую услугу». Где-то он уже это слышал не раз и не два. Отступать от приближающейся ведьмы ему было некуда, ветви довольно неприятно ткнули сзади, и поэтому Нил осторожно, как будто боялся спровоцировать хищника, шагнул вперед и в сторону. Он все еще хотел сбежать, но смотреть куда-либо, кроме собеседницы, не решался и потому не знал, далеко ли убийцы. Из огня да в полымя он уже попал, из полымя да в огонь не собирался.

Нил, Зачарованный лес, – отрапортовал мужчина, чувствуя невидимую бархатистую петлю на своей шее. Ведьма уже знала, что он не с Земли, значит, и сама была не отсюда. Она ни с того ни с сего заинтересовалась им, простым беглецом, и не убила – в философию «не убиваю спасенных» Нил не верил. И еще это странное предложение, словно проверка. Никто в своем уме не возьмет что-либо из рук незнакомой ведьмы. Из рук знакомой, впрочем, тоже. Она могла его в чем-то подозревать – или припоминать. Нил сомневался, что за двадцать лет его забыли вообще все, значит, они с девушкой могли встретиться, когда она еще была простым человеком. Или, что хуже, она могла хотеть отомстить отцу и наткнулась на не самый лучший способ. И все-таки, как бы мужчина ни старался, уловить тень узнавания в глазах ведьмы не смог. Сплошные загадки.

Приятно познакомиться, – сказал он дежурную фразу. Вопрос вырвался сам собой: – Яблоко предложите?.. Нет, спасибо, я не голоден.

Нил попал в поле зрения магии, и теперь ему в голову лезли всякие земные сказки, детские и не очень. Те самые сказки, в которых было так много искаженных, неясных, но узнаваемых параллелей с реально существующим измерением. Почему бы, в самом деле, ведьме не оказаться какой-нибудь Злой Королевой, пусть двадцать лет назад ее и не существовало? Если отравленные яблоки, конечно, не самый модный способ убийства среди ведьм.

Вам ведь мало моего имени? – спросил Нил, хотя вопрос этот прозвучал утверждением. – Это была бы неравная… сделка. Так что вы от меня хотите?

+2

7

Что-то во всей этой ситуации было не так. Нелепость какая-то. Хелен, впервые вышедшая в лес, незнакомец, спасающийся от погони в этом же самом лесу в том же самом месте. И оба знакомы с магией и её последствиями. Намеренно встретиться так не получится, как сейчас случайно получилось. А что со всем этим делать, Фостер представляла смутно. С одной стороны, какое ей вообще дело? У неё своих планов и проблем было достаточно, чтобы возиться с нежданным гостем Сторибрука. Свою жизнь спасла, его заодно, всё, свободен. Хочет - пусть идёт в город, а если нет, пусть бежит обратно, откуда явился. Заводить новые знакомства в планах Хэл не было, но что-то смущало её с того самого момента, как мужчина чуть было не лёг у её ног. Что-то странное, чего никак она не могла уловить, понять, или забыть и пойти своей дорогой. Это тихо раздражало. Глядя на то, как незнакомец перестал массажировать спину ветвями деревьев, а отошёл от преграды, Хелен на секунду показалось, что он хочет сбежать. Интересно, она и впрямь выглядит так угрожающе или увиденная магия автоматически сделала из неё чудовище? Неопределённо хмыкнув, Фостер задумалась, а не устранить ли ветвистую преграду и не отправить ли незнакомца куда его душа желает, как услышала про Зачарованный Лес. Вот это было неожиданно настолько, что Хэл едва сумела удержать маску вежливой иронии на лице. Чем дальше, тем хуже... в смысле, интереснее. Конечно, она приличное количество времени отсутствовала дома, да и Лес большой, всех знать не будешь, тем более не обладающих силой, и встреть Хелен его в лесу из города, то не заинтересовалась бы, но незнакомец по ту сторону барьера из Зачарованного леса? Вот уж действительно неожиданно и любопытно. Нил, значит? Ну-ну. Ненастоящее имя и настоящее название мира, или настоящее имя и просто названный наобум, раз уж хотели, мир? Очень странно.

-Взаимно, Нил, - она голосом выделила его имя, намекая, что не поверила ему ни капли. Разве что он такой же Нил, как она Хелен. А вот фраза про яблоко заставила её рассмеяться. О, да! Яблоки - просто идеальное средство дял достижения целей. Чего только стоит, как сама Медея будучи Эванорой воспользовалась зелёным яблоком в стране Оз. - Нет, не предложу, это более личное угощение. Я сама их не люблю и не угощаю при первой же встрече. Тем более, они только пробуждают..., - сколько же всего они пробуждают при должной обработке, - ...аппетит. Значит, он и впрямь неплохо разбирается в том, как и на что магия способна. Неважно откуда, из личного опыта или из тех же книжек. Нил в это верит, вот, что главное.

Нет, он определённо не был обычным даже по меркам Зачарованного Леса. У Хелен был отличный учитель по сделкам и услугам, самый лучший в этих вопросах, и мало кто торопит высказать полный перечень того, что от него потребуется. Очень многие сделали бы вид, что всё уже выполнено, никто ничего не должен, раз ранее об этом не было озвучено. Да и в самом деле, кто будет заключать сделку после того, когда услуга уже оказана? Ну разве что она могла убить его сама, вместо тех громил, но в этом случае любая услуга не могла гарантировать, что Хэл этого не сделает. Какой-то он неправильный, с какой стороны его прибывания ни посмотри. Фостер вытянула открытой ладонью руку в сторону ветвистой преграды, возвращая деревьям и Нилу относительную свободу. Теперь у него определённо был выбор - город, полный "земляков", или мир, полный врагов, которые судя по всему готовы и убить.

- Если бы имя ещё было настоящим, молодой человек, можно было и подумать, что равная, но вы откровенно мне что-то недоговариваете, - она прищурилась, окинув его внимательным взглядом. - Вы не побоялись признаться, что из Зачарованного Леса, но имя назвали местного значения. Есть, что скрывать в родном мире? - её голос не звучал угрожающе, наоборот, был мягким, неторопливым, негромким, будто она хотела, как минимум притупить его бдительность, а как максимум вообще погрузить в сон. Только никакой подобной цели у неё не было, иначе Хелен бы задействовала магию, но в данный момент ей это было не нужно. - В том направлении, что вы пытались бежать, есть город. Можно снять комнату и отдохнуть, могу проводить, всё же лес здесь довольно большой, хоть и не такой, как дома. И прекратите на меня смотреть так, будто я вот-вот превращу вас в жабу, - Хэл насмешливо фыркнула, - могу, но не вижу смысл тратить магию, когда вы можете спокойно вернуться под пули.

+2

8

Всем есть, что скрывать. Но это мое имя, – подтвердил Нил с такой ретивостью, будто кому-то пришло бы в голову оставить его безымянным. Таким, каким он был, когда первое имя стало доставлять неприятности. Для Нила не было никакой разницы, второе или первое в жизни «ложное» имя – оно было настоящим для него и всех, кого он знал в своем мире. – Если хотите знать, иногда имена в иных мирах совпадают. Я проверял.

Нил старался не выдать этого ни единым жестом или взглядом, но в глубине души он уверился, что ведьма что-то знает. Ее подозрительный взгляд и неверие даже в то, что он назвался настоящим именем, только подтверждали это. И когда Хелен вытянула в его сторону руку, мужчина успел зажмуриться прежде, чем что-либо произошло – не хотел видеть, как именно заклятье его убьет, покалечит или превратит. Тем удивительнее Нилу было узнать, что он по-прежнему жив, здоров и человек, а преграда из ветвей убрана. С несколько секунд он разглядывал себя, а после – ведьму. Нет, это какая-то неправильная магия и неправильное ее применение. Или неправильное к ней отношение? От последнего предположения Нил отказался. Магия – зло. Она отбирает самое дорогое.

Нет, в город нельзя, у меня машина на дороге. И вещи. Но вы… меня отпускаете? И ничего мне не сделаете? – спросил Нил, не скрывая недоверия. Значит, ведьма все-таки не знает его или очень хорошо разыгрывает незнание. Сумасшедшая гонка со смертью кончилась, и к мужчине постепенно возвращался трезвый и холодный разум, привыкший бесконечно анализировать всё, что можно и, в особенности, всё, что нельзя. Правда, возвращался он довольно медленно. – Простите, конечно, за грубость, но маги обычно это и делают. То есть, превращают в жаб или слизняков, или, может, еще во что. Иногда травят и нередко убивают. Точнее, этим занимаются злые маги. А вы что же, добрая волшебница? Я слышал о таких, только не встречал никогда. Может, на войне перебили или другие постарались.

Произнося очередную фразу, Нил делал аккуратный шаг к лесу – явно не в сторону магического города, о котором не желал и слышать. Выстрелов давно не было, меж деревьев не мелькали тени и, кажется, некоторое время назад вдали слышался удаляющийся рев двигателей. Если убийцы и не уехали, можно продолжить бежать в сторону от обеих опасностей. Дорога теоретически свободна, прежняя жизнь ждет, магию можно оставить здесь и снова пытаться стать нормальным. Разум подсказывал, что дело тут нечисто. Не может всё складываться так хорошо – слишком хорошо. В волшебный счастливый конец верить попросту опасно, это делает невнимательным: только потеряешь колдовскую природу из виду, только поверишь – получишь удар в спину. И тот же разум напоминал Нилу, что ведьма мирно и спокойно стоит, вроде бы не мешая уйти в любой момент. Или мужчине каким-то чудом удалось отвлечь ее на собственную малозанимательную болтовню. Похоже, дела у темных сил в последнее время совсем не ладятся. Разве что это жестокая игра в кошки-мышки, где кошка без труда ловит жертву на расстоянии и только потому разрешает отойти.

Сделав еще шаг, Нил наконец оторвал взгляд от Хелен и взглянул на землю. Он искал совсем недолго. Две аккуратные линии пепла – два барьера. Один вроде бы поставила сама ведьма, а второй мужчина должен был пересечь, когда бежал сюда. Он тогда ничего не почувствовал, видно, был слишком увлечен спасением своей жизни. Если магия не работает за последним барьером, значит, Нилу достаточно сделать всего один рывок до свободы – свободы от волшебства и прошлого, с ним оживающего.

+2

9

Да, у каждого есть, что скрывать. Особенно в родном мире. Хелен знала это знала по себе очень хорошо, но она и не просила исповеди его грехов, а всего лишь имя. Хотя... не с каждым именем всё было так просто. Стоило взять хотя бы пример Наставника, но он был скорее исключением, чем правилом. Он сам сплошное исключение Какие-то смутные подозрения не успели оформиться в чёткую мысль, как Хелен отвлеклась на снятие преграды. Скрывать нечего, реакция Нила её позабавила, но она его понимала. Просто слишком давно не видела подобную реакцию у обычных людей на магию. Когда-то такой страх ранил её каждый раз, стоило увидеть его в чужих глазах, потом радовал и приносил удовольствие, а сейчас от былых чувств не осталось и следа. Лёгкая забава или иногда раздражение, не больше. Зато удивление Нила, с которым он рассматривал невредимого себя, а потом спокойную, никак не изменившуюся и внешне, Хелен, едва не заставило рассмеяться. Право слово, ей начинает нравиться удивлять нового знакомого нетипичным поведением для ведьмы. Тёмной ведьмы.

- У вас интересные получаются фразы, Нил,, - прищурилась Фостер, внимательно его рассматривая. - Вы не сказали, что не хотите в город или вернётесь уже на машине с вещами. Вы сказали "нельзя". Успели нажить себе врагов и дома, и здесь? Занятный у вас видимо характер. Но у меня нет никакой цели или желания держать вас. Вы взрослый человек и в состоянии сами решать, что вам нужно. Что до меня, то я не ем на завтрак людские сердца и не делаю ванны из крови, а магию предпочитаю использовать не для фокусов, а по необходимости или для удобства.

Пока она говорила и всматривалась в собеседника, в голове звучали слова Голда, когда он описывал своего сына. Вот перед ней стоит мужчина, примерно нужного возраста, темноволосый и кареглазый, пришедший из мира без магии, недолюбливающий её и Зачарованный Лес. Но поверить, что столь необходимого человека судьба столкнула просто так, случайно, было бы глупо. Даже несмотря на такие долгие поиски, получить необходимое просто на блюдце? И в жизни Медеи, и Румпельштильцхена, такого ещё не было. Да, бывали удачные совпадения или помощь, но чтобы так, всё само? Да даже если допустить мысль, что чудо случилось, то силой, магией притащить сына к отцу значило сразу же испортить и без того сложную ситуацию. Но Хелен в такие чудеса не верила, хотя уж кто-кто, а ведьма из Зачарованного Леса должна была знать, что чудеса существуют. Вот только тёмным они не так часто перепадают, поэтому Фостер лишь вздохнула, понимая, что найти в огромном мире одного человека, под описание которого уже попал первый встречный будет очень сложной задачей.

- Нет, молодой человек, я - тёмная, - очаровательно улыбнулась Хэл, не собираясь прикидываться тем, кем не является. - Но, как видите, вы живы, здоровы и свободны. Поправьте меня, если я не права, но люди так же травят, убивают, подставляют, воруют, предают. Разве что в слизняков не превращают друг друга, но это лишь один из способов уничтожения, которых у людей так же предостаточно. А я не вижу своей целью жизни превратить или убить как можно больше народа, - насмешливо фыркнула она, наблюдая, как Нил аккуратными шажками направляется ближе к барьеру. Что ж, Хелен отвлеклась от своих проблем беседой с ним, но пора и возвращаться. Каждому своей дорогой. Она уже было хотела развернуться и не смущать гостя своим пристальным вниманием, когда он то и дело ожидает, что Хелен сорвётся и, как минимум, вывернет его внутренности наизнанку одним взмахом руки, как она вспомнила, что так или иначе, но он ей должен. Пересечь черту города Хелен с Наставником смогут, но вот дополнительная помощь за пределами Сторибрука им будет не лишней. После таких откровений, конечно, бесполезно было спрашивать где можно найти этого Нила в большом мире, но напомнить о долге явно стоило.

- Нил, - позвала Хэл, возвращая его внимание к себе, когда он находился у самой границы, - прошу только не забудьте о том, что вы мне должны услугу. Как говорит мой Наставник, никогда не знаешь, как сложится судьба и когда услугу придётся оказать. Но когда-нибудь обязательно придётся, - без тени угрозы сказала она, - а он никогда не ошибается в сделках. Внезапно, Фостер вспомнила оговорку гостя "Спасибо, что не...", и его суждения о тёмной магии. Тогда Хелен решила, что он имел в виду кого-то страшнее ведьм в его мире, но раз он из Зачарованного Леса... - Уж не знакомы ли вы лично с Румпельштильцхеном?  - быстро спросила она, ощущая неожиданную тревогу.

Отредактировано Helen Foster (Вчера 14:05:45)

+2

10

Враги? Скорее, меня там никто не ждет, а магию я… не люблю, – Нил вообще не понимал, почему еще не пересек границу и не идет навстречу долгожданной свободе. Казалось бы, плюнь ты на разговоры, развернись и уходи – и прощайте, гости из дома! Но что-то остановило, может, глупое человеческое любопытство. Когда еще увидишь незлую ведьму? Мужчина указал рукой в сторону барьера. – А там – вся моя жизнь. Даже если у нас с ней есть, хм, разногласия.

Наконец Нил продолжил путь к границе в открытую. И вот, когда до черты оставалась лишь пара шагов, Хелен с таким выражением, будто это всё шутки, открыла ему свою сущность. Которую, впрочем, и не скрывала. К собственной чести, мужчина даже не вздрогнул, просто остановился. Он куда больше удивился не тому, что ведьма темная, – об этом он подумал еще вначале, – а то, что она пыталась что-то ему объяснить. Зачем? И перед кем старается – перед незнакомцем, который даже после всех мирных заверений ждет от нее какой-нибудь подлости. Видно, Хелен не такая уж темная или стала темной недавно, раз ее все еще беспокоят мелочи вроде чужого признания ее не-чудовищности. Он ничего не возразил, да и что он мог сказать? Что, пусть простые смертные будут сколь угодно отвратительны, маги хуже? Мужчина слишком хорошо узнал тех самых простых смертных, чтобы выдать такую глупость. Истина проста: в любом правиле есть исключения. Но это верно для Земли, в Зачарованном Лесу иные законы. А еще в нем не безобидная земная темнота, которую боятся дети, когда просят зажечь ночник, а Тьма, обращающая хороших людей в демонов в человечьем обличии. Даже без их ведома.

Нил подошел вплотную к барьеру. Он не видел магической преграды и даже не чувствовал ее близости, хотя был уверен, что она совсем рядом. Мужчина уже занес ногу, будто собрался переступить через порог, когда ведьма окликнула его. А затем реальность дрогнула во второй раз. Наставник темной ведьмы, знакомые фразы, сделки – кто же, в самом деле, за этим мог стоять? Шаг, странная бесцветная рябь перед глазами – и вот Нил уже в старом-добром безмагическом мире. Главное не дергаться и не оборачиваться, не показывать горечи, что свела лицо судорогой. Ну зачем, зачем будить память? Она так крепко, так долго спала, что Бэй поверил, будто никогда уже не почувствует этого привкуса пепла на языке. Впрочем, это не вина ведьмы. Она – какое везение! – не узнала его и теперь, стоило надеяться, не схватит и не бросит трофей сомнительной ценности к ногам учителя. Что делать, чтобы так все и осталось? Конечно, молчать. Молчать и спокойно идти дальше – лучший выход. К несчастью, его эмоции на миг смутили рассудок, и Нил неожиданно враждебно бросил: – Никогда не ошибаются боги, а ему доводилось и нарушать ваши проклятые сделки!

Нил пошел дальше, неосознанно ускоряя шаг, едва удерживаясь от прежнего лихорадочного бега. Злость вспыхнула и ушла, осталось понимание собственной дурости, разбавленное виной. Никто не заставлял его говорить, он сам все испортил, как и много лет назад. Теперь мужчина мог только слабо верить, что ошибся и речь шла вовсе не об отце или ведьму не заинтересовала последняя фраза. Однако судьба не дарует чудесные спасения пачками. Как ни старался Нил держать себя в руках, дернулся, услышав вопрос – и снова промолчал. Он уже отошел от барьера, так пусть ведьма думает, что здесь плохо слышно. Пусть решит, что он просто обиженный на Темного должник, пусть забудет, пусть оставит его в покое вместе со всем давно брошенным миром.

+2


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » Все пути ведут...