В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ

Приглашение на бал [упрощённый приём до 18 ноября]

НАМ ГОД! [День Рождения "Баллады теней"]

Потерянные сундучки [лотерея]
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ДРЕВНИЙ СВИТОК » • Под куполом [27.04]


• Под куполом [27.04]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sh.uploads.ru/PxnJF.gif
Осторожнее, информация может освобождать, но также и делать пленником.
ПОД КУПОЛОМ
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Чеширский Кот и Король

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Сторибрук, редакция местной газеты
27 апреля, первая половина дня

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Обладание информацией — далеко не все.
Иное дело, когда ты полностью понимаешь ее и знаешь, как ею можно распорядиться. ©

Отредактировано Arthur Miller (26-06-2018 19:29:51)

0

2

Прошу прощения, мне бы, — Артур умолкает, снимает перчатки и смотрит по сторонам помещения, что функциональностью и многозадачностью совмещает в себе и офис, и приёмную, и обеденную зону, и что-то ещё, предназначения чего Миллер, увы, не знает. Но это и не столь важно, поскольку он пришел по делу — почти срочному и безотлагательному в своей важности.
Да? — на него обращает внимание девушка, проходящая мимо со стопкой каких-то бумаг.
Мне нужен Доминик Мёрфи, — мужчина хмурится, раздумывая, правильно ли назвал имя и того ли человека, в поисках которого он явился в редакцию газеты основной конкурирующей с "Зеркалом", ему позовут. А потом девушка кивает в сторону, указывая на один из столов у окна, за которым сидит рыжий молодой человек.
Вам туда, — говорит она, и более не задерживая любезную особу, Артур проходит в указанном направлении, по пути собираясь с мыслями, формулируя свои реплики хотя бы частично, поскольку ранее подготовиться возможности он не имел.
Он появился на пороге редакции "Под Куполом" почти внезапно даже для самого себя.
Направляясь привычным за многие годы маршрутом в банк, бывший король, вдруг, передумал проводить этот день на работе, которая хоть и за последние дни снова начала ему казаться привычной, но теперь, с появлением новых и весьма интересных проблем, перестала видеться занимательной. Мысли его со вчерашнего вечера, с разговора с мисс Альтенберг, занимал колдун. Вернее — о Ротбарте и планах мага, Король думал с самой их встречи, в которой схлестнулись интересы абсурдного героизма и не менее абсурдного злодейства, тоже желающего счастья, отчего он недурно пострадал, но был спасён верной спутницей. А вот именно размышлять в сторону того, что бы предпринять против и предпринимать ли вообще, Миллер начал вчера.
После слов Одетт о помощи.
Странно для того, кто всегда выбирал путь мнимого благородства и заботился о благе окружающих. Артур думал, стоит ли ему вмешиваться в чужие проблемы, или ограничиться своими личными, пляшущими вокруг волшебного меча и его крови, нужных Ротбарту для ритуала. Король всё ещё видел провальность идеи колдуна в получении своего счастливого куска пирога, полагая, что в этом мире абсолютного счастья не бывает. Ни у тёмной стороны, ни у светлой, впрочем, тоже. Однако, идея создания искусственного счастья с помощью магии, пусть и была не нова, но всё же имела свою привлекательность, которую даже он, чёртов Артур Пендрагон, признавал.
Король считал, что всякий заслуживает желать подобного, стремиться к этому — тоже, выбирая удобные для себя пути. Но, ровно до тех пор, пока эти пути злодейства не пересекались с его собственными, в которых властвовало желание справедливости, незабвенного героизма, лезущего едва ли не из ушей, и благородства, продиктованного желанием спасать бедовую дамочку.
Артуру нужны были союзники, Артуру нужно было больше сведений о том, с кем он имеет дело, если он уж решает вмешаться в это дело.
И если с первым можно и нужно было повременить до момента сбора хоть какой-то информации про Ротбарта Нойманна, о котором сам Пендрагон знал только по обрывочным фразам, выхваченным в кафе "у Бабушки", или в мэрии от кучки недобрых снобов, стоящих у верхушки городской власти, то со вторым ждать было бы неправильно. Именно потому, он появился в редакции "Под куполом" и стоял сейчас перед рабочим местом журналиста, с интересом взирая на молодого мужчину за столом.
Доминик Мёрфи, я полагаю, — деловым тоном вопрошает Миллер и протягивает руку для приветствия, — Говорят, вы располагаете разными сведениями, которыми можете поделиться, — мужчина говорит утвердительно, без вопроса, но как же он не любит вот это "говорят", которое прямо указывает на недостоверность и основывается на народной молве. Однако, поделать с этим ничего нельзя. Он действительно опирался на какие-то слухи, любезно предоставленные ему секретарём. Не Элизабет, а другой, более осведомлённой о городской жизни, девушки. И теперь, оставалось уповать только на любопытство этого субъекта, за которым ходил хвост репутации информатора.

Отредактировано Arthur Miller (29-05-2018 21:05:22)

+1

3

Чешир рассматривал плёнку, ставя кресты и галочки на понравившихся или, наоборот, не понравившихся кадрах. Те, которые ему не понравились категорически, он нетерпеливо перечёркивал, чтобы они ни в коем случае не сохранили даже видимость пригодности. На его практике случалось, что помощники вопреки всем его пометкам умудрялись печатать нечто из того, что никуда не годилось.
Именно за этим вполне профессиональным занятием его застал голос. Чешир слышал, как в офис зашли. Время было слишком позднее для разносчика газет и слишком ранее для всех остальных. Аренду он выплатил, ничего компрометирующего в прошлом выпуске не печатал, выдерживая приятную паузу, а потому вряд ли кто-то спешил начистить ему физиономию, рекламные объявления в его газетке не пользовались популярностью. Во-первых, их считали дорогими. Во-вторых, сам тираж газетёнки не отличался масштабностью.
По крайней мере, бытовало такое мнение. На самом деле, газетку читали все, кто вообще предпочитал газету, электронным журналам, а для любителей посидеть в интернете Доминик держал страничку. Разумеется, платную, но не дороже газетного выпуска. В городе, замкнутом на самом себе, очень любили сплетни, и рыжий редактор пользовался этой любовью.
Так вот, он услышал, как в офис зашли и сразу сообразил, что зашли, вероятно, не праздности ради, а по какому-то делу. Он, даже занимаясь своей плёнкой и ставя пометки, следил за посетителем. Как посетитель переговорил с помощницей, как направился к его столу, как замер рядом.
И только после этого в жизнь Чешира ворвался голос.
— Это с какой стороны посмотреть, мистер Миллер, — Чешир оторвал взгляд от плёнки, чтобы посмотреть зелёными глазами на посетителя. Серьёзный банкир и вдруг пришёл в редакцию небольшой газетки за какими-то «сведениями»! До чего только не доводят проклятья, заклинания и прочая магическая чепуха.
Чешир усмехнулся.
Говорят, мистер Миллер, что, если кошке, у которой болят зубы, наступить на хвост, ей станет легче. Это неправда, — рыжий покачал головой, убрал плёнку в конверт и написал на нём несколько цифр. — Детка, — он окликнул свою помощницу, махая конвертом, как белым флагом, — будь добра: пятый, седьмой и пятнадцатый в печать. Когда подготовишь страницу, принеси мне. Поняла? Замечательно, — конверт перешёл из рук в руки, помощница удалилась, а Чешир обнаружил на столе не пустую кружку вроде даже с кофе, взял, отпил, сморщился.
Даже не хочу думать, сколько этому кофе, — пробормотал он и поставил кружку обратно. Видимо, для того, чтобы обнаружить её там же через какое-то время.
— Идёмте, мистер Миллер. Мне нужен кофе, вам — какие-то сведения. Посмотрим, сможем ли мы получить желаемое. Здесь скоро станет очень шумно, — Чешир пригласил банкира следовать за собой по лестнице на второй этаж. Количество всевозможной техники создавало немало гудения в офисе, но на втором этаже, в жилых комнатах, когда Чешир закрыл дверь, стало вполне тихо. Только едва слышная вибрация отдавалась в стенах.
Комната Доминика Мёрфи оказалась ещё более захламлённая, чем рабочая зона внизу. Тут и там висели приколотые фотографии, стянутые нитками с неразборчивыми пометками. Все горизонтальные поверхности были покрыты толстым слоем бумаг: газетных вырезок, блокнотных листков, листовок, банкнот разной ценности и, разумеется, распечаток. Чешир сгрёб часть этого богатства и отнёс на диван, освобождая часть обеденного стола и два стула.
— А вы, мистер Миллер, кофе будете? — поинтересовался он, задумчиво рассматривая кофеварку и пытаясь вспомнить, когда последний раз в ней мог меняться фильтр.

+1

4

Артур с интересом наблюдает за хозяином газеты, название которой мысленно отсылает к романам Кинга, но помимо этого ассоциируется у самого Пендрагона с фразой "мы следим за вами" и разными секретными организациями, а потом искренне радуется, что представляться ему не нужно. Этот человек, что пьет явно не свежий кофе, знает его.
«Но знает ли, кем я был раньше? — мысленный вопрос самому себе, на который тут же находится ответ, — Разумеется, знает, иначе бы не славился званием информатора.»
И уверенность в том, что Доминик Мёрфи сможет помочь ему информацией, крепнет. Однако, вкупе с осведомленностью от сестры о том, кем является этот занимательный субъект перед ним, приходит и некоторая настороженность — с тикстерами никогда не стоит быть уверенным в чем-то на все сто процентов, — которая на чаше весов оказывается с желанием как можно больше информации выяснить про Ротбарта и совсем не перевешивает. К счастью, или же напротив — Артур предпочитает не думать об этом, видя во взгляде зеленых, и правда похожих на кошачьи, глаз что-то похожее на любопытство.
Он следует за Котом наверх, в жилую зону, которая вопреки своему предназначению именно на жилую была похожа мало. Арутру требуется время, чтоб перестать рассматривать хаос, окружающий его, цепляясь вниманием то за деньги, валяющиеся просто так, то за фотографии жителей Сторибрука, записи на измятых листах, то за куски из конкурирующей, более официальной, газеты, что он не сразу слышит вопрос про кофе. Точнее, он, разумеется, слышит, но увлеченный рассматриванием помещения, не вспоминает про ту кружку со старым кофе внизу.
Да, если можно. Черный, один кусочек сахара. Без молока, — привычно отвечает Артур, как будто про кофе у него спрашивает его секретарь, напоминая, но тут же хмыкает — ему совсем не хочется получить что-то невнятного вкуса. Впрочем, когда хозяин проявляет гостеприимство, следует благодарить.
Спасибо, — в данном случае, и оглядываясь по сторонам, было бы неплохо получить хотя бы какой-то кофе. Однако, об этом Артур молчит. Капризничать, несмотря на привычки, найденные в этом мире, он не станет. Предлагает ему кофе не секретарь и не официант в кафе.
Долго ходит вокруг да около я не буду, — он расстегивает пуговицы на темном рединготе, но не снимает пальто, присаживаясь на один из освобожденных стульев, — Меня интересует информация про заместителя Мэра, мистера Ротбарта Нойманна, а так же о том, что он задумал.
Артур улыбается, но не собеседнику, а скорее собственным мыслям, которые хаотично мечутся от вчерашней встречи с мисс Альтенберг и его личным желанием противостоять колдуну, в лице которого бывший король нашёл для себя персонального врага, чьё желание счастья было понятно ему, но в то же время противило способом достижения.

+1

5

Можно, — кивает Доминик Мёрфи, задумчиво рассматривая банкира, который явно сомневался в способности редактора его напоить. Зря. Его кофемашина работала исправно, хотя и выглядела так, словно бы пережила несколько бомбежек и тайком вывезена из Германии сороковых годов. Она шумела, плевалась, гудела, словно бы то ли пыталась взлететь, то ли взорваться, но работала и выплёвывала кофе, во много раз превосходящий по качеству тот, который делала для Доминика время от времени его секретарша.
Вспомнив её, он тяжко вздохнул, отвлекаясь от собеседника к делам давним и не местным. Всё так запуталось в этом Сторибруке, так перемешалось. Слишком большая концентрация сказочных существ на площадь местности. Слишком многие из них друг друга ненавидят. Слишком многие способны убивать. Рано или поздно затишье оборвётся стычкой, а то и войной.
Разговаривать под шум кофемашины не представлялось возможным, поэтому Чешир молчал, обдумывая вопрос, который так и не задал ему мистер Миллер. Он никогда не жаловался на отсутствие терпения, но люди, которые не умели формулировать свои желания, или те, которые не знали, чего хотят, одинаково быстро выводили его из себя. Мистер Миллер был из таких. Он не смог задать нужный вопрос: «Как убить колдуна?» или «Можно ли его ослабить?», — и Чеширу полагалась долгими выводящими из терпения шутками добиться, чтобы банкир или ушёл, или перестал тратить их время.
Кофемашина не смолкла, но шум, который она производила, стал тише и словно бы бессмысленней. Чешир её выключил.
Вы всё ещё ходите по кругу, — задумчиво произнёс он, ставя перед Артуром кружку и усаживаясь напротив. В очередной раз при встрече с очередным гостем Кот, который здесь был владельцем газеты, испытывал порыв прибраться. Не потому, что ему было неловко от беспорядка, но деньги, фотографии, газеты, ручки и всё остальное отвлекало посетителей. Они чувствовали себя неловко в обители Чеширского Кота, но, может, дело в коте.
Вам явно непривычно вести такие разговоры, но в Сторибруке вы прослыли довольно деловым человеком, поэтому позвольте мне обозначить правила игры. Всё очень просто: баш на баш. Вы задаете мне вопрос, я получаю возможность задать вопрос вам, и, разумеется, рассчитывать на подробный ответ. Это то, что касается информации, — будет ли их разговор касаться каких-то услуг, Чешир ещё не решил. С Ротбартом у него были непростые отношения, как и с Урсулой. По мнению Чеширского Кота, никому из них он не навредил так сильно, чтобы они хотели расправы, но городок тут маленький, времени много, а делать особо нечего. Или как раз есть что?
Имя колдуна стало мелькать довольно часто, и его манипуляции не могли ускользнуть от Чеширского Кота. Пожалуй, хотя бы ради удовлетворения любопытства, он мог сам навестить его, если бы только не полагал, что Ротбарт на него немного сердится. Тех, кто сердился на Чешира, последнее время итак было в избытке, а свою шкуру и жизнь Кот ценил превыше всего остального.
Я сэкономлю вам время и немного расскажу предысторию. С тех пор, как проклятье спало и память вернулась к местным жителям, Ротбарт Найманн начал проявлять невиданную активность. Он встречается то с одним сказочным персонажем, то с другим, и все они не отличаются, скажем так, незначительностью. Встречался он и с вами, после чего у вас обоих был немного потрёпанный вид, а ваша секретарша выглядела весьма обиженной, — Чешир улыбнулся. Информация стоит денег, но в маленьком городке слухи расходятся быстро. Кто-то что-то увидел и обсудил в кафе «У бабушки». Такое встречается сплошь и рядом. Остается только вовремя оказаться там и задать несколько незначительных вопросов. Например, «Что новенького у нас, Руби?»
Так что вы конкретно хотите знать об Ротбарте Нойманне? Явно не то, какой из своих балерин он отдаёт предпочтение… Если вы понимаете, о чём я, — он ухмыльнулся. Доминик Мёрфи был издателем местной газетёнки уровня бульварной прессы. Он часто и много критиковал власть, намекал на хищения, растраты, пассивность, но любил также и скандалы. Частично, потому что скандалы любили его читатели, а газету надо было продавать. В итоге, на его страничках нередко мелькала информация об интрижках более-менее значимых персон города. Об интрижках и неловких ситуациях в том числе.

+1

6

Кофеварка работала, редактор думал над вопросом, Артур не торопился и более того, за несколько минут начал чувствовать посреди этого хаоса вполне себе расслабленно, даже не смотря на привычки, впитанные в этом мире за годы проклятья и заключающиеся в любви к чистоте и порядку. Должно быть, всё дело было в том, что хозяин выглядел во всем этом вполне себе органично, чувствовал себя комфортно и не испытывал какой-либо неловкости за беспорядок, что само по себе передавалось и гостю. По мнению Артура, это было вполне себе по-кошачьи — создавать ощущение удобства несмотря даже на любую разруху или гриб ядерного взрыва, выросший на горизонте. Впрочем, замечание, которое высказал Доминик по поводу того, что Артур всё еще ходит по кругу, не говоря о главном, заставило бывшего короля нахмуриться и вспомнить, с кем он имеет дело. Ощущение комфорта при этом не пропало, но словно бы стало обманчивым.
Идёт, — коротко кивает Артур в ответ на предложение своеобразной сделки, в которой сам Мёрфи легко устанавливает необходимые правила, вполне подходящие и Миллеру. Он пришёл сюда за информацией и готов поделиться тем, чем располагает сам.
Правда, Артур полагал, что знает он пока не так много. О Ротбарте точно. Но, неизвестно, какого рода информация понадобится в ответ Чеширскому коту. Странностями своеобразными обладали все пришельцы из Страны Чудес и Артуру нужно было дождаться только ответного вопроса, чтоб решить, прав ли он в своих предположениях. Однако, британцу совсем не нравится упоминание об Элизабет. Он заметно напрягается, ненадолго опускает взгляд.
Та ситуация всё еще оседает на языке неприятным привкусом, оставляя впечатление предательства.
Артур был готов отпустить Экскалибур, принявшего в этом мире форму человека, он искренне и исключительно мысленно так думал, но на деле выходило совсем иначе. Как ни крути, а воспитание и знания перешедшие из прошлого, не давали Артуру оценивать уход мисс Грей как нечто положительное и само собой разумеющееся. Не имея в этом мире короны и королевства, он воспринимал девушку как вассала, как рыцаря, нарушившего священную клятву хранить своего господина.
Он не злился на Элизабет, скорее на собственное упрямое неумение приспособиться к этому миру, подходя к нему со старым шаблоном, одевая в привычные рамки прошлого, когда всё было и проще и сложнее одновременно.
Экскалибур была воином и она предала, предавая саму себя тоже, отказываясь от покровительства своего короля.
Дура ли?
Артуру сложно было ответить на этот вопрос, но в наличии гордыни у этой девушки, из-за которой в опасности могут оказаться многие, он не сомневался точно. И это тогда, когда следовало объединить силы против задумки Ротбарта.
Британец снова поднимает взгляд на рыжего молодого человека, отгоняя от себя мрачные думы, концентрируясь на своём визите в редакцию "Под куполом".
Есть информация о том, что магическая сила мистера Нойманна заключается в озере, которое ныне приняло форму театра, и к которому привязаны девушки, обманом попавшие туда. Надо полагать, что ослабить колдуна можно разрушив эти чары, — Артур ненадолго замолкает, обдумывая сказанное накануне Одетт.
«Достаточно только освободить лебедей.»
Он хмыкает своим мыслям и находит более занимательным то, что минутами ранее сказал редактор - Ротбарт не сидит на месте и встречается с разными сказочными персонажами.
Собирает союзников?
Ищет ингредиенты для своего злодейского долго и счастливо?
Впрочем, об этом позднее, следующим вопросом.
Меня интересует достаточно ли топорного способа, чтоб выпустить его пленниц. Скажем, сравнять театр с землёй, — на этом моменте, Артур не отказывает себе в улыбке, понимая и сам, что так просто всё не может быть и продолжает, — Или же здесь также нужна магия. И если да, то какая?

+1

7

Чешир пил из своей кружки, вглядываясь в лицо гостя с алчущим любопытством. Новые лица всегда вызывали в нём это чувство, а чувство вызывало желание их провоцировать, чтобы узнать лучше, быстрее и эффективнее. Гнев, на самом деле, говорит о человеке больше, чем все остальные чувства, и, что важнее, в гневе люди становятся менее осторожными и более болтливыми.
Он заметил тень на лице Артура, когда речь зашла об Элизабет, и усмехнулся, не пытаясь скрыть свою наблюдательность. Что именно означает эта тень, Доминик, разумеется, не знал. Он не утруждал себя даже попытками строить досужие домыслы и, тыкая пальцем в небо, озвучивать их вслух. Вместо этого, Чешир отложил этот маленький факт в некий мысленный ящичек на случай, если он когда-нибудь пригодиться.
На самом деле, с момента снятия проклятья прошло не так много времени, чтобы Чеширский Кот успел заскучать, и уделить должное внимание всем жителям этого милого городка. До сих пор его волновали проблемы Неверлендцев, потому что сладенькая зелёненькая феечка стала, по счастливой для неё случайности, первой, кто вывел его из ступора. После он занялся проблемами своих родных земель, которые также требовали внимания и о которых забывать было никак нельзя. Он приметил местонахождение и интересы всех потенциальных врагов — в конце концов, на маленькой территории Сторибрука хватало людей и нелюдей, которым Чешир в разное время перебегал дорогу, а кулон — милый подарочек Урсулы, защищающий его от магии, — был с ним не с самого начала.
За всей этой суетой не было столь уж удивительным, что судьбы тех, кого Чеширский Кот не знал, его не так уж интересовали. Про передвижения Ротбарта он знал постольку, поскольку в прошлом сталкивался с этим колдуном и тот едва ли мог быть доволен результатом этого столкновения. Кроме того именно Ротбарт прислал к Анастасии свою смазливенькую девочку с очень уж соблазнительным предложением. Тот факт, что предложение Анастасия уже приняла, Чеширского Кота не беспокоил. Беспокоиться о том, что сделано, по его мнению, было довольно бесполезным. Но, в целом, узнать хоть что-то о дальнейших планах колдуна он был бы не против. Он был бы не против посидеть с Артуром и поиграть в «Сто вопросов» за кружечкой кофе, но его гость, послушавшись его совета, принял довольно резвый темп.
Вы действительно перешли к делу и сыкономили нам массу времени… мистер Пендрагон! — возвестил Доминик, откидываясь на спинку стула. Некоторое время он молчал, задумчиво слизывая пенку со своих губ. Доминик предпочитал сладкий кофе с молоком. Причём количество молока в его напитке часто было не особо здоровым.
Когда-то давно я выполнял заказ «найти способ, чтобы уничтожить Ротбарта». Я рисковал жизнью, выполнил его, «хотя не вполне так, как того бы хотелось самому заказчику», и получил в награду предмет, который не раз выручал меня. Теперь... — он фыркнул и покачал головой. — Простите, но я сильно сомневаюсь, что у вас есть информация или предмет, которые могли бы мне хотя бы пригодиться или сделать приятно, не говоря уж о спасении жизни.
На этом можно было предложить Артуру допить свой кофе и выметаться ни с чем. Вместо этого, Чеширский Кот задумчиво покачивался на стуле, хитрыми зелёными глазами рассматривая гостя и, возможно, будущего клиента.

Отредактировано Dominique Murphy (11-09-2018 17:33:21)

+1

8

«Вот же мелкий поганец,» — весело звучит мысль, в то время как во взгляде Артура тенью отражается гнев, а на лице почти явственно проступает недовольство, ответом на слова редактора о том, что предложить ему в обмен на информацию нечего. Но вместо того, чтоб подняться и выйти вон, мистер Пендрагон, откидывается на спинку кресла, ненадолго опуская взгляд на свою кружку кофе. Это всё очень похоже на игру, правила которой меняются на ходу хозяином положения, располагающим необходимыми Артуру сведениями. И британец, как минутами ранее и согласился, готов играть, готов подстраиваться под меняющиеся обстоятельства. Это почти та же самая политика, переговоры, когда прежде, чем вступить в конфронтацию, приходится прощупывать мирные варианты, торговаться, забывая о гордости и думая об интересах — не личных, а общих. Однако, всё же, не самому королю, а целым свитам послов и переговорщиков, всеми силами пытающихся разговорами склонить чашу весов в свою сторону, в то время как Пендрагон всегда уходил в сторону войны, на которую ему хватало ума и упрямства.
Объединение Британии такая чушь, въевшаяся в анналы истории и воспетая бардами, тогда как на деле разрозненные небольшие королевства приходилось завоёвывать, показывая свою силу и превосходство.
Артур хмыкает. Тогда его целью была Британия, оставленная в наследство Утером, сейчас же целью являлось желание помешать Нойманну, в то время как Доминик Мёрфи был одним из средств для достижения этой цели. Тем более, что он говорит о том, что знает, как уничтожить колдуна.
Разумеется, оставался шанс на то, что сказанное Котом не более чем ложь и провокация, не нужная для чего-то, а просто потому, что этот субъект напротив такой, но об этом Артур предпочитает не думать.
Плут, — произносит он, заменяя слово "поганец", которое так и просится с языка.
Он знал, что эта встреча не будет простой, что, несмотря на то, что Моргана не высказывала особых опасений по поводу разговора с Чеширским котом, подводных камней будет достаточно. Но Артур был уверен в себе, и подобные фразы, как правило, тянули из него упрямство, провоцируя не отступать.
Да, бывшему королю действительно было нечего предложить в ответ. Наверно и исключительно по словам Доминика, который не указывал Артуру на дверь прямо, а словно бы что-то выжидал.
Это не совсем тот ответ, на который я рассчитывал, мистер... Кот. Я не сказать, чтоб потратил много времени, но с пустыми руками уходить не намерен, — серьёзно и даже несколько с нажимом проговаривает Артур, — Нет смысла распинаться и рассказывать, что задуманное Ротбартом не принесёт добра никому и его следует остановить. Бессмысленно. Я скажу лишь то, что всё в мире продаётся и покупается, вопрос в высоте стоимости, которая, скажем, для меня может оказаться и грошовой, — он нейтрально улыбается, внимательно глядя на собеседника — подобную истину Артур уяснил благодаря этому миру и жизни под проклятьем, ранее будучи слишком принципиальным, непомерно благородным и простым, чтоб руководствоваться замысловатыми вопросами стоимости. Это за него делали другие, в то время как правитель оставлял за собой последнее слово, очень часто решающее судьбы.
В данном случае Артур нёс ответственность, принятую на собственные плечи добровольно, едва ли не за целый город, а не только за пернатую принцессу, обратившуюся к нему за помощью. Ротбарта следует остановить и за ценой Пендрагон не постоит.
—  Вы говорите, что у вас есть сведения, интересующие меня, так какова цена? Называйте, я заранее согласен.

+1

9

Чешир внимательно всматривался в лицо посетителя и едва радостно не захлопал в ладоши, уловив его гнев, с которым тот, однако, справился! Удержал в себе, не выразив ни ударом по столу, ни попыткой напасть, ни словом, ни интонацией! Какая выдержка! Как правило, короли, и прочие важные личности, в подобной тактичности себе отказывают. Как правило, они уверены, что всё должно быть так, как им того хочется. Как правило, они живут и умирают с верой в справедливый мир. Этот, очевидно, знал, что мир несправедлив и всё имеет свою цену, однако, только этого знания недостаточно, чтобы совладать с характером.
«Видать тебе крепко припекло», — зелёные кошачьи глаза сощурились. Конечно, тактичность Пендрагона имела другую причину. Конечно, ему всего лишь нужна была та информация, которой владел Кот, и всё же Чешир решил, что этот конкретный король ему по душе. Неизвестно, правда, пойдёт ли ему это на пользу.
Люди, которым я нравлюсь, называют меня Чеширом, — он усмехнулся, всем своим видом показывая, что едва ли относит Артура Пендрагона к таким людям. Видят Боги, в которых Чешир особо не верил, что он даже не знал точно, является ли этот конкретный Артур королём Британии. Он строил предположение, основываясь на уверенности сынишки мэра и забавных факта: у единственного Артура в этом городе, в котором необязательно было появляться королю не из Зачарованного Леса, вдруг появилась женщина, которую Чешир знал, как ведьму Моргану.
Впрочем, ладно, это чешет самому себе чувство собственного достоинства, провозглашая ум и сообразительность, но не догадаться в таких обстоятельствах было бы до невозможности глупо. И всё же, всё же! До чего же этот важный, строгий, уверенный в себе дядька легко идёт на провокации!
Заранее так заранее, — согласился Чешир, с одновременно хитрым и жалостливым выражением. Он планировал сорвать свой джекпот и приберёг для короля несколько заданий, но не думал, что будет совсем уж просто. Он собирался торговаться, требовать, уступать с боем каждое маленькое условие, но в итоге получил совершенно внезапный карт-бланш, от которого у него появилось зудящие ощущение на кончиках пальцев. Он уже предвкушал, как им воспользуется.
«А если бы я сказал, что надо убить сестру? Заранее он согласен», — Чешир фыркнул и поелозил тощей задницей на стуле. Ему не терпелось подняться, пробежаться по комнате, может, даже расхохотаться в голос! Это же надо настолько не следить за своим языком!
Вы, видимо, не часто имеете дело с магией, — стараясь запрятать глумливость в собственном голосе поглубже, заметил Чешир. — Вы получите свою информацию. Я расскажу всё, что знаю и даже присовокуплю то, что предполагаю. Что вы не поделили с Ротбартом? Вы не обязаны отвечать, но, возможно, ваш ответ натолкнет меня на мысль, которая может вам помочь. Не отмахивайтесь от этого. Я умён, — скромно произнёс Кот, — а умный совет вам не повредит. В ответ вы выполните одну мою просьбу. Как мы уже договорились, любую. Магические сделки не рушимы, — он замолчал, задумчиво отставил кружку, кофе в которой плескалось уже на самом дне, и вздохнул.
— Если вы собираетесь бороться с Ротбартом, вам надо уяснить одно — ни с чем никогда не соглашайтесь заранее. В мире полно обманщиков и плутов, а ваша честность не обязывает других обходиться с вами честно. Иным колдунам нужен контракт, роспись, рукопожатие, поцелуй, но мне достаточно слова, — Чешир улыбнулся. — И вы мне его уже дали.

+1

10

Артур слушает Кота. Терпеливо на сколько это возможно в ситуации, когда тебя поучают и без тени тактичности указывают на то, что ты лох из лохов, раз соглашаешься на всё без раздумий. Артур улыбается, сводя челюсти так, что кажется, будто вот-вот его коренные зубы раскрошатся в пыль, силясь прогнать свой гнев. Выдыхает злость, жаром прокатывающуюся по венам. Он ненадолго смыкает веки, опускает руку, разжимая подрагивающие, от желания врезать по этой самодовольной и ехидной роже, пальцы, занимая их кружкой кофе, отпивает остывающий напиток. И, конечно, успокаивая себя в этот момент мыслями о необходимости потерпеть еще немного ради дела, ради миссии, в которую он сам себя снарядил, объявившись спасителем захолустного Сторибрука и его сказочных жителей от нового проклятья.
«Всё или ничего, Артур.»
Геройская деятельность Пендрагону и раньше было практически жизненно необходимо. Все эти походы в другие земли и против чудовищ с верными рыцарями, воины, в которых они видели своё предназначение, заставляли его чувствовать себя более живым, настоящим, если возможно так выразиться. Артур был мирным человеком, по возможности правильным, он не любил воевать, но хорошо себя чувствовал лишь на поле боя, в вынужденных обстоятельствах конфронтации. Поэтому всякий раз, видя возможность, срывался с места.
В такие моменты Артур становился безрассудным и одержимым идеей.
И даже сейчас, гнев, вызываемый словами Чешира, приносил ему небывалое удовольствие. Совсем как та стычка с самим Ротбартом, из которой Артур вышел потрёпанным, но абсолютно счастливым, готовым идти дальше и вынеся для себя не урок не провоцировать магов, а цель.
Цель, которая, пожалуй, оправдывает средства. Да и, в самом-то деле, что может понадобиться этому плуту? Не устроит же он ему поединок с каким-нибудь драконом!
«Всё или ничего,» — навязчивым повторением звучит в голове мысль.
Он не уйдет отсюда с пустыми руками, Пендрагону необходимо то, чем бессовестно хвалится Чешир. Но, чёрт возьми, как же хочется стереть с его лица и эту издевательскую жалость, и пакостную задумчивость, и веселье, с которым, как видит Артур, Доминику трудно усидеть на месте. Однако, британец берет себя в руки, отпивает ещё один глоток кофе, отвлеченной мыслью замечая, что вкус напитка довольно-таки хорош, ставит кружку обратно на стол.
Если вы закончили с поучениями, то давайте перейдем уже к делу.
Неверно предположение о том, что Пендрагон не часто имеет дело с магией. Скорее, он просто не замечает её и предпочитает обходиться иными способами, в то время как сама магия всегда окружала его — хранила и оберегала в лице Морганы, учила и наставляла в лице Мерлина, не давала скучать в случае с иными, выступая противником.
Вряд ли мой конфликт с Ротбартом можно обозначить именно выражением "не поделили". Как я уже говорил ранее, задуманное им не несёт добра никому. Это что касается глобальности вопроса нового проклятья. Мне не по душе одно лишь это. В вопросе субъективном и личном — мне не нравится он сам и его способы достижения цели, — Артур умолкает, внимательно разглядывая Кота и ловя себя на мысли, что говорить подобного он не планировал, но снова попался на провокацию словами о том, что Чешир расскажет всё, что знает. Ведь ещё какие-то мгновения назад он ощущал гнев, срывающийся цепным псом, получившим команду. Коварство магии слов. А потом в бессчетный раз, возвращается к воспоминаниям о встрече с Нойманном, находя похожей эту ситуацию, в которой он, Артур Пендрагон, не видит границ перед собой в поставленной цели и также готов на всё.
Я дал слово, — подтверждает он серьёзно и легко, абсолютно не испытывая сожалении о своём неумении отрекаться от сказанного или же хитрить, манипулируя словами, — Я согласен и отступать не намерен, в этом можете быть уверенным, — однако, к этому моменту терпение, всё же, стремительно тает, сливаясь с любопытством, и он фыркает, — Говорите уже, что знаете. И про просьбу не забудьте. Хочется, всё-таки, узнать о стоимости информации.

Отредактировано Arthur Miller (17-09-2018 11:50:32)

+1

11

Чешир с глубоким вздохом, означающим никак не менее «никто не хочет учиться на чужих ошибках», улыбнулся. На самом деле, господин Пендрагон был, судя по всему, замечательным клиентом: чётко знающим то, что хочет, не беспокоящимся о цене и достаточно легковерным. Серьёзно! Он слишком просто относился к словам, слишком быстро принимал их на веру и даже не пытался состроить вид, будто что-то в этом понимает.
«Очаровательно», — подумал Доминик, и решил, что в Камелоте, видимо, ему попадаются исключительно порядочные маги. Спрашивать об этом он, впрочем, не стал — насколько легковерным и замечательным клиентом не был король, его терпение, очевидно, подвергалось слишком большому испытанию, и его стоило немного покормить.
Проклятье? — со скучающим любопытством переспросил Чеширский Кот. Ох уж эти колдуны и ведьмы Зачарованного Леса! Вечно им нужно кого-то проклясть! И толку? Благодаря проклятью они живут-поживают сейчас в Сторибруке, и что-то Чешир не видит особой радости на их лице. — И с этим проклятьем как-то связаны великие артефакты? — спросил он всё тем же тоном, припоминаю Одиллию, Анастасию, их сделку и Бравный Меч, которым нужно было расплатиться.
Улыбка с лица Чешира сползла, на мгновение отображая досаду. Понятие добра было слишком субъективным, чтобы браться за него и оценивать, но проклятье Ротбарта едва ли принесло бы лично ему пользу. Впрочем, он надеялся поскорее закончить свои дела в этом небольшом городишки и умчаться куда-нибудь в закат. Дела Чешира последнее время сильно не ладились, и заветное желание вернуться в Страну Чудес уже не грозило ему ничем хорошим.
Давайте начнём сначала. Вы спрашивали про театр. Силы Ротбарта привязаны к магическому озеру, которое, в сущности своей, является фабрикой по переработки души в магию. Если вы сможете разрушить связь Ротбарта с этим озером, это лишит его всяческих сил. Кроме того, с учётом фактически прожитых лет, отсутствие магической подпитки убьёт его. Это то, что вы более-менее знаете и тут, думаю, всё понятно, — он посмотрел на Артура, ожидая подтверждения собственным словам.
Озеро охраняется духами. Просто прийти к нему и что-то попробовать сделать довольно бесполезно. Бесполезны будут и попытки сравнять театр с землёй. Конечно, на его защиту и на восстановление будет требоваться магия, а жизни симпатичных лебёдок имеют определённый лимит. Иными словами, вы вполне можете разными манёврами вынуждать Ротбарта использовать магию до тех пор, пока он не вычерпает её до конца. Это тоже убьёт его,«но едва ли великий Артур готов заплатить несколькими не вполне милыми жизнями», — думал Чешир, вспоминая королевкую формулировку проблемы. Он хотел не просто убить Ротбарта и не просто ослабить, но и освободить девиц.
«Велика забота», — мысленно фыркнул Чешир. Девицы эти попались по собственной дурости, и, в сущности, получили то, что хотели. Просто немного не так и не той ценой. — «Вот поэтому следует внимательно ознакомиться со всеми пунктами, прежде чем соглашаться хоть с одним из них».
Если вам нравятся топорные методы, то эффективней всего отрубить Ротбарту один палец. Тот самый, на котором сверкает чудесный перстень. Именно он позволяет Ротбарту управлять озерными духами. Захватив перстень, вы можете отдать приказ отпустить девушек, уничтожить озеро, порвать на куски Ротбарта, но… — он подался ближе, облокачиваясь на столешницу. — Если вам это интересно, я бы не советовал пользоваться перстнем. Дело в том, что ни мне, ни вам неизвестны условия сделки. Возможно, единожды воспользовавшись им, вы свяжите с перстнем душу, и будете вынуждены питать собой озерных духов. Может, впрочем, и нет, но я бы его кому-нибудь продал, а вам бы посоветовал его уничтожить.

+1

12

Если мудрость — это дерево, тогда я вы — куст.
Великие артефакты? — переспрашивает британец, внимательно глядя на собеседника, в то время как в мыслях подтверждается теория о том, что он со своей кровью и волшебным некогда мечом, не единственные ингредиенты, нужные Нойманну для нового проклятья. Артур почти незаметно улыбается, пытаясь оставить при себе своё небольшое ликование. Он утвердительно кивает на паузу в рассказе мистера Мёрфи и его многозначительный взгляд.
Но как же это сложно. И, кажется, теперь пришла его очередь в нетерпении ёрзать на своем стуле. И Пендрагон почти это делает. Разумеется, величественно, как и полагается королю, с достоинством, но уже не пытаясь как-то скрыть своё настроение, пока слушает долгожданную информацию. Однако, если в начале рассказа Кота, британец испытывал вдохновение и радость, яркостью своей сравнимые с тем предвкушением, которое он чувствовал перед битвами, узнавая о слабых сторонах противника, то по мере повествования и того, как Артур вникал в смысл слов, он становился более хмур и задумчив.
Везде и во всём, всегда и неизменно существуют какие-то оговорки.
Нельзя получить что-то даром и просто так. С этим он был согласен как только ступил на порог редакции скандальной газеты, с этим он не спорил. Но, заплатив одну цену за добытую информацию теперь на пути бывшего короля вставали иные проблемы. И отчего он думал, что выведав необходимое, будет возможно просто справиться с Ротбартом?
Вариант с тем, чтобы разрушить театр и ранее не ставился им во главе возможного списка, однако при этом и не отметался полностью, ожидая и надеясь на подтверждение, как самый желаемый. Артур ненадолго смыкает веки, чувствуя досаду - он действительно хотел бы не просто наподдать рыжему чёрту, избавив город от опасности, но и снести в крошево это строение, по мнению Артура, не вписывающееся в провинциальный быт и интересы народа, привыкшего проводить вечера за пинтой пива в баре, или дома перед телевизором. А теперь выходит, что, при раскладе с разрушением, без жертв в виде наивных барышень, попавших в лапы колдуна обманом, не обойтись. Такой вариант действительно не подходит Артуру.
Нет, в иные времена он бы задумался о том, чтоб пожертвовать десятком (или сколькими там исчисляются пернатые балерины в его театре?) ради блага сотен и тысяч, но не более и привычно искал бы иной план действий, чтоб обойтись вообще без жертв. И вторая часть рассказа со способом избавления Сторибрука от угрозы нового проклятья вполне бы подошла Артуру, если бы... Если бы снова не эта чёртова оговорка.
Хмм, — мычит Пендрагон, обдумывая совет и обстоятельства отрезанием пальцев колдуна, потом аналогично чуть подаётся вперёд, — А уничтожение перстня освободит пленных барышень? Этого, как и условий сделки с духами, вы не знаете аналогично.
У Артура не было особых причин верить словам Чеширского Кота, кроме заключенной сделки, в которой оснований доверяться на честность собеседника также не было, но отчего-то британцу казалось, что этот ушлый хитрец знает о чём говорит и его совет с уничтожение связующей Ротбарта с духами побрякушки стоит принять за дельный. Интуиция намагниченной стрелкой компаса в этот момент подсказывала Артуру довериться. Во всяком случае, не отметать всё сказанное точно, а по приходу домой, обсудить все нюансы с Морганой, которая в магии была более сведущей. Быть может, у неё появятся ещё какие-то мысли и на основании полученной информации она подскажет что-то. Особенно если учитывать тот факт, что на этот же день у сестры была запланирована встреча с самим Нойманном.
Кстати, да, — Артур снова откидывается на спинку стула, — Я полагаю, что великие артефакты связаны с новым проклятьем. А что вы знаете об этом? — он заинтересованно глядит на Кота, — Быть такого не может, чтоб плут вроде вас, который славится тем, что ему известно почти всё и обо всём, не был осведомлён об этом.
Во всяком случае, по виду, с которым Доминик задавал ранее вопрос относительно артефактов, можно было сделать определенные выводы.
Однако, прежде, чем вы начнёте выдавать новую стопку информации, я бы всё же предпочёл узнать о стоимости предыдущей. Просьба — согласитесь, звучит весьма абстрактно.

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ДРЕВНИЙ СВИТОК » • Под куполом [27.04]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC