В СТОРИБРУКЕ



Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.



Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



РАЗЫСКИВАЮТСЯ





НОВОСТИ

ничего необычного :р
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » Пир во время чумы


Пир во время чумы

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://thumbs.gfycat.com/GraciousFavorableIvorygull-max-1mb.gif
У нас тут пир во время чумы. Присоединяйтесь! Чума ваша, а закуска наша.
ПИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Реймонд Блекхарт,  Эдит Холл, Одри Филмар, Джек Фокс, Ноэлль МакТвисп, Астория Грант, Хелен Фостер, Райн Блэквуд, Лаура Лееви,  Одетт Альтенберг, Ротбарт Нойманн, мистер Голд

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Вечер, 30 апреля, дом Блэкхарта

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Проклятье пало; вернувшиеся воспоминания, подобно молоту по наковальне, оглушили каждого жителя Сторибрука, а сиреневый туман, пронесшийся над городом, ознаменовал возвращение магии. Но что важнее всего, портал, ведущий в родной мир, так и не открылся. Сказочным персонажам предстояло научиться жить в реальном мире, где Сторибрук - всего лишь магический оазис в огромном мире без магии. И именно в этом мире кто-то пытается обрести свой счастливый конец, а кто-то умудряется воссоздать в настоящем частицу своего прошлого.
Реймонд Блекхарт ничего лучше не придумывает, как напомнить друзьям и недругам о том, чего они лишились. Балы с живой музыкой, ломящиеся от еды столы, танцы, где галантные кавалеры приглашают дам, проявляя весь свой шарм и очарование, или бросают перчатку, вызывая на дуэль противника, защищая собственную честь. Блекхард рассылает приглашение всем, забыв о пресловутом слове "сословие". Кажется, он забыл обо всем, и нет никакой гарантии, что к концу бала, его особняк останется целым и невредимым.
*Дополнительно: первый круг в порядке очереди, прописанной в списке участников, далее очередь по взаимодействию.

+2

2

Бумага письма была дорогой.

Наверняка заказной, здесь такую раздобыть нельзя. Дороговизна ластилась и подчинялась пальцам шероховатостью, а Одри хмурила ровные брови, пытаясь вспомнить смутно знакомого обладателя звучного имени. С чего такая честь? Тем более сейчас, когда город впервые на своем веку (забавно, что существует он всего ничего по сравнению с другими укрытыми от чужих глаз городками) познал настоящий катаклизм ненастоящего рода - отмена заклятия, которое одновременно и связывало их, и спасало; не все рады вернуться в собственную потрепанную шкуру, не все готовы вспомнить, от чего так стремились убежать и терять то, что достигли в этой неизвестной изоляции. Одри, вернее Эльза, не могла понять своих чувств, возникших в новых условиях, к какой категории жителей она относится и относится ли вообще.

И теперь она достает из собственноручно расписанного почтового милого ящика изящное приглашение на бал, званый ужин, пир во время чумы, дьявольскую пляску на руинах их прошлого. Реймонд имеет хороших информаторов, раз обращается к ней по титулу и с максимальным уважением в каждой строчке простого, но аккуратного почерка.

Королева без королевства, какая ирония.

Эльза хмыкает, готовясь отбросить украшенный конверт с содержимым в рядом стоящую урну, но что-то внутри, напрягшееся, уставшее и чуточку детское, не дает это сделать. Когда-то давно она любила богатые приемы с множеством высокородных гостей и радостным настроением в каждой мелодии, сладкий блеск в фужерах и мягкое шуршание красивых нарядов, гибкость и нежность в каждом вальсе, обещающем и славящем любовь. Она проникала любопытным ребенком в любое столпотворение, прячась за пышной юбкой королевы-матери, ощущая на своем затылке ласковую руку.

Когда-то давно Эренделл славился своими балами, а его правители слыли хозяевами лучших приемов. Когда-то давно Эльза не боялась людей, не боялась причинить им и себе боль, не пряталась ото всех за тяжелыми дверьми в свои покои.

Бумага письма и вправду дорогая - сминается с характерным хрустом в руке, спеленатой привычно перчаткой. Она заходит в дом, пустынно-прохладный, чужой и тихий, ощущая всей кожей, что за прошедшие часы Ханс не появлялся - наверное, это к лучшему; нет никакого желания видеться с ним после такого расставания, которое у них было. Эльза устало бросает кремовый клатч на столик в прихожей, мажет безразличным взглядом по своему отражению и поджимает сухие губы. Ей определенно следует сменить обстановку, разбавить мутную компанию невеселых мыслей диалогами, а вспышки воспоминаний (своих и ложных) - знакомыми и новыми лицами.

Она гонит себя вверх по лестнице, в их спальню, которая хранит в себе достаточно убийственных воспоминаний; светлая комната ловит в ловушку лживого прошлого. Эльза на секунду уже привычно прикрывает глаза, как будто прячась от слепящего света, а потом, подчиняясь условному рефлексу ориентирования, разворачивается к скрытой гардеробной. Немного света разбавляет многообещающую темноту длинной комнаты; по левую сторону по-прежнему в безукоризненном порядке развешана и сложена мужская одежда, блестят внизу начищенные ботинки - непременно дорогие и фирменные.

В какой-то момент ее жжет желание выбросить это все на улицу, но она пересиливает себя, заставляя переключиться на свою часть - преобладающие холодные оттенки (с чего бы?), пастельные тона, ничего провокационного и слишком открытого. В конце череды нарядов струится по полу длинное блестящее золотистое платье с открытой спиной; в нем она была на одном из первых свиданий с успешным молодым Алексом. Сейчас она не может себе представить, чтобы кто-то так легко касался ее обнаженной кожи - взгляд скользит дальше.

Когда последняя жемчужная пуговица на поднятом воротнике окончательно замыкает внутри него бледное горло, Эльза удовлетворяется. Длинные вышитые рукава, плещущийся о лодыжки подол, плотные перчатки - ни одного открытого места кроме лица. Весь вид в зеркале будто вещал всему миру - не смей трогать меня, это обойдется тебе дороже. Опытная художница внутри вскользь отмечает защитно-синий оттенок одеяния; какое забавное совпадение.

Нанятое такси приходится ждать чуть дольше обычного - удивительно, что хоть такой транспорт еще действует в их переменившихся реалиях. Она не хочет присматриваться к водителю, но все равно подсознательно ищет хоть какие-то знаки узнавания в чужом лице и фигуре; не находя их, отворачивается, изучая такие знакомые улицы города.

Особняк Блэкхарта находится почти у черты города, и Эльза отмечает про себя ленту людей, которая вьется ко входу здания - приглашений было отправлено немало. Отдавая таксисту через опущенное окно деньги, она рассеянно изучает местность и гостей; некоторые из них встречались ей в любимом кафе, на работе, на улицах - все они теперь были случайными незнакомцами.

Внутри убранство казалось не пышным, но обстановка говорила о вкусе хозяина. Нанятые официанты кружили вокруг все пребывавших гостей, предлагали игристые напитки; улыбки, такие же вежливые и ничего не понимающие, блуждали по губам многих присутствующих. Люди сбились в небольшие группы, найдя за этот короткий срок старых знакомых, кто-то, как и Эльза, не знал, куда спрятаться от внимательных взглядов. Сама она старалась не устанавливать ни с кем зрительного контакта, лишь рассматривая всех девушек с похожим на Анну цветом волос. Не зная всех нюансов насланного проклятья, она не знала, настигло ли оно сестру - ее видно нигде не было, а пройти мимо принцессы Рэймонд не мог.

Со скучающим и незаметным для себя высокомерным видом королева Эренделла остановилась у одного хрустального столика, рассматривая украшения над головами людей. Пить не хотелось, оставалось ждать виновника сего мероприятия в незамутненном сознании и с некоторыми вопросами.

Отредактировано Audrey Philmar (27-07-2018 20:52:20)

+3

3

Обычный  день закончился рядовыми неполадками. Оставалось загнать свой потёртый авто в гараж и сменить спустившееся колесо. А это минут пятнадцать возни и отборной, подзаборной брани не только на привычном английском. Но и французском и языке, который когда-то считался языком страны из третьего мира. Откуда у обычного таксиста и разнорабочего по совместительству разнорабочего так расширился кругозор, а заодно и словарный запас, история умалчивала.
Закончив с технической частью, Джэк по привычке взял из холодильника, стоящего в гараже, холодную жестяную банку пива, вчерашние чипсы и усевшись на раскладном стуле, поставил на деревянный ящик свою провизию, вскрыв банку. Резко пшикнув при открытия, белая пена потекла по жестяным краям. Парень вздохнул, даже воздержавшись комментировать этот момент в своей привычной манере. Сейчас, когда смена закончена, можно подсчитать приход и расход за неделю.
Взгляд снова подозрительно упал на конверт с надписью «Приглашение».
- Спасибо, что не «Судебное». - Насмешливо фыркнул, аки хищный пушной зверь, Джэк выскрывая конверт. Собираясь прочесть содержимое, он отхлебнул пенного пива, чуть швыркнув. А зря. Прочитав первые строки, молодой человек тут же поперхнулся от неожиданности. - Да едят тебя мухи! Что за приколы? - Откашливаясь и отсмеиваясь несколько минут, пока читал содержимое приглашения, выдавил Джэк. - «Что же ещё задумал этот богатенький чистоплюй?»

Любопытство брало верх над подозрительностью. И всё же на свой страх и риск, молодой человек приведя себя в относительный порядок, разумеется, дорогих шмоток у него не было, всё тратилось на приблуды и обувь, к которой Джэк всегда имел особую страсть. Поэтому с особой любовью и щепетильностью начистил своё чёрные кожаные ботинки, нацепив при этом на себя вполне обычный, зато хороши сидящий на нём строгий костюм. Подобный стиль не был у него в приоритете, но что не сделаешь из любопытства и авантюризма?

После падения заклятия, пропала и одна из главных радостей жизни. Алкоголь больше не брал. Или его нужно было выпить чертовски много, чтоб добиться даже лёгкого опьянения. И это печалило. - «Зато пожру нахаляву. Надеюсь хозяин сего торжества не зажопит закусь» - Вспоминая пафосные владения мистера Блекхарта, Джэк гаденько усмехнулся. Невольно призадумавшись. Зачем его, простого таксиста позвали на столь элитную вечеринку? Решили шута горохового сделать, или припомнить не слишком удачное знакомство?

Тем не менее, в назначенный час он был на месте, припарковав свой автомобиль чуть подальше от основной парковки. И явно не зря. Здесь стояли уже и более дорогие транспортные средства.

- «Ой-ёй! Как неуютно то. Может слинять? Или на стены полинять?» - Уже давно отвыкший от подобного антуража, Джэк вошёл в помещение. Чувствуя крайнюю степень неловкости и неуместности происходящего, он всё же старался держать спину ровно, а голову гордо поднятой вверх. И ведь заметь кто, явно не скажет, что этот тщедушный пацан может так стушеваться окажись в непривычной обстановке.

+4

4

Итак, — хвала тебе, Чума,
Нам не страшна могилы тьма,
Нас не смутит твое призванье!
Бокалы пеним дружно мы
И девы-розы пьем дыханье, —
Быть может... полное Чумы!

Хаос, разве это не прекрасно? Даже не упорядоченность имеет свой, особый шарм. Когда кажется, что мир рушится, остаётся лишь танцевать на костях. Но разве сейчас он рушился? Не совсем, скорее он возрождался, но возрождался из хаоса и принятия.
Все грани столь шатки, хотя эти грани сдерживает иллюзия принятия. О, иллюзии, это целое мастерство, когда ты можешь держать тот облик, чтобы верили, но иллюзии опасны тем, что со временем ты сам веришь в них.
Друзья стали врагами, супруги оказались чужими, а близких слишком трудно отыскать. И немой вопрос - как жить дальше.

Наблюдать со стороны за этим было неимоверно занимательно, ибо истории разворачивались во истину интригующие. Не сказать, что Рэймонд не был частью всеобщего становления. Был. Оказался. Казалось, он в первый же день расставил все точки над i, но потом появилась Ноэлль и все перестало быть столь отстраненно. Впрочем, это лишь добавляло красных оттенков в его серость, что хоть немного радовало. Да и новые знакомства позволяли вновь притворяться человеком. Почувствовать хоть что-то.
Были ли у Рэя некие планы на все происходящее? Несомненно.
Но сейчас ему хотелось каснуться той части его жизни, которую он любил. Приемы. Вечера. Блеск.
История такова, что все важнейшие встречи, союзы и решения принимаются на неформальных вечерах. Да к тому же, разве это не прекрасно собрать в стенах одной залы всех, дабы понаблюдать, изучить.

Вернувшиеся воспоминания позволили вспомнить о немалых капиталах спрятанных в доме. Доме, что казался знакомым, родным, но при этом его не было с ним в Стране Чудес, будто это было той частью жизни, от которой он отказался. Но все же что-то нехотя всплывало, на фоне механических движений, рефлексов.
Рэймонд после возвращения воспоминаний несколько дней закрыв глаза ходил по дому, пытаясь заставить рефлексы вести себя. Но чего-то действительно важного не хватало, то что он явно должен был оберегать.

Залы были украшены со вкусом, но не вычурно, следуя тенденциям моды, и не концентрируя внимание на портретах, что висели на стенах. На алкоголь и выпивку хозяин явно не скупился. Вот уж жадным Блекхарта назвать было трудно, и пусть это было не по доброте душевной, а из-за желания козырнуть своим благосостоянием, но все же.
Нашлось достаточно желающих и поработать на приёме, как в роли персонала, так и музыканты, которые даже весьма попадали в ноты и играли весьма сносно.
С утра Блэкхарт лично проверил все пункты мероприятия и дал последние распоряжения. С особой щепетильностью он подобрал себе костюм, впрочем Рэймонд знал, что в любом виде он будет достаточно хорош, чтобы притягивать взгляды к себе.

Он должен был встречать гостей, но нанял для этого более человека, который даже был некогда дворецким. Как иронично, когда возвращенные реалии, возвращают к истокам, ибо сказка упала, но экономика, потребности в пище и деньгах оставались. Какая жалость, что мир так прогибал то, что так незыблемо, и за этим хотелось наблюдать, наслаждаться этим, использовать это.

Дождавшись, когда гости соберутся, он отправил смс дворецкому, который попросил тишины и объявил:
- А сейчас, дамы и господа, хозяин сегодняшнего торжества, мистер Рэймонд Блекхарт. Который рад каждому гостю, в своём скромном жилище.
Поправив смокинг, Реймонд взял заготовленный бокал вина и медленно стал спускаться по лестнице к гостям, делая это максимально грациозно и эффектно, обольстительно улыбаясь присутствующим.
- Доброго вечера, мои дорогие гости. Я рад видеть всех у себя. Надеюсь Вам нравятся напитки и закуски, а музыканты не фальшивят слишком сильно, - широкая улыбка, и он продолжал говорить медленно спускаясь,- Я рад, что во время неизвестности, вы пришли на мое скромное торжество, которое поможет нам обрести себя, сдружиться и отвлечься от гнетущих мыслей. Мы должны помнить, что жизнь одна и ей надо уметь радоваться. За вас, мои дорогие гости.
Он отсалютовал бокалом и залпом осушил бокал, сойдя со ступеней к гостям.
Он подошел к нескольким знакомым и учтиво поприветствовал их, и медленно подошёл к Эльзу, подавая ей руку, для приветственного касания губами к ее тыльной стороне ладони:
- Ваше Величество, рад Вашему приходу, и спешу сказать, что Вы очаровательны. Надеюсь, мы подружимся.

Отредактировано Raymond Blackheart (17-07-2018 17:03:23)

+1

5

И вот она. Там, где должна была быть все это время, в месте, подобном этому, среди высокостатусных гостей, роскоши, лицемерия, скрытых угроз и интриг. Все то время, которое все они провели в лживом городе по чужой злой прихоти.

Но Эльза не чувствует радости, удовлетворения. В ней нет того привычного спокойствия, которое возникает, когда ты на своем месте. Колючие любопытные взгляды, ото всех и всем, царапали ее сквозь платье, сквозь возведенное мастерски равнодушие, и это чувство было знакомо - точно так же на нее смотрели и в Эренделле, и в шкуре блестящей и милой Одри. Она надеялась, что замеревший лёд ее собственных глаз не был таким неприятным, холодящим и царапающим; Эльза изо всех сил старалась сосредоточиться на обстановке, чем на других присутствующих.

По залу прокатился низкий гул голосов как самый явный и лучший сигнал о появлении хозяина торжества. Королева вскидывает подбородок еще выше, лениво и открыто ведя взглядом снизу вверх по ступеням лестницы, доходя до нужной фигуры. Блэкхарт излучал радушие и был под стать всей роскоши вокруг - воплощение богатства, власти, очарования. Всего того, к чему Эльза относилась с какой-то животной подозрительностью, наученная горьким жизненным опытом.

Вся речь - мягким баритоном, заманивающими интонациями - сквозила обманом и опасностью, и Эльза едва удерживалась, чтобы не сощуриться, разглядывая темную лошадку на свет дорогих люстр. Она никак не могла поверить в альтруистичный поступок с его стороны в такое смутное время, в отсутствие всякой выгоды для себя - разница лишь в том, что ей не нравилось, когда она не знает истинных намерений людей.

Эльза не могла себе представить, что Рэймонд не остановится у стайки его знакомых, а направится прямиком в ее сторону. Она не рисовала пути отступления, не бегала испуганно глазами, ища, за что ухватится и переключить свое внимание и занятость - лишь крепче сжала кулачки и спаяла в непримиримую тусклую (едва коснулась помадой) линию губы. Знал ли он, что она не любит касания? Кто знает, но когда Блэкхарт слегка наклонил свой корпус ей навстречу, по законам отжившего этикета вытягивая вперед одну руку для принятия ее ладошки, Эльза вскользь подумала, что, конечно, он успел навести главные справки и сделать собственные выводы о девушке, что в такой теплый вечер не снимает перчатки.

Тем не менее, она почувствовала легкое давление его губ к своей ладони и изо всех сил постаралась не слишком спешно отнять руку. Обращение к ней по статусу, учтивый комплимент и такое теплое (не с ней, нет) пожелание - все взывало к расположению к себе, но Эльза вспомнила, где видела этого человека в свою бытность в Сторибруке без настоящей личности и жизни. Коллега Александра, конечно.

И нет никакой предвзятости - голая правда и неанализируемая работа рецепторов.

- Это мы все должны благодарить Вас за такой чудесный прием, - учтивая улыбка легко и привычно возникает на ее лице, пока глаза леденеют серьезностью без всякой искрящейся радости. - Мне тоже этого очень бы хотелось.

А последние слова королевы были правдой - если не друзья, то сторонники в новом, точнее старом мире были бы кстати. Заводить же в такой вечер, не обремененный - пока во всяком случае - выяснениями отношений, нанесением обид и платой за грехи, новых врагов очень не хотелось. Лицо же Блэкхарта не наводило Эльзу на мысли, что он относился к числу ее старых недругов; она не жаловалась на плохую память на лица, но, кажется, они не были знакомы лично.

Хотя, признавать не хотелось, у мужчины было преимущество - он знал, кто она такая. Эльза - нет. Пока нет.

- Мы, кажется, не встречались раньше, - она постаралась максимально дружелюбно улыбнуться снова, встречаясь с оппонентом взглядом. Контраст обсидиана, которым неверно блестели темные глаза Блэкхарта, с ее стеклянно-чистой голубизной будто давал запрет на общение, но Эльзе не нужно создание новых оттенков или уничтожение чистокровности и его, и своих цветов - ей просто нужно знакомство.

Эффект ореола, насколько она помнила, создается при составлении мнения о человеке со слов других людей. Никто не наговаривал о Рэймонде, но за него говорило само громкое имя и должность, которую он успешно занимал все это время. Проигнорировать это совпадение она не могла, как ни старалась, но здравая логика подсказывала ей - те, кем они являлись в Сторибруке, могли быть совсем другими личностями. Вспомнить хотя бы миссис Филмар.

Но вспоминать сегодня Эльза не хотела - она хотела создавать новые воспоминания.

Отредактировано Audrey Philmar (27-07-2018 22:52:27)

0


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » Пир во время чумы