Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ИНВЕНТАРЬ ХРАНИТЕЛЕЙ СНОВ » Мирана в стране кошмаров


Мирана в стране кошмаров

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/50196.gifhttp://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/81088.gif

– Это водка? – слабо спросила Маргарита.
Кот подпрыгнул на стуле от обиды.
– Помилуйте, королева, – прохрипел он, – разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!

МИРАНА В СТРАНЕ КОШМАРОВ
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Чеширский Кот & Мирана

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Страна Чудес; лето 992 года

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Мирана считает, что могла бы сама сразиться с драконом. Хоть с сотней драконов, если от этого зависит благополучие её страны. Но так ли это или она переоценивает свои силы? Кажется, Чеширский Кот, спасший жизнь Белой королеве, думает иначе.

+1

2

За время пока Красная Королева занимала престол, Чешир многое слышал о Белой Королеве. О том, как она добра, справедлива, как её волнуют судьбы людей, как она станет той правительницей, которую все хотели бы видеть у власти. Чешир относился к таким разговорам скептически. Во-первых, по сравнению с Анастасией, любой правитель, который не ставит себе целью снести голову с плеч каждому недовольному гражданину, кажется очень удачной альтернативой. Во-вторых, власть развращает: даже самый добрый и справедливый человек, оказавшись при власти, может совершить злой и непростительный поступок. В третьих, править надо уметь: если ты дурак, тем более, героический и находишься у власти, королевство ждут большие испытания. Чешир испытания не любил, ни большие, ни маленькие. Он желал жить в тишине и комфорте, и не заботиться ни о чём, а оказавшись среди приближённых будущей королевы, можно получить целую ношу всевозможных забот.
Чешир много слышал о героизме Мираны, о том, как она защищает деревни от нападений войск Красной Королевы, как рискует своей жизнью! Однако он скептически относился к бесстрашным людям, и хорошо помнил слухи о Миране, как о принцессе, которая не хочет быть принцессой; слухи о Миране, которая радовалась за своего дядю, за его выбор, за то, что власть ей больше не грозит. Все эти слухи, вся эта информация вызывали у Чешира неоднозначное отношение. С одной стороны, он верил, что героизм - неплохое подспорье для королевы-завоевателя. С другой, откуда ему было знать, что она станет делать после того, когда завоюет королевство? Сейчас ею двигало возмездие, но Чешир присоединялся только к той стороне, которая была выгодна, и только в том случае, если эта выгода не сиюминутна.
Обстановка в Стране Чудес накалилась настолько, что нужно было принимать решение: или выступать против деспотизма Анастасии, или драть отсюда когти по добру по здорову. Последнее было для Чешира привычней. Он предпочитал избегать конфликтов. В особенности, тех из них, которые предполагали наличие крови. Свою шкуру Чешир берёг больше, чем любую другую, но прошлое вызывало в нём тягу к ленивому пацифизму. Кроме того, обычно он бежал от одного-двух врагов с намерением вернуться. Здесь же существовал немалый риск, что возвращаться станет некуда. Надо признать, с большим удивлением, Чешир обнаружил, что не хотел бы терять Страну Чудес навсегда. Он не хотел терять её даже просто на неопределённо продолжительное время.
Тем временем, его друзья (а у него, вопреки стараниям, появились друзья) настаивали на великолепии Мираны, и Чешир решил это проверить.
Вместе со Шляпником он заявился в лагерь, чётко обозначив единственное условие. Он даст ответ только после того, как поговорит с Мираной, и решит сам для себя, стоит ли иметь дело с такой королевой. Никто против его желания не возражал, но с разговором произошла заминка.
- Она ушла, - сообщил угрюмого вида стражник, или часовой, или просто один из повстанцев, который чудом знал о перемещениях Мираны.
- Как? Куда?! - встревожился повстанец номер два.
- С небольшим отрядом во-о-он в то поселение, - стражник махнул в сторону едва виднеющийся струйки дыма. Конечно, за дальностью расстояния никакого поселения видно не было, но дым, как знал любой образованный Кот, тем более, такой густой и тёмный не место для Белых Принцесс. - Мы хотели собрать отряд побольше, но Мирана беспокоилась, что к этому времени спасать было некого и помчалась налегке, - он шмыгнул носом. - Мы собираем ей подмогу, но пока она дойдёт...
"До чего же медленный и унылый парень", - подумал Чешир, и, не дослушивая очередное "мы бы... но", растворился в воздухе. Без Мираны его в лагере делать было совершенно нечего.
Появился Чешир на одной из тех немногочисленных крыш, которые не дымились. В поселении было жалко от огня, нечем дышать от дыма и громко: дома трещали, из разных точек деревни доносились редкие крики, но шум битвы исходил только из одного места. Скрыв свой облик, Чешир направился туда.

+1

3

- Ваше Величество, Бармаглот пролетел не далеко от лагеря, направляется к южной деревни, - стражник, не стуча и не дожидаясь разрешения, ворвался в кабинет Мираны, склонившейся над картой вместе с Мартовским и Шляпником. От резкого стука двери о стену рука Мартовского дернулась, оставив неровную красную линию на полотне, оборвавшуюся как раз у той деревни, которой сейчас грозила опасность.
Мирана выругалась, за что тут же была награждена осуждающими взглядами всей троицы, но другие слова ей подобрать было сложно. Сложно быть воспитанной королевой, когда на твоих людей регулярно нападет дракон и свора псов Анастасии, убивая направо и налево, обагряя землю кровью. Неужели ради всего этого Анастасия рвалась к власти? Миране её никогда не понять, да она и не пыталась, а хотела лишь отстоять мирную жизнь тех, кто должен был стать её подданными, а из-за своего эгоизма она обрекла их на страдания. Не противься тогда ещё принцесса судьба, Красная королева могла не появиться.
- Готовь отряд, - отдаёт она приказ, хватая со спинки кресла куртку и верный меч, ждавший своего часа, а стражник, получив распоряжение, растворился в коридорах дома. - А вы собирайте подмогу и выдвигайтесь следом, - отдаёт она распоряжение соратникам, которые всем своим видом показывали, что не согласны с таким решением, но кто бы их спрашивал. Мирана сделала вид, что ничего не слышала и не видела, она сказала своё слово и менять его не намерена. В няньках она не нуждается, а вот в верных бойцах очень даже, а потому споры и препирательства бессмысленны. 
Настроение и без хромало, а после новости о нападении и вовсе упало ниже некуда, что запершило в горле и отозвалось жгучим желанием заглушить чем-нибудь боль, что терзала уже давно, а избавить от неё может только победа, которая пока не предвидится. Во всяком случае, до тех пор, пока не будет уничтожен дракон.
Отряд построился у дома, дожидаясь королеву, а королева вышла, окинула всех хмурым взглядом, понимая, что сейчас погонит их в печь, и хоть они и бывалые воины, но жертвовать своими людьми Мирана так и не привыкла. Одно успокаивает, в бой поведет их она, а, значит, совесть должна чувствовать себя не так паршиво, хотя отчего совести плевать, кто ведёт людей в бой, вгрызается в плоть так, что боль ощущается физически. 
- Чёрт! - мысленно ругается Белая Королева, протягивая руку к стражу, стоящему рядом, зная, что у него всегда за пазухой припрятана фляжка с дешевым вином. Мог бы уже что-то получше заливать, не первый же раз королева конфискует фляжку да и вряд ли последний.
До деревни передвигались едва ли не бегом. Густой дым, показавшийся над лесом только подгонял, а когда до поселения оставалось совсем немного, послышались крики о помощи, даже встречались убегающие, успевшие напоследок крикнуть, чтобы к деревне не приближались. Но могло ли подобное предупреждение остановить Мирану? Наоборот, подстегнутая тем, что страдают люди, она лишь ускорилась и вскоре оказалась в самой гуще событий.
Дома горели, мужчины отчаянно сражались, а женщины пытались увести детей. Каждый боролся за жизнь, как мог, но, кажется, сегодня шанса на спасение не было.
Успокаивало одно, не было видно дракона, а с карточными солдатами проще справиться, чем с огромным ящером, пышущим огнём. Хотя и карточные солдаты, верные прихвостни Красной королевы, те ещё черти, создающие множество проблем.
Отряду Мираны в битву пришлось вступить ещё на подходе. Королева тоже достала меч, как и прежде не желая отсиживаться в безопасности, хотя ей и кричали, чтобы она уходила. А жители деревушки, увидев Белую королеву, будто оживились; на их лицах появилась надежда, а если есть надежда, значит, всегда есть шанс на победу.
Когда к ногам падает один из карточных солдат, Мирана уже знает, где проведёт ночь и в компании чего. Ей бы сейчас запить, чтобы не стошнило от вида крови и запаха гари и поджаренного мяса. Она и не заметила, как оказались в центре деревни, где творился самый настоящий Ад. Огонь пожирал всё на своём пути, солдаты сцепились в яростной хватке и Миране ничего не оставалось, как продолжить сражаться, не думая о боли и усталости. Где-то успела поцарапать руку, но это ерунда, она залечит её потом, когда всё закончится, а пока не может думать о себе.

+1

4

Меньше всего Чешира тянуло попасть в ту вероятность действительности, где он сталкивается с Бармаглотом нос к носу. По факту, такая вероятность была мала, он умел очень хорошо прятаться, а деревня явно уже горела какое-то время без дополнительного источника огня, и всё же: все эти горящие здания, вся эта разруха, вонь копоти, горящих человеческих тел, крики женщин и детей, стенания воинов, звук железа ударяющегося о железо. Всё это переносило Чеширского Кота в столь глубокое прошлое, о котором он не хотел вспоминать, и которое будоражило его кровь. Зрачки его глаз сузились, дыхание участилось, стало прерывистым и поверхностным, улыбка на лице больше напоминала оскал.
Деревня пропахла кровью и дымом, и этот запах будил в Чешире голод.
К тому моменту, когда он увидел Белую Королеву, которую теснила карточная армия; увидел, что королева отрезана от своего и без того малочисленного отряда; увидел, как мало у неё шансов выбраться из этой мясорубки, разумные мысли вылетели из его головы. Чешир легко слетел с крыши, оказавшись между Королевой и клинком, который направлялся ровно-ровно ей в спину. От армии, которая давит численным преимуществом безоружное население, бесполезно ждать честности. Бесполезно ждать честности от тех, кто использует драконов. И совершенно бесполезно испытывать к такой армии жалость.
У Чешира не было с собой оружия. Он никогда не носил оружия. Оказавшись между Белой Королевой и клинком, он вскинул руку в сторону, вытянул кинжал из ножен карточного солдата, который стоял в пяти шагах. Кинжал исчез из одного места и появился в его руке. Чешир заблокировал удар. Вскинул другую руку, достал другой кинжал у другого солдата и всадил его в горло противника. Его умыло кровью. Кровь забилась в нос, её запах защекотал в горле, Чешир на мгновение прикрыл глаза и рассмеялся.
Если бы кто-то спросил его, он бы сказал, что ненавидел войны. Войны, в которых умирают маленькие люди, обычно возделывающие паля и ухаживающие за животными. Войны, в которых ты выступаешь в ролях палача. Чешир любил честную схватку на пределе возможности, любил риск, любил побеждать.
Несколько секунд или минут или часов он громил картонных солдат, которые попадались ему под руку. Вытягивал оружие у мёртвых и оставлял его в умирающих, чтобы потом вытянуть снова. Его одежда покрылась кровью, и он смеялся, как только попадался новый противник, как только новый противник падал. Так продолжалось до тех пор, пока под его руку едва не попался кто-то совсем не похожий на карточного солдата.
Он принюхался. Запах пожара не был таким острым, а переулок, если не считать трупов, был чистым.
— Бу, — сказал Чешир, втолкнул мальчонку-зайчонку в открытый дом, втянул следом Мирану и заблокировал дверь. — Спрячься в подвал! — приказал он мальчонке и бросил тяжелый взгляд на королеву. От неё тоже пахло кровью и дымом, но к этому запаху примешивался тяжёлый аромат дешевого алкоголя.
«И я выбираю эту королеву», — с разочарованием подумал Чешир. Он видел, как тяжело давалось ей сражение. Не потому что она была неумелой, не потому что плохо обращалась с мечом или была слаба. Она жалела, переживала, страдала и всё это, все эти лишние эмоции ей очень мешали.
— А девочку никто не учил следить за спиной? — спросил Чешир и оглянул дом. Снаружи ещё раздавался шум битвы, но где-то в удалении. В доме стол был накрыт к обеду. Чешир уселся на стул и налил в кружку молока. Его руки дрожали. Ни от страха, а от нетерпения, жажды, желания продолжать. Чешир старался подавить инстинкты пока мог их контролировать.
— Скажите, Ваше Величество, вы безумным или просто хотите умереть? — спросил он, задумчиво облизывая перепачканные в крови и молоке губы.

+1

5

Мирана ненавидела красный; ненавидела все, что с ним связано, в том числе вид крови на своей одежде, уже едва ли не пропитанной насквозь, будто не сражалась, а нырнула в кровавое озеро. От запаха крови свербело в носу, хотелось хотя бы на некоторое время задержать дыхание, но она не может остановить сражение. Она не может опустить оружие, поддавшись мимолетному желанию, усталости или жалости к себе, к людям и тем самым погибнуть самой. Она старается не думать, что сегодня не вернется в лагерь, оставив своих людей без надежды на спасение. Или нет, всё не так страшно. Пророчество есть, однажды Бармаглота убьют, и наступит мир.
Пронзая сердце солдата Анастасии, до этого безжалостно убившего ребёнка, Мирана думает лишь о том, что успела сделать в своей жизни хоть что-то полезное. Впрочем, мысль где-то проносится на задворках сознания, мимолетная, в то время как королева была сосредоточена на схватке, не замечая, что происходит у неё за спиной и того, что уже не раз могла пасть смертью храбрых, если бы не внезапно появившийся спаситель.
Бармаглот, сделав своё дело, исчез, оставив свою армию доделывать грязную работу. Останься, получил бы прекрасную возможность лично убить Белую королеву, удалившуюся в пылу схватки от своего малочисленного отряда. И чем ближе она была к центру поселения, тем сильнее ныло её сердце, разрываемое на мелкие кусочки при виде страданий невинных жертв развязанной Анастасией войны.
Мирана не заметила, когда рядом появился помощник, а когда взгляд натыкался на кружащего рядом парнишку, даже не задумывалась о том, кто это. Вскользь пронеслась мысль, что кто-то из отряда, но спросить возможность так и не выпала, пока внезапно парнишка не решил, что пора заканчивать бой, втолкав королеву в уцелевший дом. Вот неожиданность! А дракон оказывается не так качественно выполняет свою работу, как кажется многим.
- У меня всё было под контролем, - огрызается Мирана, осматривая укрытие и задерживая взгляд на запертой двери. Ловушка для самих себя, если вдруг вернётся дракон, а поджаренной королева быть не хотела, более того, она предпочла бы снова оказаться на поле боя, чем прятаться, зная, что остались ещё люди, которым нужна помощь.
Услышав вопрос, она повернулась к пареньку, успевшего устроиться за столом с кружкой молока. Неужели в разгар битвы у кого-то может проснуться аппетит? Мирану при одной мысли о еде мутило, не говоря уже о том, чтобы что-то проглотить. Казалось бы, ей уже давно стоит привыкнуть к тому, что за годы войны люди и не на такое способны. Черствое сердце расставляет по-своему приоритеты, выдвигая на первый план собственные потребности, а не чужие беды. Мирана могла бы позавидовать, эмоциональность ей порой мешала, особенно когда надо было принять правильное решение. И сейчас она готова была снова вступить в бой, игнорируя усталость, раны, не глубокие, но стоило расслабиться, как стали напоминать о себе. Снова бы в битву, чтобы закипела кровь, в голову ударил адреналин, а сердце хотя бы на время перестало реагировать на чужие страдания.
- Все мы рано или поздно умрём. Вопрос лишь в том, как это случится, и, знаешь, не хочу сдохнуть в этой лачуге. Так что у тебя есть выбор: либо прятаться здесь, попивая молоко, уподобляясь коту, либо помочь мне освободить деревню, - бросив меч на стол, Мирана упиралась в край стола, смотря на рыжего, брезгливо кривясь, когда он отпивает из кружки, смешивая молоко с кровью. Не смотря на желание казаться сильной, слабости в ней остались, и с годами только усиливались, не выдерживая давления обстоятельств.

+1

6

— Да, неужели? — спросил Чешир, не скрывая насмешливости в собственном голосе. Вежливость? Учтивость? Уважение к королевскому достоинству? Нет, не слышал. Во-первых, для уважения должно быть достоинство. Во-вторых, с точки зрения Чешира, Мирана не была королевой, ни белой, ни какой-либо другой. «Королева» — это титул, предполагающий владение и управление государством. Мирана владела и управляла кучкой неорганизованных повстанцев, хорошие советы которых едва ли слушала, а плохие едва ли могли сделать хуже, чем уже было.
— Смерть всех настигнет, но я, к примеру, предпочитаю поздно. Или, как минимум, как можно позже. А вы нет? — Чешир глянул на меч, который с явным раздражением бросила на стол будущая королева. Мёртвая королева, если она будет продолжать в том же духе. Возможно даже, королева мертвецов, учитывая, с каким отрядом она ломанулась в пекло.
Впрочем, несмотря на громкие слова, на улицу одна она не пошла. То ли чувствует потребность направлять в бой хоть кого-то, то ли не так безрассудна, как кажется. Возможно, она чувствует потребность быть безрассудной. Рисковать, чтобы отомстить за смерть дяди, чтобы отомстить за жителей деревни, чтобы демонстрировать доблесть, но Чешир смотрел на ситуацию шире и видел большие пробелы подобного плана.
Анастасия была безумно, но действовала с холодящей кровь практичностью. Бармаглот налетал на деревню, создавая хаос и разрушение, но довершали его — солдаты. Солдаты, которые не просто копались в пепелище (какой бы в этом был смысл!). Деревня была разрушена ровно настолько, чтобы отбить у жителей всяческое желание сопротивляться, чтобы в вести войска, чтобы не просто поджарить и не просто победить, а растоптать. И всё ради одной-единственной цели.
Ваше Величество, вы когда-нибудь думали, что будет с этим народом, если вас не станет? — спросил Чешир. — Очень похвально, что вы пытаетесь защищать ваших людей, но вы же понимаете, что Анастасия провоцирует вас? Вам надо организовать повстанцев, обучить их, устроить восстание и переворот, а не реагировать на каждый случай, когда Бармаглота посылают жечь деревни. Горькая правда в том, что его будут посылать и посылать пока он, наконец, не сожжёт вас! — последние слова Чешир едва не выкрикнул, но тут же резко умолк, облизнул губы и вытер руки о скатерть. Подобравшись к одному из окон, он выглянул на улицу. В этом месте деревни было почти тихо, но, если солдаты видели Мирану, если додумались послать гонца, если конец достиг Бармаглота…
«Сколько прошло времени?» — думал Чешир, и в это время на его лице отразилось непривычно сосредоточенное выражение. Он пытался подсчитать. Могла ли Анастасия знать о лагере? Могла ли намеренно послать сюда Бармаглота, чтобы выкурить благородную дурочку? — «О да!» — подумал Чешир с плотоядной улыбкой. В чём-чём, а в её сообразительности он не сомневался. На какое-то мгновение ему даже захотелось перенестись к Анастасии и спросить её. Захотелось настолько, что Чешир начал растворяться в воздухе. Но, сообразив, что он впервые решил перейти из наблюдателей в участника, решил, что это не очень удачная идея.
«Она разозлиться», — подумал Чешир и вздохнул. Ему всегда нравилось смотреть на то, как она злится.
Вы давно здесь? — спросил Чешир, выскальзывая из мира своих размышлений. — Нам надо уходить. Берите меч и никогда не бросайте его до тех пор, пока бой не закончен. Вы не среди друзей, принцесса. Возможно, вы в ловушке. Я могу вывести вас, но уходить надо прямо сейчас, - он двинулся к двери, но ровно в этот момент выскочил мальчонка.
Где моя мама? Я хочу найти свою маму! — запричитал он. Чешир, и раньше слышал его тихие всхлипывания, но до поры до времени игнорировал. Теперь он со своим нытьём загораживал проход.

+1

7

Мирану откровенно бесили сомнения, что у неё действительно всё под контролем, что она способна справиться сама, и не потому, что так оно и было, а потому, что не их собачье дело, что с ней происходит, если они не способны решить одну глобальную проблему, без которой этот мир стал бы лучше, жизнь спокойнее и уже не надо было бы беспокоиться о том, получится ли увидеть новый рассвет, или тот, который, конечно же, пропустила за совещаниями, разговорами о насущном, окажется последним. Но правда в том, что последнее, что волновало Мирану, это рассвет, куда более значимой проблемой был этот наглый рыжий мальчишка, стоит признать, спасший жизнь, а теперь пытающийся отсрочить время смерти Белой королевы, а, может, ему плевать на неё, и он беспокоится о себе.
- Как повезет, - королева отвечает равнодушно, не стоя иллюзий по поводу того, что у неё получится дожить до глубокой старости. В первую очередь она навсегда останется воином, а, как правило, далеко не все из них умирают своей смертью. Мечтать же Мирана давно отвыкла, как только пришлось резко повзрослеть, после чего розовые единороги растворились в ядовитом тумане, окружившем Белую королеву.
Парнишка, имя которого девушка так и не услышала, заговорил о том, как следовало поступить, и скепсис, отразившийся на лице королевы, явно говорил о том, что она категорически с ним не согласна. Ей совесть не позволит отсиживаться в защищённом месте, пока гибнут люди, даже если выйти из укрытия будет означать смерть для неё самой. Она чувствует свою вину, ответственность перед народом, и не может позволить себе ничего не предпринимать, наблюдая, как Анастасия уничтожает всё вокруг, превращая Страну Чудес в огромный выжженный пустырь без намёков на какую-либо жизнь.
- Ты не понимаешь, верно? Если я спрячусь, Анастасия ещё больше сил бросит на то, чтобы превратить Страну Чудес в Преисподнюю. Она уже в этом преуспела со своим ручным драконом, но это всё покажется детской забавой, если она решит, что я боюсь. Я не могу ещё больше усложнить жизнь своему народу, который и без того сейчас страдает.
Мирана до прикусила губу, опуская взгляд, хмурясь, прекрасно понимая, что парень прав, и охота ведётся за ней, но она никогда не умела прятаться за спинами других и не собирается этому учиться. Если погибать, то в бою, в конце концов, не самая паскудная смерть, а совесть перед народом останется чиста. Впрочем, нет, чистой она уже никогда не будет, и тому виной….
Королева отгоняет мысли об Абсолеме, который тоже с момента своего появления усложнил жизнь в стране, но с ним она разберётся позже, когда с Анастасией будет покончено, война остановлена, а жизнь станет такой, какой была при короле Бриоше.
- Ты прав, но почему я должна довериться тебе? Ты не представился до сих пор и я не знаю, какая тебе выгода от моего спасения, если, в твоём понимании, я - недалёкая королева, не думающая о своих подданных, - Мирана ухмыльнулась, позволив себе сарказм, но прислушалась к совету и взяла со стола меч, больше не собираясь расставаться с ним в этот злополучный день. И не только в этот, а и в последующие, пока не закончится война.
Сейчас бы найти своих людей и уже вместе с ними спасать деревню от карточных солдат, а не торчать в чудом не пострадавшем домике рядом с незнакомцем, который проявлял себя героем, но при этом доверия пока не вызывал, хоть и прикрыл со спины, тем самым спасая королеве жизнь, но даже имея рядом помощника, проще не становилось.
Мирана успела позабыть о мальчонке, который всё это время прятался в подвале с того момента, как втроём вошли в дом. Отправить бы его обратно, чтобы не путался под ногами, но королева в себе желание выплеснуть свою злость на кого-то, тем более, на ни в чём не повинного ребёнка. Подавив желание, отправить мальчишку обратно, королева присела рядом на корточки, положив руку на плечо, мягко улыбнувшись.
- Малыш, давай сделаем так: ты сейчас спрячешься в укромное место, а мы отправимся на поиски твоей мамы, а как найдём, отправим её к тебе. Договорились? – мальчик неуверенно кивнул. – Только обещай не выбегать на улицу, там сейчас слишком опасно для тебя. А сейчас иди и спрячься, будто играешь в прятки, - добавила королева уже более строго, не желая после сражения обнаружить на улице тело мёртвого ребёнка. В этой войне и так многие гибнут, пусть хотя он выживет.
- Мы должны найти его мать и мой отряд, - это не было просьбой или пожеланием, это было требованием, которое она собиралась выполнить любой ценой, и не важно, что на это скажет незнакомый рыжий парнишка, которого она видит первый раз в жизни.

+1

8

Чешир вёл отчаянно опасный образ жизни и не раз перебегал дорогу людям более сильным, владеющим большей властью или более сведущих в магии, однако, несмотря на то, что большое количество решений Кота носили спонтанный характер и выглядели, как произвольный выбор, он редко рассчитывал на «повезёт» и определённо не собирался так выигрывать войну.
«Возможно, она и не собирается выигрывать», — зрачки Чешира непроизвольно сузились до двух тонких полосок, но агрессивное выражение на его лице продержалось не больше мгновения. Он хотел слишком многого и сразу. По его разумению всё было просто: коль скоро ставки сделаны на белую лошадку, она должна достичь финиша первой. Осталось дело за малым, дать ей такую возможность.
Вы так полагаете? — расхохотался Чешир. Он не понимает?! Чешир часто находился в разладе то со своим сердцем, то с головой, он принимал необдуманные или безумные решения, но дураком никогда не был. Сказать, что он чего-то не понимает, это сильно недооценить его умственные способности.
Возможно, вы правы, — мягко, как кошка ходит, произнёс он, — но вдруг Анастасия на самом деле хочет царствовать: иметь подданных, которые восхищаются ею, слушаются её во всём, хотят видеть её на троне? В таком раскладе вряд ли она очень заинтересована превращать своё королевство в выжженную пустыню. Но правду мы никогда не узнаем. Так? — он отвернулся. В ответе на данный вопрос Чешир не нуждался. Анастасия рождена, чтобы править, а Мирана, чтобы бороться за справедливость, за честь, за свой народ даже в малом смысле. Насколько это может повлиять глобально на её победу, на её войну, принцессу не беспокоило. В каком-то смысле, эта человечность импонировала Чеширу, хотя он не думал, что правителю обязательно быть человечным.
Вы спрашиваете, почему должны доверять мне, и я отвечаю: потому что я спас вам жизнь. Или этого мало? Скажите мне, миледи, отчего люди так любят слова? Неужели моё имя станет причиной доверия? Неужели какое-либо слово может быть лучше, чем поступок? — от негодования, Чешир прикрыл руками лицо, сжался в один тугой комок и развернулся уже котом, нереально большим для домашнего любимца, толстым и улыбающимся во всю свою зубастую морду.
— Меня зовут Чеширский Кот, — проурчало животное. — Я дружен со Шляпником и его приятелями. Они убедили меня, что даже кот может быть полезен в правом деле Белой Королевы. Я согласился и уже был готов записаться в ваше сопротивление, но в лагере мне ответили, что королевы нет. Ваши милые подданные были крайне обеспокоены тем, с каким небольшим отрядом вы отправились в деревню, подготовка подкрепления занимает время и они боятся, как бы вас за это время не кокнули. Надо признать, боялись не зря. И вот я здесь! — он поклонился так низко, что его большая круглая голова упала и покатилась под стол, где спрятался нерадивый мальчишка. Мальчик взвизгнул и перепрятался лучше — в подполье, а голова с тихим «пух» исчезла, превратившись в дымку. Исчезло и туловище, а сам Чешир уже в образе молодого мужчины возник у двери.
— Значит, вы хотите искать мать этого мальчика, которую никогда не видели прежде, и свой отряд, который наверняка убит? — уточнил он насмешливым голосом. — Хорошо. Как моя принцесса прикажет, — Чешир снова поклонился и распахнул дверь. На небольшой улице пахло дымом, лежало несколько тел, но живых не было, так что двигаться можно было без опаски. — Думаю, надо проверить остались ли тут карточные солдатики Анастасии. Перебить тех, кто ещё жив, или взять в плен — тут уж как вам угодно. И организовать эвакуацию живых жителей, если таковые остались. Как вам такой план?

0

9

Мирана хмурится, слыша громкий смех в тишине дома, не считая, что ему самое время, когда улицы залиты кровью ни в чем не повинных людей. Они ни в чем не провинились, просто волей судьбы оказались втянуты в чужую войну, и теперь вынуждены страдать, пока Белая королева не найдёт единственного верного пути, ведущего к спасению ее королевства от Кровавой Ведьмы, не достойной находиться в Стране Чудес, не говоря о том, чтобы править ей и убивать своих подданных, за долгое время привыкших к добрым правителям, решающих проблемы путем мирных переговоров без вмешательства простых граждан, а тем более детей, теперь с молоком матери впитывающих в себя ужасы войны вместо того, чтобы проживать беззаботное детство, не омраченное никакими страхами.
Мирана ещё больше хмурится, когда рыжий весельчак говорит о том, что, возможно, Анастасия хочет править. Так правила бы, а не насылала свои войска во главе с драконом на мирные поселения, убивая женщин, детей, стариков. Если бы она правила так, как это делал король, лагеря повстанцев бы не было, Мирана бы ушла в другой мир, начав совсем другую жизнь, где не было бы дворцовых интриг, обязанностей перед народом и прочей ереси, от которой её воротило с самого детства. Можно подумать, она воюет, потому что хочет стать королевой. Как бы не так! Королевой она себя видела только в кошмарных снах, но никак не в этой паршивой реальности, в которой рука уже давно интуитивно тянется к бутылке, чтобы хотя бы немного менее болезненно реагировать на каждый выпад этой красной стервы, возомнившей себя королевой.
Неизвестно, какого ответа парень ждал на свой вопрос, но Мирана не ответила. Ей нечего ответить, потому что она сама не уверена, что хочет знать правильный ответ, потому что в любом случае он не радует, потому что снова сводится к манере правления Анастасии, а перспективы ни в том, ни другом случае не радовали. Перспективы ни в одном случае не радовали, оставалось задаться вопросом, за что принцесса, провозгласившая себя Белой королевой, борется, но и очевидный ответ "не за себя" напрашивается сам. Стоит ли удивляться, что она не слишком заморачивается над собственной безопасностью? Да и какая теперь разница? Выбора все равно нет, и он не появляется, когда на королеву выливается негодование по поводу её недоверия к спасшему ей жизнь пареньку.
- В этой жизни мало чему можно доверять, - ответ, который говорит о том, что Мирана не доверяет не только словам, но и поступкам. Разучилась она доверять, и с этим уже ничего сделать было нельзя, а потому подозрения, не желание терпеть рядом наглого выскочку, позволяющего себе учить её, опытного воина и правителя, пусть даже слабого отряда. Впрочем, нет, она не считает своих людей слабыми, они сильны, и только благодаря их силе духа они ещё не проиграли.
Не спеша покидать дом, Мирана мягким местом умостилась на стол, не думая о том, что это, как минимум, неправильно, а ещё королевам не положено сидеть на столе, но после того, что произошло в следующее мгновение, она была рада, что сидит. Вместо паренька перед ней стоял огромный кот, но этот кот не был незнакомцем, она с уверенностью могла сказать, что знает его.
Удивление отразилось на лице Белой королевы, а брови медленно, но верно, поползли вверх. Даже меч едва не уронила, но успела перехватить, удерживая в руке.
Мирана успела позабыть о своём друге детства с момента его последнего визита. Это было так давно, а ещё она тогда была занята подростковым бунтом и коту внимания почти не уделяла, возможно, поэтому и исчез, а она позволила себе вычеркнуть его из своей жизни, чтобы однажды встретить в разгар битвы.
Белая едва вслушивалась в то, что говорил Чеширский, смотря на него широко распахнутыми глазами. Взять себя в руки ей удалось не сразу, а когда пришла в себя, заговорила уже не о ближайших планах по возвращению в лагерь.
- Ты - маг-оборотень? - прозвучало немного сипло, а память усердно заработала, вспоминая, что успела ему тогда рассказать и как любила засыпать под его ласковое мурчание. На лице появилась ухмылка, которая совсем не свидетельствовала о том, что открытие ей пришлось по душе. Не спустя столько, хотя и это уже не важно.
- Почему ты раньше мне не открылся? - спросила она, спрыгивая со стола и направляясь к выходу, не соизволив ответить на его последний вопрос. Он и сам все сказал, а она своё желание озвучила до этого, прекрасно осознавая, что шансы выживания у отряда ничтожно низкие, но она перестанет спать ночами, если не убедится в том, что в живых никого не осталось.
- И нет, у меня нет повода тебе доверять, - уже у самого выхода, взявшись за ручку двери, Мирана повернулась к коту. - Я знала тебя в облике кота, а потом ты исчез на десять лет. Я ничего о тебе не знаю, а жизнь мне спасали и до тебя, чтобы потом всадить самим нож в спину, поэтому извини, что не благодарю. Вернёмся в лагерь, расскажешь, где тебя носило столько лет и почему тебя не было рядом, когда ты был нужен, а там решим, что с тобой делать.
Впрочем, Мирана лукавила, в глубине души она рада была снова его увидеть, но продемонстрировать это сейчас было слишком сложно.

+1

10

Я — маг, и я определённо больше кот, чем человек, но «оборотень» не вполне подходящее слово. Скорее уж перевёртыш, — насмешливо говорит Чешир, беззвучно топая по наполненной дымом и гарью улице. — И я ничего не скрывал. Я говорил, что Кот и бываю в разных местах. Так оно и есть.
Вид наполовину сожженной деревни портит ему настроение, но Кот по-прежнему улыбается. Только зелёные глаза на веснушчатом лице внимательно исследуют и улицу, и близстоящие дома. Вполне возможно, в них кто-то прячется, но Чешир не думает, что это хорошая идея. Смерть в огне далеко не самая приятная и быстрая. Ему уже приходилось умирать таким образом, так что Чешир знает об этом не понаслышке. 
Если действовать согласно человеколюбию, стоило забрать мальчонка с собой и вывести его из деревни до того, как сюда придёт вражеское подкрепление. Риск, что оно появится раньше, чем их собственное, был не столь уж мал. В особенности, если выжившие войны Красной Королевы сообщили о Миране. Тем не менее, мальчик бы путался под ногами и мешал, поэтому Чешир совсем не возражал против его маленьких пряток. Что касается матери… Её определённо легче искать не в деревне, а за её пределами. Если, конечно, верить, что она жива. В конце концов, Мирана даже не расспросила мальчика о внешности его мамы. Однако говорить об этом было бесполезно. Мирана не имела настроения к деловым разговорам. По крайней мере, не теперь.
Маленькой девочкой ты мне нравилась больше, — Чешир закатил глаза. Судя по всему, пока его где-то носило, Мирана успела нахвататься вполне королевских манер. Можно было даже подумать, будто он обязан был всю жизнь находиться при ней! Чешир родился котом, и жил, как кот. Если ему где-то нравилось, он мог там задержаться, но это, по его мнению, ни к чему его не обязывало.
Что ж ваша мнительность весьма похвальна. У королевских особ много врагов. В особенности, если это особы, которые не успели толком взойти на престол и имеют правящего врага, — он непочтительно фыркнул. — Я не против благополучно вернуться вместе с вами в лагерь и вспомнить прошлое, но, если Ваше Величество позволит мне выразить мнение, благодарность бывает весьма полезна. Даже в том случае, когда вы не уверены, грозит ли вам нож в спину от человека, который  только что её заслужил, или нет. Более того в этом случае она даже нужнее. Люди тщеславны и в большей степени жаждут любви. Коты не исключение. Если мне не рады, я всегда могу найти тёплое и уютное местечко там, где меня встретят улыбкой и добрым словом, и похвалят, если я дам такой повод.
Он мог также сказать, что убить Мирану в сваре было проще простого. Зачем втираться в доверие и бить в спину, если можно было просто не вмешиваться. Подлый удар всегда можно нанести в случае, если бы солдатики не сделали свою работу. Голова Мираны могла бы разрешить все народные сомнения и стала бы прекрасным подарком Красной Королеве. Возможно даже, ему удалось убедить её отказаться от Бармаглота и от огня.
Если бы он верил в это, то не оказался бы здесь и сейчас, рядом пламенем, лениво переползающим от дома к дому. Они стояли сейчас на вполне тихом участке. Ветер дул в другую сторону и пламя не охватило несколько домой на этой стороне деревне. Но стоило двинуться на юг, как запах гари начинал забивать горло и все инстинкты Кота кричали об опасности. Он уже видел, как драконы сжигают деревни и города. Видел, как в их огне исчезает дерево, солома и даже камень. Он не принимал на свой счёт каждую случайную смерть в Стране Чудес, но, как и тысячу лет назад, война, ведущаяся с помощью драконов, казалась ему подлой.
Чешир остановился. Улыбка впервые за долгое время исчезла с его лица. Он внимательно прислушался к окружающим звукам.
Плача и криков почти не слышно. Все или мертвы, или бежали, Ваше Величество. Только с той стороны смутно раздается стальное бренчание, — он показал направление. — Кажется, там идёт битва.

+1

11

- Не вижу разницы, - отмахивается Мирана и правда никогда не делая различий между оборотнями и перевертышами. Кот? Кот. Превращается в человека? Превращается, а больше ничего и не надо. Ещё бы наглости этой рыжей морде поменьше, и цены бы ему не было. В прошлом его наглость была умеренной и даже нравилась Миране, но сейчас все было несколько иначе. Она не хотела признаваться, но в глубине души была обижена на него за то, что тогда исчез из её жизни, ничего не сказав. Это было его право, но она считала его другом, который не должен поступать так, как сделал он. Она не отрицала, что частично виновата сама, но тогда она была взбунтовавшимся подростком, который, несмотря на бунт, нуждался в верном друге. Но больше всего её огорчало то, что его не было рядом, когда она действительно нуждалась в нем, столкнувшись с трудностями, созданными Анастасией и Абсолемом. Ей не хватало рядом того, кто даст дельный совет, кто направить и поможет найти решение проблемы, а сейчас она едва ли в нем нуждалась. Ей самой уже казалось, что она и одна бы справилась. Какой от остальных прок, если они все чего-то от неё ждут? Смерти, награды, похвалы, благодарности, а ей бы покончить с этим вечным кошмаром и вздохнуть свободно, не думая о том, сколько воинов пало в очередной битве. Неудивительно, что маленькая девочка выросла или умерла, осталась погребена под сажей и кровью своих людей, давая дорогу более сильной, не наивной и всё больше теряющей способность верить кому бы ни было, даже старым друзьям.
- А ты, значит, тщеславный кот? - усмехается Мирана, бросив взгляд на Чешира. - Твои вкусы не изменились или теперь ты предпочитаешь что-то новое? - вопрос звучит насмешливо, но чем ещё благодарить кота, если не преподнесением любимого лакомства. Всё, как в прошлом, только Мирана уже не ребёнок, а кот...Да что она знает о нём? Для неё кот остался котом с одной лишь поправкой, он - маг, воин, перевертыш. Это, как минимум, три поправки, но это уже не важно. Если выберутся отсюда живыми, возможно, она даже порадуется его возвращению, а пока ей бы найти своих людей и мать мальчика, которая, вероятно, либо спряталась с остальными в лесу, что вряд ли, либо погибла. Королева сомневалась, что мать могла бросить своего ребёнка в горящей деревне, торопясь спасти свою жизнь, но и не отрицала такой вероятности. Люди, на протяжении долгого времени живя в хаосе, и не на такое были способны.
Запах гари бил в нос, дым застилал небо, но Белая Королева отступать была не намерена. Она давно привыкла наступать на горло своим страхам, следовать вопреки здравому рассудку, игнорируя предостережения, что впору удивляться, как она до сих пор не погибла. В этот раз исключений быть не могло, когда Чешир показал направление, откуда доносились звуки.
- Значит, мы идём туда, - решительно произносит она и, не дожидаясь кота, делает несколько шагов по направлению, указанному котом, как на всю округу раздается крик, мгновенно привлекший к себе внимание.
- Ваше Величество, - по направлению к Миране и коту спешила женщина, спотыкаясь и озираясь. Выглядела она встревоженный, и не заметила, как королева негромко выругалась, состроив недовольное лицо и закатив глаза. Зачем, спрашивается, так кричать было? Она бы ещё стрелками карточным солдатам и Бармаглоту указала направление к Белой королеве, быстро заслужила их любовь, и не пришлось бы горло надрывать.
- Ваше Величество, - уже тише обратилась женщина, оказавшись рядом. - Прошу вас, помогите! Я не могу найти своего сына. Он ещё совсем ребёнок, а там солдаты...- женщина давилась рыданиями, хватая королеву за руки, прося о помощи, а Мирана посмотрела несколько растерянно, желая помочь ей, но ещё более желая убедится, что её отряд жив.
- Ваш сын такого роста? - Мирана показала примерный рост того самого мальчишки, которого оставили с Чеширом в доме. Женщина тут же закивала, а в глазах в ту же секунду загорелась надежда.
- Да-да! Светло-русый с бегающими озорными глазами. На нем серая рубаха и шорты, и, наверняка, босиком.
В голосе женщины звучала любовь и тревога за своего ребёнка, и Мирана не могла злиться на нее, что чуть раньше она своим возгласом оповестила едва ли не всю округу о том, что Белая Королева здесь, в горящей деревне, спокойно прогуливается в компании молодого человека.
- Он в доме с совой на двери. Забирайте ребёнка и уходить, здесь сейчас будет жарко.
Неспроста Мирана это сказала. Когда кот указал направление, битву они не видели, лишь слышали отдаленные звуки, теперь же воины показались на глаза и не надо было обладать острым зрением, чтобы понять, что отряд повстанцев теснят, собираясь вырезать всех до единого.
- Вот дьявол! - упоминая дьявола, Мирана думала в первую очередь об Анастасии, которая и бала виновницей этой жатвы. - Слушай, ты же маг. Можешь хоть что-то сделать, чтобы остановить бой?

+1

12

— Королевским особам виднее, — Чеширский Кот улыбнулся и отвесил шутливый поклон. Он мог бы разъяснить разницу, как простыми словами, так и ссылаясь на научные трактаты. Чешир всегда был бродягой, который подолгу не оставался ни на одном месте, но бродягой он был начитанным, и к книгам относился хорошо, если считать хорошим отношением умение и любовь к чтению. На память Чешир не жаловался, и с уже прочитанным вёл себя небрежно — забывал в чужих домах или бросал на улице. Как с книгами, так и с людьми, но книги, по крайней мере, не обижались.
Все коты тщеславны, — рассмеялся Чешир, вспоминая детские игры с Мираной. Тогда он в образе ленивого и толстого кота рассказывал ей сказки, а она за этой приносила ему угощения, которые кот, если разобраться, мог бы своровать и сам. Сейчас у её маленькой и не такой уж действующей армии едва ли найдутся деликатесы для прожорливого кота, и его тщеславие придётся кормить иным способом, но, пожалуй, они смогут договориться.
Ему не нужны ни замки, ни территории, ни деньги. Всё это он мог бы взять сам. Ему не нужны и должности с титулами — это Мирана может отдать кому-то поименитей и поважнее. Чешир ненавидел драконов, и если Мирана собиралась победить одного из них и освободить Страну Чудес от жестокого узурпатора, его это вполне устраивало. Его устраивало, что освобождать страну придётся не ему самому. Он ненавидел деяния Красной Королевы, воплощённые в сгоревших деревнях и людях, оставшихся без крова и пищи, хотя по его улыбчивой физиономии едва ли можно было догадаться о сопереживании. Ему было много лет, и он не раз видел, как люди жили и умирали. Переживать из-за каждого Чешир не собирался. Откровенно говоря, больше всего ему хотелось ни из-за кого не переживать.
Мою цену Ваше Величество сочтёт вполне приемлемой, — проговорил Чешир с усмешкой. Его забавляло, что ему приходится уговаривать королеву. Повстанцев мало и ещё меньше в них хороший бойцов. Неужели кого-то вроде Чешира можно упустить?
Откровенно говоря, с этим он не ожидал никаких трудностей. Видимо, тоже из-за тщеславия. Чешир редко имел друзей и часто переезжал с места на место, но всегда ждал, что его встретят с распростёртыми объятьями. Иногда так и случалось, и в такие места он возвращался чаще всего.
Селянку кот проводил ленивым взглядом, никак не вмешиваясь в её разговор с королевой.
Повезло, — лишь коротко заметил он, когда мамаша ринулась в указанном королевой направлении. Позже Чешир услышал с той стороны плач и радостные крики. Наверное, в этот момент, несмотря на Бармаглота, Красную Королеву и её армию, разрушившую деревню, они были счастливы. Наверное, единственный способ быть счастливым — это потерять всё, кроме самого важного.
«Я не маг», — мог бы сказать Чешир, и это было бы неправдой только отчасти. Его никто никогда не учил магии. Он был одарован от природы и пользовался своим даром так же, как иные руками и ногами. Трактаты по магии Чешир, правда, читал, изучал пасы руками и ногами, тайные шифры, надписи и иероглифы, но, в конечном итоге, пользовался в основном только той магией, которая была заключена в нём самом. Он перемещался и вводил в заблуждение, и этого, как правило, было достаточно.
Как моя королева прикажет, — улыбнулся Чешир, и один из карточных солдат вскричал. Потом ещё один. И ещё. Многие кидали оружие и тёрли глаза руками. Другие наносили удары невпопад и в большей степени ранили своих товарищей, чем повстанцев, которые замерли в нерешительности.
Прикажите своим подданным отступить, — Чешир сощурил собственные зелёные, хитрые и недобрые глаза, и головы солдат скрылись в тёмных непроницаемым шарах. Сделал он это лишь для того, чтобы Мирана понимала, что происходит. — Они ничего не видят и слышат только крики своих товарищей.
Лучше всего Чешир умел прятаться сам. Делать сложные почти материальные иллюзии, действующие на все органы чувств, он мог, когда зрителей не много или когда они находятся в одном месте. Здесь же задача была посложнее: нужно было исключить повстанцев и для каждого солдата соорудить свой иллюзорный покров. Именно поэтому кот, недолго думая, просто заключил их во тьму. 
Если королева прикажет, они почувствуют на себе жар от пламени Бармаглота, — задумчиво произнёс Чешир, полагая, что это вполне ему под силу. — Такая кара будет вполне справедливой.

+1

13

Вот она, казалось бы, удача для Мираны: старый друг, пусть и четвероногий, как она думала, вновь рядом, оказался магом, и может, не прилагая больших усилий, справиться с карточными солдатами, ещё недавно нёсшими смерть повстанцам только лишь за то, что они защищали мирных жителей. В душе Белой королевы кипела злость, и она бы солгала, если бы сказала, что не желает им смерти, а их страдания не стали отрадой израненного сердца. Ни один мускул на лице Мираны не дрогнул, когда раздался первый крик, а во взгляде читалось равнодушие к страданиям врагов. Она могла бы попросить кота убить их. Всех до одного, чтобы каждый испытал на себе то, что они заставили испытать несчастных жителей этой деревни, которую за короткое время превратили в ад под руководством дракона.
В отдалении клубился дым от горящих домов; пламя распространялось, уничтожая то немногое, что уцелело после визита Бармаглота, обещая оставить пепелище на месте когда-то богатой деревни. В последнее время, стараниями Анастасии, дела местных пошли хуже, но следы присутствия хорошей жизни кое-где ещё сохранялись. В будущем деревня могла бы стать городом, находясь на пересечении важным дорог. Могла бы, но не станет, потому одна кровавая стерва решила стереть деревню с лица земли, прислав ручного огнедышащего зверька и своих марионеток в лице карточных солдат.
Мирана злилась на Анастасию, желала её смерти, но не желала того же тем, кто попал под её влияние. В этом жестоком мире каждый выживает, как может, а Анастасия знает, как запугать. Привыкшие к хорошей жизни придворные не хотели терять нажитое и переходить в режим экономии, кроме того, мало кому хотелось потерять голову, и не стоило их за это винить.
Королева повстанцев пыталась всего лишь пыталась оправдать солдат, подавляя желания лично взять меч и перебить каждого, пока они ничего не видят, накрытые тёмным куполом, а её верные солдаты, израненные и уставшие, замерли растерянные, не понимая, что происходит.
- Отступаем! – разнеслось по площади, и повстанцы только теперь обернулись, узрев свою королева в компании неизвестного, и ринулись к ней. На лицах многих читалась уставшая улыбка, да и сами воины казались вымотанными настолько, что ещё один бой вряд ли выдержат.
Солдаты собирались вокруг Мираны и Чешира, выражая беспокойство и косо поглядывая на спутника королевы. Мирана не обращала внимания ни на взгляды, на вопросы, её так и подмывало поддержать идею кота, но что-то останавливало. Все ждали от неё решения, а она молчала, тратя драгоценные секунды, подаренные магией.
- Уходим, - Мирана разворачивается первая, отряд за ней, но за спиной слышится шёпот. Некоторые слышали предложение мага и только бы порадовались, если бы карточные солдаты испытали на себе огонь Бармаглота. Это была бы иллюзия, никто бы не пострадал, но Белая королева на то и Белая, чтобы не уподобляться несущей кровь и разрушения. Она не станет уподобляться Красной и использовать Чеширского кота для возмездия.
Решения было не самым простым, ей и самой хотелось мести за погибших, но она отомстит своей победой в войне, а не в одном сражении, а пока уверено вела своих солдат к выходу и деревни, не желая ни разговаривать, ни как-то оправдываться за своё решение, даже если после от неё отвернуться.   
Уже на выходе столкнулись отрядом повстанцев, который должен был идти следом. Пришли, когда уже всё было закончено и обрадовались, что застали выживших, разочаровавшись в том, что выжили не все. Мирана не стала зацикливаться на смертях, она вспомнит о них позже, когда почтит память погибших.
- Мартовский, раздели отряд на группы и займитесь поисками выживших. Найдите, окажите необходимую помощь и приведите в лагерь, - Заяц услышал, принял к сведению, отдал честь и принялся раздавать команды. Отвлёк его голос Мираны, с беспокойством следящей за тем, как и без того небольшой отряд делится на несколько ещё более маленьких. Ей это не нравится, но сделать она ничего не может, нужно собрать в лагере всех пострадавших в этой бойне. Не оставлять же их в лесу, где опасны не только патрули, но и хищники!
- Заяц, - позвала она Мартовского, успевшего развернуться и сделать несколько шагов в сторону леса. - Будьте осторожны, солдаты ещё в деревне и очень злые, - Заяц кивнул, ободряюще улыбнулся и повернулся к королеве спиной. Тех, кто пострадал в бою, Мирана с ним не пустила, не собираясь терять ещё кого-либо, остальных провожала с тяжёлым сердцем, надеясь, что вернуться все, и едва не забыла о коте.
- А с тобой, пушистик, нам надо поговорить, - королева назвала Чешира прозвищем, которым часто называла в прошлом, а сейчас привычно сорвалось с губ, словно не было разлуки в несколько лет. – В лагере, - добавляет она, не желая, чтобы у этого разговора были свидетели, а поговорить придётся. Глупо не использовать магическое преимущество, если вдруг оно внезапно свалилось на голову.

+1

14

Уходим, — слышит Чеширский Кот и улыбается. Немного страха и боли этим солдатикам не повредило бы, на его скромный взгляд. Не повредила бы и смерть. Чешир никогда не относился с уважением к тем, кто толпой гонит кого-то безоружного. Помимо всего прочего, это война и в ней нельзя обойтись без крови, а преступления должны повлечь наказание. В противном случае, они будут повторяться снова, снова и снова. Жестокость Красной Королевы, конечно, не стоит брать в пример. Она жжёт невинных жителей и рубит головы по малейшим подозрениям. Однако если они будут отпускать её солдат, люди начнут роптать о том, что их можно жечь и резать, а в ответ Мирана ничего не делает.
Тем не менее, Чешир кивнул, давая понять, что услышал, и не стал вступать в пререкание в присутствии её подчинённых. Королева — это статус, и статус этот требуется в защите. У Мираны острый клинок и довольно твёрдая рука, но сердце её — это сердце маленькой девочки, которая любила сказки. Такому сердцу тяготы войны переживать будет сложно.
Я вас догоню, — заверил Кот. Формально его чары не были заклинанием и потеряли бы силу, как только он отошёл от них на большое расстояние. Если это случится, солдатики могут кинуться в бой с новыми силами. Это не очень удобно при учёте малого количества уставших повстанцев.
И что же мне с вами делать?.. — задумчиво произнёс Чешир, оставшись наедине с картонным войском, блуждающим в потёмках. Он поднял копьё, и ударил ближайшего тупым концом в голову. Солдат тут же осел. Чешир задумчиво посмотрел на него, и проделал такую же операцию с остальными. После чего снял с них всё вооружение, перенёс на крыши, а солдат связал между собой ремнями.
Довольный собой Чешир оказался подле Мираны как раз, когда её маленькое побитое войско соединилось со свежими повстанцами. Говорить о том, что солдатики тёплые и уже вряд ли доставят неприятности, он не стал. В конце концов, кто сказал, что это единственные солдаты в деревушке.
Как Ваше Величество пожелает, — Чешир улыбнулся старому прозвищу и потопал в сторону лагеря. Он немного устал от стычки, был голоден из-за используемой магии, и потому, пройдя в угрюмой тишине с повстанцами около мили, исчез и появился прямо в лагере. К тому моменту, когда Мирана вернулась, Чешир успел поесть и поведать и о победе, и о жертвах.
Мирану повстанцы встречали радостными криками. Раненых повстанцев тут же повели лечить, голодных — кормить, Королева выслушала доклады, раздала поручения и через некоторое время отправилась к себе в палатку. Туда же пошёл и Чешир.
Вы хотели говорить со мной, — произнёс он, оставшись наедине с королевой.

+1

15

В лагере было шумно. Люди сновали, оказывая помощь раненым, что-то говорили, кричали, радовались, а Мирана пыталась через силы улыбаться, поддерживая свой народ. Ей не хотелось показывать свою усталость, которая тянула в кровать, а перед этим приложиться к припрятанной бутылки медовухи, а вынуждена выслушивать доклады, которые не сообщали ничего нового. Привычные сведения в виде подсчета новых жертв, сообщения о критическом запасе пропитания в лагере и о все увеличивающимся количества ртов. Скоро кормить людей будет нечем, а голодный воин ни на что не способен.
Мирана вернулась к себе подавленная, достала медовуху и устроилась в кресле, закинув ноги на стол, приняв полулежачее положении. Первый глоток привычно отдал противной сладостью, и Мирана тут же желает второй, словно пытаясь избавиться от приторности во рту.
Глаза закрыты, но королева не спит. Несмотря на тяжёлый день, спать не хотелось. То есть больше не хотелось с того момента, как ей сказали, что лагерю грозит голод и все по вине кровавой стервы, засевшей во дворце и возомнившей себя королевой.
- Ненавижу! - едва не рычит от злости Мирана, устремляя взгляд в потолок. Всей душой ненавидит Красную королеву и одна мысль о том, что она пирует в то время, как народ голодает, выводит Белую из себя.
Чеширский кот появляется тогда, когда Мирана в очередной раз собиралась подсластить свою ненависть к Анастасии. Опустила бутылку на стол, оторвав голову от спинки, направляя взгляд на Кота.
- Хотела, - подтверждает она, но положение не изменила, в этот момент мало подходя на королеву. - Хотела поблагодарить за спасение моих людей и узнать, что ты хочешь за свою помощь. Я имею ввиду помощь не только сегодня, но и в дальнейшем.
За спасение своей жизни Мирана и не думала благодарить. Она не слишком ценила свою жизнь, но переживала, если кто-то погибал из её солдат, а Чешир спас их. Пусть не всех, но она могла потерять больше, а потому в долгу перед ним, хотя долг магу не всегда хорошо.  Она не слишком любила магию, принёсшей Стране Чудес в последние годы много бед, но понимала, что без неё войну не выиграть. Магия в пророчестве, в Востром мече, во всём, что окружает, но недоступна предводительнице повстанцев. Немного обидно и в тоже время привыкла сражаться без вмешательства волшебных сил, но глупо отказываться от мага, когда она сам прибился в лагерю. 
- Мне нужен в армии маг. Анастасия не брезгует никакими методами, а магия - опора её власти. Нам нечего ей противопоставить, а потому мне нужен маг, чтобы сократить потери своих людей. Кроме того, скоро планируется вылазка за пропитанием, нам нужно будет прикрытие. Назови цену за свои услуги, - Мирана говорит так, будто для неё заключать сделки - обычное дело, а участие Чешира в предстоящем предприятии – решённое дело, просто королеву интересует цена.

+1

16

Глаза у Чешира сверкнули. Разговоры о цене ему были понятнее, чем любые другие, и нравились своей честностью. Ты делаешь что-то в обмен на что-то другое. И все знают рамки твоих обязательств. Впрочем, это не мешает людям распространять их дальше: «Я думал, что мы друзья», «Я думал, что ты верен короне», «Я думал, что ты честный». Чешир знал великое множество таких «я думал», и знал, что их не избежать, и всё же время от времени старался. Вопреки общественному мнению, он действительно редко лгал. Люди сами себя обманывали в его обществе, а он, надо признать, позволял им обманываться.
Чешир собирался вступить в армию повстанцев, не открывая своей личины Миране. Он не планировал играть на прошлых отношениях, это вышло само собой. Более того, до поры до времени он собирался вмешиваться в события не более, чем это необходимо, а получилось так, что попал в самую гущу. Он относил себя к фаталистам и полагал, что всё делается к лучшему. Теперь у него нет времени оценивать Мирану и нужно принять какое-то решение сейчас. Если, конечно, не считать решением то, что он вмешался в бой и не позволил ей убиться.
У вас деловой подход, — одобрил Чеширский Кот, кивком принимая благодарность. Он мог бы сказать, что «Королева слишком добра», но благодарность была уместна и отказываться от неё Чешир не собирался.
Он устроился на свободном стуле напротив Мираны и, открыв бутылку, наполнил её стакан.
Провизия — хорошая вещь. Я погулял по лагерю и послушал настроения. Все верят в вас, но всех пугает голод. Её величество Красная Королева и её ручные зверьки отходят на второй план. Голода в лагере быть не должно. Но об этом позже. Сперва поговорим о цене, — Чешир облокотился на столешницу и подпёр щеку ладонью, рассматривая зелёными глазами грустную принцессу, которую все называли королевой. У неё доброе большое сердце, она мечтала о приключениях и никогда не хотела править. Из хороших людей часто выходят дурные короли, но альтернативой Мираны была Анастасия, а Красная Королева жгла деревни и убивала каждого, кто падал ниц недостаточно быстро.
Правда в том, что у вас нет ничего, что было бы нужно мне. Кров, пищу, одежду, оружие — всё это я могу добыть себе сам.  В большем нуждаюсь не часто. Я непривередлив и неприхотлив. Обычно за свои услуги я беру цену обещаниями, но вы вовек не расплатитесь, если будете обещать мне после каждой, а, в противном случае, наша сделка будет невыгодной, — он ухмыльнулся.
Тем не менее, я говорил, что мою цену вы сочтёте вполне приемлемой. Я — кот, а коты никому не служат. Избавьте меня от командиров и клятв. Дайте особые полномочия. Я свободно передвигаюсь по всей стране и лучше работаю в одиночку. Это означает, что от меня вы можете получить не только магическое прикрытие, но и информацию. Я могу скрыть армию до тех пор, пока она не вступит в битву, могу организовать поставки — вам нужны не только провизия, но оружие, тёплая одежда, лекарства.  Я могу сделать большее и давать советы. Советчиков, я не сомневаюсь, у вас хватает, но меня вы не сочтёте лишним.

+1

17

В прошлом Мирана доверяла Чеширу. Она рассказывала ему свои детские секреты, делилась переживаниями, выслушивала советы. С тех пор многое изменилось: Мирана выросла, кот оказался не совсем котом, а война лишила способности доверять даже самым близким, не говоря о тех, кто исчез из жизни королевы несколько лет назад. Но был ли выбор? Лагерю угрожал голод, нужны были лекарства для раненых, новое оружие, желательно более действенное, чем имелось у повстанцев на данный момент, и, конечно, нужна магия, без которой дракона не победить.
Мирана и не надеялась, что Кот по старой дружбе согласится помогать на добровольной основе. Он сразу дал понять, что цена будет, но позволил надеяться, что королева сможет с ним расплатиться, и она ждала, когда он озвучит то, что желает получить за помощь, мысленно готовясь к тому, что это что-то придётся ещё добыть. Из всех имеющихся в лагере артефактов ничего действительно ценного на данный момент не было, однако, требованием Чешира были далеко не артефакты.
Наполненный стакан Котом королева опустошала медленно, не сводя пристального взгляда с перевертыша. Внешне она выглядела спокойной, внутренне борясь с паранойей, которая давно не давала покоя. А что если он давно переметнулся к Анастасии и шпионит для неё? Что если предаст? А есть ли выбор? Его как раз не было: либо Мирана принимает помощь, либо вскоре проиграет войну. Проиграет из-за настроений в лагере или из-за предательства Чешира.
Мирана не торопится отвечать, давая себе время подумать. Переносить разговор, конечно, она не станет, но берет пару минут на размышления, подходя к растянутой рядом со столом карте и втыкает дротик в место с названием той самой деревушки, на которую сегодня было нападение.
За деревней густой лес, в котором хорошо прятаться. Ночью там не совсем безопасно, но королева боялась не диких животных, а человека, живущего в чаще, в хижине, и обладающего необычным даром.
Несколько секунд Мирана не сводит глаз с точки, где находится, хижина Абсолема, едва не забыв, что не одна.
- Я могу дать тебе, что ты просишь,[ b] - девушка развернулась к Коту. Сомнений не было, в конце концов, возможно, завтра помощь Чешира и не понадобится. [b]- У тебя не будет командиров, но все сведения передавать будешь лично мне. Делай все, что считаешь нужным, а сейчас, если ты не возражаешь, я бы хотела остаться одна, - взгляд метнулся на карту, а план оформился в идею-фикс, которую Мирана собиралась воплотить. Сама мысль о встрече с Абсолемом ей не нравилась, но если он не лжет и действительно у него к ней чувства, почему бы ему не помочь, выпроводив Анастасию за пределы Страны Чудес и запретив ей появляться здесь. Пожалуй, это то, что стоило сделать давно, но гордость не позволяла обратиться к врагу за помощью. Отступила она только после того, как реальная угроза нависла над Белой королевой.

0


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ИНВЕНТАРЬ ХРАНИТЕЛЕЙ СНОВ » Мирана в стране кошмаров