В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ

Ничего нового
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Царь детской площадки


Царь детской площадки

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://sd.uploads.ru/6s52N.gifhttp://s7.uploads.ru/DvCLU.gif

Одна беда — вредители. Обычно это мыши, или там, комары, а у нас... Фея.
Царь детской площадки
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Нил Кэссиди и Тинкер "просто тсарь" Белл.

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Детская площадка, построенная мэром Миллс в лесу, поздний вечер.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Вечерняя прогулка. Свежий воздух, где-то там впереди слышатся веселые голоса детей, но внезапно атмосфера меняется. Смех и визг сменяется криками ужаса и вот уже на Нила,бредущего по тропинке, выбегает толпа ребятишек, кричащая, что ведьма захватила их замок и грозится скормить их дракону. Кто-то должен остановить этот произвол и узнал, что за новая напасть прибыла в Сторибрук.

Отредактировано Tinker Bell (04-06-2018 14:17:24)

+1

2

Лес – наилучшее место для уединения. Здесь не бродят толпы народа, а деревья обыкновенно не горят желанием поболтать о жизни. Так до некоторых пор думал Нил, отдаляясь от города по едва заметной издали дорожке. Он усиленно надеялся, что это нечто вроде тропинки для туристов, опустевшей в такое время, но этой надежде не суждено было сбыться: где-то впереди послышались смех и задорные детские вопли. Что дети делают в лесу поздним вечером – одному богу известно. Может, им скучно сидеть в одиночестве, дожидаясь родителей, или тут так заведено. Нил не собирался вмешиваться в ребяческие игры и уже было развернулся уходить, когда услышал в детских криках страх. Нет, даже не страх, а целый ужас!

Памятуя об извечной нелюбви к мелким чертенятам, Нил рванулся вперед, прикидывая, далеко ли они. Однако бежать на выручку сломя голову не пришлось. Дети пестрой горланящей стайкой высыпали на тропинку, заметили его и окружили – куда там какому-то урагану. Среди всех душераздирающих воплей с огромным трудом удалось разобрать следующие: «Мистер, в нашем замке!», «Мистер, помогите!», «Там ведьма!», «Ведьма гонится за нами!», «Она скормит нас дракону!», «Ведьма!».

Что? Какая ведьма? Какой дракон?! – попытался было вставить Нил, но его, естественно, не услышали. Вытерпев с десяток секунд отчаянного галдежа, провалив все попытки мирно успокоить паникующих детей, он вздохнул и гаркнул едва ли не приказ: – Тише! Молодцы. А теперь пусть кто-то один, – тише, я сказал! – объяснит мне, в чем дело.

Ребятня, обступившая его плотным кольцом, скорбно примолкла. Из неровных рядов взлохмаченных голов выступил мальчишка, на вид помладше некоторых, и на удивление спокойно рассказал о страшной и страшно пьяной ведьме, ужасным штурмом захватившей детскую площадку, и о ее обещаниях скормить всю компанию дракону. Именно то, чего не хватало этому и без того ненормальному дню. Нил мимоходом припомнил, что он снова, можно сказать, в родном мире, и возжелал убраться подальше, прихватив с собой маленьких бедолаг. Ну попьет ведьма в «замке», ну разнесет, возможно, площадку – что с того? Он тут совершенно ни при чем и в магические пьянки лезть не намерен. И все бы кончилось крайне хорошо, если бы не тот самый мальчишка. Носом он что ли чуял чужие сомнения?

Ты прогонишь ее? – ребенок уверенно схватил Нила за рукав куртки, но в ответ услышал лишь тишину. Это мальчику, верно, совсем не понравилось, и он с неубывающей уверенностью продолжил: – Конечно, прогонишь, ты же герой!

Мужчина терялся в догадках, как же мальчишка это определил. Щупалец и чешуи нет, значит, герой, или в Сторибруке есть преступная доска почета, чтобы город знал своих злодеев? Однако смотреть в большие и доверчивые ребяческие глаза и им, этим глазам, отказывать – выше всяческих возможных сил. А тут еще к убеждениям подключилась вся остальная шайка. В итоге, презрев проявления здравого смысла, Нил в окружении мелких мучителей проследовал к детской площадке.

И это ваша ведьма? – уточнил Нил, с сомнением посматривая на взлохмаченную девушку, засевшую на вершине горки и с нее же чхать хотевшую на визитеров. На лютую ведьму она была похожа мало, уж в этом он волей-неволей немного разбирался, зато на местного забулдыгу смахивала еще как. Однако дети, столпившиеся где-то сзади, подтвердили показания. Злодейка так злодейка. – Хорошо, я здесь разберусь, а вы идите по домам. Поздно уже. Идите, идите!

Без взвинченной ребятни, стоящей над душой, стало гораздо спокойнее и приятнее. Раньше Нил планировал поглядеть, что тут, и поскорее пройти дальше, но оценил состояние покорительницы детских площадок, подошел поближе к горке и даже рукой помахал для верности. – Эй, вам там помощь не нужна?

+1

3

Внутри Динь зрела злоба, обида, чувства темные, недостойные феи. «Я больше не фея!» - Одергивает она себя, вновь прикладываясь к бутылке, спрятанной в коричневый пергамент. Ноги ещё не заплетаются, но в душе смятения, вихрь разномастных чувств, а разум, как ни странно, чист и полон тяжелых дум. Что ж, из башни за часами её попросили, непонятно, правда, кому она там помешала, но спорить с горожанами не стала. Не раз и не два её пытались расспросить, откуда она и кем являлась в том, покинутом из-за проклятья, мире, но Тинк избегала разговора, была нелюдима и старалась держаться от всех подальше, лишь наблюдала и искала Пэна.
Правда, она успела влипнуть в историю с Чеширским котом и стать должницей Темного мага, но её миссия, её дело с мертвой точки так и не сдвинулось. Сначала на бывшую фею навалилась тоска, переросшая в депрессию и Ворчун, со всей присущей ему любезностью, научил «сестренку» топить свое горе в вине.
Поправив лямку от спальника, украденного в портовом магазинчике «Все для рыбалки», она медленно брела по лесу, пиная шишки, и прихлебывая из горлышка бутылки. Огненный ром обжигал внутренности, зато дарил тепло, все-таки, не смотря на приближающееся лето, длинный световой день, здесь, за городом, все равно было зябко. Поношенные, старые одежки, напоминавшие тряпье бомжа, едва ли вызывали жалость или что-то вроде, скорее желание побыстрее избавиться от бродяжки. 
Впереди слышались детские голоса, и Белл замерла, нахмурившись. Какого черта в такое время дети делали в лесополосе за городской чертой? Тут же рядом была граница, сжирающая сказочную личность и выплевывающая обычного простака, клерка, офисного работника, продавца, словом того, кто заменил собой мифическую личность, знавшую о магах и чудесах. Да и вообще детское время давно закончилось, пора бы уже мамочкам почесаться, где их чада пропадают!
Почему-то все эти мысли вызывали все новые и новые волны раздражения. Она любила детей, ей всегда с ними было проще, нежели с девицами-крестными, чьи запросы девали можно назвать умными. Нет, ну правда, будь у вас в крестных фея, способная выполнить какое-то желание, неужели вы бы стали его тратить на карету и бальное платье, что исчезнут ровно в двенадцать? Ребенок мыслил иначе, шире, его фантазия поражала, воображение заражало и, в конечном счете, заставляло творить. Но сейчас Динь хотела бы быть подальше от криков, вигов и игр, лучше всего остаться совершенно одной и предаться деструктивным мыслям, раскладывая свою жизнь по полочкам, виня себя во всех бедах всех миров.
Сама того не замечая, девушка выбрела аккурат на детскую площадку, все также отхлебывая жгучий алкоголь и не обращая внимание на то, что её пару раз окрикнули детишки, а потом, мяч, взявшийся из ниоткуда, прилетел прямо в лицо, выбив бутылку и расплескав драгоценный алкоголь, напоив им местный, чахлый папоротник. Вот тут-то её захлестнул настоящий гнев. Несколько секунд она смотрела на вытекающую жидкость, что должна была согревать её половину ночи, пока она не найдет новое пристанище, а теперь мерными толчками выплёскивающаяся из горлышка.
- Ах вы мелкие безобразники! – Задохнулась от злости Зеленая фея, сунув руку за пазуху и выудив оттуда сучковатую, обработанную палку, блестящую и, надо сказать, зловеще выглядящую. Её она использовала в качестве отпугивающее средство, когда слишком любопытные начинали лезть к ней ну уж очень назойливо. – Знаете что это? Это волшебная палочка. Я превращу вас в лягушек, а потом призову дракона и скормлю вас ему!
Дети отпрянули, замолчав, но Тинк этого было мало, она решила, что футуристическая горка с крытой крышей и огороженной площадкой вполне подойдёт ей в качестве временного пристанища, а значит, детей нужно прогнать. Поэтому она вспомнила ту старую абракадабру, которой её учил Питер в свое время и, размахивая сучком, начала заунывно голосить мнимое заклинание. Естественно ребятишки напугались и кинулись наутек.
- И передайте всем, что теперь это замок злой ведьмы! – Крикнула она вслед, покатываясь со смеху. Ничего себе, как же их запугал Тёмный и Королева, что они стразу поверили в сказку! – Это было даже слишком легко. – Утирая выступившие слезы, не обращая внимание на удаляющиеся крики и призывы о помощи Динь присела у бутылки, проверяя её содержимое. – Черт, пустая. Это была последняя из запасов с ромом. Осталось то мерзкое вино.
Поправив скудный скарб в виде спального, смотанного мешка, засунутого в тряпичную авоську, в котором были припрятаны жалкие съестные припасы и бутылка пойла, она быстро прошла к горке и взобралась по лесенке, осматривая внутренности небольшого «замка», что-то это строение ей смутно напоминало. Пожав плечами, фея начала раскладываться, выудила алкоголь и ловко вскрыла, вытянув пробку и делая смачный глоток, морщась. Раскатав спальник и сев на его край, поставив ноги на склон горки, она перехватила стеклянную тару за горлышко и, любуясь своими владениями, медленно напивалась, чтобы забыться тревожным коротким сном, а утром отправиться на поиски воды, страдая от похмелья.
От неё не укрылось, что со стороны тропинки, оттуда, где скрылась верещащая толпа детворы, вышел мужчина, за спиной которого, словно гномы, торчали головы ребятни. Ну, началось, блин, теперь придется сваливать! Динь с интересом наблюдала за визитером, даже уперла локоть в колено, а кулаком подпёрла щеку. С каждой минутой промедления она убеждалась, что гнать-то ее, и не намерены, иначе уже с позором спустили бы с горки.
- От тебя? Себе помоги, бедолага! – Фыркнула фея, вновь делая глоток и не глядя на говорившего. – Ты ж куда-то шел, да? Вот и катись в том направлении, ладушки? Это моя площадка, ищи себе другое место!

+1

4

Экая наглость! Нил поглядел на девушку с непередаваемой смесью скепсиса и понимания, еще раз отложив планы на бесцельное блуждание по городу и окрестностям. Возможно, он чувствовал некое духовное родство с захватчицей детских владений, да и она не отставала, раз уж так лихо приняла его в ряды себеподобных. Хотя после всех приключений уставший, небритый и нервный Нил выглядел, как с десяток с лишком лет назад, именно бродягой.

Забито так забито, не ершись, – буркнул он, опираясь плечом о несчастную горку. – Тем более место не очень. Продует, утром птицы будут орать, кто-нибудь да свистнет копов. Но это дело вкуса.

Жизнь не уставала переворачиваться с ног на голову и, изредка, обратно. Минут десять назад Нил шел в лес, надеясь на час-два тишины, а теперь делится опытом уличной жизни с первой встречной. Или со второй встречной, но с первой, кто под описание приличной леди не подпадает целиком и полностью. Судьба явно решила сделать из него рыцаря в сияющих доспехах, спасающего несчастных дам то от жестокой реальности, то от зеленого змия. Нил был откровенно и горячо против таких в себе изменений. Но кто и когда его спрашивал?

А со вкусом у тебя, как вижу, плохо, – заметил Нил, кивнув в сторону бутылки, и улыбнулся, чтобы незнакомка, не дай бог, не приняла это за оскорбление. Впрочем, он приготовился от этой самой бутылки, летящей ему в лицо, увернуться. На всякий случай. Народ в Сторибруке больно вспыльчивый, иногда даже буквально. Вот сидит себе сильно подвыпившая девушка на детской горке, а потом – бамс! – и брызнет в глаза искрами, кислотой или чем там еще плюются в магических мирах. – Но ты погоди буянить! Я, может, правда помочь хочу. От чистого сердца, ну или почти так.

Нил встал ровно, отступил от горки на пару шагов и внимательно осмотрел все еще незнакомку. В его голове и мысли не возникло о чем-то неприличном – до того ли сейчас? Да и, пусть не герой, злодеем он себя тоже не чувствовал. Идея для «страшной расплаты» за помощь отыскалась быстро. – С меня ночлег, а с тебя – место, где его можно организовать прямо сейчас. За деньги. Я в городе недавно, даже сигарет не нашел, где купить, вот мы друг другу и поможем. Пойдет?

+1

5

Как же динь не любила, когда её пытаются осадить, говорят что делать. Взгляд васильковых глаз вспыхнул праведным гневом и устремился в сторону нарушителя спокойствия захватчицы. А тут ещё и проходимец, чертов спаситель детского спокойствия. Ну да, вон как рьяно выгоняет ведьму, шугнувшую в поздний час стайку заплутавших детей. После Неверленда у феи вообще должна была выработаться стойкая неприязнь к малышам всех размеров и цветов, учитывая, что они творили под дудку Пэна. Вот только по ночам ей было страшно их жаль… И снова эти воспоминания и снова страх оказаться там и не способной ничего сделать. Нет, уж лучше продуваемая всеми ветрами площадка, чем ночи без сна. К тому же, тут как оказалось проще добыть алкоголь.
- А может мне нравиться? – С вызовом бросает Тинк, поднимаясь на ноги и, с гордым видом, удерживая шаткое равновесия, стоя на склоне и глядя на собеседника сверху вниз. – Может, я люблю природу? В отличие от тебя, у меня хоть какая-то крыша над головой!
Да, судя по виду вторженца, не так уж он и отличался от неё, разве что одежда была поновей, хотя, с обросшим лицом и растрепанными волосами, усталый и осунувшийся, мужчина вряд ли тянул на ценный образчик человека, довольного своей жизнью и берущего от неё все. И теперь с ней любезно делились опытом из личной жизни. И кто? Проходимец, который и знать не знает, что её сюда привело и почему она в таком состоянии. Вот тебе и разочарованность в людях, стоит только решить для себя, что пора бы начать ненавидеть всех и вся, как выискивается какой-нибудь герой, желающий вселить в твою прогнившую из-за самобичевания душонку лучик чертовой надежды. А последний фитиль этой самой надежды прогорел неделю или две тому назад.
- Копы? И что? Напугала детей, напугаю и копов! - Кто такие копы и почему их должны вызвать, а самое главное, зачем, девушка не поняла, но сделала вид, будто в курсе. Может это кто-то из Зачарованного Леса? А может, и нет, кто разберет этот странный Сторибрук с его странными правилами. - У меня плохо с деньгами! – Фыркнула фея, делая смачный глоток из горла бутылки и утирая губы рукавом, и все это выглядело как-то уж совсем по-детски с толикой бунтарства, присущего подросткам, коим она не была. – Или ты про мой вкус в одежде? Вот это будет уж очень обидно, и я расценю твои слова как вызов! Знаешь, плохо со вкусом или нет, но это дармовое пойло, которое я успела украсть. Видишь ли, более крепкий и лучший напиток уничтожили детки, на помощь которым ты прискакал как заправский рыцарь! Так что, я не буду оскорбляться и вообще обращать внимание на твои неуважительные слова в адрес моей бутылки!
Он явно осторожничал, пытаясь угомонить разошедшуюся фею, чья яркая, экспрессивная жестикуляция грозила ему тем, что стеклянная тара, наполовину заполненная бледной жижей, по ошибке называемой вином, вот-вот полетит в его сторону и вовсе не от большого желания Динь насолить.
- Помочь? Мне? Ты? Или ребяткам, которых я напугала? И как поможешь? Скрутишь и бросишь в темницу? – Она скептически посмотрела на  мужчину, покачав головой. Нет, никто и ничего не делает просто так, этим миром правят сделки и бартерные отношения. Ты мне, я тебе! И откуда только пошли истории про бескорыстие и светлые души? Он отошел от горки, чем вынудил её напрячься. А потом произошло то, чего фея ну никак не ожидала. Ей предложили ночлег. – Что? С меня адрес, а ты оплатишь? Серьезно?
Она прищурилась, поджав губы и неотрывно глядя на мужчину. Вроде он говорил искренне, по крайней мере Белл хотелось, чтобы так оно и было. Поразмыслив несколько секунд, девушка кивнула своим думам и сделала шаг, но не рассчитала, нога съехала и, в итоге, она просто завалилась на бок, слетев с горки в песок. Мэр Миллс позаботилась о безопасности детей.
- Ауч!

+1

6

Чтобы бродяга так реагировал на упоминание родимой полиции? Нил не поверил своим глазам и ушам. Когда-то в его прошлом одним метким «Копы!» можно было разогнать почти любую сходку почти любых личностей, а уж беспризорники от этого магического слова бежали, как от огня. Сторибрук, конечно, не самый нормальный город, но здесь все вроде бы разбираются в немагической жизни. По крайней мере, такое ходовое слово большинство бы поняло. Разрушительница детских грез явно относилась к меньшинству.

Ты со всеми, кто предлагает помощь, так обращаешься, или это мне одному повезло? Хоть бы что-нибудь оригинальное придумала, – проворчал Нил со вздохом. Все эти пьяные выходки, хоть и были ему отчасти – или целиком, но он бы предпочел об этом смолчать – знакомы, со стороны смотрелись неприятно. Его не покидало чувство, что он сейчас вляпывается в очередную малоприятную историю, из которой вытаскивать его придет, как минимум, одна разгневанная темная ведьма. А как максимум… Нил надеялся, что до «как максимум» никогда и ни за что не дойдет. – Да, серьезно. Только пятизвездочный отель не предложи, я не Рокфел… Не король. Может, спустишься и обсудим?

Девушка, видимо, расценила эту фразу как вызов, потому что очень уж уверенно шагнула с горки. Нет, не в пустоту, а на лестницу, но это все равно было довольно смело в ее-то состоянии.

Эй, поосторожнее, – начал Нил, но было уже поздно. С секунду он наблюдал, как «страшная ведьма» летит из «покоренного замка» прямо в песок. При таком грандиозном падении ей грозили, в худшем случае, какой-нибудь вывих и полный рот песка, поэтому Нил не спешил впадать в панику. Разве что еще драгоценное пойло могло разлиться, но это, несомненно, к лучшему. Он шагнул к жертве обстоятельств, уперся руками в колени, наклоняясь, и участливо поинтересовался: – Ты как, в порядке?

Насмерть убитой о песок девушка не выглядела, но мало ли, вдруг ее гордость пострадала слишком сильно. Нил даже расщедрился на великодушие и протянул страдалице руку, чтобы помочь встать. Он не планировал поднимать с земли двух барышень к ряду, однако в этом благородном занятии были какие-то особенные притягательность и забавность. Вот уж точно, рыцарь. Правда, без коня, доспехов, меча и понятия о чести, но кого в наше время волнуют такие мелочи?

+1

7

Динь вытянулась на песке, лежа лицом вниз. Вот тебе и грациозная фея, порхающая от одного цветочка к другому. Нет, сейчас перед невольным свидетелем позора, лежала местная забулдыга, а вовсе не волшебное создание, ассоциирующееся с настоящими чудесами, добродетелью и добротой. А уж то, как она тихо ругалась, отплевываясь от чертового песка, и вовсе могло выбить из колеи бывалого сапожника. А что вы хотели, столько лет на острове, где единственные, с кем можно было пообщаться это либо мальчишки, тоскующие по матерям и отцам, либо пираты, которые не отличались воспитанностью.
Как бы то ни было, подняв голову, она зло посмотрела на мужчину, оказавшегося тут как тут, и фыркнула, приподнимаясь и вставая на четвереньки. И тут до неё дошло. В руках-то была бутылка, перед самым падением она же сделала глоток. Так где сейчас волшебная, огненная выпивка, лишающая тебя сожалений и забот? Судорожно пробежавшись взглядом вокруг, Тинк положила руку на плечо присевшего спасителя, быстро выпрямляясь. Нет-нет-нет! Медленно пустеющая стеклянная тара притаилась под скатом горки, а вокруг горлышка растекалась кисло-пахнущая жидкость, и пятно влажного песка все росло и росло.
С досадой она пнула предательницу и глубоко вздохнула, глядя на разложенный сверху спальник. Что ж, ночью ничто теперь её не согреет, а как ни крути, пока что в Сторибруке правила чертовая весна. Будь Белл оптимисткой, то обязательно бы подметила, что проклятье пало не зимой и на том спасибо, но, увы, эта черта характера давно уже покоилась на дне пиратской бухты.
- Что ты там говорил по поводу жилья и выпивки? – Про второе он ничего не говорил, но это не значит, что у девушки не хватит наглости увеличить возможный список бесплатных благ. Да и действительно, коротать ночи скрючившись на площадке горки, пусть и под крышей, но все равно обдуваемой всеми ветрами, как то ни то, ни се. А это странное слово «копы» и вовсе наводило на неприятные мысли о ком-то вроде стражи. – Ладно, герой! Слышал о том, что благими намерениями дорожка на тот свет выложена? Так вот, я принимаю твое предложение, идем.
Она стряхнула с колен налипший песок, но чувствовала, что мелкие, острые песчинки все же проникли под одежду и вызывали неприятные ощущения. Хотелось срочно снять с себя все и как следует вытрясти, а потом залезть в озеро или пруд и плевать, что сейчас не та погода, при которой можно искупаться и она далеко не на тропическом Неверленде. Поправив кожаный кисет, незаметно пощупав его содержимое, фея, кивнула в сторону тропинки, ведущей обратно в город.
- Нам туда. А ты, вроде как, как раз таки пытался выбраться за пределы, да? А вот не получилось. – Ехидненько заметила Тинк, пружинистым шагом, бесшумным, не смотря на палую листву и сухие ветки, устилающие земли чуть дальше, когда они оба сошли с песка, направилась к вытоптанной детишками дорожке. – Тут есть заведение, называется «У бабушки». Так вот, там ещё и гостиница, мне предлагали поселиться, но платить-то не чем. Куда в этом дурном городе делась простая взаимовыручка, а? А ещё там так вкусно пахнет…
Белл прищурилась, вспоминая ароматы, витавшие над стойкой, пока она разговаривала с Ворчуном. Вот гномы свои в доску, он даже купил ей поесть, жаль, что выпить не предложил, хотя, тогда Динь бы отказалась. От воспоминания у девушки заурчало в животе и она сконфужено поморщилась, отводя взгляд от своего спутника.
- Слушай, а кем ты был до того, как попал в Сторибрук? – Быстро сменив тему, интересуется светловолосая. Нет, ей было не очень-то это интересно, но о чем-то поговорить надо, а то она уже и сама начала себя чувствовать иждивенкой. А так – почти друзья. - И почему ты не знаешь о местном, едиснтвенном, увесилительном заведении? Жил отшельником за чертой города?
Главное, чтобы на её пути вновь не встал какой-нибудь колдун. А то поможет второму Пэну или Темному, а потом снова будет казнить себя и топиться в алкоголе, только, к сожалению, столько выпивки здесь точно не было. Так что, лучше прощупать почву перед тем, как лезть в капкан.

+1

8

Про выпивку я не говорил, она в прайс не входит. Много обещать не могу, но на ночь номер сниму. Или даже два номера, – проговорил Нил с усмешкой, выпрямившись. Теперь его использовали вместо подпорки с автоматической подачей алкоголя – хорошее начало. С другой стороны, ничто не мешало ему в любой момент прекратить этот фарс одним резким выражением, похожим на те, которыми девушка разбрасывалась минуту назад. Были в его жизни такие заманчивые возможности, какие он никогда бы не использовал, но мысль о них грела нехорошим огнем. На героя Нил ничего не ответил, не стал озвучивать очевидное, а на философствования только поморщился. Именно дорогой благих намерений он попал на «тот свет», или, скорее, на «этот свет», и обратно не собирался.

Я просто осматриваюсь, – отмахнулся Нил от подначки, хотя это и заставило его задуматься. Неужели слово «беглец», как клеймо, выжжено у него на лице? Если едва не каждый встречный видит это, то затея с бегством провалилась, даже не начавшись, даже до того, как он ее задумал. Подумать только, первая попавшаяся пьяная девица раскрывает его планы в шутку. Нил только растерянно потер бровь, ступая следом за ней и выслушивая ее причитания. Впрочем, такой уж пьяной незнакомка не казалась: и шла нормально, и язык у нее не заплетался, и здоровое злорадство проглядывало. А ведь, судя по однозначным звукам, пила героиня сегодняшнего вечера на пустой желудок. Магический город, чудеса, что поделать. Нил отстраненно прикинул, на сколько хватит его слегка оскудевших финансов, если придется платить за номер, обеспечивать себя пропитанием, покупать различные бытовые мелочи и прочее; а еще помочь идущей рядом стеснительной нахалке, раз уж имел смелость предложить. Он сильно сомневался, что в Сторибруке открыта вакансия физика-теоретика, а возвращаться на скользкий путь преступника не хотел.

Внезапно Нил понял, что думает так, будто собирается остаться здесь надолго, и упрямо мотнул головой. Выдержать бы несколько дней на такой пороховой бочке, на это средств как раз хватало. А потом надо что-нибудь придумать. Он настолько погрузился в свои мысли, что едва не прослушал очередные вопросы

А? Что? А-а… – протянул Нил, не возмущаясь чрезмерному любопытству. Он бы и сам давно начал бы дознаваться, с кем имеет дело, если б не забылся напрочь. Незнакомка его переиграла, начала первой, и Нил пожал плечами. – Я был ученым, а сюда попал недавно, говорил уже. Можно сказать, что отшельничал. Поэтому мне и надо разобраться… Во всем этом. Что насчет тебя? Кстати, я Нил, а тебя как называть?

Нил рефлекторно сунул руки в карманы и вытащил зажигалку, потом вспомнил про сигареты, чертыхнулся и положил ее на место. Он снова вступил в ряды курящих всего день назад, а старые, казалось бы, давно забытые привычки тут как тут.

+1

9

Глупо было полагать, что Нил купится на её заявление, ведь он действительно ни слова не сказал по поводу выпивки или еды, учитывая, что и так решился взять расходы на какую-то проходимку-иждивенку. Но попытка не пытка. Учитывая, что он слишком добр и, как думалось фее, доверчив, а так же легко поддается нажиму. Вот она и решила прощупать да продавить, уж если и садиться кому-то на шею, то стоит убедиться, что сидишь ты с комфортом и не важно, куда тебя несут.
Отчасти этот пофигизм был вызван неудачными попытками воплотить в жизнь задуманный план, отчасти – отсутствием продвижек по возвращению крыльев. Последнее и вовсе вводило в депрессию. Остановить Пэна у неё вряд ли получится в одиночку, здешние маги и колдуны, а так же волшебницы, – за исключением, наверное фей, которых Динь обходила стороной, словно совсем недавно получила от них судебный запрет, - не горели желанием помогать оборванке, больше похожей на бродяжку, нежели на мелкую козявку с крыльями.
- Было-было! Ты сказал: «С меня ночлег и выпивка, а с тебя – место, где это все можно организовать прямо сейчас.» Я твои слова слово в слово передаю, неужели ты думаешь, что я вру? – Она наигранно схватилась за сердце, словно его недоверие ранило её так глубоко, что она даже, на некоторое время, потеряла дар речи. – Ты вот мне скажи, ты чего такой добрый? Радуйся, что на шею пытается сесть фея, а не какая-нибудь кикимора болотная или что там ещё в вашем Зачарованном Лесу обитает. В общем, тебе повезло, что ты встретил меня, но все равно, мне не понятны твои порывы. Не дешевое ведь удовольствие.
Она разглагольствовала, ярко жестикулируя. Да, все ещё оставался шанс, что перед ней какой-нибудь простачок из сказки, что должна научить детей думать, прежде чем делать или тому, что творить добро каждому встречному поперечному не самая лучшая затея. В общем-то, Тинк было все равно, за исключением того факта, что она могла вот так просто и нелепо купиться на обычную наживку и сейчас преспокойно идти в ловушку. Только вот и Белл не лыком шита и за себя постоять могла. К тому же, её видок да и алкогольный перегар мог запросто сбить с толку, внушив мысль о легкой добыче.
- Странные маршруты. Давно леса не видел? Провести тебе экскурсию? Это городское дерево, а вон там, видишь, такое, высокое и разлапистое, видишь? Тоже городское дерево. А знаешь почему? Потому что все это считается ещё чертой города! – Паясничала девушка, забавляясь от собственной остроумности. Нет, все-таки выпитое знатно сказывалось на ней, и она немного перегибала палку. – Просто так осматриваются в городе, ходят по улице, но никак не за его пределами. Знаешь, по себе могу сказать, сюда приходят или дети, или те, кому нечего делать там. Ладно я, меня из башни выгнали, но ты-то точно бежишь, - она резко стала серьезной, на лицо упала тень и на лбу появилась морщинка, - беглецов я различаю сразу. Слишком долго сама бежала от всего.
Вот это поворот. Она точно не ожидала такого, потому что, как ей говорили, это невозможно. Видимо, королева позаботилась о защите или чем-то в этом роде - в проклятьях, чтобы она не говорила, Тинк разбиралась не так хорошо, как в светлой магии, но и то кое-что понимала.
- Сюда попал недавно? Серьезно? То есть в город можно попасть? А выйти? Ой! – До неё дошло, что она, возможно, говорит с тем, кто ни сном, ни духом не знает о страшной тайне Сторибрука. Хотя, ей-то на неё наплевать, это не её город, но, почему-то, в отличие от Чеширского Кота, она все равно переживала за судьбу местных жителей, за того же Ворчуна, что оказался так добр. – Ну, я тоже в городе недавно. Беженка, если можно так сказать. Вот. Нил, хм, Нил. Как-то просто. – Она произнесла его имя ещё пару раз, пытаясь понять, вызывает ли оно в ней какой-нибудь отклик или нет. Но, увы, Динь давно уже не фея и не могла определить по звучанию голоса, каков человек на  самом деле, да и раньше была в этом плоха, иначе не доверяла бы так легко пиратам. Хотя, может это и не то имя, что дали ребенку при рождении. – А я – Тинкер Белл. Кланяться и аплодировать не стоит, я не при параде. Итак, Нил, а как же ты сюда попал? Расскажи мне поподробнее.

+1

10

Конечно, я так не думаю. Я это знаю, — совсем уже непреклонно отрезал Нил. Театральные штучки девушки его явно не впечатлили, а вот упоминание волшебного почти слова "фея" заставило посмотреть на нее другими глазами. Конечно, для феи незнакомка была несколько великовата, если не громадна, и ни крыльев, ни палочки у нее не было. Однако и Румпельштильцхен, даже вернувшись в город, не покрылся мелкой чешуей и золотой пылью и смотрел на мир глазами, немало похожими на те, которые сам Нил видел в зеркале. Человеческими, то есть. Та сила, что перенесла волшебных существ в мир без волшебства, сильно изменила их. Внешне, по крайней мере. К счастью, феи — не те создания, которые вдруг начинают творить злодейства спустя первые полчаса знакомства. Хотя Нил и знал только одну. — Я не залетный ангел, даже не надейся. Просто, если бы мне когда-то вот так помогли, я был бы очень рад. К тому же...

К тому же, проснувшись сегодня от очередного кошмара, он едва не заорал, сквозь сон увидев кровь на своих руках, алую, свежую. Он мог бы поклясться, что чувствует ее липкий жар, чует запах ржавого железа и пороха. Это была всего лишь секундная иллюзия, порождение измученного рассудка, но как же она била по нервам! Прекрасно понимая, что ведет себя откровенно глупо, Нил все же пытался смыть несуществующую кровь. Снова и снова — и бесполезно. Словно он был отмечен прикосновением чистейшего зла, такого знакомого и ужасающего до сих пор, через все года и невзгоды. Это прикосновение не смыть ни водой, ни мылом, ничем. Его даже не содрать с себя вместе с кожей, а Нил бы попытался, будь он хоть немного слабее, точно бы попытался. Он совершил много нехороших, незаконных, для приличного общества стыдных, поступков, но никогда не переходил некой нравственной черты. А не так давно он не просто пересек ее — порвал в клочья... С пугающей его самого легкостью.

... я хочу сделать что-нибудь доброе, пока злого не стало слишком много. Считай это кармой, верой, кхм, героя, если хочешь. И выпить — не такая уж плохая идея, — продолжил Нил, с трудом уняв странное чувство в груди, будто его сердце билось не так, как должно, а с издевкой, зловеще. Будто это вовсе уже и не его сердце, а чужое, холодное и тяжелое. Как, черт возьми, другие люди живут с этим, как могут улыбаться, как спят по ночам, как?! Нил помрачнел и все попытки феи пошутить, неудачные причем, сопровождал непонимающим взглядом. Но вот и на ее лицо легла тень, и он опустил глаза. Такая же, значит, со своими причинами бежать и, может быть, со своей виной, которую так легко и удобно топить в выпивке. Вот уж кого он не ожидал встретить, так это родственную душу. Фею-беглянку. Он и представить не мог, от чего бегут феи.

—  Откуда мне знать, как оно работает? Я же не, — Нил изобразил пару небрежных пассов руками, — маг, я не разбираюсь во всех этих барьерах, проклятиях и других гадостях, — поделился он, едва поспевая за ходом мыслей девушки. Слишком уж активно она перескакивала с темы на тему, слишком легко было потерять нить разговора. Нил приподнял брови, услышав столь красноречивый отзыв о собственном имени. Опять оно кому-то не нравится, хоть снова меняй. Называться Бэлфайром он, вопреки всему и вся, решительно не хотел, и вовсе не потому, что это могло быть опасно. Услышав же имя самой феи, Нил снова оглядел ее, на этот раз с куда большим интересом, даже едва не шагнул мимо тропинки. Тинкер Белл — из той же компании, что и Питер Пэн и, конечно же, Крюк. Капитан Крюк. Мысль сразу уцепилась за пирата из далекого прошлого и, как ни пытался, Нил не смог перестать о нем думать. Если здесь эта маленькая зеленая фея, то и капитан может быть в городе. Она вполне может знать, где он и что с ним, и жив ли он вообще. Еще один оживший призрак, сколько их будет?

Я просто пришел, или скорее прибежал, ничего не почувствовал даже, — ответил Нил, умолчав обо всем, что было после этого первого прихода. Не стоит раскрывать хоть половину карт перед полузнакомой дебоширкой, даже если это Тинкер Белл. Или особенно, если это Тинкер Белл. Нил не знал, можно ли ей доверять, не враги ли они с Киллианом. Подставить и себя, и его из-за собственного любопытства очень не хотелось. Особенно после отца с его невовремя проснувшимся героизмом. Хватит, из-за него, Нила, и так произошло слишком много всякого. Если и искать кого-то, то в одиночестве и спокойствии, без лишних фейских глаз и ушей. Пока суть да дело, они дошли до города. — Значит, та самая фея из сказки про Неверленд? Про вас в этом мире все знают, хотя и, наверное, переврали историю. Но я думал, что сюда попадают только из Зачарованного Леса или, например, из-за границы. А остальные тоже тут? Кстати, куда дальше?

+1

11

- Дожили, мне не верят! – Фыркнула она, но тему сменила. Динь шла в ногу, хоть это и было сложно, внимательно слушала то, что говорит её новый знакомец и кивала, когда это было уместно. Забавная ситуация. Он говорит об ангелах, а сам предлагает первой встречной жилье. Либо очень социально ориентированный, либо попросту глуп. Прожив много лет в Невеленде, Тинк кое-что поняла. Но нет, учить его, как жить, она не будет. Пусть сам наступает на грабли и разбивает себе нос. Она в этом участвовать не собирается, и помогать тоже. Взрослый мужчина, небось, и шнурки сам себе завязывает, разберется и без совета разжалованной феи. – О, поверь, я и не надеялась! Слишком много хорошего за один день.
В её жизни, после своеобразного падения, - которое была на самом деле, когда Рул Горм сообщила, что она больше в неё не верит, произнеся формулу и получив её палочку и крылья, Белл действительно шмякнулась на твёрдую, холодную землю, - это сплошная черная полоса без просвета. Иногда, сказочной фее приходила на ум мысли, а что было бы, если бы она забрела в Ущелье Теней? Может такое существование в виде бестелесной сущности и было тем самым наказанием, которое светловолосая заслужила? Что вы знаете о её народе? Сказки рассказывают разное. Где-то крылатые девы становятся добрыми крестными, где-то превращаются в тех, кто накладывает заклятье, чтобы исправить несносный характер принцев и принцесс, а где-то они озорные проказницы, которым-то и надо, что с путниками играть. Все, в принципе, правда, но вы когда-нибудь видели фею-предательницу? Знакомьтесь – Тинкер Белл. И это её ест изнутри уже очень много лет. Так что да, жизнь в Неверленде и месяц в Сторибруке не кажутся её сладкой патокой.
- Не стало слишком много вокруг… или в тебе?- Динь не говорила как тот, кто выпил бутылку алкоголя. Она была слишком трезва, чтобы заметить колебание, почувствовать перемену настроения. Все-таки что-то от феи в ней осталось. – Насколько же я жалко выгляжу, что ты решил за счет меня свою карму подправить?
Она расхохоталась. Ну, научилась уже жить бок о бок со здоровой иронией и находить забавным свое положение, так что слова Нила действительно показались ей весьма забавными. Правда горьковатый вкус после них все же сладил сладость, и она покачала головой. Нашли друг друга, ага, как в самой захудалой и проходной балладе. Покачав головой она опустила взгляд, вперив его себе под ноги. Да, вот только того, кто будет наталкивать её на самоанализ и самоедство ей не хватало, но выбирать не приходится. «Не так уж и далеко ты продвинулась, Тинк, с тех пор, как оказалась в этом чёртовом мире!» - Справедливое замечание.
- Что, прости? – Она даже вскинула брови и сделала удивленное лицо. Вот тебе и поворот. Как легко он сдал свои позиции. – Так ты все-таки из Зачарованного Леса? Обманщик!
Девушка остановилась и топнула ножкой, ткнув в его сторону указательный пальцем правой руки. Несколько мгновений назад он уверял её, что тут недавно, а сейчас выяснилось, что он представитель сказочного народа, которых в этот мир перенесло или заклинание Злой Королевы, или же Питера Пэна. Вновь внутри зашевелилось недоверие и голубые глаза пробежались по тропинке в поисках чего-то увесистого, чем можно было нехило так ударить, если что.
А потом он вновь повернул в сторону, и она вообще перестала что-либо понимать. Пробежал? Что он нес? Белл наклонила голову на бок и свела брови на переносице, чуть поджав губы. Она определенно что-то упускала из виду, но что? Вопросы со стороны мужчины были наводящими, и коль он отказывался играть честно, она тоже решила поюлить. Уж что-что, а это фея умела.
- О, вот как, обо мне тут знают? Забавно!  – Она стояла с кислой миной, а потом кивнула в сторону заборов, что были впереди.– Нам туда. Да, сюда перенесли всех, кто был в Зачарованном Лесу. – Спокойно начала она вести свою нить лжи, не чувствуя угрызения совести. – Неверленд часть того мира, так что и нас сюда перенесло, а всех или нет – я-то откуда знаю. Вспомнила свою жизнь недавно. Вот и все. Пройдем через дворы, там есть проулок, грязный правда, но думаю ты не сахарный. А дальше один квартал и мы «У Бабушки». Идем? Скажи мне, Нил, - Тинк делает особое ударение на его имя, - а кем ты был до того, как грянуло проклятье, м?

+1

12

Услышав обвинения в обмане, он буквально споткнулся. Это было невероятно. Совершеннейше невероятно. Чтобы он, Нил Кэссиди, человек, который второй десяток лет озлобленно и упрямо честен, невзирая на последствия... И его обвиняют во лжи! Нил уже раскрыл было обиженно рот, чтобы подробно объяснить фее, насколько она ошиблась, но промолчал. Пусть Тинкер думает, что хочет, это ему только на руку: не придется пускаться в подробные объяснения, и, следовательно, не придется пройтись по грани между тем, что можно рассказать, и тем, о чем ляпнуть никак нельзя.

Волшебная фраза "Неверленд часть того мира, так что и нас сюда перенесло" однако подняла ему испорченное настроение. Настолько, что Нил чуть опять не прослушал, что там спрашивает словоохотливая фея.

Да, да, идем, — отозвался он. Не заведет же его Тинкер Белл темными переулками в крокодилью пасть? А если заведет, не поздоровится им всем, о чем фея, к сожалению или к счастью, и не подозревала. Вопрос о прошлом до проклятия, знать бы еще когда это проклятие началось, насторожил Нила против воли. Он понимал, что фее, о которой он уже кой-чего знает, тоже хочется узнать о нем хоть что-нибудь из той же настороженности. И все же Нил не горел желанием рассказывать о себе. — Не уверен, что ты знаешь, что это, но я был физиком-теоретиком. Ну, то есть, ученым, — Нил, шедший по указанному феей маршруту, взглянул на нее и понял, что по ее мнению наверняка несет какую-то чушь. — А, ты про Зачарованный Лес? Там я был самым простым человеком. Крестьянином.

Нил не стал упоминать даже, что был сыном прядильщика. Он уже знал, что прялка Румпельштильцхена — вещь не просто всем известная, а легендарная, о золотой нити даже в его сказке написано.

В той самой сказке, которую Нил собирался с ним обсудить, выспросив, за каким чертом ему понадобился чей-то первенец. Насколько вообще правдиво то, что про их историю пишут на Земле?

Нил до поры выкинул эту мысль из головы и вернулся к делам насущным. Возможно, местные жители даже знают, что сын Темного пропал, пропал в немагическом мире. Сложишь дважды два — поймешь, что самый обычный человек, крестьянин, идет в комплекте с самым необычным отцом, Темным магом, и бежать бы от них куда подальше. Такого поворота Нил не хотел.

Слушай, Тинкер, — словно в отместку, Нил выделил ее имя голосом. — Что тебе не нравится в моем имени? Оно похоже на какое-то фейское ругательство?

Меж тем упомянутый грязный проулок, на самом деле довольно чистый по сравнению с нормальной улицей Нью-Йорка, предстал перед глазами Нила во всей красе и ничуть не впечатлил. Он припомнил, что Тинкер говорила о дороге, и долгим взглядом взглянул вперед, словно надеялся увидеть "У бабушки" немедленно прямо отсюда.

+1

13

Тинкер снова ускорила шаг, забавно перепрыгивая с кочки на кочку, когда таковые появлялись в поле её зрения. Без крыльев в теле не было той легкости, которую ей бы хотелось иметь, не было подвижности и усталость, иногда, брала свое. Хоть леса Неверленда, его непролазные джунгли и научили девушку выносливости, она все равно, зачастую, теряла силы. Иногда даже это её пугало.
- Крестьянин, да? – Растягивая каждую букву, произносит фея, косясь на мужчину. Ну вот не верила она в его слова, за несколько минут общения Нил уже допустил одну ошибку, сообщив, что раньше он жил в Нью-Йорке, только вот никто не может покинуть Сторибрук, проклятье не перекидывало сказочных жителей в другие города. Что-то он скрывал, и чуяла задница Белл, скрывал он что-то плохое из своего прошлого. С другой стороны, разве ей не хотелось бы забыть все, что с ней было на острове и незадолго до него?  Начать все заново? – Точно, крестьянин, то-то я смотрю лицо у тебя простаковское.
Она чуть прищурилась и с играющей на губах полуулыбкой начала поглядывать за Кэссиди, ожидая его реакцию на толстую, по её мнению, шпильку. Да, она не знала, что такое физик-ядерщик, да и ей это было до фонаря, если только его профессия в этом мире не могла ей помочь остудить пыл Пэна. Кстати, о Пэне, он сказал, что о них тут знают, вот и интересно, что именно знают о её истории.
- Слушай, Нил, - вновь выделив имя, начинает Динь, заведя руки за спину и сцепив их в замок, вышагивая чуть впереди, ловко маневрируя между лужицами, мусором и чем-то, о чем даже думать не хотелось, зато это что-то с удовольствием напоминало о себе, воняя на весь квартал.- А какую сказку сочинили тут про Неверленд и меня?
На секунду она замерла, позволяя мужчине сравняться с ней и, стараясь не отставать, широко зашагала, подстраиваясь под него. Сердце пропускало удары, болезненно сжималось, норовя вогнать её в состоянии, близкое к страху и панике. Разнеслась ли слава о падшей феечке, чьи амбиции едва не подставили под удар всех сестер или же никто не знал о том, что Рул Горм отняла её силы и забрала крылья, сделав частью смертного мира, такой же, как её ненаглядный мальчик Питер? А может известно и о том, что она стала причиной гибели одного пиратского корабля, чей капитан пытался благородно защитить потерянных мальчишек?
- Да, Нил? – Тинк по его тону поняла, что это маленькая война, завязанная на именах и ударениях на них. Забавно, неужели он не знал, насколько остры на язык феи? – Что? Твое имя? Ну сам послушай – Нил! Правда, ужасно? Мне ещё и твоя прическа не нравится. Словно твою голову хотел откусить верблюд и, когда уже полностью затолкнул её в пасть, решил, что овчинка выделки не стоит, поэтому выплюнул. Ужас же, скажи своему цирюльнику, что он слепой, старый вонючка, вот! Это ж протест против моды, Нил!
Она наигранно фыркнула, просто соскочив с темы и чуть прибавила шагу, сворачивая в кишку смежного переулка, а через минуту уже выведя своего незадачливого, или, скорее всего, озадаченного спутника на улицу, с которой открывался прекрасный вид на закусочную, а по совместительству, отель, единственный и неповторимый в этом забытом всеми ветрами городе, под простым названием: «У Бабушки!»
- Ну вот, фея обещала, и фея сделала, осталось узнать, насколько можно верить всяким там крестьянам, физикам-едрильщикам, по имени Нил. Идем! – Хихикнув, она чуть подпрыгнула и едва не бегом направилась к крыльцу.

+1

14

Какое есть, — буркнул Нил в ответ на очередную неудачную шуточку Белл. То имя не угодило, то лицо — что дальше? От ответной шпильки фею спасало только то, что она была пьяна, в отличие от своего спутника. Отчего-то Нил надеялся, что остаток пути пройдет в тишине, однако не судьба: Тинкер захотелось узнать, что же про нее пишут и снимают в мире без магии, как много лет назад того же захотелось Крюку. Вот только теперь носитель столь ценного знания так быстро "колоться" не собирался: — Я едва помню эти истории и у меня был насыщенный день. Если хочешь, поговорим об этом потом.

Кажется, такой ответ Зеленую не устроил, но Нила это в тот момент совершенно не волновало. Он не хотел выдать какие-нибудь бредни, которыми когда-то старательно доводил Крюка не то до нервного тика, не то до приступа смеха. То был Крюк, человек из металла — и буквально тоже, если считать крюк — и фея явно проигрывала ему в спокойствии. Вот в тепле и уюте гостиничного номера можно и поговорить.

Кхе-кхе, — только этим Нил и смог отозваться на пространную тираду о его прическе. Больше никакие слова, по крайней мере цензурные, в голову ему не пришли. Да, в последние дни он меньше всего заботился о внешнем виде, его, черт возьми, убить хотели! И все же совсем плачевно Нил, как он надеялся, не выглядел. Он даже притормозил, невольно пропуская Тинкер вперед, и уже собирался справедливо отмстить ей какой-нибудь обидной подколкой, когда увидел знаменитое "У бабушки". Не впечатлило: гостиница как гостиница, со встроенным кафе, таких по всей стране полно. Разве что работали, отдыхали, жили там сказочные существа. Нил надеялся, что всем в "У бабушки" заправляет не какая-нибудь любительница полетов на метле или великанша-людоедка.

Бабушка, собственно, оказалась нормальной, строгой на вид старушкой. Заходя внутрь вслед за феей, Нил вдруг вспомнил, что сигарет они так и не купили.

Черт, Тинкер... — начал было он, но махнул рукой. Сигареты ему сегодня заменит выпивка. — А, забудь. Что закажем? И, надеюсь, тут есть номера на двоих.

+1

15

- Ой, да брось! – Обиженно протянула фея, прекрасно понимая, что Нил просто ломается, а не не помнит. Ну надо же, он бы ещё и обиделся на неё, ножкой там топнул, высказал все в лицо, разорвал договоренность… Хотя нет, тут она погорячилась, не нужно с ней ничего разрывать, иначе очередную ночь на свежем воздухе она точно не переживет, с учетом того, что все её пойло, пусть и дешевое, но добытое непосильным трудом. Ей даже пришлось переступить через собственные принципы, прежде чем решиться на кражу. Так что ей с ним ссориться вообще не с руки было. – Мог бы и рассказать, чего тебе это стоит? Как будто ты на что-то обиделся.
Тинк фыркнула и вскинула подбородок, отвернувшись от мужчины. Ну и пусть, узнает у кого-нибудь другого, более сговорчивого и приятного в общении. В последние несколько минут из него и слова нормального не вытянешь. Вот тебе и спаситель, видно, что уже мечтает от неё избавиться. Как то от таких мыслей она слегка приуныла. Да и ладно, даже если слова своего не сдержит и не поможет ей с жильем, она хотя бы поест и согреется. Не смотря на то, что на улице было тепло, а днем так и вовсе иногда жарковато, ночи все еще оставались холодными, а с моря и вовсе дул пронизывающий ветер, от которого не было спасения.
Решив, что ничего страшного все равно не произойдет, - то, что Нил не является агентом Питера, решившего проверить всех своих друзей-врагов, подсылая к ним вот таких вот Нилов, она уже убедилась, слишком прост этот крестьянин, - Белл остыла и решила немного поумерить свой пыл. Хотя, в таком состоянии, в котором она пребывала последние полчаса, вряд ли можно было рассчитывать на что-то путное. Но она искренне пообещала себе более не оскорблять бедолагу и постараться быть вежливой.
Идти в «У бабушки» первой она не хотела, в последний раз старушка явно дала понять, что побирушкам вроде неё тут ничего не светит, тогда ей Ворчун помог, а сейчас, когда колокольчик над головой звякнул, Тинк чуть вжала голову, сразу подметив, что место гнома пустует и, стараясь быть незаметной, быстро прошла к дальнему столику, сунув руки в карманы.
- Я не черт, - тихо ответила девушка, сверкнув васильковыми глазами, зло сверкнув, надо сказать, - я – фея. Я же тебе уже говорила, забыл? В общем, я буду дургер..., фургер…, хампурфер, во!
Очередная колкость сорвалась с языка, и она мысленно себя отчитала, но все же решила простить столь мелко нарушение своего слова и постараться уже через секунду исправиться. Правда, секунда эта затянулась на добрых три минуты, пока Нил делал заказ миловидной, но весьма интересно одетой девушке. может она тоже фея из начинающих? помнится у Белл была такая же короткая юбка, но её-то в ней сподручно летать было.
- Ну что, а теперь ты мне расскажешь истории? Ну, пожалуйста! Обещая больше не пытаться тебя обижать! – Она даже выпрямилась и сложила руки на столе, как это делают школьники, то ли приготовившись слушать, то ли показывая, что она себя уже начала вести прилично. Кто разберет этих фей.- Ну или, быть может, тебя устроит бартер? Ты мне историю, я тебе. Правда, не знаю, что бы тебе было интересно.
В этом Сторибруке только так и жили. Обменивались, предлагали услугу взамен услуги, ничего от чистого сердца, все с оглядкой на выгоду. И это, поначалу, сильно задевало Тинк, она действительно тяжело переживала подобное, а потом смирилась, как то втянулась и уже сама была не прочь взять с кого-то слово, что он будет её должником. Иногда, после долгих размышлений на эту тему, когда она была трезва, конечно, Динь становилось грустно и страшно, казалось, что из-за всего этого она больше не станет феей. Теперь же девушка старалась отгонять от себя эти дурные мысли.

0


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Царь детской площадки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC