В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ

Ничего нового
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » The pirate treasure and fairy dust


The pirate treasure and fairy dust

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

http://s9.uploads.ru/YGimn.gifhttp://s8.uploads.ru/Jl3qm.gif

- Если бы я знал лучше, я бы сказал, что вы фея.
- А если бы я знала лучше, я бы сказала, что вы пират.

THE PIRATE TREASURE AND FAIRY DUST
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Киллиан Джонс и Тинкер Белл.

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Давным-давно на берегах Зачарованного Леса.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Сми умел находить вещи. Иногда на это у него уходил день, иногда неделя, бывало, что поиск длился месяцами, но в этот раз ему повезло, уже спустя несколько часов он притащил в своей дурацкой, красной, вязаной шапке светящееся нечто, звонко ругающееся и поливавшее пирата грязью. Зеленая фея не вовремя задремала в тюльпане. А теперь она сидела в фонаре, зло смотрела на Джонса и требовала вернуть ей палочку. Но у капитана Веселого Роджера были свои планы на несносную козявку, он хотел проникнуть туда, куда мало кому удавалось попасть, и для этого понадобилась магия феи. Теперь оставалось уговорить Белл, ну или  шантажировать...

Отредактировано Tinker Bell (11-11-2018 04:11:08)

+2

2

За что Киллиан ценил Сми, так это за его нюх, способный привести того не только к свежей выпечке. И все же, те часы, что капитану пришлось провести в ожидании своего помощника, тянулись невыносимо долго. Как для капитана, так и для его людей. Он успел измерить палубу своими шагами, чужими шагами, ведрами воды - которые ретиво пускала в ход команда, драя доски с тем остервенением, которое находило на них, когда капитан был не в духе - и уже начал примериваться к попугаям, когда к сходням, наконец, приблизилась знакомая пухлая фигура со знакомой красной шапкой в руках. Пожалуй, тех лучей благодарности, которыми окатила Сми команда, должно было хватить не только согреть его, но и сварить. Капитан, наконец, перестал торчать на палубе и отправился в каюту, смотреть, что же приволок его верный помощник, команда, наконец, смогла облегченно вздохнуть и побросать щетки обратно в ведра.
Невыносимый, непрекращающийся писк, пусть и несколько приглушенный шапкой, каким-то непостижимым образом умудрялся заполнять все пространство целиком, и начал раздражать Джонса уже спустя первые минуты пребывания в каюте. Вести переговоры так было решительно невозможно. Вероятно, пленница шапки была примерно того же мнения, как минимум потому, что не видела, с кем же той предстоит переговариваться. Капитан огляделся вокруг, в поисках чего-то, что сможет помочь решить столь досадную проблему. Ну, кто бы мог подумать, что от этого старого фонаря может быть какая-то польза? Сми вытряхнул фею из своей шапки, быстро захлопнул стеклянную дверцу и водрузил фонарь на стол перед сидящим за ним же капитаном. С одной стороны писк перестал так остро впиваться в уши, с другой – звучал теперь, будто из банки и все еще нервировал Киллиана.
- Если бы я не знал, что ты фея, я бы предположил, что ты завсегдатай портовой таверны,- пират уже практически перестал морщиться от звука ее голоса, и теперь рассматривал пленницу через стекло.- Ладно, хватит пищать. Хватит, я сказал,- он щелкнул пальцами по стеклу, надеясь хоть так прервать бесконечный поток возмущения.- Поверь, лапочка, я верну тебе все твои вещи и даже велю отнести на ту же самую поляну, с которой Сми умудрился тебя выковырять, но перед этим нам надо поговорить.
- Вообще-то не знаю, капитан, смогу ли я снова пробраться на ту же…
Киллиан раздраженно прервал своего помощника взмахом руки, не отрывая взгляда от феи. Что-то совершенно точно шло не так, конструктивный диалог не строился. Вполне возможно, что виноват был фонарь, в котором сидела девица а может быть, она просто не с той ноги проснулась. И пусть проснуться с нужной ноги совсем не просто, особенно когда тебя при этом пихают в шапку и куда-то тащат, но для общего дела фея вообще-то могла и постараться. В конце концов, разве не должны феи помогать людям во всяких благих начинаниях? Пират вздохнул, сделал паузу, выдохнул, и вновь заговорил.
- Ладно, мне кажется, мы немного неправильно начали. Я – капитан Киллиан Джонс и ты на борту моего корабля. Не переживая, я вовсе не собираюсь держать тебя взаперти,- в противном случае он рисковал бы свихнуться, изо дня в день слушая этот писк,- но мне нужна кое-какая помощь от тебя,- он помолчал, давая фее переварить полученную информацию, прежде чем продолжить.- Так, что, мы сможем прийти к какому-то соглашению?
Капитан очень надеялся, что смогут. Ему совсем не хотелось выдергивать этому маленькому существу крылья, но, если придется… интересно, как долго фея протянет, если зажечь масляный фитиль?

Отредактировано Cpt. Hook (09-06-2018 17:53:16)

+1

3

Быть феей хорошо. Полная свобода, вечное, относительное детство. А что? Кто всерьез воспримет существо, чуть больше указательного пальцы? Так что, Динь старалась не разочаровывать людей в их предубеждении. Да, феей быть хорошо, если не считать того факта, что ты переступила запретную черту и теперь вынуждена держаться подальше от своих сородичей, чтобы они не привели тебя на честный суд к верховной Голубой Фее. Не все так радужно, как могло показаться в самом начале.
Именно поэтому Тинк искала себе ночлег, решив остаться на маковой полянке близ небольшого ручья. Что тут могло случиться? От территории её народца она располагалась далеко, от людских поселений ещё дальше. Спрятать крылья, приглушить свечение и все, дело в шляпе, можно спокойно спать, завернувшись в алый лепесток закрытого цветка. И все бы так и было. 
До сих пор, сидя в чертовом фонаре, задыхаясь от мерзкого, сального запаха, оглушенная голосами гигантов-людей, она не понимала, как могла пропустить появление толстого увальня с красной, глупой шапкой в руке. Но все по порядку. Итак, Тинкер Белл уснула, вымоталась за день, поскольку преодолела лишь половину намеченного расстояние, а время ведь ждать не будет, но лететь в потемках через море, располагавшееся в нескольких километрах от полянки, было глупо. А вдруг шторм или ещё какая напасть? Нет, логично было бы дождаться утра. Только логика завела её прямиком в колпак, засаленный и провонявший морской солью.
Сон пришел быстро, унося фею в страну грез, откуда она черпала свои силы, а потом что-то пошло не так, и вот уже раскачиваясь в душном, жарком плену, неспособная вернуть себе равновесие, а ещё, она поняла, что палочки нет. Динь-Динь билась и верещала, грозилась уничтожить похитителя, если он сию же минуту не выпустит её, проклянет его и всю его родню. Вряд ли этот остолоп знает, что волшебный, крылатый народец несет только светлое волшебство.
- Немедленно выпусти меня, иначе я за себя не отвечаю! Думаешь, отсутствие волшебной палочки меня остановит? О-о-о, как же ты заблуждаешься! Я превращу тебя в улитку и раздавлю! Я прокляну тебя и всех, кто тебе дорог! Выпусти меня немедленно! – Кричала Белл, но голос её для ушей смертных был столь тонким и пронзительным, что едва ли они его отличали от писка.  Она билась в алом плену, но крылья убрала, боясь повредить их.
Иногда она затихала, чтобы приникнуть к небольшой дырочке в шапке и посмотреть, куда они движутся. Так она и заметила огни корабельных фонарей, висящих вдоль борта и на корме. Зычные голоса моряков приветствовали её пленителя, кто-то весело приветствовал пират, хлопнув его по плечу. До Динь дошел запах пота и она поморщилась, отпрянув от своего наблюдательного пункта, из-за чего золотисто-зеленая пыльца снова осыпалась на дно шапки. «Значит, тебя зовут Сми, ну-ну!» - Мелькнуло в голове светловолосой, пока она крепко зажимала нос. Голоса замолкли позади, и вскоре пухляка приветствовал иной, незнакомый. Она вновь забилась, поняв, что её внесли в каюту.
- Выпустите меня немедленно! Ублюдки! Да я вас… - Тинк выругалась очень грязно, забившись с удвоенной силой. Это было не к добру, поскольку среди пиратов, насколько она знала, ходили разные слух, к примеру, о том, что крылья феи обладали магическими свойствами, даже отдельно от их носительницы, а в том, что это пираты, она уже не сомневалась.
На секунду все затихло, она замерла, вслушиваясь, а потом её тряхнуло, она куда-то провалилась и больно ударилась спиной о стеклянную стенку фонаря, теряя на долю секунды дыхание. Вот так просто шапка сменилась иной тюрьмой, по крайней ере она теперь видела своих мучителей. Резко метнувшись вперед, Белл вновь ударяется о закрытую крышку, которую захлопнули прямо перед носом, опрокинув её назад.
- Если бы я не знал, что ты фея, я бы предположил, что ты завсегдатай портовой таверны,- произносит новый голос и напротив оказывается вытянутое лицо собеседника. Динь поднялась на ноги и фыркнула, сложив руки на груди.
- А если бы я знала, что ты пират, я бы предположила, что ты ублюдок. Хотя… я итак так думаю. Выпусти меня, а то пожалеешь! Немедленно! – она топнула ногой и стукнула ладонями по стеклу. – О, вы даже не представляете, какого врага себе нажили. Это только в сказках да поверьях феи добренькие! Ты мне ещё и рот затыкаешь? Совсем офанарел? – О да, веселый каламбур от той, что посадили в чертов фонарь! – Я считаю до трех, если ты не выпускаешь меня, то тебе не поздоровиться! Итак, раз!
Их разговор перебивает её, она замолкает и, услышав предложение того, кого пухляк назвал капитаном, расхохоталась, схватившись за живот и сложившись пополам. Вот тебе раз, бравые пираты врут куда хуже маленькой козявочки с крыльями. Стыдно, ой как стыдно, вам должно быть но пока она не могла этого сказать поскольку  вытирала слезы, выступившие на глазах.
- Вы хотя бы уж заранее обсудили бы, что мне сказать, раз это деловая встреча. И ладно этот толстяк, любитель сдобы и булочек, но ты-то явно похож на знатного враля! – Укоризненно покачала головой Динь, ужалив сразу обоих, как ей показалось.  – Ой, что правда что ли? Ты только понял, что ты начал совершенно неправильно? Бедолага, умом вы, пираты, явно не блещете, да?
А что ей терять? Все и так понятно. Ей или вырвут крылышки, вытряхнут всю пыльцу, коей она была осыпана с ног до головы, засушат и съедят, - ну откуда Тинк знать, какие у пиратов поверья на счет её народа? – или просто оставят в фонаре в качестве живого и вечного светильника. Так что она дерзила и огрызалась, все-таки голубая права, она странная и неправильная фея.
- Я – капитан Киллиан Джонс и ты на борту моего корабля. – Представляется пленитель и на морщится.
- Ты в курсе, что для того, кто владеет магией имя это весьма сильный рычаг, м? Или ты думал, что я упаду ниц и буду молить о высвобождении? –Вновь презрительный смешок, но она слушает. Провести все время в заточении, когда её друг находится где-то там, в мире жестоком и далеком от магии Белл не улыбалось. – Ой, как великодушно-то, я прям растрогана. Ладно, Джонси, я слушаю, чего тебе надобно от меня? Ты знаешь, я вот все думала, почему никто не любит пиратов, а тут ты и все встало на свои места. Хочешь, чтобы я тебе помогла? Отлично, выпусти меня и отдай волшебную палочку, а там уж я подумаю. Я вижу ты вообще не в курсе, как вести дела, да?  Никто не помогает просто так, к тому же не зная, что от него требуется.
Сделка. О да, феи тоже их заключают и часто в обмен на собственную жизнь, потому-то теперь они живут все в одном месте, чтобы дать отпор и скрывать себя своей же магией.

Отредактировано Tinker Bell (10-06-2018 14:48:50)

+1

4

Мало что можно было придумать хуже, чем вести переговоры с женщинами. Но, поскольку фей мужчин нет, или, во всяком случае, Киллиан о них никогда не слышал, придется иметь дело с кем придется. Главное – успеть прийти к какому-то соглашению до того, как желание оборвать противный писк пересилит желание добраться до компаса.
- Я? Похож на враля?- пират удивленно вскинул бровь, будто подобное обвинение довелось услышать впервые,- О, милая, ты просто разбиваешь мне сердце. Но, на самом деле, моего помощника можно понять, ты только что наобещала ему такого, что, естественно, бедняга не горит желанием возвращать такого сурового мотылька обратно в…где там он тебя нашел. Я бы сказал, в его глазах вообще читается единственное желание оставить такое опасное существо в этом фонаре и никогда из него не выпускать. Но, поверь мне,- Киллиан улыбнулся, как улыбается человек полностью и не безосновательно уверенный в своих словах,- одно мое слово и он отнесет тебя, куда скажешь.
Сми не возражал. Потому что возражать что-то сейчас было для него совсем не безопасно, и потому что ослушаться приказа он не посмел бы, даже приведи тысячу и один здравый довод, почему бы ему не следовало выполнять этот приказ. Так что сейчас толстяк лишь застыл немного в стороне, вновь надев на голову шапку и радуясь, что из нее вытряхнулась такая враждебная фея. Уильям наблюдал за происходящим, являя собой, как он надеялся, вид достаточно уверенного и исполнительного моряка, чтобы в словах его капитана не посмели усомниться. Или, во всяком случае, сомневались не настолько, чтобы капитан решил выгнать того на палубу, долой со своих глаз, а главное с глаз пленницы. Сми вовсе не хотел пропустить известия о том, куда еще его могут заслать, чтобы склонить похищенную фею к сотрудничеству.
- Ой, ну перестань,- Джонс насмешливо фыркнул,- мне вовсе не нужны твои мольбы об освобождении. Мы же с тобой просто беседуем. И разве тот факт, что я представился, не говорит о моих самых добрых намерениях?
Киллиан никогда не любил разыгрывать перед кем бы то ни было сценку из серии доброго и злого пирата. Он прекрасно исполнял обе роли, когда это требовалось, но намного чаще для разрешения всех дел хватало только злого и очень злого пирата. Которые были представлены опять же только в его лице. Намного чаще, но не всегда.
Капитан довольно щелкнул языком.
- Вы только посмотрите на нее, едва встретились и уже интересуется предстоящим делом. Всегда любил женщин с деловой хваткой! Итак, смотри, мотылек. Возможно, ты слышала про крепость, расположенную неподалеку в горах? Крепость была пристанищем некой Равенны, но вот уже некоторое, довольно продолжительное время она пустует. Проход в горах мне известен, только вот незадача, уходя, хозяйка заперла дверь на замо́к. На волшебный замо́к. И теперь нам всего лишь нужно с тобой пробраться в эту крепость, потому что в ней находится ну очень нужная мне вещица.
Во всяком случае, Киллиан надеялся, что этой феи хватит для того, чтобы добраться до нужной ему вещицы, ведь находилась она вовсе не в сокровищнице. Должна находиться не там. О, пират не сомневался, что сокровищницу ведьма обнесла дополнительными заклинаниями, в расчете сохранить все, собранное непосильным трудом в целости и сохранности. Нужный же капитану компас внешне мало отличался от других компасов и должен был оставаться рядом со своим прежним хозяином. Вернее с тем, что осталось от его прежнего хозяина. Где-то в подвалах крепости, в одной из камер темницы.
- Но, ты права, никто не помогает просто так. Видимо, теперь это правило работает и с феями? Мне казалось, ваш народец должен безвозмездно помогать людям обретать их «долго и счастливо». Но, я не против, давай перейдем к здоровому бартеру. Так вот, ты не получишь свою палочку, пока я не получу мой компас.
Киллиан откинулся на спинку стула. Пусть фея ругается, сколько ей влезет, кто сможет ее упрекнуть в скверном настроении, учитывая все обстоятельства? А как только слова кончатся, пусть подумает над сложившейся ситуацией.
- Боюсь, мотылек, ты не в том положении, чтобы диктовать условия. Как ты верно заметила, мы пираты и нас никто не любит. И, уверяю тебя, у них есть все причины, чтобы нас не любить.

+1

5

Ох уж эти перепалки с пиратами. Вечно на каждую твою остроту они находят тысячу шпилек, вонзающихся точно в цель. Динь злилась и от каждого слова раздраженно дергала плечиком, от чего с крылышек сыпалась золотисто-зеленая пыльца. Упрямо выпятив подбородок вперед, сложив руки на груди, она пыталась отвоевать свою свободу, не попав при этом в кабалу долговых обязательств. Почему все так желали заключить сделку с феями, когда они находились в положении заключенных?
- Ты? О да! Ты пират и в каждом твоем слове лжи больше, чем в океане рыбы! – Ядовито отпарировала фея, чуть развернувшись боком к Киллиану. А потом наигранно схватилась за сердце, округлив васильковые глаза, хотя вряд ли он заметил разницу на лице крошечного существа. – Волшебная пыльца, у Джонси есть сердце? Не смеши меня! Ты же вроде многое о феях знаешь, раз кидаешься такими заявлениями, тогда ты должен знать ещё и то, что мы всегда выполняем свои обещания, так или иначе.
Белл пристально посмотрела на Сми и показала ему язык – большее, на что сейчас была способна фея, сидя в треклятом фонаре. А вот последнее, что произнес капитан корыта, на котором она находилось, заинтересовало Тинк. Она задумчиво перевела взгляд с одного мужчины на другого и пожевала нижнюю губу, пытаясь взвесить все за и против. Мало кто знал, где живет Темный маг, мало кто готов был показать ей дорогу. Большинство крутили пальцем у виска, когда она, в своей человеческой форме, просила сказать, как его найти. Никто не хотел даже косвенно иметь дело с этим существом. Но тут был Сми, который нашел фею в огромном мире Зачарованного Леса, единственную, что была без защиты своих подружек, не летала стайкой и держалась от них на приличном расстоянии. Он сможет найти убежище нужного ей колдуна, да ещё и унесет туда, так что Голубая точно не догадается, что задумала её бунтующая подопечная. Теперь уже Динь видела смысл в этой сделки, но это не значит, что фея усмирит свой вредный, упрямый характер и так просто сдастся, уступив пирату. Ещё чего, подумает, что это его «неземное» обаяние на неё повлияло, видно же, как он себя любит.
- Куда я скажу? И нет ограничений? – Голос наполнен скепсиса, брови вопросительно изогнуты, а лицо излучает полное неверие его словам. Она же уже назвала его вралем, да? Взгляд метнулся на молчаливого Уильяма, который даже бровью не повел, услышав заявление своего капитана. Вот это выдержка. Фея гаденько улыбнулась ему, словно намекая, что он ещё поплатиться за столь опрометчивое похищение.
- Да, конечно! – Протянула она, кивая, а затем резко подалась вперед, взмахнув крылышками, вновь роняя светящиеся искорки, что тухли, оседая на дно фонаря. Ладонями девушка уперлась в стекло, чуть наклонила голову и прищурила глаза. – О них говорит и моя жутко удобная опочивальня. Сразу видно, как ты любишь гостей и как о них заботишься!
В любом случае, пират, которого, как он сам говорит, не все любят, явно не станет просиживать свою задницу в столь примечательном месте только ради минутного желания посмотреть на живую фею. У него было дело и лучше сразу перейти к нему, чтобы понять, в чем соль и причина их встречи, нежели пререкаться, а это уж Динь умела делать и любила, даже если на кону стояла её собственная жизнь. Не сказать, что она прям рвалась помогать кому бы то ни было, у неё были и свои очень важные дела, но сейчас, оказавшись в безвыходном положении, фея принимала тот факт, что просто так её не выпустят, а кататься вместе с пиратами по свету ей не улыбалось, потому что она, как и обещала, устроит им не очень-то и сладкую жизнь. Пакостить могли все представительницы её народца, но Голубая запрещала это делать, призывая помогать людям. Вот она, репутация.
- Равенны? Той самой Равенны? – Она вскинула брови, а затем расхохоталась, согнувшись пополам и схватившись за живот. Каюту наполнил серебристый перезвон, навевающий мысли о колокольчиках.  – Ты серьезно собрался проникнуть в её дворец? Эй, толстяк, уноси своего капитана, он сломался, вам нужен новый! Вот умора!
Несколько минут ей понадобилось для того, чтобы перестать заливисто смеяться, всякий раз, когда она вспоминала, с какой самоуверенностью говорил Джонс о своем плане. Неужели этот человек вообще не понимает, в свою берлогу собирается сунуть нос. С феей, конечно, у него был шанс. С любой феей, кроме Зеленой, вот только они бы покрутили пальцами у виска и слиняли в закат, а Динь-Динь могла согласиться.
- Волшебный замок? Это все, что ты слышал? Он под завязку напичкан ловушками и не только магическими говорят, там храниться то, чего нет нигде… - Белл замолчала, прикусив нижнюю губу. А может, вот он, её шанс? Не надо ходить ни к какому Темному. Вот только сделка с пиратом попахивала обманом. Надо бы подстраховаться, прежде чем совать голову в петлю. Мысли вихрем носятся  в голове, зреет план, как лучше всего разыграть эту партию для себя, но она слушает, что говорит пират. – Феи и положили начало этим отношениям, Киллиан. А что до помощи, что-то я не вижу, чтобы ты страдал от душевных мук, был принижен злой родней, не замечаю светящейся коронки на твоей милой головушке и увы, чистой души и большого сердца тоже не чувствую, прости, но на принцесску ты не подходишь! Хочешь моей помощи? Идет, но ты дашь мне клятву, нерушимую, которую мы скрепим магией. Идет? Повторяй за мной. Я – Киллиан Джонс, капитан…, - как твоя посудина называется? – клянусь своей жизнью и удачей, что отпущу фею Тинкер Белл, как только получу компас, а так же обеспечу её безопасность и, по завершению, отведу туда, куда она попросит. Клятва моя нерушима! Давай, повторяй!

+1

6

Многое знать о феях? О, Киллиан знал о феях, как и о любых других магических существах вполне достаточно, чтобы можно было с уверенностью сказать, что о них невозможно знать многое. Да, феи выполняли обещания. Как и маги, и ведьмы, и волшебники, которые по тем или иным причинам что-то пообещали, и теперь обязаны были выполнить свою часть сделки. Так или иначе. Всего три маленьких слова, но, сколько в них кроется недосказанного и вывернутого наизнанку, очень лихо огибающего изначальный смысл сказанного.
- Да, куда скажешь. Все просто, ты говоришь мне, куда хочешь попасть, а уж я отдаю приказ моему помощнику.
Впрочем, любую неточность условий всегда можно обратить и себе на пользу, особенно если не будешь щелкать забралом, а немного включишь голову.
Кто когда говорил о непостоянстве женщин? Все правда, настроение феи скакало настолько стремительно, что поспеть за ним было совсем непросто. Едва пират успевал подумать, что ее внешнему облику больше подойдет скорпион или любое другое ядовитое животное, нежели мотылек-светлячок, и порадоваться, что плюнуть ядом это маленькое существо не может. Ну, по крайней мере не должно мочь. Как в следующий момент пленница заливалась таким смехом, что Киллиан задавался вопросом, что за трава росла на том поле, с которого Сми приволок эту фею. И эти перепады нисколько не беспокоили бы капитана, если бы голосок, доносящийся из фонаря, не был настолько въедливым. Джонс с усилием помассировал висок, пережидая приступ смеха феи, а затем и ее ответ. Звучащий так же въедливо.
- Надо же, какой знающий мотылек. И о пиратах ты слышала, и о Равенне, и про замок ее, и про ловушки с сокровищами,- капитан сохранял насмешливый тон, но от его внимания не утаилась проснувшаяся заинтересованность самой феи.- Да, да, поговаривают много всего, будто бы за прожитые века Равенна успела пособирать самые ценные артефкты со всех известных миров. Я не собираюсь набивать мешки без разбора всем, что под руку попадется, но, думаю, никто особо не заметит, если мы прихватим не одну, а пару вещиц, что скажешь?- На случай, если фея тоже пожелает что-то взять себе на память об этом маленьком путешествии. Киллиан был совсем не против, главное чтобы она не пожелала утащить с собой целый сундук или плотянной шкаф. Хотя, если она сможет его унести, то пусть и шкаф забирает, чего уж там.- Не тебе пугать меня ловушками, лапушка, их на своем пути я повстречал не мало. И потом, со мной же будет фея, которая очень хочет заполучить обратно свое имущество, неужели мне есть чего бояться?
Шкаф она там собиралась тащить или сундук, или просто взглянуть на крепость из любопытства, но фея совершенно точно что-то обдумала касательно предстоящего похода. А, подумав, совершенно точно что-то решила, иначе бы, пират в этом не сомневался, вредная фея нипочем не согласилась бы так быстро и препиралась бы до глубокой ночи. Если бы кто-то ей позволил так долго жужжать не по делу. Вот только услышал Киллиан не совсем то, что планировал. Короткий смешок быстро угас. Клясться своей удачей и своей жизнью, а для пирата это было примерно одно и то же, жизни без удачи в его ремесле, обычно, не самые долгие и уж совершенно точно не самые счастливые, капитан был не готов. Или готов? Нет, слово Джонса было не на помойке найдено, и если уж он что-то пообещал, действительно пообещал, то обещание это выполнял. Или, во всяком случае, старался выполнить. И фею обманывать не собирался, лишь бы устроила ему экскурсию в подвалы замка и обратно, а там, пусть забирает все свои манатки и летит на все четыре стороны. Но, удача? И жизнь?
- Магическая клятва? В чем дело, мотылек, неужели моего слова тебе не достаточно?
Ну, если только он не найдет в замке тот самый компас… то эта сделка возглавит список самых глупых из всех, которые только случалось заключать пирату.
- Ладно, уговорила, лапушка, но только за твои красивые глаза. Я, Киллиан Джонс, капитан «Веселого Роджера», клянусь,- пират сделал короткую паузу,- своей жизнью и удачей, что отпущу фею Тинкер Белл,- капитан надеялся, что не перепутал имя, а то пришлось бы искать какую-то другую фею.. чтобы ее схватить, а потом выпустить,- как только получу компас, а так же буду обеспечивать её безопасность и, вернувшись, велю отвести ее, куда она попросит.
Киллиан вопросительно вскинул бровь, не понимая, чего еще от него надо вредной фее.
- Ах, да. Клятва моя нерушима.
Пират ничего не почувствовал, ни грома не прогремело, ни воздух над ним не сгустился, ни в груди ничего не кольнуло, сообщая, что теперь его связывает какой-то магический договор.
- Ну, что, мотылек, теперь ты довольна и готова помогать тому, кто совсем не тянет на звание принцессы? Уверяю, тебе понравится, в отличие от принцесс я не собираюсь сидеть и ждать, пока за меня все сделают волшебные крестные. Можем мы, наконец, отправиться в путь и не тратить больше наше время?
Капитан протянул руку и открыл дверцу фонаря, игнорирую гримасы мистера Сми, который действительно был совсем не против оставить фею запертой насколько это возможно долго. Но, кажется, совсем не так обращаются с деловыми партнерами?

+1

7

Сколько глупцов было, что попытались проникнуть в зачарованный замок колдуньи, сколько осталось там? На памяти феи ещё никто не выбирался живым оттуда, какой был шанс и бедового пирата, решившего, что представительница волшебного народца станет его провожатым и щитом? Или что, он надеялся, что она принесет ему удачу? Проще было набрать в какой-нибудь порту пьянчуг и по очереди запускать их внутрь, постепенно обезвреживая ловушки. По крайней мере, половину. Да, жестоко, но  пираты не такие уж и славные парни, как о них любили рассказывать
Личности, охваченные романтическими чувствами, да считающими, что плаванье в непредсказуемом океане, на посудине, в которой ты, словно в клетке, это и есть свобода.
Так что да, Тинк могла похвастаться своей осведомленностью по всем перечисленным Киллианом, пунктам. Вот только, будь она обычной, среднестатистической феей, то обязательно бы попыталась отговорить Джонса от столь рискованного предприятия, приведя тысячу и один довод против идеи, но ведь Белл Зеленая, а значит, обречена на глупости, которые чужды иным представительницам её расы.
- Не тебе пугать меня ловушками, лапушка, их на своем пути я повстречал не мало. И потом, со мной же будет фея, которая очень хочет заполучить обратно свое имущество, неужели мне есть чего бояться? – Забавно слышать такое от того, кто хочет попасть в замок Равенны. Он точно знал, куда собирался пойти, иначе бы давно уже штурмовал неприступные, каменные стены и пытался сломать входные двери, а в итоге сломал бы себе шею. Нет, перед ней сидел человек, который привык готовиться к путешествиям, если уж не физически, то морально точно.
- О нет, я не пугаю! Верю-верю, бывалый моряк, сорвиголова и пират, конечно же, ты со всем уже сталкивался. А вот тут ты ошибаешься. Без своего имущества, Джонси, я буду абсолютно бесполезной, даже замок не вскрою, уж не говоря о том, чтобы доставить тебя туда быстро и безболезненно. – Она пожала плечами и начала разглядывать свои ногти, будто пыталась найти изъян или же любовалась.
Капитан «Веселого Роджера» так легко клюнул, попался на её маленький обман, а в душе ничего не заболела, не отмерло. Фей постоянно использовали, потому что не каждый чист душой, не на каждый зов могло откликнуться маленькое чудо, не удивительно, что, такие как Киллиан, предпочитали похищать и торговаться с позиции силы. Так почему же ей не ответить? Пусть хоть немного познает, что это такое, когда твоя жизнь зависит от кого-то другого
- Умница-пират! – Довольно улыбнулась Белл, едва сдерживая рвущийся из груди смех. Нет, она не выдаст свой обман, не сейчас. – А теперь выпускай меня, дышать тут становиться все сложнее, а тебе вряд ли сможет помочь задохнувшаяся фея!
Мужчина подается вперед и открывает злополучный фонарь. Поток прохладного, пахнущего морем и гарью врывается внутрь, обдавая девушку. Динь ёжится, передергивает плечиками и расправляет крылья, но лететь не спешит, лишь деловито сходит на щербатую столешницу и поворачивает голову в сторону недовольного Сми, хищно улыбнувшись.
- Итак, капитан, - его звание она выделяет особенно, с усмешкой и тоном победителя. Да, он ничего не почувствовал после того, как произнес клятву, но это не значит, что ничего не было, верно? Тинк не думала, что Джонс сведущ в магических искусствах и знает, что должно происходить при подобном ритуале. – Верните мои вещи, и мы можем отправляться. Видишь ли, Киллиан, в кисете есть кое-что, что поможет нам беспрепятственно добраться до замка, а моя палочка вскроет магический засов. И не волнуйся ты так, толстячок, не буду я тебя убивать!  Ты так торопишься поприветствовать свою смерть?
Она вопросительно вскинула бровь и протянула руку. Конечно, если сравнивать хрупкую фигурку феи и двух пиратов, что могли с легкостью её раздавить, стоит только хлопнуть ладонью по месту, где она стоит, то можно понять, что шансы вообще не равны и что Динь слишком многое на себя берет, пытаясь контролировать ситуацию. Только вот время было на её стороне, в отличие от Джонса, чья мотивация была настолько сильной, что он даже решил похитить фею, она не стремилась вляпываться в неприятности, пусть и поход к тайникам Равенны казался заманчивым.
- Если ты мне не доверяешь. То можем выйти на палубу и там, оказавшись в кругу своих подчиненных, ты все мне и отдашь. Обещаю не применять магию против вас всех и корабля в частности. Идет? – Да и не знала Белл заклинаний, которые могли бы навредить живым людям. Кое в чем капитан был прав – её народ поклялся помогать людям, а не вредить им. Только вот знать это всем необязательно. В некоторых частях Зачарованного Леса ещё ходили слухи о проказливых существах, которые заманивали путников в ботоло или интерпретировали их желания слишком буквально, из-за чего те хлебали горя сполна. не всегда, но все же, раньше, крошечный народец пакостил и лишь  недавно, когда в мире появились бескорыстные, честные люди, чья душа, своим светом, привлекала. Вот после этого феи поклялись служить таким представителям человеческой расы. Хорошо, что Динь так и не закончила свое обучение!

Отредактировано Tinker Bell (15-06-2018 10:44:35)

+1

8

Он не мешал ей упиваться результатом так ловко проведенной сделки. Откинувшись на спинку стула, сложив руки на груди, Джонс спокойно следил, как маленькая гордая фея вышагивала по столу. Даже перекатил на скулах желваки, как делал это обычно в минуты крайнего раздражения. Хотя, раздражение было вовсе не наигранным, выбравшись из фонаря, фея стала звучать чуть тише, но намного пронзительнее. Если принцессам положено изображать неописуемый восторг каждый раз, как к ним являлся представитель этого мелкого крылатого народца, то пират им совсем не завидовал. И, если ей было мало одного капитана, то всегда можно было насладиться видом Уильяма. Ведь стоило тому услышать требование выдать злополучную палочку, как на лице мистера Сми отобразилась такая какофония эмоций, которую сам Киллиан никогда бы не выдал. От самого глубокого неверия и убежденности, что освободившейся фее ничего не светит, до сомнений и реальных опасений поплатиться за одно несчастное похищение. Особенно, когда на него так страшно смотрели. Сми всегда был очень впечатлительным, иногда Джонс даже удивлялся, как это толстяк умудрился так хорошо вписаться в его команду.
- Вообще-то, капитан, я не совсем уверен, что ей стоит верить. А если она решит смыться, как только получит все обратно?- Сми даже не старался перейти на шепот, но опасливо косился на фею, будто действительно был хоть один шанс, что она не услышит сказанного.
Киллиан только улыбнулся, не глядя на помощника, даже не отмахиваясь от его слов. Бедняга Уильям и правда верил, что обменять вещички феи на их условиях - отличная идея, а сама сделка пройдет без сучка и задоринки. Ведь именно так и сулил ему капитан. И Сми даже в голову не пришло, что этот злобный мотылёк, такой острый на язык, получит все свое добро ещё до того, как они выдвинутся к замку. Он - нет, а вот Киллиан знал. Стал бы кто-то терпеть поездку в шапке, а потом посиделки в фонаре, если бы мог, как и обещал, претворить все свои угрозы в жизнь одним щелчком пальца? О, пират отлично знал, никто не станет размениваться на пустые слова, когда можно подойти со стороны силы. Фея совершенно точно не могла, то ли без палочки, то ли в силу ещё каких-то причин. А потому ей оставалось лишь хорохориться и сыпать угрозами. И капитан нисколько не ошибался, когда обещал вернуть все отнятое у пленницы после успешного завершения операции, он рассчитывал отдать фее ее кисет намного раньше. Но, во-первых, незачем было раньше времени волновать Сми, а во-вторых, кто же начинает торги со слов «мы тебе сейчас все вернем»?
- Ну, мотылек,- капитан пренебрежительно фыркнул. Бежать на палубу, собирать в кружок всю свою команду, чтобы в их компании передавать девице какой-то ее кисет? Это почти звучало, как начало хорошей шутки,- к чему такие крайности? Мне кажется, все наши отношения построены на сплошном доверии, разве нет? Тем более, раз уж ты великодушно пообещала нас не трогать.
Под капитанским взглядом его помощник прекратил свои попытки привлечь внимание вялыми возмущениями к себе в частности и опасности в лице феи в целом, и полез в карман. В один, затем в другой, и снова в первый. Киллиан поднялся со стула, прошелся по каюте, остановился возле стола, а поиски кисета все еще велись.
- Ну же, Сми, только не говори, что не удосужился зашить дыры в своих карманах.
Дыры в карманах, как минимум в одном, и правда нашлись, причем такие, в которые легко проходили три пальца разом. Но, на счастье Уильяма, да и всех остальных, если уж на то пошло, несчастный кисет он сунул в другой карман, умудрившись даже его не помять. Кисет, конечно, а не карман. И теперь с той осторожностью, с которой перемещают факелы на пороховом складе, положил находку на край стола, на всякий случай сделав пару шагов назад и, как бы невзначай, встав за плечом капитана. Киллиан не возражал, и отходить от вооружающейся палочкой феи не стал. Если сейчас она решит на самом деле что-то выкинуть, то капитана вряд ли что-то спасет. А вот если она попытается молча смыться… мух на лету Джонс ловил, сильно ли мотыльки от них отличаются?
- Ну, что, лапушка, свои манатки ты получила обратно, пора приступать к своей части сделки? В порту нас ждут лошади, меня, по крайней мере, если ты предпочитаешь порхать на этих сыпучих крыльях. Или ты что-то говорила про безопасную доставку прямо к порогу замка?

+1

9

- Вообще-то капитан, - кривляясь, передразнила фея, - толстячок с нами не идет и шкуркой своей рисковать не будет, так что сам решай, будешь ты его слушать или послушаешь меня раз уж решил выкрасть!
Ей не нравилось, что Сми все ещё был в каюте и развесил свои уши, слушая не только весь разговор, но и оказался в курсе всей сделки от и до. Нет, конечно, ей-то от этого ничего не будет, а вот репутация Джонса вполне может пострадать, когда все поймут, что козявка-фея его так ловко надула с этой детской, пустой клятвой. 
Косые взгляды Уильяма придавали Динь уверенности и она сложила руки на груди, горделиво вскинув нос. С ней стоит считаться, уж это-то они должны понимать! Какой же глупый, этот пухлый пират. Все смотрит затравленно, ждет, что она вот-вот начнет колдовать и превратит его в лягушку или, что ещё хуже, в мушку такого размера, чтобы светловолосая могла его раздавить.
Она вскидывает брови, слушая Киллиана, и надувает щеки, отводя взгляд в сторону и чуть мотая головой. Как де сложно с этим упрямцем! Неужели вот он не мог просто взять, выпустить её, извиниться и снарядить в дальний путь? Неужели он настолько отбитый, морской ветер настолько выдул остатки разума из его головы, что решился посетить мрачные владение покинутые королевой?
- У вас, пиратов, каждый день новые причуды! Так что, кто вас знает! Вдруг на этой посудине вы вообще танцуете джигу каждый раз, когда кто-то кричит: «земля впереди!» - Отмахивается Тинк, громко фыркая и полностью игнорируя слабые возражения Сми, который все ещё не верил, что его капитан позволит злобному монстру, ростом едва ли с дюйм, навязывать свои правила. Все-таки она была права, прежде чем заниматься чьим-то похищением, - неважно чьим, пусть феи или принцессы, - стоит обсудить детали плана и предусмотреть пути отхода. Неужели это понимала Белл, но не понимали матерые морские волки. – Ох, да, ты прав, доверие на доверие, доверием погоняется! Просто чистые и искренние отношения! А это было вовсе не похищение, просто ты меня звал-звал, вдруг понял, что я потерялась, и решил отправить увальня! Чтобы я без вас делала, капитан!
Она раскланялась, наигранно, так, словно хотела лбом стукнуться об столешницу. А затем так же резко выпрямилась, снова встав в позу. Да-да, он был прав, Динь великодушно решила их пощадить, по крайней мере, уши этих бедолаг, пошла на контакт, на, так сказать, конструктивный диалог, вместо тог, чтобы горланить песни, стараясь окончательно вывести пиратов из себя.
И, наконец,  Сми замолкает, сдувается под взглядом Джонса, все-таки, мужчина имел не малый вес у своей команды, раз его правая рука так тушевался лишь только от того, что в него стрельнули суровым взглядом. Забавно, столь молод и уже капитан корабля. А не ходит в помощниках какого-нибудь просоленного одноногого и одноглазого старика с попугаем на плече и треуголкой на голове. Ну или как там эта дурацкая шапка называется? В общем, фея, пусть и казалась глупенькой, наивной козявочкой, все-таки сделала для себя очень важный вывод.
Вот тебе и на, Уильям все ещё шарится по карманам, пытаясь найти её небогатый скарб, Киллиан уже поднялся на ноги, готовый к путешествию, а может быть к тому, чтобы навтыкать нерадивому подчиненному, а Динь теряла всякое терпение, дула щеки, все плотнее смыкала руки на груди и топала ножкой, выстукивая все ускоряющийся ритм. Нет, терпения не входило в перечень её благодетелей.
- Ну же, Сми, - повторила она за капитаном, - я теряю терпение и все больше склоняюсь к тому, что ты будешь отличным лягушонком!
То ли суровый, тяжелый взгляд Джонса так повлиял на толстяка, то ли её грозные слова, произнесенные тоненьким голоском, но, о чудо, кисет найден и аккуратно положен на краешек стола…, противоположного тому, где находилась Тинк. Она вздохнула, закатила глаза, стряхнула с крылышек пыльцу и легонько подпрыгнула, быстро долетев до нужного места и поднимая свою сумочку. Пока капитан переходил к делу, девушка быстро проверяла содержимое, перебирая склянки, листики и камешки, которые тихо бренчали под её пальчиками. Выдохнув, зажмурившись и прижав к себе кисет, она наконец-то поняла, что пират сыпал вопросами, а так же уже позаботился об их транспорте. «Чтобы я да ехала на лошади?» - Она удивленно посмотрела на мужчину, едва не покрутив пальцем у виска.
- Да-да, Джонси, я и забыла, что ты нетерпелив. – Она встала и осмотрелась, заглядывая за край столешницы. – Отойдите, судари мне нужно место.
И тут же спикировала вниз, на лету коснувшись себя палочкой. Золотисто-зеленое свечение охватывает фигурку и быстро разрастается, замедляя полет, через секунду перед пиратами стаяла, на первый взгляд, обычная девушка, правда ростом едва ли до Сми дотягивала, но вот за спиной у неё красовались слюдяные крылышки, которые она не торопилась убирать.
- Ну что, идем, только на  лошади мы не поедем, сразу говорю! И да, есть более быстрый и легкий способ добраться до замка. – С этими словами она направилась к выходу из каюты, а когда проходила мимо Уильяма, не удержалась и резко повернулась к нему, хмыкнув, когда тот отшатнулся. – Надо, наверное, пройти на нос корабля, там будет удобнее…
Что удобнее она так и не сказала, толкнув дверь и выйдя в прохладу занимающейся ночи. Не обращая внимание на косые взгляды пиратов, что начали громко шушукаться и смеяться, отпуская какие-то шуточки в сторону капитана, Сми и девицы, что бодрым шагом мерила длину судна, целеустремленно идя вперед, девушка быстро оказалась в нужном месте и увлеченно начала перебирать содержимое сумки, тихо нашептывая: "ну где же ты?"

+1

10

Да, уж, Сми с ними не собирался, и это более чем полностью устраивало Киллиана. Ему уже откровенно надоела фея, паясничающая и играющая на публику, лишь бы скрыть собственную неуверенность, а пират был абсолютно уверен, она чувствовала себя совсем не в своей тарелке. И ему надоел Сми, который до сих пор служил этой самой публикой, пусть и не благодарной, но достаточно благодатной, чтобы мотылек не останавливался. Можно подумать эта маленькая козявка и в самом деле собиралась превратить кого-то в лягушку. О подобных делишках фей капитан еще ни разу не слышал и очень хотел посоветовать своему помощнику поменьше слушать всяких светящихся летающих насекомых. Впрочем, провести воспитательную беседу можно будет потом, но точно не сейчас. С другой стороны, добиться чего-то дельного от в край напуганной девки было бы совсем не просто, так что пусть себе паясничает, сколько влезет и издевается над Сми, лишь бы дело было сделано, но смотреть с другой стороны капитану сейчас не хотелось. Хотелось только прекратить бесконечное жужжание феи и отправиться уже за компасом. А то, эдак, он состариться успеет, прежде чем они до крепости доберутся. У феи-то впереди вечность или цифра, приближенная к ней, а вот бедным простым пиратам приходится поторапливаться.
- А в чем дело, жучок, если бы я тебя позвал к себе на корабль, поболтать, ты бы согласилась?- Джонс усмехнулся.- Похищение? Ну, сделай скидку на скверные манеры пиратов, и ты получишь вполне мирное приглашение в гости, уверяю тебя.
Капитан внимательно следил, пока фея рылась в своих вещах, пока удовлетворенно прижимала их к себе. Значит, Сми ничего важного по дороге не обронил и избавил пиратов от того, чтобы выслушивать еще один нескончаемый – а Киллиану все слова феи казались нескончаемыми -  поток жалоб и угроз. За что ему спасибо. И, самое главное, он не потерял ничего, что может понадобиться им в крепости, ведь заботило капитана исключительно предстоящее путешествие, а не сохранность чужих вещей в целом. Получившая же свои вещички фея избавила пиратов от того, чтобы гоняться за ней по всей каюте в попытках поймать, за что, наверное, стоило сказать спасибо ей, но это всегда успеется.
Киллиан послушно посторонился, уступая место и морщась от яркого свечения. Человеческих размеров фея была все равно не больших, но говорить с ней так было намного удобнее. По крайней мере, исчезло практически непреодолимое желание прихлопнуть ее ладонью, стоило ей раскрыть рот. Хотя, надо думать, связано это было в первую очередь с тем, что пищать мотылек перестал. Капитан с наслаждением покрутил пальцем в ухе, вытряхивая из него остатки звона.
- О, ну, слава всем силам!- пробормотал Джонс, отмечая, что Сми тоже вздохнул с облегчением.- Я уж думал, мне придется слушать твой звон все оставшееся время.
И, вот оно, фея, наконец-то, шагнула к двери, не упустив случая еще разок напугать такого впечатлительного Сми.
- Что, лапушка, феи не очень хорошо переносят лошадей?
Капитану было абсолютно неважно, каким путем эта козявка пожелает попасть к замку, главное чтобы по дороге не передумала. Киллиан прихватил со стола последние необходимые вещи, приятно утяжелив ремень парой пистолетов, ободряюще похлопал Сми по плечу и двинулся следом за феей. По дороге пират наблюдал, за подрагивающими на ее спине крыльями и отстраненно размышлял, насколько удобно с ними ходить? И как часто феи случайно прищемляют свои крылья, скажем, дверью? Или совсем не случайно, а специально, в отместку за что-то? И могут ли они после этого летать? Ужасно хотелось подергать за одно крылышко и пощупать, чтобы сравнить с той же молью, но пират удержался. Что-то подсказывало ему, что эта вредная фея сочтет интерес, как минимум, смертельно обидным.
Что там будет фее удобнее на носу корабля, капитан не переспрашивал. Лениво перекинулся шутками с командой, велел Сми оставаться на борту и проследить, чтобы все остальные к утру вернулись из портовых кабаков на «Роджера». Оставаться в этом порту дольше, чем требуется Киллиан не собирался, тем более, что когда он вернется с компасом, перед ним будут открыты все дороги.
- В чем дело, лапушка, что-то потеряла?- Джонс остановился рядом с феей, жестом отослав ближайший матросов, чтобы не мешались и не вздумали лезть, куда их не просят.- Так что, ты говоришь, тебе надо на носу моего судна?
По опыту капитан знал, что рыться в своих сумках женщины могут часами, если не годами, так и не находя нужных вещей. По каким-то необъяснимым причинам, от размеров сумки это почти никогда не зависело, так что не стоило обнадеживаться, глядя на возвращенный фее кисет.
- И где же обещанный тобой быстрый и легкий путь к замку?

+1

11

Подколы и шпильки, коими то и дело пытается выстелить капитан, проходят мимо она чинно игнорирует его слова, будто он и вовсе молчит. Старая тактика, но, обычно, действенная. Когда нужно вывести из себя своего оппонента, ткнув в него пару раз острой иголочкой с ядом на конце. Динь не собиралась идти на поводу у пирата и вообще, разве не она вела тут свою игру? Разве не её пират помогал пробраться в замок Равенны? Проще думать именно так, чем признать, что она окончательно сошла с ума.
Отмахнувшись от замечания по поводу её голоса в истинной форме, Тинк целеустремленно двинулась вперёд. Ох, Киллиан, как же тебе повезло, что она так просто и настолько быстро согласилась с твоими условиями, что не стала ломать из себя недотрогу, иначе, этот самый писк тебе пришлось бы терпеть очень и очень долго, если ты действительно был настроен на свое рисковое путешествие.
- Зачем мне лошадь? – Искреннее удивление зазвучало в вопросе. Она настолько не ожидала услышать что-то подобное, что даже остановилась, недоуменно переведя взгляд на Джонса. Хорошо, что быстро обнаружила скрытое лезвие в его словах. Да, порезалась, отреагировав. Но у неё тоже было кое-что, чем она вскоре воспользуется. Капитан вряд ли успеет возразить фее.
Судя по тому, что он не спешил её останавливать, мужчина согласится на любой способ доставки его тушки до места назначения, лишь бы быстро и без приключений. Забавно, понимал ли он, что её народ привык полагаться исключительно на магию? Впрочем, разве не будет забавно, ошарашить самонадеянного пирата столь дерзким заявлением?
- В замок Равенны не просто попасть. Она защитила свои владения магическим и вполне себе обычным способом. Лошадь твоя сможет забраться по крутой лесенке, ведущей к её резиденции? – В васильковых глазах сверкнула искорка задора. Ну, что ты на это ответишь, дерзкий капитан? Как забавно, когда заложница знает куда больше своего пленителя. Ей нравилось играть с этой позиции. – Толстячок не пойдет с нами? какая жалость, а я так надеялась, что мы, наконец-то, помиримся!
В голосе Белл звучит искреннее, звонкое разочарование, словно ей сказали. Что конфеты в буфете все съедены и больше она не сможет их поесть. Но это длилось лишь до тех пор, пока Сми не появился в поле зрения. Она тут же оттянула нижнее веко правого глаза и высунула острый язычок, показывая ему. Мордочка выдалась что надо, Уильям сплюнул и поспешил скрыться в трюме, дабы больше, видимо, не видеть мерзкой козявки.
- На носу твоего судна? – Отстранёно переспросила Тинк, наконец-то найдя склянку с пыльцой в своем кисете. Её палочка была полностью заряжена магией, так что крылышки функционировали но. К сожалению, заклятье уменьшения могло сыграть злую шутку с Джонсом, поэтому она решила не рисковать. – Нашла!
Радостно сообщила фея, игнорируя любопытство Киллина. Все равно все узнает, когда придет время, нужно набраться терпения! Сорвав с фласки колпачок, девушка аккуратно отсыпала горстку едва заметной, слегка искрящейся, волшебной пыльцы на ладонь и сжала кулак, убирая остатки обратно, плотно закупоривая фляжку. Н хватало ещё рассыпать и потерять столь драгоценный ингредиент, учитывая сложность в его добычи для той, что уже давно боялась попадаться на глаза Рул Горм. Один раз притвориться посыльным Голубой Феи в шахтах гномов она ещё могла, но вот второй раз это вряд ли продет.
- Ох, какой нетерпеливый мальчик! – Фыркнула Зеленая, закатив глаза. Затем покачала головой и пытливо посмотрела на пирата. От его ответов зависело то, насколько удачной станет авантюра светловолосой.- Я обещала тебе быстрый способ попасть в замок? Я свое слово держу. Скажи, веришь ли ты в фей? И нет, вопрос не глупый. Одно дело видеть меня, другое – верить в мои силы. Итак, Джонси, ты веришь в мою магию?
Хитрая улыбка появилась на лице Динь. Она ведь знала, если человек действительно верит, то её пыльца подействует сразу. Нет, не даст ему магических сил, но позволит летать, словно он, взрослый и серьезный, временами грозный и несомненно опасный, снова окажется десятилетним мальчиком, которому снился полет. Белл резко поднесла сжатый кулачок к губам, раскрыла ладонь и дунула. Киллина охватила золотисто-зеленая думка, засветилась и заиграла, оседая на темные волосы, плечи и плащ. Вот тебе и первый звоночек. Рассмеявшись, фея захлопала крылышками и легко оттолкнулась от земли, тут же хватая пирата за руку и увлекая за собой в бездонную синеву ночного неба, на кортом кто-то рассыпал сверкающие бриллианты далеких звезд.
Это было легко - начать летать. Сложнее верить. Многие считали себя людьми искренними, но они так и не смогли отличить действительность от своих надежд. На таких людей редко что-то могло подействовать, разве что магия того самого Темного. Как бы они не старались, сколько бы не осыпали себя пыльцой - все без толку. нет Веры, нет и магии. Простая арифметика феи. может именно поэтому эти существа становились крестными принцессам, чья наивность, иногда, выходила за рамки разумного? Кто же знает, не она распределяла обязанности между своими сестрами.

+1

12

Ох уж эти феи. С их привычкой везде и всюду летать, удивительно, как это они окончательно не разучились ходить по земле бренной. Пират только фыркнул в ответ, криво усмехнувшись, но ничего не сказал. Лошадь у нее, видите ли, не взберется по крутой лесенке к резиденции. Ну да, а еще лошадь, в случае надобности, не вскарабкается по веревке на стену, не влезет в окно, не прокрадется по темному коридору и не вскроет ни одной двери. Лошади вообще нужны не для того, чтобы доставлять всадников прямо к нужной двери, эти животные нужны всего лишь, чтобы преодолеть расстояние быстрее, чем сделаешь это на своих двоих. Но, видимо, феи очень быстро отвыкали от человеческих способов путешествовать. Или никогда к ним не привыкали? Капитану вдруг стало интересно, как давно эта фея работает феей. Такая эмоциональная и непоседливая, у которой все написано на лице, которая не желает держать язык за зубами, уверенная, что сумеет заставить, и заставляет плясать под свою дудку целую команду пиратов во главе с их капитаном. Джонс сам был таким, привыкшим брать наглостью и нахрапом, но каким он стал бы, будь в его распоряжении не одна сотня лет? Как не сложно догадаться, с феями до этого пирату встречаться не приходилось, но он отчего-то был уверен, что далеко не все они ведут себя так, как этот зеленый мотылек.
В любом случае, фейский способ перемещения Киллиана тоже вполне устроит. По крайней мере, так он думал, пока наблюдал, как мотылек роется в своем кисете, в поисках, как он считал, успевшей затеряться в его недрах палочки или любого другого предмета, способного открыть для них портал прямиком к замку, чтобы миновать конную прогулку и крутые лестницы. Однако, извлеченная склянка меньше всего походила на палочку. Хотя, кажется, и оказалось именно тем, что фея так старательно искала.
- Да, мотылек, терпение трудно назвать моей сильной стороной,- поторопил девушку капитан и поперхнулся следующими словами, стоило ему услышать вопрос.- … Что?- легкая улыбка и вопросительно приподнятая бровь. Но, по всему выходило, что блондинка не шутила. Он внимательно посмотрел на фею, не менее пытливо, чем только что смеряла взглядом пирата она сама. Что за странные вопросы? От его ответа зависит, сработает ли портал? Не так давно он отправил своего помощника искать блондинку на цветочную поляну, буквально только что видел, как из маленького жужжащего насекомого фея превратилась в девицу вполне человеческих размеров. Видеть и верить разные вещи? Вот Сми совершенно точно верил, что одним взмахом своей палочки, или даже вовсе без нее, вредное существо может превратить его в слизняка, чтобы раздавить, поквитавшись за похищение. А что касается самого капитана? Джонс вздохнул. В конце концов, Киллиан собирался вместе с мотыльком проникать в замок Равенны, и, что бы там себе не думала фея, он прекрасно знал, насколько это опасно. А значит, от способностей одной конкретной феи зависит успех всего предприятия. Так верит ли он в ее магию?
- Да, фея, я верю в твою магию. Такого ответа будет достаточно или…?
Капитан ждал чего угодно, что после его слов перед ними разверзнется земля, появится висящая в воздухе дверь, исказится пространство или налетит смерч. Но он точно не ожидал, что это вредное существо дунет на него пылью из ладони, в которой пыльцу пират признал лишь сильно после. Когда она уже осела на нем, когда обняла зеленым облачком, когда подарила легкость, какой не ощущается в теле даже после рома. И когда позволила фее схватить пирата и взмыть в воздух. Надо же, выходит Джонс и правда верил? На какое-то мгновенье он даже вспомнил те далекие времена, когда полеты снились ему, когда дарили невероятное ощущение свободы, пропадающее после пробуждения, когда так не хотелось возвращаться в этот тусклый злобный мир, а хотелось туда, где свобода и полеты были такими обыденными, такими доступными. Да, они были обыденными во снах, и совсем не такими в реальной жизни.
- По-твоему это – безопаснее поездки на лошади?- Киллиан поболтал ногами в воздухе, решительно не зная, что с ними делать, ощущая, как по ним бьют полы плаща. Так вот зачем феям такие короткие платья. Смотреть вниз прямо под собой он не решался, а вот обзор на окружающие пристань леса отсюда открывался и правда, отличный. Деревья стелились внизу темными барашками овечьей шерсти, совершенно непроглядные в ночи. Но замок был хорошо виден даже в тусклом свете луны.- Ладно, признаю, фея, так и правда быстрее,- капитан указал на темную громаду, возвышающуюся над бесформенными барашками древесных крон.- Выглядит и правда заброшенным. Ну, что, на тебе магические замки, на мне железные?

+1

13

За столь короткое время их знакомства, видимо, пират понял, что лучше соглашаться со всеми странностями феи. Вот и сейчас, вместо прямого ответа, она задает очередной вопрос, прекрасно понимая, что подобная линия поведения может раздражать и даже злить. Словно специально ходила по грани и тыкала острой палочкой в бока капитана.  Довольно улыбаясь, Тинк кивает и проделывает свое волшебное дельце.
Слова это только слова, лишь пыльца знает правду, верит человек искренне или же просто убеждает себя и свою собеседницу. Видимо, когда-то давно,  Киллиан был тем редким неогранёным алмазом, чья вера могла поддерживать не одну представительницу её крылатого народа. Но стоило только золотисто-зеленому облачку окутать тело Джонса, как его ноги медленно оторвались от промасленных досок палубы. Отлично, значит, она угадала.
- Намного безопасней, да ещё и быстрее! Брось, неужели ты мне не доверяешь? – Наигранно оскорбилась Белл, но руку не разжала, хотя он мог лететь сам и регулировать полет, поворачивая, взмывая вверх и пикируя вниз – все было в его руках, и ограничивалась лишь его фантазией. – Пока что, я тебя не подводила, разве нет? Да и если ты вдруг упадёшь, то окажешься в море. Твоя стихия, как-никак.
Ему явно было неуютно, но за скорость приходиться чем-то платить. Динь любила летать, обожала это чувство, когда сладко замирает сердце и ускоряет свой бег после крутого пике, любила чувствовать ветер, запускающий руки в волосы, гладящий лицо. Ей нравилась свобода, которую дарили крылья, и она очень жалела тех редких отступниц, которые лишались их. Поэтому и сторонилась Рул Горм, зная, что та может сделать, как поступит с феей, которая нарушила её приказ, проигнорировала предупреждения и все сделала по-своему, а теперь ещё и пиратам помогает.
- А я тебе говорила! – Фыркнула светловолосая, чуть поворачивая влево, так, чтобы показавшийся в тумане, далеко впереди, замок был точно по курсу. По мере того, как бывшая резиденция сильной ведьмы приближалась, она чувствовала растущее в груди волнение с липкими, холодными нотками страха. Что скрывала могущественная колдунья в своих подземельях? Они могли найти там то, зачем прилетели сюда, а могли остаться здесь навсегда. Нет ради Питера, она постарается, она выберется и найдет хоть что-то, что поможет переправить Пэна сюда. – Равенна ушла давно, но постаралась обезопасить свои сокровища и тайны. Многие думают, что замок представляет из себя огромную ловушку для душ и на самом деле в подземельях нет никаких сокровищ, это все лишь слух, пущенный ведьмой для привлечения искателей приключений, воров и разбойников.
Она говорила тихо, но знала, что Киллиан услышит её. В голосе Тинк появилась та самая нотка страха, видавшая её с головой. Хотя, она считала, что боятся не стыдно, особенно чего-то подобного. Она не рыцарь, не бравый солдат, не бандит, не наемник и точно не пират, так что имела право опасаться.
Чем ближе они подлетали к замку, возвышающемуся мрачной тенью над холмом и лесом, густым, темным, непроглядным, тем тяжелее становился воздух. Она чувствовала сопротивление, чувствовала магию, пропитавшую все вокруг и накрывшую куполом это место. С каждым метром Джонс становился все тяжелее и, подумав, она начала снижаться, все активнее хлопая крылышками и вцепившись в него обеими руками. В нескольких метрах а землей, прикинув, что её «драгоценный» груз не разобьется, она медленно начала разжимать хватку, стараясь опустить пониже, но сил держать здоровяка не было. Наконец-то Динь отпустила его и медленно приземлилась рядом, вытирая выступившую на лбу испарину.
- Фух, не думала, что не подлетим ближе. Сильное заклинание. Оно сбило с тебя пыльцу, и ты стал тяжелее. Но с палочкой ей не справиться, да и границу мы пересечем пешком, а там очно будет магия, иначе бы её знаменитые врата е были бы закрыты на волшебный замок. – Складывая крылья, произнесла Белл, осматриваясь. Через кроны разлапистых деревьев виднелся, освещенный луной, серый и мрачный дворец. Вокруг стояла тишина, будто бы лес был мертвым, и это не нравилось ей. – Да. Думаю я смогу снять заклинание с засовов, но, мне кажется, открыть все замки сможем не снаружи. Идем, мне тут не нравится, мрачновато и холодно. Она обхватила себя за плечи и двинулась вперед, аккуратно ступая по земле, усыпанной ветками, палой хвоей. Стойкий запах прелого щекотал ноздри, он был приятным, но от того впечатление о месте никак не изменилось. 
Пробираясь через буреломы, перепрыгивая через овраги, она то и дело вскидывала слюдяные крылышки. По уму, ей следовало бы спрятать их. Убрать с помощью магии, но Динь не хотела лишать себя едва ли не единственного способа бегства. В отличие от Джонса, фея не могла постоять за себя с помощью сабли и той бухающей штуки у него на левом бедре.
Вскоре они выбрались к высокому, каменному, местами обвалившемуся и обвитому диким плющом, забору. Ворота, покореженные и проржавевшие от времени, были распахнуты – свидетельство того, что до них тут уже были искатели приключений. Тинк поморщилась и пропустила вперед Киллиана, старалась теперь не отставать и идти полевую сторону.
- Как думаешь, тут есть какие-нибудь стражи? Монстры или ещё что-то в этом роде? – Шепотом спросила девушка, оглядываясь. Тени искажали восприятие, ей чудилось, что в них кто-то прячется и наблюдает. Звук шагов разносился по двору так, будто они шли по пустому залу и даже тихие слова Белл звучали невероятно громко.

+1

14

Доверять фее? Уж когда-когда, а сейчас пират зависел от нее чуть больше, чем полностью. Да, его силы веры хватило, чтобы оторваться от земли, но что с ним станет, разожми сейчас вредный мотылек руку? Джонс всеми силами отгонял эту мысль, хотя где-то на краю сознания был уверен, его первый самостоятельный полет без посторонней помощи станет последним. Так доверял ли он ей? О, нисколько.
- Моя стихия, фея, капитанский мостик!- в тон девице ответил капитан, все еще не желая смотреть ровно под собой, хотя вид простирающегося под ними моря наверняка завораживал. Любой вид моря всегда завораживал пирата, и, да, это действительно была его стихия, но встречаться с этой стихией на той скорости, которую может развить его тело в свободном падении, тем более с такой высоты, Киллиан напрочь отказывался.
Чем дальше они улетали от корабля, тем менее невыносимой делалась фея, только сейчас дав понять, насколько же неуютно она себя чувствовала там, что скрылась в своем колючем коконе так глубоко. И вот теперь в ее голосе можно было уловить хоть что-то кроме бесконечных нападок.
- Ну, видишь ли, мотылек, меня мало интересуют сокровища, которые хранятся или, напротив, не хранятся в замке Равенны. Пусть она хоть всю мебель вывезла, когда покидала резиденцию. Меня интересует только компас, и я точно знаю, что он там есть, потому, как его владелец как раз был одним из неудачливых охотников за сокровищами.
Фортуна, как самая последняя стерва, всегда улыбается чужими неудачами. Никогда не знаешь, когда и каким местом она к тебе повернется, а потому надо успеть схватить ее первым, коль уж ее неверная улыбка обращена в твою сторону.
- Но, это что касается меня. А что на счет тебя, фея?- капитан, улыбнувшись, посмотрел на блондинку.- Брось, я же видел твое лицо, когда ты узнала, куда я собираюсь. Ты могла бы слинять, но осталась. Почему? Что ты хочешь найти среди сокровищ Равенны?
Во всяком случае, Киллиан надеялся, что из нежелания отвечать, мотылек не станет его ронять с этой высоты. Да, и с любой другой высоты тоже. Но, то ли мысли были материальны, то ли на счет невыносимости феи пират сильно ошибся. Что что-то идет не так он понял быстро, вот только не мог понять, что же именно сломалось. Та легкость, которая держала Джонса в воздухе начала пропадать, и чем ближе становилась земля, тем сильнее крепчала в нем уверенность, что они уже не летят, а падают. Особенно успешно эту уверенность укрепляла фея, что вцепилась в капитана обеими руками и так старательно хлопала крыльями, что их взмахи слились в неясное марево за ее спиной.
Если останусь цел – ни в жисть больше не буду летать, невзирая ни на каких фей!- мысленно пообещал себе Киллиан, чувствуя, как держащие его руки разжались.
Разбиться с такой высоты и правда не получилось. Пират завершил приземление кувырком, мягко перекатившись по траве и медленно поднялся на ноги. После полета ноги держали его не очень уверенно, и все равно это было намного лучше, чем болтаться в воздухе на черт знает какой высоте, уповая на одну лишь веру в чью-то там магию. Нет уж, в небе пускай рассекают феи, а пиратам оставят лошадей и корабли. Джонс передернул плечами, будто вновь привыкая к своему телу, больше не наполненному магической легкостью. С каждым шагом он, в отличие от мотылька, чувствовал себя увереннее. Мягкая, усыпанная хвоей земля под ногами, настороженная, будто искусственная тишина, сгущающаяся тем сильнее, чем ближе они пробирались к крепости и острые коготки близкой опасности, впивающиеся в хребет, раззадоривающие азарт. Это была территория Киллиана, здесь он чувствовал себя, как дома. И уверенно прошел в ворота первым, позволив фее пристроиться за своим плечом.
- Монстры?- так же тихо ответил капитан, обшаривая внимательным взглядом заросший двор. Разгулявшаяся за время отсутствия хозяйки флора дала себе волю, и теперь воображение подло превращало качающиеся в лунном свете ветви в неясные живые силуэты. Они переговаривались тихим шелестом листвы, вздыхали порывами ветра и следили за непрошенными гостями серебристыми бликами.- Монстры должны чем-то питаться, так что не думаю, что магичка оставила на произвол судьбы каких-то зверушек. Если только они не могут питаться защитным куполом. Но, тут уж тебе виднее, м?
Если во дворе и был кто-то, он предпочел остаться незамеченным, позволив ворам беспрепятственно пройти к замку. В искусственной, звенящей тишине раздавались только шаги феи и пирата, и как последний ни старался расслышать за ними хоть что-то, ему это не удавалось. Джонс остановился возле самой лестницы, взглянул на каменные ступени, на запертые двери и повернулся к мотыльку.
- Надо думать, ловушки начинаются отсюда, а это по твоей части.
Неясное чувство заставило пирата обернуться, вновь обшарить взглядом двор. Мягко качающиеся ветви, тихий шелест листьев, серебристые блики. Капитан сделал пару осторожных шагов, пол оборота вокруг своей оси, прежде чем заметил в траве сапог. Судя по внешнему виду сапога и штанины, внутри них все же находилась нога. Судя по тому, как она лежала – остальное тело к этой ноге не прилагалось. Киллиан сжал рукоять сабли, медленно достал ее из ножен, сделал мягкий скользящий шаг, чтобы фея оказалась у него за спиной.
- И, мотылек, мне кажется, тебе надо поторопиться.
Блики дважды моргнули и сфокусировали взгляд. Тени, в которых увязал лунный свет, перекатились мускулами под шкурой. Тварь тихо вздохнула шелестом листьев и сделала первый шаг по направлению к жертвам.

Отредактировано Cpt. Hook (10-07-2018 16:21:33)

0

15

Ей не хотелось отвечать на вопрос пирата, не из вредности, просто это настолько личное, настолько запретное для феи, что она просто не могла говорить вслух. По крайней мере, не сейчас. Лучше промолчит или сменит тему. Да и ситуация оказалась как нельзя кстати, когда они начали стремительно терять высоту. А потом им обоим было не до разговоров, когда враждебный лес не внушал ни грамма доверия, а тень замка казалась зловещей, и входить в неё было страшновато, по крайней мере, Динь.
- Она сильная ведьма, могла оживить горгулий. Я слышала о колдуне, что так и сделал. Решил, что держать дракона накладно, а вот каменные стражи есть не просят, и не устают, не спят, всегда бдительны. – Она передернула печами, от чего с крылышек вновь сорвалась пыльца, потухнув, так и не долетев до сырой, устланной листвой и хвоей, земли. Ей было не по себе, хотелось сжаться или превратиться обратно, в крохотную фею да улететь отсюда прочь. Но упрямство и обещание сковывали, и она тихо ругала себя. – В общем, он не учел, что они лишены сознания и так и умер в своем замке, потому что выйти не смог, не давали твари.
Дорожка заканчивалась там, где начиналось крыльцо. Некогда белый мрамор теперь поблек, над ним хорошо постарались ветер и дожди, непогода сделала его выщербленным и некрасивым. Ступеньки обвалились, превратились в нечто совершенно не годное для побега с бала и потери хрустальной туфельки. От широких, витиеватых перил и вовсе мало что осталось, только обломанные зубы перекладин. А ещё эта дверь. Дверь, которую, казалось бы, время не трогало и стихии не пытались сломить маренный дуб со стальными заклепками. И вот от неё-то веяло магией. Такая концентрация, что даже купол, стряхнувший с Джонса пыльцу, был слабенькой защитой, будто все волшебство сосредоточилось именно здесь.
Она выудила палочку, что выросла из размера карандаша до 10 дюймов в несколько секунд. Нужно было определить, где именно таится запирающее заклинание и как его можно разрушить. Она поставила правую ногу на ступеньку, заворожено глядя на первое препятствие и совершенно забыла о своих опасениях по поводу монстров и прочей живности, что могли быть оставлены слой ведьмой.
- А как же тот охотник за сокровищами смог проникнуть внутрь? Замок не взломан. – Протянула она, поднимаясь на крыльцо. Голос Кллиана не сразу передал, что что-то идет не так, а может она просто была увлечена попыткой разгадать секрет, что не заметила предупреждение. Тонкие пальцы каснулись холодной древесины и вот уже, словно ток, пробегающий по телу, она ощущает магию, тянется к её источнику. А потом поворачивает голову и замечает монстра, медленно вышедшего из-за густых кустов, скрывавших его до этого. Гибрид льва, волка, медведя и чего-то ещё. Не мантикора, столь редкая в Зачарованном Лесу, но явно что-то из ей подобного. – Осторожно!
Она предупреждает его криком, а для твари это словно красная тряпка, болтающаяся на ветру. Её заметили, а значит добычу нужно срочно нейтрализовать. Фея вскрикнула, когда животное метнулось вперед, явно метя в капитана. Она лихорадочно провела руками по створкам двери и, наконец-то, нащупала концентрацию силы, но открывать нужно было с другой стороны, потому что снаружи не было ни колец, за которые можно было потянуть, ни ручек, украшающих поверхность.
Вскинув палочку, коснулась затылка. Крылья засверкали, и блондинка быстро уменьшилась, да стала ещё мельче, чем была. Светящийся шарик метнулся к замочной скважине, с разлета попытался пролететь её, но застрял. Бедра сразу не прошли, пришлось посильно выкручиваться, суча ногами, пока, наконец-то, Тинк не оказалась по ту сторону. Темнота и сырая прохлада окутывает, свет от пыльцы не разгоняет её, но нет времени для страха. Белл подлетает к точке, от которой шли нити магии. В механизме затвора красовался сиреневый камень, переливающийся и искрящийся. Именно он и был источником силы для заклинания. Вцепившись в него ручонками, она попыталась сдвинуть с места, вытащить из крепления, но ничего не получалось. Пришлось вновь увеличиться, рискуя привлечь внимание или попасть в ловушку. На секунду она замерла, прислушиваясь. Тишина, звуки со стороны улицы сюда не доходили. Снова вцепившись пальцами в камень, она изо всех сил потянула и…, ничего. Коснувшись кончиком палочки злополучного предмета, девушка что-то шепнула и взмахнула артефактом. Вспышка света ослепила, она закрыло лицо рукой и отвернулась. А когда все прошло, то засов медленно начал отъезжать в сторону. Толкнув двери, она выглянула наружу.
-Джонс, сюда! - Стараясь приоткрыть створку хотя бы ещё сантиметров на тридцать, слыша оглушительный скрежет петель, девушка прекрасно понимала,что после того, как пират скроется за спасительным порталом, им придется очень спешно закрывать все обратно, чтобы тварь, напавшая на капитана, не смогла проникнуть внутрь. Там и так, по слухам, хватало ловушек, чтобы ещё и от разъяренного и голодного монстра улепетывать.
Поудобнее перехватив палочку, она направила её в сторону существа и сделала взмах. зеленый лучик ударился точно в морду, рассыпался яркими искрами, на несколько мгновений отвлекая зверя от добычи.

+1

16

Надо думать, Равенна учла ошибки коллеги и отказалась от идеи неразумных стражей в пользу кого-то посообразительнее. Слишком уж осмысленным был взгляд белесых, но не слепых глаз, слишком плавными движения. Пират медленно повел рукой, кончик сабли бабочкой порхнул в воздухе, выписал перед неведомым зверем замысловатый узор, привлекая внимание к себе. Ну, половина дела сделана, тварь не глядела в сторону феи, а значит, та могла приступить к своим прямым обязанностям. Теперь главное, чтобы капитана хватило на то время, пока девушка ковыряется с замком.
Говорят, вовремя сказанное слово дороже клада. Киллиан, как знаток средней стоимости кладов мог бы с этим поспорить. А не вовремя сказанное слово, согласно этой же мудрости, очевидно, ничего не стоит. Пират мог бы поспорить и с этим, не вовремя сказанное слово может обойтись очень даже дорого. Если для химеры окрик феи стал сигналом к активным действиям, то вот капитана он заставил вздрогнуть от неожиданности, на мгновенье отвлечься, промедлить там, где следовало бы проявить чудеса реакции. Казалось бы, осторожным он был и так, тем более учитывая, что перед ним стояла неведома зверюга, вовсе не обязательно ещё и сообщать вслух очевидные вещи. Джонс все же проявил эти чудеса реакции, отпрыгнул - и одновременно с этим в уши врезался сухой хруст, будто бы ткани - даже махнул в ответ клинком, хотя видел, что тварь была уже слишком далеко, чтобы достать ее. Рукав щерился несколькими, совсем не предусмотренными там изначально, прорезями, но боли мужчина не чувствовал, да и рек вытекающей из руки крови не замечал, только зло хмыкнул в знак скорби по любимому плащу.
- Ладно,- процедил он сквозь оскал улыбки под стать химере,- давай потанцуем.
И все же тварь была зверем. Подобно охранной псине с зажиточного двора, она старалась зайти за спину, вцепиться в ногу, припадала к земле, настороженно прижимая уши на каждый взмах полы плаща. Медвежьи корни делали ее слишком неповоротливой, чтобы достать пирата, предусмотрительно держащегося на расстоянии удара саблей. Эти же корни, надо полагать, делали ее удары сокрушительными, но их силу на себе Джонс проверять не собирался. По-кошачьи загнутые крюками когти глубоко вспарывали землю там, где ее только что касались мягкие лёгкие шаги. Пират обманчиво промедлил, чтобы вывернуться из-под удара, на ходу взмахнув клинком. Без толку, густая грива и жёсткая слипшаяся шерсть не давали лезвию добраться до плоти. Киллиан коротко глянул в сторону крыльца, проверяя, как дела у феи, и поперхнулся крепким словцом, так до конца и не определившись, как же хотел назвать эту девицу. У феи, надо думать, все было хорошо, так как на крыльце ее не было. Ее вообще в обозримом пространстве не было, и, учитывая умение уменьшаться и летать, надо полагать, что девка была уже далеко. Зато рядом был пират. Джонс мигом вспомнил найденную в кустах ногу, совсем не горя желанием добавлять окрестным зарослям своих конечностей. Процедив сквозь зубы “жеваный крот” или что-то созвучное, назвав фею чем-то, похожим на “братскую щуку”, капитан развернулся к химере, сделал несколько выпадов, заставив ту попятиться на пару шагов, зло припасть на передние лапы. Пожалуй, как настоящий джентльмен, он подождёт ещё немного, на случай, если у “братской щуки” проснется совесть, и она вернётся. Если же нет, вряд ли стоило позволять загнать себя на крыльцо, места меньше и деваться оттуда некуда, разве что уповать на возвращение хозяйки? Так себе план, даже если он и осуществим.
Пожалуй, у пирата все же были все шансы выжить в этой схватке, оставив Равенне перед ступенями ее чертову зверушку, уже не такую прыткую, и не так хорошо справляющуюся со своими прямыми обязанностями. Но, плоха та ведьма, что заводит в своем дворе всего одну химеру. А Равенна была ведьмой вполне хорошей.  Исключительно шестое чувство, обострённое до предела, толкнуло капитана в сторону в тот момент, когда, казалось бы, для этого не было видимых причин. Киллиан отскочил, разворачиваясь на пол-оборота, и встречаясь взглядом с новой тварью. Маневр вновь сопроводился хрустом раздираемой когтями ткани, пират вновь помянул “жеваного крота” или что-то созвучное. Ещё одна химера была определенно преждевременной, учитывая, что гости не доели первую.
Ну, хотя бы одну я заберу с собой,- зло оскалился капитан, выхватив из ременной петли один пистолет, вскинул руку, и, выждав три тяжёлых звериных шага, нажал на спусковой крючок. Металл огнем вгрызся в глазницу твари, заставил ее попятиться, припасть на все лапы разом, раздирать когтями собственную морду, по которой растекся белесый глаз, в попытках добраться до очага боли, перебиваясь с воя на скулеж. Но, то ли в черепной коробке находился слишком маленький мозг, чтобы вот так прострелить его, то ли эта часть химеры вовсе не была жизненно важной. Киллиан как раз размышлял, что делать, когда он потратит заряд и второго пистолета - то ли ковырять в той же глазнице саблей, проверяя совместимость таких ран с жизнью тварей, то ли бегать кругами, стараясь перезарядить оружие, и это будет тот ещё номер - когда он услышал знакомый голос. Просить пирата дважды не пришлось. Одна из химер все ещё не пришла в себя, вторую успешно отвлекала фея. Джонс буквально взлетел по ступеням, ныряя в щель приоткрытой двери, и тут же хватаясь за ручку, чтобы закрыть ее перед носом у тварей. В дверь резко ударили лапы, подтолкнув ее, будто в помощь незваным гостям, заскребли по дереву когти, не причиняя заколдованным доскам вреда.
- Умница, девочка,- с усмешкой похвалил пират фею, будто не он недавно говорил о ней совсем не лестно.
Киллиан попытался отстраниться от двери, с удивлением глянул на нее и с раздражением закатил глаза. Пола и без того пострадавшего плаща осталась по ту сторону, утешительным призом сторожам. Со вздохом Киллиан выбрался из рукавов и оставил одёжку лежать на пороге, защемленную дверью. Пират огляделся, но темнота вокруг имела свои планы на этот счёт, и увидеть ничего не дала, лишь немного сторонясь свечения феи.
- Надо полагать, зажигать тут лампы - не самая лучшая мысль? Или все же не самая плохая?
К сожалению, о том, чтобы самим оставаться незамеченными, речи не шло. Рядом с пиратом стояла самая настоящая лампочка, даром, что светлячок.
- Не знаю, как тебе, мотылёк, а мне надо в сторону подземелий, в которых Равенна так любила пытать всех, до кого доберется. Ну, что, двинули в какую-нибудь сторону?

+1

17

Сердце замерло на секунду, когда она вцепилась в ручку двери, видя неумолимое приближение твари, зло рычавшей и скалящей зеленоватую пасть, однако, напористость химеры сыграла им на руку. Существо навалилось на створку, и та захлопнулась, зажав полы плаща капитана. Фея медленно выдохнула, на секунду зажмурившись. Так вот почему большая часть ловцов удачи так и не попала в замок.
- Умница, девочка. – Усмешка пирата вывела её из глубоких раздумий. Тинкер Белл мысленно ругала его на чем свет стоит, атак же себя, за то что согласилась вообще сюда прийти, а теперь варилась в этой каше вместе с Киллианом. Рул Горм по головке её точно не погладит, если узнает, что она проникла в тайник Равенны.
- А ты сомневался? – Закатив глаза, поинтересовалась светловолосая. Вот они – партнерские отношения, небось он ещё и решил, что его бросили. В голосе Белл зазвучала усмешка, отражающая пиратскую. – Не волнуйся, Джонси, я держу свое слово, надеюсь, ты тоже!
Она смерила его немного высокомерным взглядом, чуть вскинула подбородок и так же по-деловому отвернулась, пытаясь разглядеть в темноте коридоров чаши с маслом или же факелы на стенах. Тут точно пахло чем-то горючим, только вот той, что не нуждалась в освещении своего жилища и редко бывавшая в гостях у людей, за исключением, конечно, далекого Лондона и семейства Пэнов.
- Не знаю. Тут слишком много магии и я не различаю, откуда идет поток. – Тинк замялась, кусая губы и осматриваясь, чуть выйдя вперед, осторожно, словно пол под ногами мог вот-вот провалиться. Она словно оглохла. Если в зоне купола волшебство ощущалось, но не давило, то тут все было иначе. Чем же ведьма защитила свои владения и для чего? Неужели все самое ценное она не удосужилась захватить с собой? Зачем так стараться ради безделушек? 
Палочка все ещё была зажата в её руках. Динь зажмурилась и повела плечами, убирая хрупкие, слюдяные крылышки, вместе с ними и спало зеленовато-золотистое свечение, только кожа казалось подсвечивается и то изредка, будто от макушки пробегали волны. Взамен утраченного света на кончике палочки образовался лучик, разогнавший темноту на несколько метров вокруг них, выхватив серые, почти черные, стены и закрепленные в держателях чаши на них.
- Чтобы куда-то идти, нужно знать пути! – Спокойно отмахнулась от него фея и привстала на цыпочки, пытаясь дотянуться до старинного светильника, а, когда кончик, наконец-то коснулся его, то жидкость, наполнявшая донышко, вспыхнула и, следуя за первым, разгорелись другие огоньки, медленно разгоняя темень. Высокий сводчатый потолок тянулся вдаль, а там разбивался на две части. – Ну вот, так ведь… лучше! Надеюсь, мы ничего не активировали.
Она машинально сделала шаг к пирату и осмотрела, чуть вжав голову в плечи и поморщившись. Внутри нарастало беспокойство вместе с тем, как свет заливал помещение, разгораясь все ярче. Затем что-то произошло, Динь до сих пор не смогла бы точно сказать, что именно. Откуда-то слева, к развилке что-то двигалось, что-то шумное и большое. Гул нарастал, становился выше по мере приближения. Белл, слегка напуганная подобным стечением обстоятельств, вцепилась в локоть Джонса, сделав шаг назад и оказавшись за его спиной.
Из-за поворота вылетела стена воздуха и пыли, неся в себе запах гари и пронзительный, жуткий смех хозяйки замка. Стена надвигалась стремительно, ускоряясь и, когда оказалась в нескольких метрах от приключенцев, сошла на нет, словно выплюнув на них пыль. Тинк хотела засмеяться, только было открыла рот, чтобы высказать удивление, как под ногами разверзся пол, и она полетела вниз, увлекая за собой Киллиана.
Падение казалось долгим, их кидало от стены к стене, пару раз фея весьма ощутимо ударилась боком о склизкую стену, но, поскольку пират был тяжелее, первым на груду сваленную на выходе из трубы, упал именно он, обеспечив светловолосой мягкую посадку.
Динь ухнулась на спину капитана Веселого Роджера и, не смотря на то, что он смягчил приземление, воздух из легких падение выбило, так что, несколько секунд она мешком пролежала на нем, пытаясь вернуть себе дыхание. Мысленно девушка во всем винила именно его, это ведь ему захотелось прибавить красок да свет включить, вот теперь они вообще непонятно где находились. Тут пахло затхлостью, гнилью и чем-то ещё не менее неприятным. Кое-как скатившись с Джонса, Белл, наконец-то вздохнула. Под правую лопатку врезалось что-то твердое и острое и она, внезапно, широко распахнув глаза, подскочила, судорожно обшаривая местность вокруг себя.
- Нет-нет-нет-нет-нет! – Тараторила фея.

+1

18

Киллиан поостерегся бы так однозначно говорить, что со светом лучше. Виднее? Несомненно. Лучше? Очевидно, фея была примерно того же мнения, раз поспешила отступить под защиту пирата, а после и вовсе спрятаться за него. Капитану прятаться было не за кого, так что он вновь поднял саблю, приготовившись встретить то неведомое нечто, которое приближалось к ним с нарастающим гулом. Хотя, хоть убей, не мог представить, как можно защититься саблей от облака пыли. Стена воздуха с хохотом неслась навстречу, мало тревожа масляные светильники, пожирая метр за метром расстояния, фея не спешила колдовать, хотя по всему выходило, что это – одна из ловушек как раз по ее части, идей, куда деваться у Джонса не появлялось. Некоторые говорят, что в подобные моменты перед газами должна проноситься вся прожитая жизнь и, мол, переосмысливаться все содеянные ошибки или не добрые дела. Все вранье, у пирата в голове в этот момент была абсолютная тишина, кроме одного единственного слова, весьма созвучного с белой полярной лисицей. До стены оставались последние метры, Киллиан бестолково взмахнул клинком, приготовившись пополнить собой коллекцию воришек-неудачников. Смех оборвался, исчезнув вместо с воздушной стеной, оставив непрошенным гостям пыльное мусорное облако. Пират облегченно усмехнулся, уже готовый отвесить фее шуточку, чихнул, наглотавшись горелой пыли, и, как раз в этот момент, пол ушел из-под ног, подарив обоим незабываемое ощущение свободного падения. На вкус капитана, для одной ночи этого ощущения было для него более чем достаточно, к тому же, тоннель, видимо, уходил не вертикально вниз, так как очень быстро пирату начало пересчитывать кости в моменты ударов о каменные стены. В голове снова поселилась белая полярная лисица.
За падением, свободным или не очень, всегда следует приземление. Приземлился Джонс на груду чего-то твердого, и, прежде чем смог приподняться, чтобы оглядеться, куда это их занесло, его припечатало приземлившейся сверху феей. Где-то в позвоночнике и ребрах что-то ощутимо хрустнуло, воздух из легких вышибло окончательно, пират уткнулся лбом в землю. Следом за феей воров догнала выпущенная из рук во время падения сабля, по какой-то счастливой случайности воткнувшаяся в землю немного левее, избавляя мотылька, а заодно и пирата от участи быть пришпиленными.
- Слазь с меня,- сдавленно прорычал Киллиан, с трудом проталкивая в легкие новый глоток воздуха,- кажись я что-то сломал…
Капитан пошарил под собой рукой и извлек выломанное ребро, уставившись на него. Потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать, что для своего собственного ребро это слишком шершавое на ощупь, и слишком чистое. Только тут пират, наконец, сел, осмотревшись вокруг, и понял, что под ними была вовсе не земля, а скопившиеся тут за долгие годы те самые неудачные воришки. Большинство из них были уже обглоданы временем и крысами до пожелтевших костей. Кое-где виднелись, и еще лучше чувствовались на запах, совсем недавние, все еще разлагающиеся. Осмотреть помещение лучше не позволял свет, вернее полное его отсутствие, за исключением того малого количества, что падал из тоннеля под потолком. Интересно, как долго люк в полу, там, наверху, будет оставаться открытым? Киллиан поглядел на тараторящую фею.
- В чем дело, мотылек, никогда костей не видела?
На взгляд пирата дела их были не так, чтобы совсем плохи. В конце концов, их не сожрало горелое облако, ни один из них не свернул шею, пока они падали. И все же, какого черта они тут оказались? Неужели фея не могла осторожнее зажигать лампы? Или, не зажигать их вовсе, а наколдовать источник света? На кой черт ей вообще волшебная палочка, если при виде любой опасности она прячется за спину пирата, вместо того, чтобы колдовать? Кажется, их план был совсем не в этом, с таким же успехом Джонс мог бы отправиться сюда и один. Пират поднялся на ноги, ухватился за рукоять своей сабли, глубоко вошедшей в чью-то реберную клеть, не без труда вынул ее оттуда, и только тут у него в голове мелькнула мысль, отчего фея может так судорожно оглядываться.
- О, только не говори, что посеяла свою дурацкую палочку. И не вздумай сказать, что она осталась там, наверху.
Пират тоже огляделся, но, в отличие от феи, искал он кое-что другое. Как показала практика, доверять блондинке сотворять источник света чревато для всей операции, да и для жизни в целом, так что теперь его очередь. Джонс выбрал из груды кость поудобнее, присел рядом с каким-то бедолагой, ножом отрезав от его рубашки несколько лоскутов, и обмотав ими один конец кости. На всякий случай пошевелил того ногой, спугнув серую тень с голым хвостом, но фляжки масла при нем, к сожалению, не нашлось. Разочарованно скривившись, Киллиан снял с пояса свою фляжку, пропитав ткань ромом. Небольшая щепотка пороха для верности, высеченная из кремня искра и темный свод низкого каменного потолка осветило синеватое пламя. Пират подумал, вновь откупорил свою фляжку, сделал глоток, после которого жизнь показалась не такой уж плохой, и предложил сей волшебный напиток фее.
- Ну, что там у тебя, мотылек? Все плохо или мы можем приступать к поискам выхода из этого каменного мешка?

+1

19

Нытье пирата, глухо доносившееся откуда-то снизу совершенно не заботило фею, уже тогда она понимала, что что-то не так. Потеря палочки грозила окончательным и бесповоротным провалом. Во-первых, магический инструмент мог запросто вывести их из подземелий замка ведьмы, а во-вторых, без неё она вряд ли сможет снова вернуть себе обычный для её расы вид. Поэтому-то страх овладел ей, стоило только осознать потерю, поэтому она судорожно, забыв о брезгливости и колотящемся сердце, что не успокоилось после падения, шарила руками в костях незадачливых приключенцев, на некоторых все ещё болтались полуистлевшие ошметки плоти, кожи и ткани, а запах от каждого движения становился просто невыносимым.
- Да при чем тут кости?! – Немного истерично воскликнула Тинк, всплеснув руками и, в полумраке, сверкнув глазами, зло посмотрев на пирата. Неужели он не понимает? Цыкнув, она отползла чуть в сторону, перебарывая поднимающуюся тошноту и желание тихо скулить от страха и отвращения. Тихо бормоча себе под нос, Белл продолжала поиски. – Зачем я согласилась? Это изначально была плохая идея, надо было действительно обратить всю команду в лягушек и раздавить, может, слух о гибели этой посудины дошел бы и до других охотников за феями… Да где же ты?!
Если честно, Динь надеялась, что Джонс почувствует себя хоть немного неловко и поможет в поиске, ну или, в крайнем случае, поддержит, но не будет просто так стоять, наблюдая за её несколько паническими действиями, грозящими перерасти во что-то совершенно обычное для женщины в подобной ситуации.
Украдкой глянув на спутника, светловолосая едва не взорвалась от негодования. Пират, расхаживал по каменному мешку, служившему складом для тел погибших. Вальяжно, будто осматривался и решал, нравиться ему тут или нет. Поджав губы, фея тихо застонала и снова принялась обшаривать мерзкие останки, то и дело, отдёргивая руки и едва не вскрикивая, передергивая плечиками. Надежда утекала быстро, вместе с тем, как она продвигалась к склону небольшой, хрустящей горке, из-под которой стрелами вылетали крысы, знатно пугая Тинк.
И, когда уже хотелось разрыдаться, забиться в угол, подальше от всего этого, вспыхнул яркий свет в полутьме показавшийся ослепляющим. Пират сделал себе небольшой факел и почти под его ногами, откликаясь на синеватый всполох, изумрудом сверкнула палочка. Радостно вскрикнув, она едва ли не кубарем скатилась вниз, схватив свою драгоценность. Ума хватило не начать её целовать и прижимать к себе. Быстро вскочив на ноги, девушка осмотрела импровизированный источник света.
- Это что… кость? – Сделав шаг назад, и поморщившись, она покачала головой и встряхнула палочку, замечая, как внутри крутиться песчаный вихрь, значит, пыльцы хватит. Шепнув заклинание, она вызвала светящуюся сферу, взметнувшуюся к низкому потолку и, по мановению тонкой руки, облетела все помещение. – Эм, Киллиан…
Вслед за шариком, фея прошлась по периметру, касаясь руками склизкого камня, пытаясь почувствовать движение затхлого воздуха. Сверху раздался оглушительный скрип, и ловушка окончательно захлопнулась. И вроде бы, все стало тихо, лишь изредка слышался писк очередной крысы, снующей под решеткой стока. Белл завершала свое шествие и её опасения подтвердились.
- Тут нет выхода. – Она повернулась к пирату и нахмурилась. Магии не чувствовалось, просто обычная ловушка. Но в чем её смысл? Почему вся основная масса трупов находилась аккурат на выходе из трубы? Если честно, знать не хотелось, да и смотреть в ту сторону, когда сфера освещала весь каменный мешок тоже. В очередной раз, когда взгляд блуждал по полу, она заметила очередную крысу, протискивающуюся сквозь решетку. – Эй, капитан, у меня есть идея, но она тебе не понравиться. Встань вот сюда!
Динь прищурилась и расплылась в хитрой улыбке, хотя внутри снова затеплилась надежда. Встав на одну из решеток, она дождалась, когда тоже самое сделает Джонс, затем подозвала сферу, что зависла над их головами, слепя ярким светом. Вряд ли пират успел заметить резкое движение палочкой, а затем все вокруг начало стремительно увеличиваться и Тинк поспешно схватил его за руку, чтобы он не свалился в щель между прутьями. Когда уменьшение закончилось, девушка широко улыбнулась, раскрыв слюдяные крылышки.
- Я спущу тебя вниз и пойдем до ближайшего помещения. Посмотрим, куда ведет сток.

+1

20

Пират закатил глаза. Женщины. Только что она в истерике копалась в разлагающихся трупах в поисках своей дурацкой палочки, не обращая никакого внимания, во что вляпывается руками по самые локти, зато теперь морщится на кость в руке капитана.
- Это – то, что помогло найти твою палочку,- фыркнул в ответ Киллиан, поморщившись от яркого сгустка света, который поспешила наколдовать фея.
Видимо, предыдущий сотворенный огонь ее ничему не научил, хотя, если бы кто-то спросил пирата, тот порекомендовал бы блондинке колдовать поменьше. Вообще только в самых необходимых случаях. Как знать, может быть и ловушка эта, и химеры во дворе сбежались именно на ее запах! Но, колдовала фея, кажется, вперед головы. И, пока она ходит кругами со своим светящимся шаром, искать выход из этой темницы приходится Джонсу. Впрочем, преуспел он не сильно. Вместо того чтобы ощупывать поросшую слизью и мхом кладку, капитан предпочел проверить имеющиеся решетки и трещины, освещая их костяным факелом. Из  трещин в потолке сочилась вода, но не успела подмыть кладку так, чтобы понадеяться ее расшатать. Оно и к лучшему, пожалуй. Сквозь решетки вода стекала, туда же стекала грязь, вымываемая из-под груды костей, и вообще все, что вялые ручейки могли из-под нее вынести, но толщина решеток удручала, а ширина самого стока не оставляла шанса даже приверженцам самых строгих диет.
- Да неужели?- раздраженно отозвался пират, закончив осмотр камеры одновременно с феей.
Надо было шариться по первому этажу замка в темноте! Или, хотя бы, отойти от двери, пройти вдоль стены или, еще лучше, отойти от стен ближе к середине. О том, куда они могли вляпаться в полной темноте, пират не думал, сейчас его раздражало то, как глупо они провалились в этот каменный мешок, и особенно его раздражала перспектива просидеть тут в ожидании голодной смерти. А, учитывая худо-бедное наличие воды, это ожидание могло растянуться на добрый месяц.
- А?- отстраненно протянул Киллиан, все еще впечатленный перспективой голодной смерти. Совсем не так планировал умереть пират, если опустить тот факт, что умирать он в обозримом будущем не планировал вовсе. А потому послушно встал на склизкой решетке, лишь отметив в очередной раз, что женское настроение скачет похлеще, чем тот горный козел. Теперь она чему-то развеселилась.
А потом мир вокруг резко начал увеличиваться, заставив пирата на выдохе и во всех красках помянуть этот замок, Равенну и магию в целом, каким-то чудом исключив из этого списка находящуюся рядом фею. А то, как бы это вредное существо, вместо того, чтобы придержать пирата, не подтолкнула бы его к краю решетки. Железные прутья теперь казались еще более скользкими, чем прежде, и Джонсу понадобилось несколько мгновений, чтобы поймать на них равновесие.
- Серьезно? И это твой план?- пират оглядел себя, фею, поднял глаза к каменному потолку, который теперь казался чем-то, не менее далеким, чем звезды в небе. К новому ощущению себя в пространстве нужно было еще приноровиться, но времени для этого, как обычно, выделялось чуть меньше, чем нисколько. Шорох и цокот когтей терялись за журчанием падающей в сток воды, но вот звуки, которые раньше были тонким писком, а теперь превратились во что-то совсем невообразимое, мигом привлекали внимание. Киллиан перехватил удерживающую его руку за тонкое запястье и рванул фею к себе, заводя ее за спину. Серый взъерошенный монстр с лысым хвостом вынырнул из кучи разлагающихся тел, пробежал к решетке и замер перед приключенцами, поблескивая черными близорукими глазками и покачиваясь из стороны в сторону, вздрагивая длинными усами.
- Да как вы так живете, что вас любая крыса сожрать может?- тихо прошипел капитан, но вынимать клинок из ножен не спешил. Одну несчастную крысу зарубить можно, но не заниматься же истреблением всех тварей, засевших здесь, а пирату чудилось, что он уже слышит их приближающееся копошение . Киллиан коротко глянул вниз, сквозь решетку, на зияющий в стене провал – труба, выходящая в общий сток чуть ниже, но давно пересохшая. Может быть, она ведет в тупик, а может быть, в давно высушенные камеры темниц.
- Ты же можешь закинуть нас туда?- Джонс оказал факелом, который все еще держал в руке на торчащую трубу. Тем временем бесполезно покачиваться крыса перестала и двинулась вперед на источник света, запаха, а заодно и звука.- А если резко прыгнуть?
Пока пират говорил, он уже снял с пояса фляжку, быстро откупорил пробку, набрал в рот ром и плюнул им сквозь огонь факела на приблизившуюся тварь, ткнув напоследок той в нос и самим факелом. Пока крыса разбиралась с опаленной мордой и обгоревшими усами, Киллиан развернулся и прыгнул вниз, увлекая фею за собой. Если грызуны кинуться за ними, то провалятся вниз, главное, чтобы фея не сплоховала и не уронила их самих, а то падать было высоко. Или не уронила одного пирата.

+1

21

Улыбка медленно сползла с лица Белл и она посмотрела на пирата так, словно готова была его прямо сейчас скинуть вниз. Ну надо же, каков нахал. Уже второй раз она спасает его шкуру, придумывает план, а ему все не так да все не то, на что он вообще тогда надеялся, когда посылал за ней этого пухлого Сми? На секунду ей показалось, что они действительно сработались. Джонс без лишних вопросов подошел на нужное ей место, хотя, двумя часами раньше вряд ли бы согласился на что-то без предварительного объяснения, а потом на тебе, неудовольствие.
- Знаешь, я что-то от тебя вообще ничего полезного за сегодня не услышала, - Белл едва удержалась от того, чтобы сложить руки на груди, поэтому, всю эмоцию можно было прочесть только на её лице: вскинутая брови и несколько недовольный взгляд. – Я хоть что-то делаю, а не наматываю на кость свою вонючее тряпье!
О том, что всего несколько минут назад она в панике ковырялась в груде трупов, ища свою палочку, и именно факел Киллиана помог её найти, фея деликатно постаралась не вспоминать. Она все равно придерживала его, чтобы он не ухнулся с непривычки вниз. Сама-то к подобным метаморфозам была привычна, а вот он испытывал уменьшение впервые. Что с ним будет, когда рост начнет восстанавливаться? Хотя сейчас Динь была бы не прочь попугать пирата.
В лесах, где жили феи, они умели находить общий язык с различным зверьем и насекомыми, были, правда, те, что считались опасными, но, все-таки, их было мало, и магический заряд всегда успокаивал агрессора. Поэтому она и не поняла, что такого произошло, что Джонс перехватил её руку и дернул на себя. Она едва не поскользнулась на слизи и не сшибла его, так и не поняв, каким чудом оказалась у него за спиной, мертвой хваткой вцепившись в ткань рубашки.
- Никто нас не пытается сожрать! Мы летаем, вообще-то, для этого у нас есть крылья! И по подземельям не шаримся, и пиратов стараемся избегать! – С вызовом произнесла Тинкер, ошпарив собеседника взглядом, она, конечно, не думала про крыс, как про противников. – Что ты твори…, оу. Эм, может у тебя в кармане завалялся сыр, и он его чувствует?
Она не сводила взгляда с крысы, явно учуявшей их присутствие, но, пока что, не рискующей подходить. Только что перед ней стояли два гиганта, пугая её настолько, что она боялась даже пошевелиться, а теперь они скукожились до размера детенышей и показались ей весьма аппетитными. К сожалению, Динь не была сильна в дрессировке живности, поскольку эту часть занятий она активно прогуливала и вообще не сильно интересовалась взаимодействием с природой, больше внимания уделяя чарам да людям, и сейчас начала об этом активно жалеть.
Огонек, созданный феей, тоже стал значительно меньше и следовал за хозяйкой, поэтому, будто живой, он испуганно спрятался, но уже за её спину, поумерив свое сияние и дав возможность проявить себя миниатюрному факелу капитана. Выглядывая из-за левой руки Джонса, девушка нахмурилась, не понимая, чего от неё требует мужчина.
- Могу, но не проще ли его прогнать и спокойно спуститься, мне ведь… - Она уже вскидывала палочку, направляя её кончик в мокрый нос приближающейся крысы, когда услышала последнюю фразу. Она ещё обдумывала странное предложение человека, который едва ли отошел от предыдущего полета, и хотела уж было разразиться целой лекцией по этому поводу, но тут же слегка отстранилась, когда Киллиан начал извергать огонь. О таких способностях пиратов она не знала.
То, что последовало за столь эффектным финтом и вовсе выбило ё из колеи и разозлило окончательно. Она и так не отличалась ангельским терпением, как Рул Горм, но вот так, не спросив, прыгать вниз, надеясь, что его подхватят, было не просто грубо, но и опрометчиво глупо. Свалившись вниз, Белл почувствовала, как замерло сердце, подскочив к горлу, как она судорожно попыталась замедлиться, раскинув руки, но тут же поняла, что падает, сцепившись с пиратом, будь он неладен. В очередной раз мысленно отругав себя за неосмотрительный выбор ночлега, она извернулась в воздухе, подтянув к себе мужчину, обхватив его руками поперек груди и активно заработав крылышками, чувствуя не просто напряжение во всем теле, но и усиливающуюся боль в спине.
Ей стоило огромных усилий не только остановить падение двух тел, но и выровнять полет и направиться в сторону примеченной Джонсом, трубы. Медленно, рывками, они все же добрались до места. Тинк стоило огромных усилий не прокусить себе губу. Опустив пирата на сухое дно, она резко ухнулась рядом, едва устояв на ногах. Тяжело дыша, согнувшись, Динь пыталась утихомирить разбежавшееся сердце и унять ноющую боль в крыльях, которые слабо подрагивали. Светлячок задорно носился над их головами, то улетая куда-то вперед, освещая темное нутро, то возвращаясь, почти ослепляя. Наконец-то придя в себя, она выпрямилась и от души ударила кулаком в плечо Киллиана.
- Не делай так больше! Я тебе не лошадь! Как ты думаешь, почему в прошлый раз я на тебя пыльцу тратила, балда? Потому что мои крылья не способны тащить двойной вес, ясно? – Убрав с лица прядку выбившихся из шишки на затылке волос, она поморщилась, заметив грязь и почувствовав трупный смрад, идущий от ладони. Захотелось срочно помыться. – Ладно, идем.
Раздраженно дернув плечами, все ещё злясь на него, светловолосая зашагала вперед, увлекаемая светящимся шариком. Если бы не данное слово, если бы не обещание, она бы точно его уронила. Пусть такая мысль и крутилась в её голове, но на самом деле Динь понимала, что не сделала бы этого, уж скорее они бы оба разбились, ну, ил утонули, все бы зависело от того, каков уровень воды на дне сточной канавы.
Впереди появился просвет, и запахло плесенью.

Отредактировано Tinker Bell (04-09-2018 17:57:02)

+1

22

По плану пирата фее вовсе не надо было тащить на своих крыльях их обоих, было достаточно просто скорректировать падение, чтобы забросить обоих в нужную трубу, и, желательно до того, как появится еще какая-нибудь тварь, желающая, а главное, могущая их сожрать. Глядя на крылья спутницы было вообще странно, как это она умудряется нести свой вес, не то что удержать их обоих. Но, то ли у феи с направленным пикированием было не очень хорошо, то ли дело было еще в чем-то. С другой стороны, не бросила же она тяжелую ношу, и на том спасибо.
- Я спасал тебя от крысы! - возмутился в ответ Киллиан. – А, чтобы не приходилось тащить двоих, надо было вначале прогнать всех грызунов,- добавил он ворчливо, поморщившись на удар феи и дернув плечом. Капитан слабо себе представлял, как эти феи, превращаясь в маленьких козявок, не оказываются тут же растоптанными или съеденными мимо пролетающей птицей или пробегающим зверем. Даже с учетом того, что этот народец привык летать больше, чем ходить на своих двоих. По разумению пирата, перед превращением надо бы расчистить себе площадку и обезопасить ее, во всяком случае, он бы делал именно так.
А потом самые беспечные феи оказываются в шапках первых помощников пиратских кораблей,- мысленно добавил про себя капитан.
- Дамы вперед,- Джонс посторонился, пропуская фею с ее светящейся сферой и зашагал следом, только сейчас имея возможность прислушаться к своим ощущениям и ощущению себя в пространстве. Если смотреть только на окружающее, то сильных перемен Киллиан не замечал. Потолок сейчас был низкий, стены серыми и безликими, вполне обычный тоннель, киках делали тысячи в любом замке или крепости, на случай, если хозяевам надо будет срочно и незаметно ее покинуть. С другой стороны, пират все еще помнил, что они идут по трубе, что навстречу им может в любой момент выскочить еще одна крыса, и размеров эта крыса будет ужасающих. Осознание себя маленькой козявкой делало саму мысль о сражении с крысой какой-то никчемной и бесполезной.
Когда впереди в неясном свете от пляшущей сферы что-то шевельнулось, Джонс опустил ладонь на рукоять сабли, а второй рукой потянулся за феей, уже готовый опять отдернуть ее себе за спину, но тварь успела сделать еще один шаг, если так про нее вообще можно сказать, и оказалась всего лишь гусеницей. Толстая и пушистая, она ползла по потолку, совершенно не обращая внимания на людей с их летающим светильником. Пират раздраженно выдохнул, в очередной раз уверившись, что ему совершенно не нравится быть размеров козявки.
- Тебя никогда не пытался съесть паук? – Задумчиво спросил пират, с интересом провожая гусеницу взглядом.
Киллиан подспудно ожидал увидеть впереди отсвет, блик, хоть какой-то знак, что эта бесконечная труба, наконец, заканчивается и они могут из нее выбраться. Но, света впереди не появилось, даже когда светящаяся сфера выхватила из темноты толстые прутья, вогнувшиеся внутрь стока.
- Стой тут, я проверю, что там наверху,- Джонс выступил вперед, и подошел к прутьям, вполне пригодным, чтобы по ним взобраться наверх. Вообще, рефлексы прикрывать фею появились каким-то неведомым образом, хотя свой интерес у капитана в этом тоже был. – А то кто-нибудь сожрет тебя и мне придется всю оставшуюся жизнь провести размером с зубочистку.
На усилившийся трупный запах пират не обращал внимания, мертвецы были последними, кого стоило бы бояться, намного больше его интересовало, находилось ли наверху то, что убило бедолагу.
Киллиан быстро взобрался по сухим прутьям, с налипшим на них мусором, остановился на краю каменного пола и замер. Луна все же освещала комнату, пробиваясь сквозь витраж узкого окна, но так скудно, что разглядеть почти ничего не получалось. Пират только понял, что ближе к центру на полу лежит чье-то тело. Признаков жизни оно не подавало, и ладно. Никто другой в комнате тоже не спешил появляться, и даже пресловутых грызунов с лысыми хвостами замечено не было.
- Ну, где ты там? Поднимайся давай,- капитан коротко глянул через плечо в провал в полу, где скакал светлячок. – Ты знаешь, где мы? – отчаянно не хватало плана замка, чтобы по нему можно было отследить, куда их обоих занесло, и в каком месте они выбрались. К сожалению, планы замка Равенны раздобыть было нельзя, а собираясь его штурмовать пират искренне полагал, что сможет разобраться на месте. Но, по отсутствию решеток вместо двери, Киллиан предположил бы, что они не в темнице.

+1

23

Возмущение пирата вызвало ответное возмущение внутри неё, она зло зыркнула на мужчину, прикидывая, не ударить ли его ещё раз, а то он слишком многое о себе думает. Тоже мне, спаситель нашелся! Динь все ещё была уверена, что все беды из-за него, потому что нормальный человек не полез бы за каким-то дурацким компасом, коих полно в специализированных лавках, - даже далекая от мореплаванья Тинк знала об их существовании, - в замок самой могущественной и страшной ведьмы. Нет, ну серьезно не проще было бы купить обычный и лишь потом воровать фею, чтобы она сделала его магическим?
- Ой, ну извините, - раздраженно ответила девушка на выпад пирата, - я не каждый день проникаю в чужие подземелья и пытаюсь вытащить из них всяким там Джонсов, возомнивших себя невесть кем!
Вот как все получается, она, по сути, помогает ему просто так, а он ещё и недоволен. Это все человеческие мужчины такие или ей попался эксклюзивный, но бракованный, экземпляр? Нет, выяснять этого не хотелось и вообще, Белл пообещала себе, что кроме Питера, больше ни с кем дел иметь не будет. Уж слишком опасно выполнять хотелки каждого встречного да поперечного. И вообще, чуяло ей сердце, что если Рул Горм узнает о её маленьком приключении, то по голове точно не погладит. Оставалось надеяться, что Киллиан умеет держать язык за зубами и того же потребует от своих людей.
Впереди что-то шевельнулось и фея, движением руки, заставила светлячка пролететь чуть дальше, высветив специфическую морду гусеницы, так знакомую её по Зачарованному Лесу. И чего она тут забыла? Нет это была не та козявка, что превращалась в прекрасную бабочку, но зато миролюбивая, поэтому, не страшась, Динь прибавила шагу и вскинула руку, касаясь волосатой спинки насекомого. Ей даже показалось, что она дома, среди своих. Видимо, все-таки, Тинк скучала, но мысль о возвращении была ту же отброшена. Лишь голос пирата вернул её из воспоминаний и своих фантазий. Его, видимо, пришелица совсем не удивила.
- Пауки хорошие. Они дают нам паутинки, плетут для нас корзинки и специальные сети, с которых мы собираем расу и дождевые капли. Защищают наши поселения от ос и мух, что стремятся залезть в кладовые и сожрать там все. – Пожала она плечами, глянув через плечо на своего собеседника. Может быть, ему пойдет на пользу побыть маленьким? Поймет, насколько неприятно, когда гиганты пытаются тобой манипулировать. Надо будет ему устроить показательное выступление! – Фей редко кто пытается съесть, если что. У тебя теперь, после встречи с крысой, идея фикс что ли? Найти тех, кто пытается перекусить моим народом?
Они подошли к стоку, темному, как и тот, в который свалились. Но меньшего размера. Тут было прохладно и чувствовалось движение воздуха, а значит там, наверху, было обширное помещение, возможно даже с какой-никакой, а системой вентиляции, хотя, Белл плохо разбиралась в подземельях и темницах. Киллиан в очередной раз оставил её позади, она только поджала губы.
- Я бы проверила все быстрее, - заметила она, намекая на свои крылья, но человек её уже не слушал, выбирая место для карабканья вверх. Говорить ему, что после смерти любого колдуна, наложившего заклятье, - заклятье, а не проклятье, которое можно снять, только выполнив условие или найдя слабое место, в виде, к примеру, поцелуя истинной любви, - оно развеивается. Вот только, если её съедят там, то, выросший пират, задохнется здесь.
Почти минуту стояла тишина, фея лишь силилась разглядеть силуэт Джонса, но у неё это не выходило, а посылать свтляка она не хотела, потому что так могла выдать свое местоположение врагу, который, возможно, уже обгладывал косточки балды, немыслящей в магии.
- Иду, - крикнула она, услышав его голос и, передернув плечиками, расправила слюдяные крылышки, пустив сверху вперед. Динь быстро взлетела и зависла в нескольких сантиметрах от напарника, разглядывая помещение и закрывая нос ладонью. – Конечно, знаю, у меня же есть план замка, я же не просто так сидела на том поле, а тебя ждала! Заранее подготовилась. Не говори ерунды. Но я могу выяснить.
Она медленно опустилась рядом, подозвала к себе светящийся шар и что-то ему шепнула, подкидывая вверх. Он заметался, кругами поднимаясь выше, а затем маленькой, золотистой молнией помчался прочь, высвечивая небольшие участки на своем пути. Чтобы не остаться без источника света, девушка зажмурилась и медленно засияла. Кожа светилась и интенсивность была достаточной, чтобы осветить пару десятков сантиметров вокруг них.
- Вообще-то, я думала, что ты имеешь хоть какие-то представление о том, что нас тут ждет. – Выдала она и встрепенулась, когда заметила усиливающееся свечение в дверном проеме. Сфера подлетела к хозяйке и начала мигать. Та свела брови к переносице, как будто бы слушала. – Ну, что ж, спешу тебя обрадовать. Мы в казематах! За дверью начинается коридор и заканчивается он ещё одной, ведущей на лестницу. Вроде как, именно по ней, поднявшись выше, мы найдем коридор, ведущий в сокровищницу. Он дальше не полетел, магия ослабела. Что будем делать? Увеличивать тебя?
Она посмотрела а Джонса, желая услышать хоть какой-то пан, поскольку её роль во всей этой авантюре была почти выполнена. Оставалось только благополучно доставить его к компасу и вернуть на корабль.

+1

24

Мухи, пробирающиеся в погреба, чтобы сожрать все, до чего смогут дотянуться и пауки, плетущие корзины и передающие их взамен прохудившимся, гусеницы, чье волосатое тело можно погладить ладонью, и на чьих спинах, при должном старании, наверняка можно прокатиться. Это звучало, как полный сюр с примесью страшилок, совершенно не укладываясь в пиратской голове. Казалось бы, посмотреть на фею со стороны, особенно несколькими минутами ранее, и она мало чем отличается от обычного человека. Ну, когда только не разворачивает свои мотыльковые крылья и не сыпет повсюду светящуюся пыльцу. А на самом деле где-то между обустройством личной жизни всяких непутевых принцесс она переживает, не прорвали ли осы и мухи расставленные возле кладовых паучьи сети. И это вместо того, чтобы взять простую мухобойку. Киллиан решительно отмахнулся от этих мыслей. Что взять со странного народца.
- О, серьезно, язва?- в тон фее откликнулся капитан,- Ты столько всего рассказала про замок Равенны сидя на моем столе в каюте, и не знаешь ничего о его планировке?
На предложение выяснить пират едва не ляпнул скептическое «спросишь у своего фонаря?», как примерно это фея и сделала. Не спросила напрямую, конечно, но явно послала его выяснять обстановку. Киллиан хмуро глянул на засветившуюся, в прямом смысле, блондинку. Привыкший жить без магии, если не считать периодически приобретаемых тем или иным способом амулетов и прочих катализаторов, пират постоянно забывал, что фея умеет колдовать. То есть, он помнил, что прихватил ее с собой на случай магических ловушек, в остальное же время предпочел бы, чтобы фея просто держалась за спиной и не погибла до окончания данного мероприятия.
- Я и имею представление о том, что нас тут ждет,- уверенно улыбнулся Киллиан.- Нас тут ждут горы ловушек, останки воришек-неудачников и пара завалявшихся безделушек, которые хозяйка оставила, в спешке собирая свои манатки.
Возможно, собиралась Равенна и не в спешке, но что-то наверняка осталось в сокровищнице. Иначе, зачем лезут сюда все те, кто теперь валяется грудой костей в подземелье или разбросан отдельными конечностями во дворе на радость химерам. И зачем-то же фея сама сунулась сюда, как только услышала, куда именно намерен влезть пират.
- И вообще, где твой дух охоты? Уверен, изо дня в день являться принцессам, чтобы выслушивать жалобы на их нелегкую судьбу – скука смертная. Зато потом сможешь с гордостью вспоминать, что была первой и единственной феей, которая прогулялась по коридорам замка ведьмы.
Если бы Джонс знал точно, что будет происходить в этом замке, за каким поворотом какая опасность таится, и как это все обойти, то надобность в компании феи отпала бы. Зато теперь она может побыть хорошей полезной феей, которой вернувшийся фонарик уже что-то нашептывает.
- Вот видишь, как все отлично складывается?- обрадовался Киллиан, как вообще-то не положено радоваться пиратам, которым случилось оказаться в казематах.- Подожди, пойдем, подойдем ближе к двери.
Джонс вздохнул и мысленно признал, что некоторый толк от пребывания размером  с козявку все же был. Глядя на валяющееся в стороне тело отчего-то казалось, что неведомый убийца тут же покажется, стоит принять человеческие размеры. Причин так думать, помимо того факта, что приключенцы находились в замке одной из самых опасных ведьм, не было, и все же пират решил не рисковать, пока не дойдет до двери, и не проверит обстановку по ту и по эту сторону от нее. Расстояние, которое заняло бы всего несколько шагов, теперь казалось не таким-то и близким. По всем ощущениям за время пути комната успела увеличиться в размерах и теперь занимала добрую половину замка. Нет, и все же, быть козявкой пирату не нравилось.
Тяжелая дубовая дверь была приоткрытой, капитан свободно прошел в оставленную щель, поманив за собой фею, чтобы она осветила ему коридор, но имеющегося света совершенно точно не хватало, чтобы разглядеть все. Киллиан окинул взглядом пятно гари на стене, уже старое, покрытое пылью, но все еще привлекающее внимание. Либо когда-то в этом коридоре были магические ловушки, либо кто-то попался Равенне под горячую руку, пока она еще тут жила.
- Ладно, если опасной магии тут нет - возвращай мне мой рост, а то я уже по нему соскучился.- Джонс глянул туда, где должна была скрываться во тьме дверь на лестницу.- Как думаешь, старая карга заколдовала вход в сокровищницу или понадеялась, что так далеко никто не пройдет?

+1

25

В отличие от пирата, Динь была привычной к метаморфозам, она не удивлялась тому, что с такого расстояния гусеница выглядела как нечто внушительное и опасное. Признаться, зверям и насекомым её народец доверял куда больше людей, потому что животное всегда было легче понимать и контролировать. Сейчас даже бунтарь-Белл подумала о правдивости этого изречений.
- Ты тоже, насколько мне помнится, не молчал, с разинутым ртом слушая все, что я тебе говорила. – Она упрямо вскинула подбородок и сложила руки на груди, глядя на Киллиана. – И не мне в голову пришла идея прогуляться по заброшенному замку, который, по сути своей, представляет собой одну сплошную, большую, смертельную ловушку! Все пираты суицидники или мне просто жутко повезло?
Ох уж эти мужчины, что не видят дальше своего длинного носа! Он серьезно решил, что если она сведуща в магии, то знаем о ней все и уж тем более, всех, причем лично, кто практикует волшебство. Надо же быть таким! Возмущение вновь поднялось волной, размывая берега и она, сверкнув голубыми глазами, показала язык спутнику, сжав кулачки.
- Да, я тут каждый день бывала, мы с Равенной чай пили едва ли не каждый день. Замечательная женщина! – Вплеснув руками, тем самым показав все свое отношение к этому вопросу, Тинк поджала губы. – А как ты вообще планировал тут находиться, если даже не удосужился подготовиться? На что ты вообще надеешься? Ты же в плаванье не пускаешься с закрытыми глазами и без всяких ваших штучек-дрючек, помогающих ориентироваться, м?
Поставив, как ей казалось, авторитетную точку в данном разговоре, Динь занялась своими магическими трюками, которые явно были непонятны Джонсу. Она не собиралась объяснять, что запас магии у неё не велик, в палочку она заряжала последние крохи и именно поэтому очень сильно возмущалась своей поимке – что можно ждать от пирата, как не требований срочно наколдовать гору золота или сделать его королем какого-нибудь государства, а это требует уймы затрат драгоценного сырья.
Фее и в голову не могло прийти, что её потащат в ловушку, да ещё и обвинят в том, что она не знает план этой самой ловушки. Интересно, а мыши, попавшие в мышеловку, тоже так себя ведут? Как бы то ни было, хмурое лицо Киллиана она заметила не сразу и, когда их взгляды встретились, она лишь передернула плечиками, одними только губами, поинтересовавшись, что именно ему не нравится.
-О, ну, тогда мне нечего боятся! – Язвительно произнесла девушка, фыркая на его ответ и не понимая, чего он так улыбается. Тоже, нашелся тут герой! – Ну, я так понимаю, благодаря мне, мы многие миновали!
На последнее замечание о манатках ведьмы, Белл лишь усмехнулась. Джонс не просто не имел представления о магии, но ещё и о тех, кто её активно использовал, Колдуны очень сильно привязывались к вещам, потому, что больше было не к чему привязываться. Так что, она сильно сомневалась, что в сокровищницы Равенны осталось хоть что-то полезное. Но не огорчать же его, верно?
Вот только, в отличие от него, у Тинк было чутье на все магическое, и она могла без труда найти что-то, что может ему показаться незначительным или же неинтересным. Знать её спутнику о такой затее маленького сопровождения было необязательно, поэтому она держала язык за зубами, делая вид, что её вовсе не интересует эта тема.
- Я не фея-крестная, я просто фея! Не путай. Это как если я тебя назову матросом или гребцом. Понял? – Она покачала головой, не разделяя его энтузиазма. – Ты же понимаешь, что нам осталось совсем чуть-чуть? Понимаешь, что мы просто чудом избежали большую часть проблем и опасностей? И ты же не думаешь, что все позади?
Она пожала плечами, выпуская из рук свою светящуюся сферу и расправляя крылышками. Ну, захотел он прогуляться, пусть идет, лично она хочет пролететь все это расстояние и не напрягаться. Её народец умел медленно двигаться в воздухе, а мог нестись так быстро, что, что многие видели в них падающие звезды.
- Ладно, давай уже я тебя увеличу! – Подойдя к двери, она выудила палочку и направила её точнехонько в лоб мужчины. Его вновь окутал золотисто-зеленый свет, став своеобразной аурой, которая увеличивалась по мере того, как увеличивался и сам Киллиан. А вот на себя она кидать заклинание не стала, присев на его плечо и осматриваясь. Сфера, надо сказать, тоже увеличилась и деловито вылетела за дверь, ожидая приключенцев по ту сторону. Внимание Тинк было приковано к открывшемуся виду и она не заметила, как в дальнем углу сформировалась темная, густая тень, больше похожая на смоляной сгусток и медленно двинулась к трупу.

Отредактировано Tinker Bell (20-09-2018 13:13:56)

+1

26

Джонс никогда не задумывался, сколько вредности может быть в одной маленькой фее. Признаться, он вообще мало думал о феях, искренне полагая, что пересекаться с ними ему не придется. Не так часто пиратам доводилось бывать в Зачарованном лесу дальше портовых городков или тихих бухт, где они могли спокойно пристать на несколько дней, чтобы заняться починкой своего корабля или чисткой, вытаскивая судно на берег. Команде же Киллиана и того не приходилось делать, учитывая, из какого дерева был сделан «Роджер». Так что, да, представить, что ему предстоит когда-нибудь встретиться с феей, было не просто. Так же не просто, как и догадаться о фейской вредности. Или это ему досталась такая особенная?
Всю язвительность спутницы пират спокойно пропустил мимо ушей, уже даже не чувствуя прилива раздражения, которое неизменно накрывало его в самом начале этого путешествия. Пускай продолжает болтать про отсутствие четкого плана и про чай с Равенной, лишь бы за своим стрекотом не забыла, как колдовать.
- Откуда ты знаешь, как я пускаюсь в плавание?- лениво отозвался пират, игнорируя авторитетную точку, поставленную блондинкой.- Может быть, именно зажмурившись, и не открываю глаз, пока паруса не обвиснут в штиль, а потом месяцами пытаюсь понять, куда это меня занесло. Пока мимо не пролетит фея, и не спасет всех нас.
Киллиан говорил, скорее, просто чтобы говорить. Чтобы не идти в тишине, потому что иначе голова начинала забиваться лишними мыслями, а лишние мысли никогда не несли с собой ничего полезного или, хотя бы, безвредного. Лишние мысли начинают танцевать тенями в углах и отблесками магического света на стенах, шептать где-то на грани слуха и разыгрывать воображение. Джонс передернул плечами, вновь сосредотачиваясь на том, что там говорит фея.
- О, серьезно?- искренне удивился он, коротко глянув на девушку.- То есть, принцессы – забота фей-крестных? А чем же занимаются просто феи? Следят, чтобы мухи не пролезли в погреба и ходят к паукам за новыми корзинками?
Чем бы ни занималась в свои серые будни фея-не-крестная, капитан был уверен, что угодно было интереснее этого. Людям приходится постараться, чтобы покинуть место своего обитания. Людям нужен корабль или лошадь, или мул. Еще не до конца прохудившийся холщовый мешок с едой, в конце-то концов, и здоровые ноги, чтобы перебирать ими. И все равно не так много людей могут повидать мир. Но, как глупо сидеть на одном месте, когда ты умеешь летать и тебе открыты все дороги! Ничего, фея правильно говорит, осталось еще немного, и Джонс сумеет повидать не только свой мир, но и множество других.
В ответ на слова девушки пират ухмыльнулся, повернувшись к ней.
- А что, будешь скучать по этому путешествию? И, я не думаю, что все позади, иначе я был бы бесконечно разочарован. Не дрейфь, мотылек,- капитан едва удержался, чтобы не похлопать блондинку по плечу, но побоялся задеть крылья, слишком уж хрупкими они выглядели, еще порвутся случайно,- сама же сказала, осталось еще немного.
И все же пирату было совершенно непонятно, как феи так легко уменьшаются и увеличиваются, по десятку раз на дню. Привыкнуть к этому, по его мнению, было совершенно невозможно, и пират искренне надеялся, что испытывать такие метаморфозы ему больше не придется, хотя бы ближайшую вечность. Он судорожно вдохнул, ощущая изменения в теле, и простоял еще пару мгновений после того, как золотистое свечение рассеялось. Мир снова стал собой, комната, которую они так долго пересекали, на самом деле была не такая и большая, коридор не убегал в далекие дали по обеим сторонам от двери. Киллиан помотал головой и сделал первый шаг по коридору в сторону заветной двери в сокровищницу. Фею на своем плече он заметил краем зрения исключительно из-за ее свечения.
- Что, устала перебирать ногами, решила покататься?
В общем-то, пират был не против, ведь теперь ему нужно было следить только за собой, куда он наступает. Старая, выцветшая, поеденная молью ковровая дорожка цвета старого красного вина глушила шаги, и в ее пыли оставались следы от только что прошедших ног.
Пират не слышал, как за приоткрытой дверью в оставленной за спиной комнате тень добралась до трупа, медленно заползла под него, замерла, и только после этого начала обволакивать тело, бесшумно, будто пыталась пожрать его. Он не слышал, как тело внезапно содрогнулось, выгнулось дугой, тихо хрустнув ломаемым позвоночником и начало подниматься, подгребая под себя ноги, согнутые под углами, под которыми ногам совсем не принято гнуться. Тело сломанной марионеткой приподнялось на локтях и коленях, село, поднялось на ноги, повернуло голову, описав ей почти полный круг, и двинулось к двери, в сторону коридора. Тень постоянно находилась в движении. Она перетекала ртутными каплями, будто ее не хватало, чтобы обернуть собой тело целиком, и среди темной массы постоянно выступали части тела, позволяя увидеть часть щеки и белок закатившегося глаза, посиневшие губы приоткрытого рта и вываленный распухший язык, вывернутый в обратную сторону локоть, торчащий из рваного рукава, скрюченные пальцы.
Киллиан не хотел идти в молчании, но желание говорить внезапно куда-то пропало. Он осторожно, едва ли не крадучись шел по мягкому ковру, на всякий случай, обходя особо крупные выеденные в нем дыры. Натянутую шелковую нить почти у самого пола он заметил без проблем, стоило только той блеснуть в свете магического фонаря. Пират мягко ее преступил, и только сейчас, резко обернувшись, услышал, как позади на дверь кто-то навалился с глухим ударом, будто всем телом, раскрыл ее шире и в коридор вышел…вышло нечто.
- Это еще что?- опешил Джонс, выхватывая оружие.
Монстр замер при звуке голоса, с усилием приподнял безвольно болтающуюся голову и так же, как и прежде, сломанной марионеткой на кривых, подкашивающихся ногах, двинулся к человеку. Вот только скорость его с каждым шагом увеличивалась, как совсем не положено сломанным куклам.

+1

27

Эта словесная перепалка могла продолжаться ещё неизвестно сколько времени. Видимо, они оба были жутко упрямы, язвительны и вредные, никто не хотел оставлять последнее слово за оппонентом, но пора было бы уже сгладить угол и перестать подначивать друг друга, поэтому, чуть приотстав, фея ворчливо произнесла:
- Полагаю, идея найти меня принадлежала тому увальню, раз его капитан управляет кораблем, закрыв глаза! – Динь даже весьма многозначительно фыркнула, качая головой и насмешливо окинув взглядом собеседника. Медленно нагнав спутника, она зависла над поверхностью запыленного пола, наблюдая за передвижениями миниатюрной сферы. Видимо столь незначительная магия не могла разбудить защитника сокровищницы, именно поэтому она зашевелился чуть позже, но это в её голову придет потом, когда странный интерес будет бодаться со страхом. – Серьезно. – Она кивает, чуть поджав губы. Пирату необязательно знать, что чтобы быть кому-то магической нянькой, одарить дитя королевских кровей своим благословением или же тихо наблюдать за его жизнью, ожидая момент, который только крылатая леди способна развернуть в нужную сторону, необходимо долго и упорно трудится не вылетая за пределы Долины Фей. – Ну, всякими… полезными вещами. Например, помогают пиратам не пропасть в замках злых ведьм. А ещё, ходил слух, что одна такая даже осталась на корабле, благословляя его паруса на попутные ветра. Не думаю, что это правда!
Последнее она добавила поспешно, дабы в шальную голову Киллиана не забрела мысль дурная мысль о том, что её можно использовать не как оберег от темных искусств. У неё нет ни желания, ни времени сидеть в фонаре и выбираться из него лишь тогда, когда чертов Роджер, или как там он называл свою посудину, окажется в зоне штиля.
- Что ты имеешь против корзинок? – Взвилась она, чуть опередив Джонса и заглянув ему в лицо. – Это хорошая работа, так же, как и сбор урожая, починка механизмов и прочее. Мы же не только магией пользуемся! И вообще, у нас община, где каждый друг другу помогает!
Тинк не очень-то любила Долину Фей с её жесткими правилами, иерархиями и прочим бредом, загоняющим в рамки и не дающим простор фантазии. Но когда кто-то отзывался о маленькой родине блондинки как-то, по её мнению, не лестно, она воспринимала это слишком близко к сердцу и обязательно давала пылкий отпор, убеждая собеседника, что появилась на свет в райском уголке. Странное отношение, весьма двоякое. Но, как она думала, так каждый поступал, если речь заходила о темах щекотливых.
- Я? Скучать? Ха! Ты меня очень плохо знаешь пират! Нет, ни по тебе, ни по этому замку, с его ловушками, я скучать не буду. – Динь выразительно отмахивается, качая головой, но, почему-то ей кажется, что сказанное прозвучало фальшиво, и что все это выглядит как-то наиграно. Нет-нет, встряхнув головой и отогнав лишние мысли, светловолосая беззаботно ринулась вперед, огибая пирата и вновь залетая ему за спину. Маневр привычный для неё и для тех, кто хоть несколько часов проводил рядом с феями в нормальной, спокойной обстановке. Обычно эти существа двигались настолько быстро, что человеческий глаз едва фиксировал силуэт в ярком свечении пыльцы.- Скорее уж ты заскучаешь по мне, и будешь искать способ изловить одну из моих сестер, чтобы хоть как-то скрасить свои серые будни.
Все знали, что фея дважды в одни и те же ловушки не попадается.
На вопрос выросшего капитана она не ответила, лишь показала ему язык и отвернулась, разглядывая каменные, заросшие плесенью, стены узкого коридора, пол которого, зачем-то, был застелен ковром, давно погрызенным молью. Тут воняло затхлостью, трупным смрадом и чем-то ещё мерзким, но знакомым Тинк. Она все крутила головой, вцепившись в ворот плаща Киллиана, силясь найти источник. Слишком знакомо, но понимание ускользает сквозь пальцы, всякий раз, как она думает, что вот-вот вспомнит.
Позади раздается треск, какие-то булькающе-хлюпающие звуки и дверь слетает с петель. На пороге возникает неправильная, изломанная, черная фигура, в которой угадывается тот труп из темницы. Джонс тут же хватается за оружие, а до Белл доходит, почему её тошнило от странного амбре.
- Некромантия! – Тихо выдохнула, а точнее пискнула, козявка и резко взвилась с плеча, метнувшись к сабле пирата. Золотисто-зеленое свечение охватывало металл по мере того, как она пролетала вдоль блестящего лезвия и, когда пальцы коснулись острия, оружие засветилось с удвоенной силой. – Это поможет!
Бросив последние слова, Динь полетела вперед, за поворот, вверх по лестнице, к двери сокровищницы, надеясь, что спутник не отстанет, ведь точно такие же, неприятные запахи исходили из других, закрытых темниц. Она с разгона врезалась в замочную скважину. Палочкой вновь коснулась макушки, уменьшаясь ещё, пытаясь протиснуться вперед, суча ногами.

Сфера осталась, она то и дело отлетала от Киллиана, будто пес, что звал за собой, а потом возвращалась, делая крюк. Но, когда нечто набрало достаточную скорость, резко полетел навстречу, врезаясь куда-то в район живота. Последовала ослепительная вспышка, а затем труп упал, освобожденный от власти темной магии. Теперь коридор освещала только сабля, в руках пирата, а из темных проемов камер медленны выходили новые мертвецы.

+1

28

Пират короткое мгновенье стоял неподвижно, завороженный зрелищем бегущего по коридору существа. От этой картины нестерпимо пахло жутью, и вместе с тем она приковывала взгляд, не давая отвернуться. Но, это было лишь мгновенье, затем Киллиан стоял неподвижно, ожидая, когда противник подойдет ближе, готовый нанести смертельный удар. Звук голоса феи, снова раздражающе писклявый, заставил его вздрогнуть и поморщиться.
- Некромантия?- переспросил Джонс, не столько сомневаясь в поставленном феей диагнозе, сколько не представляя, что он может сделать с поднятым из мертвых врагом. Как можно убить то, что уже мертво? Он с сомнением уставился на свой клинок, окутанный свечением, что тянулось за мотыльком, и проводил улетающую девушку взглядом, но не поворотом головы.
Что случилось, неужели Равенна не удовольствовалась своими экспериментами над зверушками, выводя гибриды крокодилов с носорогами? Зачем надо было запускать свои загребущие пальцы в некромантию и пичкать этими силами свои подвалы? Пирату даже становилось интересно, что же такого спрятала в своем заброшенном жилище ведьма, чтобы так основательно защитить его от незваных воров. Это должно быть что-то очень дорогое. Конечно, если только не принимать во внимание, что Равенна была в первую очередь женщиной, а эти существа не так часто пользовались логикой. И такую защиту она могла накрутить, просто потому что могла себе это позволить. Многие ли сумели преодолеть все сюрпризы в этих коридорах и добраться до заветной сокровищницы? И, если она на самом деле пуста, сколько из добиравшихся до бесполезной сокровищницы в гневе рвали на себе волосы? Джонс фыркнул собственным мыслям и скривился на пляшущий туда-сюда фонарик, любезно оставленный ему феей. Отсветы без остановки скачущего светильника больше раздражали, чем освещали пространство вокруг, не давая глазам приноровиться к отсутствию освещения или, напротив, к его присутствию.
- Да сейчас, сейчас,- ворчал пират, будто, в самом деле, рядом с ним скакала псина,- я не собираюсь оставлять это за спиной!
И, то ли светящийся шар внял словам Киллиана, то ли мертвец пересек какую-то невидимую простому глазу черту, но фонарь бросил свои попытки увести человека в сторону лестницы и ринулся в бой. Пират заслонился рукой от вспышки, сдавленно рыкнув ругательства сквозь стиснутые зубы, успев в короткой фразе помянуть тесное общение родственников и Равенны, и ходячего трупа и некромантов в целом. Когда капитан смог разглядеть еще хоть что-то кроме радужных кругов, расходящихся в разные стороны и сочетающих самые непередаваемые цвета, оживший мертвец вновь стал мертвецом обычным. Кажется. Впрочем, едва ли стоило радоваться героической смерти магического светильника, ведь на место одного упокоенного трупа уже спешили новые. Пират повел из стороны в сторону саблей, в мягком свете которой скользнула шелкова натянутая нить, до которой первый мертвец не добежал считанные шаги. Киллиан отступил назад, слыша приближение врагов, а через некоторое время смог и увидеть их. Клинок в его руках справлялся с освещением пространства намного хуже фонаря, но намного лучше, чем полное отсутствие источников света. Шаг, еще шаг, конечности сломанных кукол несут свои тела вперед, вытягивая обнятые черной масляной субстанцией пальцы в попытках дотянуться до жертвы. Нить с тонким звоном рвется под напором ноги, и…ничего не произошло.
- Да чтоб тебя,- закатил глаза пират и быстро рубанул саблей, на удивление легко прошедшей сквозь хрящи, укорачивая протянутые к нему руки первого из мертвецов по локоть. Тварь зашипела, будто на нее вылили чан кипящего масла, но быстро опомнилась и продолжила свой путь, ворочая в воздухе остатками своих рук.
Если наложенная феей маги должна была одним своим прикосновением усмирять мертвецов, то этот план с треском провалился. Джонс отступил еще на несколько шагов назад, быстро примерился, глядя на скрытое чернотой тело трупа и коротким выпадом вогнал клинок в тело существа, на полпальца ниже реберной клети, опасаясь, что иначе сабля может застрять в кости, а вынимать ее может не остаться времени. Мертвец снова зашипел, разевая лишенную половины зубов пасть, ворочая языком, сделал еще один судорожный шаг вперед, насаживаясь глубже на клинок, почти до самой рукояти. Золотисто-зеленое свечение вспыхнуло за мгновенье до того, как Киллиан резким движением выдернул оружие из чужого тела и отскочил назад, наотмашь рубанув подоспевший оживший труп по ноге, спасаясь от его рук.
Не пойдет, слишком медленно,- разочарованно дернул уголком рта капитан, наблюдая, как поднятая тварь припадает на подрубленную ногу, спотыкается о тело только что упокоенного товарища, и тяжело валится на него, чтобы неуклюже начать подниматься, преграждая этим путь следующим подбегающим врагам. Тяжело обойти такое препятствие или хотя бы остановиться, когда твой мозг давно мертв и превратился в желе.
Джонс вновь укоротил самые удобно выступающие из кучи малы руки и замер на пороге лестницы. Первое же существо, выпутавшееся из досадной ситуации, было обречено остаться без обеих рук и одной ноги. Пират взобрался на крутые ступени и подождал следующего мертвеца, чтобы точно так же лишить его максимального количества конечностей. Тварь с шипением скатилась с каменной лестницы, сбила кого-то из своих товарищей и осталась внизу, изгибаясь под самыми немыслимыми углами, чтобы перевернуться со спины на живот и продолжить преследование.
Когда Киллиан добрался до конца винтовой лестницы, он успел окончательно упокоить пару или тройку тварей, и понятия не имел, сколько еще трупов осталось в полной своей комплектации, но из-за поворота они не показывались, оставшись где-то далеко внизу. Это пирата вполне устраивало, он надеялся, что в таком состоянии выбить дверь сокровищницы они уже не смогут. Если только эту дверь не придется выбивать самому Киллиану.
- Я надеюсь, ты тут не прохлаждалась,- на бегу проговорил он, плечом толкнув тяжелую деревянную створку и влетая следующее помещение.

+1

29

Золотистой стрелой, оставляя за собой яркий след, Тинк влетела вверх по винтовой лестнице, уперевшись в массивную дверь, едва сдерживающую магическую волну, сокрытую за ней. Ей пришлось уменьшиться вдвое обычного, чтобы протиснутся в замочную скважину. Она настолько торопилась, что даже не притормозила, боясь за сохранность слюдяных крылышек.
За пирата можно было не переживать, Белл одарила его благословением светлой феи, так что, если он умеет орудовать саблей, то не пропадет, да и сфера должна была намекнуть ему, что пора уносить ноги. Поднятые трупы редко отличались проворством и ловкостью, так что, Киллиан мог не опасаться и должен был, по уму, вот-вот появится здесь. Конечно, Динь предполагала, что за дверью могут поджидать опасности куда как большие, нежели те, что остались позади. Равена вряд ли оставила сокровищницу без должной защиты, и светловолосой пришлось испытать это на собственной шкуре.
Как только маленькое, светящееся тельце скрылось в скважине, оно оказалось в пространстве, созданном магией. Фея тихо выдохнула, поняв, что обычный замок скрывал магический. Хорошо, что Джонс отстал, иначе, попытайся он выбить дверь, все могло кончиться трагично как для него, так и для неё. Девушка нахмурилась, сжала кулачки и кивнула сама себе, резво двинувшись вперед, прижимаясь спиной к теплому дереву изнаночной стороны двери. Тут были шестеренки, камни, проводки и, как сразу поняла Тинк, нужно было всего-то запустить механизм.
Внутри трепетало чувство, что она не успевает, сосало под ложечкой и неприятно ныло внизу живота. Страх сдавливал горло и сердце, вынуждая спешить.

«Заряд» сабли тратился с каждым ударом. Без подпитки магия слабела, поражая врагов. Некромантия уязвима, но против столь большого количества врагов не справиться даже самый мощный артефакт, что уж говорить об импровизации маленькой феи. Постепенно в руках Джонса оставалась обычная, привычная сабля, свет мерк и, когда он оказался у двери, она и вовсе перестала сверкать, как раньше, в первые минуты после наложения заклинания.
Вот только тут хватало света, поскольку зажжённые огни в самом начале их пути, дошли и сюда. Оставалось только надеяться на расторопность феи, потому что, как бы Киллиан не махал своим оружием, как бы ловко не лишал живых мертвецов рук и ног, они все равно стремились добраться до нарушителя периметра.

Белл карабкалась вверх, найдя источник, тот самый зажим, что держал дверь без ручки и, фактически, без замка на месте. Она понимала, что опаздывает, что времени катастрофически не хватает и что от её действий зависит жизнь человека, которому она дала свое слово. Вскарабкавшись на шестеренку, уперевшись спиной в стенку, девушка начала изо всех сил давить на деталь, пытаясь сдвинуть с песта, она даже перевернулась, пыталась толкать, задействовала крылья и, почувствовав, что под ней произошел сдвиг, вскрикнула, потому что теперь и её увлекала крутящая сила.
Несколько раз, падая вниз, она ударялась о выступы и стенки.
В конечном итоге, последний раз приложившись о какую-то пружину, что сразу же среагировала, выкинув фею в небольшую щель, она покинула междверное пространство. Сила толчка была настолько большой, что маленькое тельце пролетело через всю сокровищницу и, с каким-то влажным, мерзким стуком, угодила прямо в центр огромного зеркала, в древней, деревянной раме. Вопреки ожиданиям, она не скатилась вниз, распластавшись на гладкой поверхности, а почувствовала что-то странное, будто попала в смолу. Медленно, но неотвратимо, Динь начало затягивать и, через несколько минут, она оказалась по ту сторону.
От стены тут же отделилась яркая тень, не такая, которая охватывала трупы, а живая, имеющая форму и едва различимые черты лица. Перед зеркалом стояла Равена, не во плоти, конечно, но именно её магическая тень поддерживала всю защиту замка. Коснувшись полупрозрачной ладонью поверхности стекла, ставшего тюрьмой для феи, она приобрела более четкие очертания, в то время как Белл чувствовала, что теряет силы.
Перед тем, как дверь распахнулась, призрак приобрел плоть, а затем, в мгновение ока, уменьшился и изменил черты лица, став копией Тинкер. Киллиана встречала подделка в иллюзорной сокровищнице, полной артефактов и магических приблуд, а маленькое тельце отчаянно билось где-то в темном углу зеркало, почти не различимая, теряющая свое свечение.
- Джонс! – Вскрикнула лже-Динь, широко улыбаясь и разворачиваясь навстречу. – Ты добрался!
Она шагнула вперед, отвлекая внимание пирата. Развела руки в стороны, показывая, что они, наконец-то, пришли к заветной цели. Действительно, маленький момент триумфа, только вот поймет ли пират, что почти все здесь – фальшивка.
- Посмотри, разве не к этому ты стремился? Это все теперь принадлежит нам! – В глазах девушки появляется странный огонек, она с интересом наблюдает за реакцией пирата. Взыграет ли алчность?

Отредактировано Tinker Bell (06-10-2018 10:21:32)

+1

30

Киллиан влетел в сокровищницу с саблей наизготовку, ногой захлопнул за собой зверь, преграждая мертвецам путь, конечно, если они вообще преодолеют крутую лестницу, и приготовился встретить следующих врагов, но вместо этого замер на пороге, завороженно оглядывая помещение. Пират не удивился бы, застань здесь дворовую химеру, новое неведомое существо, наколдованное ведьмой, да даже цепного дракона, доедающего усвистевшего вперед мотылька. Хотя, что бы дракон мог так долго доедать в фее, сказать было сложно. Но обнаружить сокровищницу полную сокровищ Джонс не ожидал вовсе. Девушку он заметил далеко не сразу и скептически дернул бровью на ее слова.
- Что это ты так радуешься? Думала меня сожрут какие-то трупы?
Капитан убрал клинок в ножны, огляделся уже спокойнее, ощущая острое желание запустить пальцы в ближайший сундук, ощутить приятную тяжесть золотых монет и драгоценных камней в ладонях. Да, шел в замок Равенны он вовсе не в надежде отыскать скопленные ведьмой богатства, но, если уж они сами прыгают в руки, так не проходить же мимо. Фея, судя по всему, была примерно того же мнения. Киллиан согласно ей кивнул, но в самый последний момент мысленно запнулся на произнесенном «нам». Ничем не примечательное слово из уст феи, тем не менее, заворочалось, заставив отвлечься от неожиданно найденных сокровищ, еще раз переварить в голове только что услышанные слова. Собственно, не стремился Джонс к «этому», о чем говорил девушке еще раньше, еще до того, как они проникли в замок. Если только к богатствам стремилась сама фея. Маленькое алчное существо, не желающее мириться со своей жизнью в общине фей и мечтающая о светлом и сытом будущем. Это даже звучало нелепо.
- Да,- протянул в ответ пират, улыбнувшись стоящей перед ним блондинке, приглядываясь к ней внимательнее. Желающая обогатиться за счет чужих сокровищ фея – уже звучит странно, но, даже если так, стала бы она отговаривать Киллиана лезть сюда и утверждать, что в замке ничего нет? В данном случае капитан сильно в этом сомневался.
- Здесь же хватит, чтобы начать новую жизнь, чтобы купить новую жизнь,- Джонс медленно прошелся вдоль полки, укрытой тяжелой парчой, на которой лежали то ли артефакты, то ли предметы, не имеющие абсолютно никакой пользы, кроме стоимости. Что стоит на полке пирата мало заботило, в этот момент он краем зрения наблюдал за девушкой, так же медленно поворачивающейся вслед за мужчиной, чтобы оставаться к нему лицом.
- Больше никогда не надо будет размениваться на мелкие торговые шхуны, надеясь, что на их борту найдется чем поживиться. Забыть что такое нужда, мы же этого хотели?- Киллиан не останавливался, продолжал говорить, развернулся и прошелся в другую сторону, будто примерялся, который из сундуков собирается выносить в первую очередь. Фея продолжала поворачиваться вслед за ним, не перебивая, будто невзначай делая еще один шаг, совсем небольшой, незаметно скрадывающий расстояние. Шаг вперед и в сторону, прикрывая спиной…что? Вазу, зеркало, какой-то кристалл, будто гномы в шахте решили перевыполнить план на месяц и отколупали алмаз с себя ростом, а потом огранили его.
Джонс остановился перед хрустальной стойкой, будто разглядывал статуэтку зажавшего в лапах драгоценный камень зверя, сильно напоминающего уже виденную раньше химеру. Фея уже не таилась, подходила ближе почти в открытую, согласно поддакивала речам капитана, хотя нес он вещи, сильно противоречащие всему, о чем они говорили чуть раньше, по дороге в замок. И смотрела на него взглядом от которого Киллиану очень хотелось передернуть плечами, чтобы хоть как-то от него отделаться.
Пират скрипнул зубами, мысленно помянув магию, в которой ничего не смыслил и всех существ, этой магией обладающих и очень любящих усложнять жизнь бедным простым пиратам. Рукой быстро выхватил пистолет, второй и последний из оставшихся, и направил в сторону феи. Пуля просвистела возле уха девушки, прошила насквозь несуществующий кристалл и вгрызлась в зеркало под хрупкий звон стекла и брызнувшие щепки из деревянной рамы.
- Прости, лапушка, все же я пришел сюда за другой вещицей.
Бесполезный уже пистолет капитан перехватил за дуло, решив, что помешавшуюся фею, в случае чего, можно будет осторожненько приложить тяжелой рукоятью по затылку и постараться вытащить из замка на свежий воздух, на котором ей, уж наверное, немного полегчает. Впрочем, по исказившемуся лицу Киилиан понял, что стоит перед ним вовсе не фея, а черты лица начинают подозрительно напоминать лицо с висящего на первом этаже портрета.
- Ну, здорово,- протянул пират, вкладывая в интонацию абсолютно все свое отношение к происходящему.

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » The pirate treasure and fairy dust


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC