Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: двадцатые числа апреля (вторая неделя после снятия проклятья Злой Королевы)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Hallelujah

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://a.radikal.ru/a37/1806/3b/79dbacf9800d.jpg
She broke your throne, and she cut your hair; And from your lips she drew the Hallelujah.
HALLELUJAH
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Шади, Мозенрат.

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Когда-то давно в небольшом городе на окраине пустыни.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Когда-то давно в этом месте бурлила жизнь, а теперь лишь выживание в осыпающихся стенах. Иронично, что Судьба назначила им встречу именно здесь. Человек живёт, монстр выживает.
Мозенрат очередной раз испускает проклятье - пока не магическое, разве что волшебство разгоревшихся чувств. Сегодня он наконец-то свершит свою справедливость и отомстит за все обиды. Славься этот городок, славься этот день.
Шади понимающе смотрит на брата, он твёрдо стоит и не отказывается от грядущей участи. Даже приняв её он продолжит оставаться верным себе, продолжит заботиться о своей семье. Славься этот городок, славься этот день - сегодня его брату должно стать легче.

Отредактировано Morgan Strickland (14-06-2018 14:28:00)

+1

2

Солнце только окрашивало горизонт красным, а рыночная деятельность на торговой улице развернулась полным ходом. Женщины примеряли на себя обрезы ткани, мужчины спорили об остроте кинжалов, а торговцы громко расхваливали свои продукты: бобы, овощи, фрукты и мясо. Неподалёку от лавки Шади исходилась запахами свежая рыба, но в самой лавке царили ароматы кофе и специй.
Шади не кричал, не зазывал покупателей и не торговался. Время от времени он выгонял на улицу мальчишек с небольшими поддонами со сластями: печеньем из фиников и пахлавой самых разных сортов. Они ловко сновали в толпе, отдавая угощение за грошовую цену, и рассказывали всем, кто был готов услышать о караване, который пару дней назад донёс до города свежий товар. Сладости исходились патокой и привлекали местных женщин, а лавка был заставлена товаром, который всегда имел цену среди обеспеченных людей: специи, кофе и расшитые ковры.
В этом городке Шади был монополистом и его лавка, несмотря на малочисленность жителей, процветала. Жизнь вполне устраивала первенца погибшего визиря из почти забытой страны. Шади с годами раздобрел, но всё ещё не был толстым, обрюзгшим и ленивым, как некоторые торговцы. Хотя он и пытался узнать о судьбе младшего брата, Шади не был одинок и не чувствовал одиночества.
Время от времени он приходил к мысли, что прошлое пора оставить в прошлом, что можно обзавестись семьёй, вырастить собственных сыновей, которые, как и он, будут торговать на рыночной площади дорогими коврами и специями. Время от времени мысль казалась удачной и соседи по торговле, во всю расхваливающие своих прекрасных дочерей, замечательными родственниками. Но потом что-то в голове Шади щелкало, он собирал караван и уходил в новый город.
До него доходили слухи о Чёрных Песках, и хотя Шади не старался к ним прислушиваться, они проникали к нему в голову и оставались гнетущими мыслями. Ему снились сны. Всегда одни и те же сны, где падение родного Фаджара сплеталось в один-единственный день: потеря Мозенрата, гибель отца, пропажа Аладдина, и всё это на фоне других смертей и потерь.
Шади разумом понимал, что не в его силах остановить что-то вроде армии мертвецов, понимал, что время потеряно и спустя такое количество лет бесполезно искать следы на песках, но чувствовал вину. Вину за то, что не уберёг братьев, вину за то, что не пытался толком их найти. Ему хотелось верить, что нянюшка Аладдина спасла его, но судьба Мозенрата вызывала куда более гнетущие предчувствия. Те самые предчувствия, из-за которых ему не сиделось на месте. Предчувствия, после которых города, где он жил и торговал, неожиданно гибли в песках.
На улице послышался шум и мальчишка-помощник, запыхавшись, влетел в лавку.
Дядюшка-дядюшка, — запричитал он с нескрываемым ужасом в голосе. — Там что-то страшное, там мертвецы, — мальчишка цеплялся за руку, но Шади, уже находясь в плену кошмара, выронил чашку с кофе на подушки, поднялся, словно и не чувствуя веса паренька, и вышел на улицу. Он видел это много раз во сне и едва ли боялся наяву сильнее.

+1