Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Into Power

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://b.radikal.ru/b41/1806/51/0ca5948612a6.jpg
Everybody's looking for something
INTO POWER
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Румпельштильцхен, Мозенрат.

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Однажды, в Чёрных Песках

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Тёмный Маг знает, что мир никогда не обвести взглядом, с какой позиции не выглянуть; даже если смотреть его золотыми глазами, заставшими все человеческие падения. Поэтому одержимый поисками заветного колдун отправляется в дебри, о которых большинство даже не догадывается, поэтому раздирает материю сказок и кочует среди иных легенд.
Его цель оправдает все затраченные средства.

+3

2

…Среди бесчисленных сокровищ султана Аграбы то и дело слышался шорох, но если б заглянула стража – решила бы, что ей мерещится. Юркая серо-золотистая ящерица проползла среди кучи драгоценностей туда, где хранились магические артефакты, и тщательно исследовала всё, что там могло быть. Бесполезно. Зря потраченное время. Жалкие игрушки, неспособные ни толком помочь, ни толком навредить кому-то могущественному. И ничего, даже отдалённо похожего на волшебную лампу джинна, который мог бы подсобить в деле. Ящерка досадливо махнула хвостом, сбив какой-то громоздкий предмет, и вскоре пропала, как и не было её. Прибежавший на шум стражник протёр глаза – ему почудился сиреневый дымок, который медленно истаял на полу, но, верно, это просто жара сыграла дурную шутку.
…- Узнал я, узнал, уважаемый, чего ты хотел, пусть это было нелёгким делом, - суетливый человек алчно осмотрел золотые нити и спрятал за пазухой. Его глаза блестели, похожие на две смородинки в пудинге, который ели обитатели иных земель. Толстый и невысокий, он, тем не менее, был не ниже ростом, чем собеседник, казавшийся тенью.
- Что узнал, то и выкладывай, - ответил ему тихий, недобрый голос.
- Воля твоя, господин, да только не добавишь ли за тяжкие труды, за…
- И этого хватит, - в голосе таинственного собеседника проскользнули нотки, от которых на шее суетливого словно стянули невидимую чёрную петлю. Поспешно схватившись за горло, тот испуганно выдохнул имя.
…У самой цитадели в Чёрных Песках он остановился. Не было нужды пешком пересекать всю страну – магия превосходным образом перенесла на расстоянии и оставила буквально в нескольких шагах от цели. Не конечной, разумеется. Тот, кто был ящерицей в сокровищнице султана и тенью в переулке душного города, поправил пышные манжеты и ухмыльнулся. Вряд ли его серая кожа в золотистых чешуйках, выпуклые глаза или чёрные когти, украшавшие гибкие пальцы, могли напугать или сбить с толку хозяина цитадели, поэтому можно было явиться и в своём истинном облике. Здесь тоже было жарко, но гость, невзирая на застывший в небе палящий диск солнца, был в коричневом кожаном сюртуке с «крокодильими» вставками, кожаном жилете поверх шёлковой рубахи и узких кожаных штанах, а ниже колен его тонкие ноги обхватывали туго зашнурованные сапоги с высокими каблуками. Казалось, ему было всё равно и погода его не касалась. Весь этот образ придавал ему ещё больше сходства с рептилией – не слишком сытым, но скорее голодающим от нехватки добычи крокодилом. В наружности его не было ничего устрашающего, но опытный маг сразу почуял бы исходящую от него тьму, которая отпугнула бы любого обыкновенного обитателя Чёрных Песков, осмелившегося угрожать пришельцу.
Незваный гость прищурился, глядя на цитадель, и шагнул к ней.
Голос его был высоким и казался наигранно детским, гармонируя с обманчивой несерьёзностью облика:
- Мозенрат! Тебя приветствует Тёмный!
[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/t/7XNLf.png[/icon][sign] [/sign]

+2

3

Его как будто отметило оплеухой: чужое присутствие, окружённое сильной энергией внезапно застало Чёрные Пески. От кончиков истлевших пальцев под перчаткой потянулось к шее жжение, интуиция предупреждала о возможных последствиях. Заявившийся гость мог устроить разор много более пугающий, нежели подчинённая арабскому колдуну некромантия. Нечисть ощущала это, и никто из пресмыкающихся обитателей пустыни не дерзнул бравадой, твари обходили гостя стороной.
Глузд мужчины перебирал варианты, кем мог быть непрошеный ведьмак, в сказочном мире не так много людей, способных удержать в руках подобную мощь, чтобы при этом сохранить рассудок или телесную оболочку. Не все в состоянии оплатить своё желание.
Отдав необходимые распоряжение, Мозенрат спустился в холл. Повсюду крошащийся камень, который наверняка бы зарос мхом, если бы не неотъемлемая жара, однако ни один луч не проникал в обитель некроманта. На плечах извечный плащ синего цвета, от ровного шага хозяина его полы взволнованно колышутся. Обычно болтливый Ксерксес сейчас молча плыл по сухому воздуху, почти не выглядывая из-за спины тёмного волшебника, прислужник чувствовал напряжение, хотя и не был в силах объяснить его до конца. Высокие двери отворились точно в момент, когда пришелец сделал шаг вперёд; не смотря на свою старость, ни одна из ставней не заскрипела, чтобы перебить речь.
- Тебя приветствует Тёмный! - Жонглирует искрами лёгкий голос в контраст тому о чём говорил.
Тёмный. Это не просто агномен или убедительное прилагательное. И не только в свитках Зачарованного леса говорится о значении, скрывающемся за этой маской.
- Приветствую. Надеюсь, местный люд не доставил хлопот по пути. - Мелодичный голос, растягивающий слова, исполненный искусственной иронией больше подошёл бы избалованному богатому господину, нежели колдуну, исповедующему смерть наяву. «По пути» - хотел было вторить окончание угорь, но передумал, скрутив хвост. В своём предложении Мозенрат говорил не только о своих землях, но и об Аграбе, и изувеченной Фаджаре, и иных государствах под светом беспощадного солнца. Впрочем, все тяготы от местных — это только его сказка, его кара, его ноша. - Чем могу быть обязан? - Сегодня по календарю не обещают дождь из важных гостей; мужчина смотрит в выпуклые глаза Румпельштильцхена, пытаясь различить хоть какое-то намерение, но даже белая пелена в очах мертвеца сообщила бы ему больше.
Проникший в цитадель черный песок клубился в ногах некроманта, заплетает косы из тени, но ни одна песчинка не касается кожаных сапог ведьмака из Леса. Привитая с детства прямая осанка подчёркивается, когда мужчина предлагает жестом пройти вглубь крепости. Едва ли у Тёмного есть аллергия на запахи разложения.

Отредактировано Morgan Strickland (17-06-2018 15:55:27)

+2

4

- О, какие хлопоты? - Тёмный сморщил свой выдающийся нос, выразительно замахал руками, словно маленькая, но весьма суетливая мельница. Во всех его движениях сквозила такая раскованность, будто бы он не в Чёрных Песках, рядом с жилищем некоего сильного колдуна был, а у себя в замке, посреди бесчисленных колбочек с искрящимися зельями, артефактов и ведёрок с золотой нитью. Тёмный выглядел абсолютно уверенным в себе существом, настолько уверенным, что мог позволить себе небрежную походку, беззаботность интонаций и непринуждённость манер. Он не ожидал нападений, он не страшился ровным счётом ничего. Его репутация бежала впереди него и заставляла всякую мелочь разбегаться прежде, чем Тёмному пришлось бы истратить на неё капельку своего могущества - заработанного горьким и невероятным путём.
- Я, признаться, не повстречал на своём пути никаких помех. Оно и к лучшему, ведь я пришёл к тебе по делу и не хотел бы отвлекаться, - продолжая разглагольствовать, жестикулировать, поблёскивая своим лукавым взглядом и зорко подмечая всё вокруг, Тёмный прошёл внутрь - и словно спохватившись, легко развернулся на каблуках:
- Но где же мои манеры? Я не назвал своего имени! Чужие земли, непривычная обстановка... Немудрено!
Короткий полупоклон, ладонь немедля была прижата к чёрному, опутанному щупальцами проклятья - что наверняка почувствовал хозяин - сердцу, одна нога чуть отставлена назад:
- Р-румпельштильцхен, - звучно прозвучало в крепости; выпрямляясь, Румпельштильцхен склонил кудрявую голову набок и посмотрел на Мозенрата попристальнее. Молодость его могла обмануть кого угодно, но не Тёмного - он чуял холодную, безжалостную натуру, способную на любые поступки ради преувеличения своей мощи, как и подобает всякому приличному злодею. - О тебе я слышал, что ты самый могущественный маг здешних земель, - эту тираду можно было бы закончить звонким и лёгким словечком dearie, вот только Румпельштильцхен был настроен очень серьёзно, пусть и не показывал этого, и не был уверен, что молодой и наверняка наделённый чувствительным самолюбием маг не обидится.
На Ксерксеса Румпельштильцхен посмотрел лишь мельком - его мало волновали чужие фамильяры, тем более, что своим Румпельштильцхен за долгие годы жизни Тёмным так и не обзавёлся. Одиночество преследовало его и здесь - одна из расплат за всю ту силу, которой он, не стесняясь, разбрасывался направо и налево.
- Мне хотелось бы поговорить об одном важном деле, - вкрадчиво произнёс Румпельштильцхен, не переставая наблюдать за собеседником. Серый язык показался между губ и исчез, в полуухмылке показались потемневшие, покрытые мельчайшими частицами золотой пыли зубы. Румпельштильцхен нетерпеливо переступил с ноги на ногу, словно стоять на месте для него казалось непосильной задачей и он беспременно желал двигаться. - Джинны. Хотелось бы поймать одного, но возможно ли это? Я слышал, такое подвластно лишь обЪединённым силам двоих или троих магов, желающих заманить в ловушку это существо и использовать его магическую силу.
[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/t/7XNLf.png[/icon][sign] [/sign]

+2

5

Вот какая ирония: зовут Темнейшим, а отливает золотом, даже здесь, в мрачной крепости, пожинающей смерть. И блеск не скрыть в тени высоких потолков, тем более не уязвить и не сковать движения - Румпельштильцхен чувствовал себя слишком уверенно для того, кто переступил порог цитадели, впрочем, не каждый из тех редких смелых прохожих, кто делал это имели честь называться сильнейшим магом Зачарованного Леса. Его нетривиальная и нервная манера вести себя обязательно квелила, если бы принадлежала простому человеку, но знание и интуиция искривляли образы так, что в броских движениях казалась скользила тихая ушлость. Кажется расслабленным, только случись что - вызволит заклинание без заминки. Черствое сердце не даст ей случиться.
Педставляться в ответ Мозенрату не имело смысла - это на пороге его обители заявились столь далёкие от своего дома гости, это к нему несли свои помыслы. Ведь гость из Леса явился не без повода: иначе и быть не могло и причина вовсе не в том, что мамлюки готовят отвратительный чай, привкус от которого словно навсегда застывает в горле, навевая тошноту. Золотой мужчина искал силы джинна - опасный источник магии, почти неконтролируемая взрывоопасная эссенция, обладать которой достойны только волевые маги. Если и существовало сильнейшее существо, по мнению выходца Семи Пустынь - им был ни дракон, ни человек, а джинн. Поэтому природа заложила в них отчуждение от корысти, свойственной всем прочим, а так же привязала их к якорям, теми якорями воспользовались уже люди. Большинство подумает про лампы или кувшины - распространённое заблуждение. Подобной утварью в качестве способа заточения духов воспользовался уже смертный род.
- Желающих заманить в ловушку это существо и использовать его магическую силу. - Окончание не случайно. Ничего не случайно, даже эта смешливая гримаса на лице и задиристая интонация.
Ксерксес внимательно смотрит на Мозенрата, не понимая, почему гость ещё не был обвинён в безумии - обыденном заболевании рассудка для тех, кто способен переворачивать множество судеб за один щелчок пальцев. Нет, некромант не опровергает сумасшедшие желания пришельца, зовёт за собой. Хозяин этого места кутался в его атмосфере, словно неге - уютом для Мозенрата был гниющий неф и морозные путы черных песков в ногах; вышагивая вперёд, он вёл своего гостя в недра проклятого замка. Отсутствие света маскирует улыбку мужчины. Не дух ли возможный конденсатор для того, чтобы открыть врата в мир Тердака? Жнеца магии, с которым не сложно будет подчинить любого. 
- Использовать можно по разному. - Растягивает слова араб, усаживаясь за каменный стол, приглашая колдуна к сомнительному удобству. Спина говорящего не чувствует холода камня, точно параллельна стулу, манеры словно вьелись в суть. Приспешник парит неподалёку, осознавая, единственное, что от него требовалось сейчас - это молчание. - Во власти джиннов потыкать даже самому капризному желанию. - Взгляд точно следит за визави. В словах не таится намёк: каковы последствия подобного устремления Темнейшего для пустынных земель. Но убеждать некроманта в безопасности не требовалось, последний заранее был готов к худшему. И уверенный в том, что сможет этому худшему противостоять. - Чтобы поймать его недостаточно просто расставить ловушку. Мне известны только три джинна в Семи Пустынях, один из которых обрёл свободу, второй затерян в песках, но третий находится под мазаром.
Большинство бы сочли предложение Темнейшего к сотрудничеству за Великую Честь, уважал Румпельштильцхена и Мозенрат, понимал, чему мог бы научиться, но не пресмыкался.

+2

6

Румпельштильцхена, казалось, ничуть не трогала атмосфера цитадели, хотя он прислушивался к ней, посредством магии ощущая её как нечто постоянное, тёмное, неприятно пахнущее. Уж на что Тёмный замок давил на незваных гостей, вызывая тревогу и отвращение – здесь было гораздо мрачнее. Изо всех углов тянуло мертвенным холодом, и Румпельштильцхен, садясь за стол, невольно передёрнул плечами, но тут же беззаботно ухмыльнулся:
- Капризных желаний, боюсь, я не припас. У меня есть некие… планы, - он вытянул указательный палец, описал им замысловатую дугу, таким своеобразным манером показывая, сколь причудливы эти самые планы. – И для их осуществления мне бы очень пригодился джинн. Полагаю, - Румпельштильцхен, внимательно глядя выпуклыми глазами на Мозенрата, чуть подался вперёд, - не я один выиграл бы оттого, что джинн окажется здесь. Ведь так? Ведь верно?
Его взгляд сулил выгоду, и в этом, на самом деле, не было ни капли фальши. Преувеличенные слухи о чрезмерном коварстве Тёмного были во многом только слухами – он мог быть коварен, мог лукавить, а мог быть и вполне честен, неизменным оставалось одно: Румпельштильцхен всегда преследовал личную выгоду и думал лишь о собственном благе и о своих планах. Но Мозенрата, в отличие от наивных порывистых героев и их приспешников, этим не удивишь – он сам такой же, несмотря на молодость и отсутствие такого обширного опыта в тёмной магии, какой имелся у Румпельштильцхена.
- Три джинна, - задумчиво протянул Румпельштильцхен, уселся вольготнее и сложил беспокойные пальцы в замок перед собой. – До которого из них добраться проще всего? И что для этого потребуется, к каким уловкам следует прибегнуть?
Ох уж эти чужие королевства со своими неизведанными тропками. Румпельштильцхена раздражало, что он не в состоянии справиться со всем этим сам, однако это раздражение тусклыми искрами тлело внутри, никак не проявляясь в его мимике и движениях, и без того дёрганых, словно у куклы, чьи ниточки находятся в руках умелого хозяина. Но нет, Тёмным никто не руководил, даже советы Зосо – предшественника – он выслушивал лишь на первых порах, а затем откровенно пожелал, чтобы тень Зосо сгинула и больше не появлялась из своего Подземного мира или где там обреталась его неприкаянная душа...
- Буду говорить напрямую, как не с каждым поступил бы, - вкрадчиво продолжил Румпельштильцхен, - касаемо джиннов меня интересует управление временем. Всё прочее, что можно выжать из этого существа, мне ни к чему. Ежели ты желаешь заполучить в свои руки джинна так же, как и я – для своих целей, - подчеркнул Румпельштильцхен, - то, полагаю, мы сумеем найти общий язык и этого джинна достать хоть из самых недр земли.
Мозенрат и вправду мог возгордиться при желании – так прямолинейно Румпельштильцхен редко высказывался о своих планах. Чаще он предпочитал сохранять как можно больше таинственности, чтобы извлечь из этого наибольшую пользу, но сейчас не видел в этом нужды. Да и время поджимало – Заклятье должно быть наложено в течение ближайших пяти лет, не позже, иначе не произойдёт необходимая цепочка событий, нанизанных друг на друга, как бисер, и всё попросту рухнет. Румпельштильцхен испытывал панику при одной только мысли о подобном.
[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]http://s5.uploads.ru/t/7XNLf.png[/icon][sign] [/sign]

+2