В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ

Ничего нового
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Хороший тамада, и конкурсы интересные


Хороший тамада, и конкурсы интересные

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sd.uploads.ru/G92SX.gifhttp://sg.uploads.ru/4tYeW.gif
Свадьба без драки, не свадьба вовсе
ХОРОШИЙ ТАМАДА, И КОНКУРСЫ ИНТЕРЕСНЫЕ
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Юн Чжу & Кимберли Ларкинз

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Утро, плавно перетекающее в глубокую ночь, арендованный ресторан и половина города, крыша

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Говорят, если выбрать себе работу по душе, то не придется работать ни одного дня в своей жизни. У Юна с Ким такая роскошь имеется, потому что два  творческих и сумасбродных безумия однажды нашли друг друга и теперь пытаются распространить счастье вокруг, устраивая праздники и запечатлевая радостные моменты на фото. Клиенты, однако, бывают разного склада характера, и сегодняшний заказ свадьбы до боли во всем теле напоминает воссоединение семей Ромео и Джульетты. Ведущему и фотографу, по всей видимости, прежде традиционного отдыха в компании пары бутылок горячительного и друг друга, придется примирить враждующие кланы и при этом сберечь себя для насыщенного вечера.

Отредактировано Mushu (26-06-2018 22:28:54)

+1

2

Когда я разбогатею, я смогу отказываться от таких заказов.

А пока Юн скептично осматривал свои будущие владения: арендованный дорогущий ресторан в центре города, огромную цепь фирменных и одинаковых машин и десятки гостей, чинно и не очень следовавших внутрь зала. Казалось бы, чего еще можно было пожелать с его видом деятельности - очевидно высокая оплата, полезные знакомства, стремительно растущая база клиентов, мечта в сущности. Но на деле эти все строящие из себя люди были бомбами замедленного действия.

Как только он и еще четверо его подчиненных вступили на оговоренную территорию, так все они случайно попали под перекрестный огонь ненавидящих все и вся взглядов. Чжу наивно полагал и по-детски надеялся, что те двое, что пришли в его фирму делать заказ на свадьбу, были единичными случайностями, что-то не поделившими друг с другом. Теперь же он понимал - две семьи, судя по всему уважаемые, богатые и упрямые, массово на дух не переносили каждого из представителей другого клана. На глазах Юна и его несчастной команды разыгрывалась нешуточная драма, буквально счастливое (или нет, но это покажет только время) продолжение всем известной трагедии Шекспира.

Как же их угораздило-то так попасть, а?

Скоро должна была появиться и Кимберли, и что-то ему подсказывало, что она также не будет в восторге - хмурые лица присутствующих, совсем не подходящие для такого радостного события, редко когда выходят хорошо на фото, а скандала с фотографом хотелось бы избежать.

Но серьезность Юна, что просыпалась как и совесть крайне редко, мастерски сменилась наигранным благодушием, и парень занялся расточительством направо и налево улыбок и лестных комментариев. Поправив сползающие с плеча принадлежности для последующего фаер-шоу (видит небо, он надеется увидеть спасительную ночную темноту на этом минном поле), он просачивается все дальше, к сцене, выхватывая натренированным взглядом все необходимое оборудование и украшения. Хозяева празднества явно не поскупились на подарки и прочее с обеих сторон, только вот мирное настроение и надежду на безопасность не прихватили с собой.

Что ж, в конце концов это его работа - выходить из таких неловких и щекотливых ситуаций, стараясь сделать приятно если не себе, то кому-то еще.

Видимо, к компромиссу по поводу украшения зала они так и не пришли - привычное излишество белого цвета, всегда так неприятно режущее его сетчатку глаз, здесь было разбавлено нежно-голубыми и кремовыми оттенками. Столики постепенно заполнились, аппаратура были проверена, а Юн так и не успел вспомнить ни одной достойной молитвы перед началом своей программы.

Оставалось надеяться, что Ким разбавит это затишье перед бурей - еще немного, и он начнет слышать скрип зубов от каждого человека, в том числе свой собственный. Ослабив галстук (и вовсе ему не жарко от всей зловредности выдохов), парень сглотнул и вперился взглядом в широко распахнутые и одновременно такие негостеприимные по факту двери в ожидании мисс Ларкинз.

Отредактировано Mushu (27-06-2018 02:05:05)

+1

3

Ким опаздывала. Да не просто опаздывала, а смертельно опаздывала, а в день свадьбы опаздывать полагается только невесте, но никак не фотографу, коим и была Ларкинз, ухватившись за возможность подработки. Договорилась, подготовила технику, а в итоге проспала, засмотревшись на красивые сны, насланные Песочным человеком. Ну ладно, ей просто не хотелось признавать, что нечаянно отключила будильник, вместо того, чтобы переставить время. Попытка вышла неудачной, в результате Ким скакала по квартире, как ошпаренная, приводя себя в порядок со скоростью света, ища более или менее подходящие вещи для такого важного события. Важного, да не для неё. И когда только она встретит того, ради кого наденет белое платье и устроит себе праздник жизни?
- Кимми, не завидуй, - одёргивает она себя, влезая в джины, и на ходу застёгивая блузку, едва не выскочив из квартиры босиком, в последний момент прихватив сумку с фотокамерой.
К тому времени, когда Кимберли покинула квартиру, а точнее, вылетела из квартиры, время поджимало так, что, казалось бы, стоит задуматься о личном телепорте, который, к сожалению, возможен только в фантастических фильмах, но никак не в реальной жизни, где приходится ежедневно преодолевать расстояния на своих двоих либо на машинах, чего у Ким не имелось, но и жила она не мегаполисе, чтобы серьёзно паниковать из-за опоздания.
Привычки опаздывать у неё не было, и сегодняшний день для неё больше исключение, чем правило, а ещё ей очень не хотелось подводить Юна, потому что такую халяву для неё больше никто не подкинет. В газете ей нравилось работать, но эти официальные снимки – скука смертная, а на праздниках столько эмоций и улыбок, которые хочется сохранить себе, чтобы просыпаться и видеть радостные лица, а не хмурые физиономии коллег, недовольные тем, что им приходится поднимать свои тушки ранним утром и тащиться на работу. Ким выбивалась из всей это одномастной компании, приходя на работу с улыбкой и угощая всех кофе, купленном в кафе «У бабушки». К великому сожалению, сейчас она не успевала заскочить в кафе и взять кофе. Дома позавтракать она также не успела, а потому надеялась, получится перекусить в ресторане, хотя в этом тоже были сомнения. В конце концов, работа обычно захватывает её с головой, что ни на что отвлекаться не хочется.
Почти всю дорогу Ларкинз бежала, притормозив лишь у ресторана, где стояли дорогие автомобили, а в заведение входили люди в нарядных одеждах, но с далеко не весёлыми лицами. А Ким всегда казалось, что свадьба – радостное событие, а тут легко можно перепутать свадьбу с похоронами. Она бы так и подумала, если бы в окне не увидела Юн Чжу и его команду, снующие по празднично украшенному залу. Туда же и юркнула Ким, обогнав что-то тихо обсуждающую пару, но предусмотрительно придержала для них дверь, помахав другу, привлекая его внимание.
- Слушай, что с гостями? У них такие лица, будто они кого-то потеряли. Нет, я бы правда подумала, что это похороны, если бы не увидела тебя, а представь, если невеста с женихом перепутают, - девушка усмехнулась, продолжая выкладывать на стол фотокамеру и проверяя её, продолжая говорить. В спешке она даже забыла поздороваться с Юном и её больше волновала камера, чем наличие слушателя. По поводу последнего Ким не сомневалась, что он есть. Краем глаза она всё-таки наблюдала за происходящим.

Отредактировано Kimberly Larkins (29-06-2018 21:16:10)

0

4

Начав катиться по наклонной, все происходящее четко следовало неведомому ужасному плану и траектории. У Юна была парочка примеров плохих заказов, которые на момент настоящего казались пустышкой, и их следовало рассказывать в компании друзей в каком-нибудь уютном баре под общий хохот и выносить для себя какие-то уроки. Выводы Чжу делал на отлично, но попадать в просак от этого не переставал.

Загадав про себя искреннее желание поскорее разбавить все ноткой оптимизма в виде долгожданной Ким, Юн зажмурился совсем по-детски, сжал кулаки и понадеялся, что весь сегодняшний день окажется кошмаром, стоит только проснуться. Но открыв глаза, он к своему великому сожалению увидел всю ту безрадостную напряженную картину, из новеньких персонажей на ней появилась мисс Ларкинз, деликатно помогающая посетить такой праздник жизни какой-то входящей в зал паре.

Парень по мановению ее талантливой подзывающей к себе ручки оказался рядом, привычно наблюдая за возникновением из подходящей сумки для фотоаппарата всей техники. Как и девушка, он забыл о всех нормах приличия и, не поздоровавшись, рад был разделить с подругой тяжести работы.

- Они потеряли все жизнелюбие, судя по всему, а лица у них... - Юн горячо зашептал ей, склоняясь, чтобы гости в зоне близости не смогли услышать впечатления от мероприятия работников сферы развлечений. На последних словах он замялся, обводя их задумчивым взглядом и подбирая слова поточнее, но в конце концов лишь закусил губу и смог признать одно, - в гроб краше кладут, ты права.

По расписанию начало значилось в наступившую минуту, но далеко не все места за столиками были заняты, и Чжу великодушно решил дать себе пару минут форы, хаотично подбирая в уме самую невинную и политкорректную линию обороны. Казалось, одно неосторожное слово, и зал взлетит на воздух, столько накопившейся латентной агрессии таилось в каждом.

- Невеста с женихом - единственные, кто хочет здесь и сейчас находится, и они точно ничего не перепутают. Ради них и благодаря им все и затевалось, - Юн был вовсе не рад стать свидетелем душевного союза двух воинствующих кланов. Он пожелал бы им мира, любви и долгой совместной жизни, может быть, побольше детишек и финансов, но это лучше выглядело бы письменно, на красивой открытке, чем звучащим в микрофон в паре метров от мигеры-родительницы (притом любой, насколько он смог сделать вывод).

Поправив механически чуть взлохмаченные волосы - это стиль, и ничего тут не попишешь, - Чжу в последний раз окинул взглядом зал, отметив, что за дверьми истаял поток входящих людей и подъезжающих машин. Он легко похлопал Ким по плечу, утешая скорее себя, чем девушку:

- Постарайся, чтобы на снимках они казались хотя бы чуточку миролюбивее и счастливее, - и Юн ускоренным пружинистым шагом пошел к сцене, стараясь отогнать перед внутренним взором картину поднимающегося на плаху короля.

Ты справишься, парень. Старайся думать о приятном вечере.

И, окольцовывая ловкими пальцами микрофон и рассылая кому-то и зачем-то дежурные улыбки, он начал программу, выхватывая натренированным взглядом реакции на те или иные речевые обороты и вовремя исправляясь. Во рту резко пересохло, галстук просился в руки послушной змеей расслабиться, но в целом поведение тамады не казалось нервным. Постепенно атмосфера в помещении стала приятней, и задор и радость на лицах новобрачных и их друзей стал передаваться родственникам старшего поколения.

Чжу, включив в лайв-режим оговоренный первый конкурс, смог перевести дыхание.

+1

5

Пир ещё не начался, а у Ким уже был повод ненавидеть эту свадьбу, как событие, снимки которого оказались самыми неудачными, а она ещё не сделала ни одного фото. Неужели её личная коллекция улыбок, счастливых и искренних, не пополнится? И что она тогда здесь делает? Вручить Юну фотокамеру, а самой гордо удалиться, не желая присутствовать на похоронах. Иначе язык не поворачивался назвать это мероприятие, глядя на лица родственников, отправляющих своих детей в последний путь. Ещё бы нарядились в чёрное и носовой платок не забывали к глазам прикладывать, выражая скорбь и стирая непрошеные слёзы.
Ларкинз понимала, что её фантазия несколько перегибает палку, но сделать с собой ничего не могла, наблюдая за людьми, через объектив камеры, сделав несколько снимков, но при это не забывая слушать друга, в какой-то момент скосив на него взгляд и усмехнувшись.
- Я всегда права. Пора бы это признать, - сказано было весело и без намёка на серьёзность и то траурное настроение, которое отчаянно поддерживалось родственниками молодожёнов и которое Ким так не хотела перенимать. Мало приятного на протяжении всего дня работать с каменным лицом, не желая показать, как от всего этого тошнит и хочется поскорее оказаться на улице, глотнув свежего воздуха.
- На месте невесты я была бы счастлива перепутать и провести свой самый счастливый день в дали от родственников, готовых порвать друг другу глотки, - Ким опустила камеру и внимательно посмотрела на Юна. – А это мысль! Когда буду выходить замуж, никого приглашать не стану. Представляешь, как будет здорово! И на ресторан тратиться не придётся. Моей зарплаты в редакции всё равно не хватит на такой роскошный праздник, - и довольная своей гениальной идеей, сфотографировала парня, широко улыбнувшись. – Снимки с траурными лицами я развешу у тебя дома, если улыбок не будет, - напутствие было произнесено так же тихо, как и всё остальное, чтобы гости не услышали то, что им не следует слышать, иначе скандала не избежать, однако шептания всё-таки привлекли внимания некоторых, но ничего сказано не было.
Чжу поднялся на сцену, и Ким заранее его было жаль. Ему придётся постараться, чтобы не превратить этот ресторан в поле боя, а Ларкинз должна сделать всё, чтобы, рассматривая фотографии через несколько лет, никто и не вспомнил о клановой войне и о том настроении, с которым они ехали поздравлять молодую пару. И Кимберли старалась, ловя моменты, что давалось не просто, но Юн знал своё дело, и вскоре задача стала совсем не сложной. Напряжение отпустило, стало легче дышать и появилось больше уверенности при нажатии на волшебную кнопку.
Если у Юна был небольшой перерыв, то Ким не могла его себе позволить. Снимков снова будет много, но ей было не привыкать. Она любила свою работу, гордилась ей, и пусть любимая работа не приносила большого дохода, много девушка и не просила. Не привыкшая к роскоши, ей всегда хватало того, что у неё есть.
В объектив камеры попал и тамада, но выражение его лица отдалённо напоминало то, что ещё недавно было на лицах гостей, а потому от дальнейшего удержаться она не смогла.
- Улыбочку, - и нажимает несколько раз, не давая другу опомнится. – Не знала, что дурное настроение заразно, а у тебя к нему должен быть иммунитет. Держи, - взяв небольшую паузу, Кимберли бросила Юну бутылку с минеральной водой, - Смочи горло и не нервничай, - ободряюще улыбнулась, сделала ещё снимок тамады, и только потом вспомнила, что стоило бы разговаривать тише, но, кажется, никто ничего не понял и не заметил, а потому можно работать дальше и не думать о плохом. Может, всё-таки день закончится хорошо?

+1

6

Вовлечённый в постоянный и однотипный поток празднеств на любой вкус и цвет, Юн все больше понимал, что вряд ли сам захочет когда-либо связывать себя узами брака. Конечно, по сравнению с другими причинами для шоу, роскоши, размаха и огромных сборищ свадьбы были самым приятным и частым резоном, но на пятый, шестой ли раз наблюдения умилительных переглядываний молодожёнов, Чжу почувствовал себя лишним не на том празднике любви и верности, но жизни в целом.

Удивительным было то, что увлекшись однажды изучением психологии людей, типами темпераментов и прочими ухищрениями психологов, привыкших разделять людей на большие категории (с чем отчасти он был согласен, в конце концов все мы homo sapiens, и выдающихся - единицы на сотню или тысячу), Юн выяснил, что никакой он вовсе не экстраверт, обожающий находиться в центре внимания, получать отклик и заряд энергии от компании вокруг. Да, он получал наслаждение от общения с интересными личностями, но достаточно быстро постарел отошел от шумных вечеринок, пустых разговоров, драк, выпивки и всего того, с чем привыкли ассоциировать юность.

И, глядя на огромное количество гостей, что ловят каждое его слово чуть ли не с открытым ртом, но точно с широко распахнутыми глазами, он удивлялся каждый раз как умудрился попасть в этот бизнес, создать такую контору, иметь некоторый успех в данном ремесле, подчас нелегком, как многие думают. Не что чтобы он блеял в первые разы как случайно оказавшийся мальчик ака святой агнец во чреве огромного людского чудовища, но все чаще посреди проводимых конкурсов Чжу наивно и тихо мечтал поскорее оказаться вдали от этого шума, гама и давящей заполненности большого зала.

Вот в фокус его взгляда попадает снова Ким: увлеченная, сосредоточенная, потерявшая на какой-то миг привычную улыбку, но с прежним прекрасным маниакальным блеском глаз. Как было бы хорошо снова чокнуться с ней бутылками чего-нибудь терпкого и прохладительного, выдохнуть одновременно в высоту многоэтажки, на которой они однажды и навсегда обосновались. Вести неспешные беседы ни о чем и обо всем разом, потом устроить небольшой дебош, если будет настроение и хватит сил...

Упоительное представление вечера и усталость от перенапряжения его духовных ресурсов, которые он так легко и быстро истратил на ораву пассивно агрессивных родственников сочетающихся, видимо, очень ярко и характерно отразилось его на лице. Юн услышал поблизости знакомый щелкающий звук фотоаппарата и успел повернуться вовремя, чтобы заметить собственное опускающееся в ее руках отражение в объективе. Находясь на подобных мероприятиях Чжу волей-неволей постоянно попадал в кадры, но он просил подругу минимализировать их количество - оставлять почему-то свои следы на чужих важных кадрах не хотелось, да и камера его, как он считал уже давно, не любит.

- Даа, вообще-то та еще приставучая зараза, поверь, - он криво улыбается, а в глазах настаивается его немая благодарность Ларкинз. Врать не будет - не пропал бы, он довольно-таки скользкий тип в отношении того, что может подстроиться под любые жизненные ситуации, но пребывание в этом городе для него определенно не было бы таким приятным без нее.

Переданная ею бутылка оказалась как нельзя кстати: на сцене, сосредоточенный на выполнении необычной миссии, он не чувствовал силу жажды. Но взглянув на воду, плещущуюся в прозрачной таре, Чжу понял, насколько пересохло горло и губы. Со знакомым шипением бутылка оказалась вскрыта, Юн с мимолетным недовольством пожалел, что заказывают обычно воду с газом, а ее он не очень жаловал. Первый глоток в корне поменял его мнение.

Осушив за раз половину минералки, он с наслаждением закрыл глаза и представил, что самая неприятная и тяжелая часть этого дня позади.

- Нервничать уже не буду, все что было - истратил, - отсалютовав ей опустевшей бутылкой, Юн не спешил расставаться с ней, зная, что прикончит эти несчастные пол-литра в ближайшие минуты. - Будем надеяться, - внимательный взгляд в зал, бегло проверяющий всё ли тихо, - что самое страшное миновало. И даже нас не зацепило.

Где-то Чжу слышал, что рассмешить Бога можно, рассказав свои планы. Он не был особо религиозным, а если и предпочитал верить в кого-то навроде зеленых человечков, то ближе казались восточные пантеоны семейных божеств. Но, кажется, если и было какое-то лихо, зорко следившее, чтобы никто из людей не радовался раньше времени, то оно поспешило мгновенно компенсировать его чаяния и надежды на успех.

Все, что они с Ким успели позже выяснить о причине конфликта, так это молодая кипящая ревность и чрезмерная бдительность за честь девицы - брату жениха показалось, что один из гостей с другой стороны как-то слишком вежливо отнёсся к его сестре. Простой этикет, человеческое отношение отодвинутого стула после окончания замирившего на первый взгляд стороны конкурса, но для кого-то этот элементарный жест показался достойной причиной для первого окрика и второго оскорбления.

Выдох Юна едва напоминал рычание; недопитая бутылка воды осталась до лучших времен на столике возле сцены.

Отредактировано Mushu (11-08-2018 17:33:46)

+1

7

Ким легко увлекалась, особенно тем, что ей нравилось, а когда любимым делом приходилось заниматься в хорошей компании (речь о Юн Чжу, а не о гостях на свадьбе, вряд ли которых можно было отнести к приятной компании), то и вовсе её можно считать потерянной для окружающего мира. Она предпочла бы так теряться как можно чаще, получая истинное удовольствие от работы, но реальность такова, что даже во время работы что-то может пойти не так, испортив тем самым не только все приятные впечатления, но и злыми и недовольными физиономиями несколько кадров, за которые претензии выдвигаются фотографу. Пожалуй, это было самым неприятным. Кимберли не может контролировать выражении лиц, а попытки убедить заказчиков больше улыбаться обычно ничем не заканчивались. Кто платит, тот и заказывает музыку, так, кажется, говорят. 
Пока всё было под контролем Чжу, жаловаться повода не было: люди праздновали, выполняли какие-то задания, Ким успевала запечатлеть важные моменты и все было так, как и должно быть. Или почти всё.
Тежелая атмосфера никак не думала покидать праздник, и отвлечься на короткий диалог с другом, было приятнее, опуская фокамеру, переставая следить за окружением через объектив.
- Закончим и устроим свой праздник жизни, - с улыбкой произносит она, напоминая тамаде, что ещё немного и они смогут расслабиться, сидя на крыше, где не будет ни обозленных друг на друга родственников, ни парочки молодоженов, что не могли оторваться друг от друга, а будет вечерняя прохлада, холодное пиво и полная свобода. Осталось обзавестись крыльями и можно взлететь, чтобы стать ещё более свободными.
Крыльев за спиной Ким давно не чувствовала. Ощущение полёта исчезло, когда чувства к тому, с кем планировала прожить всю свою жизнь, стали угасать, и летать Ким могла теперь только во сне и то не каждую ночь. 
Мрачные мысли Ларкинз быстро отбросила, не желая предаваться меланхолии, вспоминая о пройденном этапе в своей жизни. Её ждала работа, которая ещё не закончена, а потому она снова берет в руки фотокамеру, и делает это вовремя, чтобы увидеть, как разгорается конфликт. Надежда на то, что гости будут держать себя в руках, рушилась на глазах, когда ушей фотографа достигают взаимные оскорбления.
- Никогда не выйду замуж, а на этих заработаем, - Ким улыбнулась Юну и сделала несколько кадров. А почему нет? Она искренне хотела порадовать новую семью счастливыми снимками, но если кто-то не умеет держать себя в руках, это не её вина, она всего лишь фотограф, выполняющий свою работу и не забывающий о том, что свадьба ещё не закончена, а потому не может уйти, разочаровавшись тем, что личная коллекция улыбок не будет пополнена. Что ж, зато редактор газеты "Под куполом" точно найдёт применения тому материалу, что преподнесет ему внештатный работник.

+1

8

Было что-то нездоровое в том, что Чжу не мог вспомнить свой последний отпуск. Ни время года, ни даже сам год. Ни неделя, ни две, ни три - ничегошеньки не всплывало у него в памяти, не чесалось что-то приятное и греющее холодными вечерами, не теплилась снова надежда на повторение чудного времени. Возможно все дело в его вечной лени - если подумать, не такой уж у него и загруженный график был, мог позволить себе на неделе больше выходных, чем положено, и эта свобода давала повод дышать легче, переживать особо критические (как сейчас) моменты проще, не чувствовать подкатывающую волну истерики и нервного срыва, требуя себе заслуженного отдыха.

Но чем ближе сейчас Юн подходил к эпицентру катастрофы, чем больше ему казалось, что мысль о полноценном отпуске не такая уж бессмысленная и абсурдная. Лица, и без того не ослепительные на фото и в жизни радостью улыбок, счастьем за молодожёнов, теперь были искривлены ненавидящими всё и вся гримасами, напоминая какие-то древнеязыческие устрашающие маски богов Востока. Тамада догадывался, что повод для взаимного шипения, криков, возни и еле сдерживаемого потока физического насилия (психологического хватало с начала всего мероприятия) был пустяковый, но для таких чувствительных гостей его вполне могло хватить.

Воспроизведя на лице самую благожелательную улыбку из всего арсенала, показательно-непринуждённо расправив плечи, Чжу остановился между двумя негласно разделившимися лагерями гостей, едва не чувствуя, как молнии пересекающихся взглядов проходятся по нему током:

- Господа, дамы, - расщедрившись на поклоны и учтивые наклоны головы всем вокруг, Юн пытался выяснить, кто из присутствующих особенно остро хотел проверить свою удаль. Судя по всему, те, кого держали по трое мужчин с каждой стороны, горячо нашептывая что-то в заложенные гневом уши. Честно говоря, парень бы с удовольствием оставил все на самотек - никогда он не был силен в таком простом и грубом выяснении отношений. Взывать, однако, к благоразумию было бессмысленно и поздно - если в зону влияния этих забияк не попадали их глубокоуважаемые родственники, то что мог сделать нанятый незнакомый человек, у которого вот-вот натянутая из последних сил улыбка пойдет по швам?

За спиной тихо остановилась Ким, и Чжу почти услышал ее усталый вздох: у его подруги жизнь тоже была временами не фонтан, и их долгожданный и идеальный с любой точки зрения вечер откладывался и стоял под угрозой из-за таких неприятных личностей.

- Стоит ли портить такой чудесный и важный для всех день выяснением отношений и конфликтом? - голос кажется еще слаще прежнего, помещая всех близстоящих в вакуум доброты, света и мира. На главных зачинщиков, однако, действия производит сей акт мало - как по команде,оба одновременно поворачивают голову в сторону ведущего, и тот жалеет, что Кимберли не успеет поймать это одинаковое недоуменное и злобное выражение на разных физиономиях. На этом бы моменте любые пререкания моментально бы закончились, если бы они обнаружили такое сходство и единение воинственных душ. - Никто из нас не хочет, чтобы эта пара, для которых сегодня самый счастливый день в их жизни, волновалась и расстраивалась из-за чьих-то ссор, верно?

Едва не умоляющие глаза, изломленные брови, вопрошающий и призывающий к тишине и спокойствию взгляд - вот что сейчас составлял Юн. Что он будет делать, если сейчас все его громкие слова не возымеют нужного эффекта, он старался не думать. В голове крутилась лишь отчаянная мысль - если он переживет сегодняшний день, то обязательно наймет кого-то устрашающего вида в качестве вышибалы.

Но с каждой минутой это оптимистичное "если" казалось все более невозможным.

+1

9

Щёлк. Искажённые злобой лица замирают на снимке. Через объектив фотокамеры, как в замедленной съёмке, Ким видит, как один из гостей наносит удар другому, окончательно разрушая иллюзию праздника. Слышится крик невесты. Не крик, скорее, визг, перекрывающий музыку, и ужас, маской легший на миловидное девичье лицо, пополнил коллекцию неприятных фотографий. Ким не хотела этого. Она нажала машинально, по привычке фиксируя все, что попадает в объектив. Плохая привычка, когда хотелось бы остановить съемку. Остановить и уйти, потому что при том, что происходило дальше, уже не хотелось присутствовать и возможность подзаработать не радовала.
Ким подняла глаза на Юн Чжу. Он пытался примирить стороны, остановить разгорающийся конфликт, но ничего не выходило. С виду интеллигентные люди все больше забывали о правилах приличия. Уже не было сомнений в том, чем все закончится. Будет бойня, и от мыслей о ней, замирало сердце. Хотелось сбежать отсюда, но в то же время инстинкт фотокорреспондента требовал остаться и не выпускать из рук камеру, потому что впереди самое горячее. Мерфи любит подобное. Он преподаст новость ярко, громко, что эту свадьбу будут помнить долго, а гости мероприятия ещё не скоро захотят испортить чей-то праздник. 
Ларкинз искренне сочувствовала молодожёнам, которые, как и тамада, пытались примирить родных, но те, разгоряченные, оказались не способны прислушаться к доводам рассудка. В каждом слове им слышалось оскорбление, упрёк, обвинение, даже если намёка на него не было. Каждое случайное касание воспринималось, как удар, за которым следовал уже настоящий.
Единственными людьми, которых ещё не покинуло благоразумие, оставались молодые, пытающиеся достучаться до совращавшихся родственников. Ким наводит объектив, приближая изображение, и замечает, как некоторые получают истинное удовольствие от происходящего. Две враждующие семьи искали повода, чтобы выплеснуть годами мариновавшийся гнев, и поводом стала даже не свадьба, а просто так удачно сложились обстоятельства, что два клана собрались в одном месте в полном составе. И в своей ненависти они готовы забыть о том, что двое не хотят этой войны.
- Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте, - невесело усмехнувшись, вспоминает Кимберли известную цитату, примеряя её к двум несчастным. Невеста действительно выглядела несчастной, а жених, выскочив из-за стола пытался докричаться до родственников. 
- Можем уйти. Праздник закончен, - тихо произнесла Ким, оказавшись за спиной Юна. Как бы жених не старался, на лицах гостей было отчётливо написано, что останавливаться они не собираются, и если сотрудники фирмы по организации праздников не хотят попасть под раздачу, лучше бы им удалиться.
Несмотря на своё желание уйти, Ким продолжала снимать, сохраняя на память не лучшие снимки, уже и не мечтая, что хоть на одной из фотографий будет запечатлена улыбка. В том, какая атмосфера сохранялась в помещении, улыбаться было сложно, но были опасения заразиться общим настроением и кого-нибудь ударить от обиды и злости. А она-то наивно считала, что день пройдёт легко.
- Слушай, а если им пригрозить, что распространю снимки по всему городу, если они не успокоятся, подействует?
Махать кулаками Ким не очень любила, но идея со снимками показалась забавной, к тому же оба семейства очень боялись испортить репутацию. Или не настолько сильно боялись, раз решили испортить свадьбу своим детям, устроив потасовку в ресторане. К слову, единственном ресторане города, в который в следующий раз их не захотят пустить, не желая снова тратиться на обновление столов и посуды, на случай если те не переживут бурный день.

0


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Хороший тамада, и конкурсы интересные


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC