Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ИНВЕНТАРЬ ХРАНИТЕЛЕЙ СНОВ » Тебя зовут Красной


Тебя зовут Красной

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sg.uploads.ru/quXnH.gif
Я счастлив, что я красный! Цвет — это прикосновение глаза, слова, звучание в темноте. Тысячи лет я слушаю, как разговариваю души, и потому смею утверждать, что коснуться меня — всё равно, что коснуться ангела. Я виден везде. Жизнь начинается со мной и возвращается ко мне. Я раскрашиваю мир и говорю ему: «Будь!». И он становится моего — кровавого — цвета.
ТЕБЯ ЗОВУТ КРАСНОЙ
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Анастасия & Чеширский Кот

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Осень 992 года; Страна Чудес, дворец Красной Королевы.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
У любого народа есть мера терпимости — тот вес унижения и страха, который он готов вынести. Анастасия исчерпывала эту чашу до дна раз за разом, погружая своих людей в смесь ненависти и страха. Однако даже самая малая, но загнанная в угол мышь может в безысходности своей кинуться на кошку.
Вопреки желанию Мираны, верные подданные Белой Королевы организовали покушение на Красную. Часть дворцовой стражи, не столько подкупленная, сколько перепуганная до предела, согласилась убить Королеву. Время и место выбраны, двери перекрыты, мечи оголены.

+1

2

Анастасия любит осень. Осенью вся природа словно преклоняется перед ней, надевая свой багряный наряд. Конечно, это лишь фантазия Красной королевы, но все равно это чертовски льстит. На ней длинной красное платье, расклешенное к низу, в руках бокал красного вина, к которому она так и не притронулась. Ее Величество смотрит на кроны деревьев и ведет внутренний диалог с самой собой. Это тот самый момент, когда отвращение к с себе и своим поступкам только усиливает желание двигаться вперед как можно быстрее. Потому что пути к отступлению отрезаны. Прошлого нет, прошлое было.
Анастасия смотрит на закат и ждет. Ей совершенно точно кажется, что что-то чрезвычайно важное должно случиться. Сколько человек может прожить без взаимности? И дело тут не только в любви, но и в ненависти. Буквально сегодня утром один ее короткий приказ оборвал жизни десятка человек. О, с каким отвращением они смотрели на нее, с каким остервенением бросали в нее проклятия. Кровавая ведьма - это комплимент. И, если ей однажды придется уйти (кто-то всегда уходит), долгую память и содрогание она себе обеспечила. Вот только все это становится до безобразия скучным. Она испробовала на вкус все болевые точки своего народа. Где же предел терпения? Где он, где?! Почему до сих не были выжжены двери дворца? Почему не выбиты стекла? Почему сотни стрел не пронзили ее сердце? Мирана дорожит наследием предков? Надеется выжить ее без ущерба? Хотя, учитывая сколько голов опробовал топор палача по ее приказу, дворцом можно было и пожертвовать.
Анастасия проводит пальчиком по ободку бокала. Все такие лояльно добрые, что воротит. Есть такие вещи на свете, которые прощать нельзя. А те, кто прощают, никогда не доберутся до вершины. Ее Величество вздрагивает и роняет бокал на пол, слыша, как с легким скрипом отворяется дверь в тронный зал. Еще пару секунд по инерции она продолжает смотреть на закат. Никто бы не осмелился тревожить ее, когда она лично потребовала тишины. А если бы принесли срочные вести, в дверь предварительно постучали бы. И уж тем более не вошли без стука.
Красная королева отворачивается от окна и смотрит на вошедших стражников с легкой долей сожаления. Всегда приходят не те, кого ждешь. Анастасия осматривает каждого. Собраны, молчаливы, решительны. Всегда бы так было. Но стоит появиться начальнику стражи, как все, словно по команде, достают мечи из ножен. Ее Величество разочарована и даже не пытается этого скрыть. Что? Вот так просто? Без честного боя? Просто толпа идеальных солдат с мечами наперевес против беззащитной женщины, у которой из оружия только шпильки? Дело рук явно не Мираны. Ее благородство, граничащее с глупостью, родилось даже раньше, чем она сама.
- Привет, мальчики.- Анастасия улыбается и отходит в сторону от красного пятна, расползающегося по полу. - Нехорошо врываться к женщине без приглашения, особенно с такими грязными целями. Разочаровываете.
Голос до удивления спокойный и уверенный, хотя внутри все трепещет. Так неужели это правда? Не так она представляла себе свой конец. Не так.

+1

3

Как там говорила Красная Королева? Когда-нибудь тебе придётся принять сторону? Чеширский Кот не помнил точную формулировку, он редко утруждал себя точно помнить то или иное, но знал, что по смыслу вряд ли далеко ушёл от того, что подразумевала Анастасия. Время шло, королевство падало на колени и Чешир действительно принял сторону. Как он думал, сторону Страны Чудес. Однако решение не приносило ему ни счастья, ни покоя, ни удовлетворения. После того, как он спас жизнь королевы Мираны в той горящей деревни, ему не трудно было влиться в ряды сопротивления, но Чешир по-прежнему не знал, поступил ли он правильно, следуя велению сердца и собственному мировоззрения, или сделал это наперекор своим желаниям. Как правило, с подобными вопросами Кот не досаждал себе, и они редко лишали его покоя, но не в этот раз.
Сидя на дереве, как это часто у него бывало, Чешир лениво наблюдал за суетой внизу. Лагерь был полон вооруженных людей. Некоторые тренировались, другие рассказывали страшные байки о Красной Королеве, третьи — мотивирующие о Белой. «Мирана доблестна и чиста сердцем»,— говорили они. — «У неё стальные нервы, а меч крепок и остёр!» «Она красива, но не избалованна и всегда встаёт во главе войска!» «Она умна, но добросердечна и каждая слеза, не пролитая за королевство, даёт силу и ей, и её армии!» С чем-то из сказанного Чеширский Кот мог бы согласиться, но не считал, что оно обязательно является достоинством.
Мирана, которую Чешир помнил, была смелой и веселой девочкой, охотно подкармливающей приблудившего кота лучшими угощениями со своей королевской кухни. Та Мирана любила истории о других мирах и о чудесах, которые там происходили. Она слушала их с широко открытыми глазами и мечтала принять участие в каждом приключении, о котором кот рассказывал. Та Мирана лучше подходила на пост королевы при должном советнике, чем эта — натянутая, как тонкая струна, и зачастую пьяная. Одно неловкое движение и она сломается. И кто тогда будет править королевством?
Чешир не мнил себя великим политиком, но, на его взгляд, от идеального положения дел их королева и их сопротивление находились слишком далеко. Что хуже, поскольку Мирана чаще была занята битвами, чем правлением, часть её замечательной свиты считала, что знает о войне и королевстве больше, чем она. Чешир был с этой частью согласен, но он, по крайней мере, держал свои мысли при себе или высказывал их напрямую Королеве, а не действовал за её спиной, полагая, что она слишком юна, добра или наивна. Королева должна править, в противном случае какой в ней смысл?
Мирана править не привыкла и, похоже, не слишком представляла, как поступать с теми, кто пытался управлять государством через её голову. При мысли, чтобы сделала Анастасия на попытку как-то задвинуть себя, Чешир плотоядно улыбнулся. Впрочем, вторая такая же королева им была не нужна. И первая скоро не оставит ни одной не выжженной деревни.
Плечо Чешира, то самое, куда краснейшая государыня всадила ножницы, время от времени саднило, хотя рана не была глубокой и зажила быстро, как это полагается у котов. Ощущение тянущей боли напоминало об Анастасии, о её красных губах и улыбке — смелой, решительной и безумной. Чешир вспоминал не только эту улыбку и думал далеко не только о губах, но именно она первой приходила к нему на ум, когда он думал о Красной Королеве.
Чешира тянуло к ней, и он время от времени навещал Анастасию. Иногда открыто, и тогда встречи завершались самым неожиданным образом, как в тот, первый раз, когда от угроз они перешли к поцелуям, которые внезапно её расстроили. Настроение Анастасии было столь же переменчиво, как иная погода, и могло смениться по нескольку раз за один вечер.
Но чаще Чешир навещал её тайно, чтобы посмотреть на то, как царственно она управляет с трона своим государством — одна небольшая женщина, которая держит в своём кулачке целый мир, или на то, как мирно и безмятежно она спит.
С момента первой встречи Чешир сменил своё мнение. Он больше не считал Анастасию змеёй, ни ядовитой, ни какой-либо другой. Пожалуй, она очень походила на кошку — бессовестную, гордую, самонадеянную и прекрасную. Он видел в ней родственную душу и знал, что может ошибаться, поскольку мысль эта была приятной.
Когда-нибудь ему придётся не только формально принять сторону, но и действовать в интересах этой стороны.
— ...убить Анастасию... — словно в ответ на его мысли откуда-то снизу произнёс голос. Чешир, который только-только задремал, падая в свои мечты о королеве, встрепенулся и исчез, чтобы нечаянно не расстроить заговорщикам планы на плодотворную беседу. Конечно, беседа могла быть праздной болтовнёй — именно такой, как многие другие до неё и после, но Чешир предпочитал сперва слушать, а потом делать выводы.
Заговорщиков было трое, и все они часто обретались у палатки Мираны, давая ей советы.
Как? Когда?! — произнёс староста сожженной деревни, который потерял всё, кроме своего многочисленного семейства. На взгляд Чешира, его можно было считать счастливцем, но мужчина определённо тосковал больше о достатке, чем о жене и юных ртах, требующих кормёжки.
Сегодня. Стражники... — голос снова монотонно забубнил. Чешир почувствовал желание стукнуть говорящего, чтобы тот говорил громче.
А королева? Она никогда не одобрит! — вступил в разговор третий. Он был невысокого роста, вечно нервно перебирал руками и чего-то боялся. Некоторые люди уважали его, но уважение это произрастало с тех пор, как он находился при дворе Бриоша. Теперь едва ли он мог кому-то понравиться.
«Но люди слепы и видят только то, что хотят видеть».
Чего юная королева не знает, её сон не нарушит. А потом... Мирана не одобрит подобного, это верно, но вряд ли откажется от подарка судьбы. И авось отблагодарит того, кто позаботился об её правлении.
Голоса рассмеялись и начали удаляться, а Чешир злобно подумал, что он бы, на месте Мираны, позаботился отгрызть голову такому молодцу. Мысль эта удивила его. Как ни крути, а убийство Анастасии решало основные проблемы. Правда, не все. Был ещё и дракон. Собственно, именно дракон, если разобраться, был основной проблемой Мираны. Если Анастасия погибнет, Бармаглот может вернуться к идеи единовластного правления и тогда ничего у них не изменится. Только прекрасная женщин с красными губами будет мертва.
Чешир сам не уловил момента, когда оказался во дворце. Он появился в пустых покоях Королевы, а потом принялся искать её по основным комнатам. Таких во дворце было полно: спальня, солярий, столовая и, наконец, тронный зал. Именно там Чешир увидел её — красивую и бесстрашную, окружённую стражниками, забывшими, что их цель охранять, а не убивать. Сколько их? Три, пять, десять? Более чем достаточно для убийства одной женщины.
«Сумасшедшая», — подумал Чешир, но улыбнулся, услышав её слова. Сам он, как ему думалось, никогда бы не смог просто принять смерть. Он бы боролся до конца, сколь бы бессмысленными или жалкими ни были бы его попытки. Подобное гордое смирение требовало смелости, которой Чешир, увы, не обладал.
Именем королевы Мираны, истинной правительницы государства, ты обвиняешься…
Невидимый, Чешир наблюдал, как двое солдат баррикадируют двери, а их главный, надутый и важный рыцарь рассуждает о долге и чести, о суде народа, об истинной королеве. Чеширского Кота мутило от праведного гнева и раздутых речей, и он, не дожидаясь приговора, воспользовавшись кинжалом одного из стражников, резанул главного по горлу. Мужчина запнулся на полуслове, на его губах проступила кровь и он, схватившись за воротник, осел на пол, хрипя, булькая и пачкая пол кровью.

+1

4

..эта боль была со вкусом твоего тепла.

Анастасия закатила глаза. Ой да боже мой - сколько пафоса. Признаться честно, Красная королева сама любила помпезность и всеми способами украшала свое появление, но смотреть на такую дешевую подделку - увольте! Не смотря на всю ненависть испытываемую к Миране, Анастасия привыкла к тому, что Белая королева излучает порядочность и верность трону. Даже если валяется под ним пьяная в дрова. Ха-ха. Происходящее сейчас напоминало плохо поставленный спектакль. Прикрываться именем доблестной освободительницы Страны Чудес, направляя оружие на беззащитную мадам - фу такими быть. Анастасия вновь посетовала (про себя, конечно же) на то, что у нее нет при себе хотя бы кинжала. Если уж и не спастись от этих шакалов, то хотя бы знатно покалечить парочку - дело чести. Но ведь можно и без подручных средств обойтись. Анастасия могла нанести немаленький ущерб голыми руками. Глаза выцарапать, например. Красная королева хмурится, скалится, нервно хрустит пальцами и никак не может решить на кого броситься в первую очередь.
- Глупцы. Отвратительные мерзкие крысы. - Анастасия горделиво вскидывает подбородок и продолжает выплевывать ядовитые слова. - Разве может мужчина прикрываться именем женщины, пусть даже она королева, и вершить под этим прикрытием грязные делишки? Подло, мальчики. Низко и отвратительно. Хотя, чего и следовало ждать от крыс? Пожалуй, я с особым удовольствием избавлю мир от такого мусора.
В глазах Анастасии пляшут огоньки. Она настолько вовлеклась в собственную речь, что искренне поверила, что все будет именно так. Словно она сейчас не стоит перед толпой обезумевших от страха и ненависти к ней мужчин. Совершенно обезоруженная и беззащитная. И эта ее уверенность влияет на ход вещей. Грозный вид королевы делает свое дело и стражники медлят. Анастасия уже практически делает шаг в сторону ближайшего стражника, но неожиданно замирает, как зачарованная глядя на появляющуюся кровавую пену на губах начальника стражи. От напряжения мышцы начинает сводить, а уголки губ подергиваются, растягиваясь в безумную улыбку. Не может быть..- стучит в ее висках. Немыслимо. Красная королева тряхнула головой и сделала выпад в сторону стражника, молниеносно выхватывая кинжал, державшийся на его поясе, и абсолютно точно и безжалостно вонзая лезвие прямо ему в шею едва ли не по самую рукоять. По ладони струится теплая практически черная кровь, и Анастасия отталкивает еще живого человека в сторону от себя, подхватывает с пола его меч, как можно крепче сжимая его в ладони. Ей не то чтобы тяжело, скорее чуждо. И даже тех навыков, которых она набралась, заставляя того самого начальника, который сейчас захлебывается собственной кровью, обучить ее парочке не самых сложных приемов, не так чтобы и достаточно. Но теперь она абсолютно уверена, что за свою жизнь она будет биться.
- Я соскучилась! - громко вскрикивает Анастасия в воздух и замахивается мечом.
Выглядит до смешного нелепо и от того - еще больше устрашающе. Она прекрасно понимает, что не является центром внимания для этих самонадеянных болванов сейчас и, словно разъяренная фурия, бросается на следующего стражника, который в порыве то ли испуга, то ли от неожиданности, резко выставляет меч вперед. Кап-кап. Красная королева не сразу понимает, что красные капли на полу в этот раз принадлежат ей.

+1

5

Это абсурд, враньё:
череп, скелет, коса.
«Смерть придёт, у неё
будут твои глаза».©

Речь Анастасии звучала так сильно, так гордо и уверенно, что стражники, привыкшие бояться её и подчиняться ей, застыли в нерешительности, а убийство их лидера привнесло разлад в их ряды. Они отступили на шаг, под натиском хрупкой женщины и смерти. Пользуясь их замешательством, Чешир без особого труда убил ещё двоих. Когда никто тебя не видит, а всё внимание сконцентрировано на одной-единственной явно психически неуравновешенной королеве, убийство даётся легко. Если ты, разумеется, способен на убийство. Чешир был способен.
Он уже собирался прикончить третьего, когда в бой вступила Анастасия. Она подняла тяжёлый меч и замахнулась им, а стражник неловко, дав при этом петуха, скорее в ужасе загораживаясь от королевы, чем действительно пытаясь её убить, ткнул своим. Его руки, натренированные каждодневными учебными боями, вопреки страху, сделали всё правильно. Лезвие легко прорезало тонкую ткань платья и достигло плоти. Чешир, чьи органы чувств были устроены лучше, чем у простых смертных, услышал, как на отполированный пол упали капли. Красные капли крови с красной королевы падали вниз.
Нет! — на несколько мгновений взгляд Чешира заволокла красная дымка. Его магия разбилась, и он двинулся через стражников, сквозь них, рубя направо и налево. На теле Чешира не было доспехов, он никогда не носил оружия и, как правило, избегал убийств. Его плоть была столь же уязвима, как плоть любого живого существа, но сейчас боевое безумие охватило его и он не чувствовал боли от ран и ушибов, полученных от оружия стражников или при случайном столкновении с закованным в броню солдатом.
На пол упала рука в металлической перчатке. Её владелец, сжимая обрубок и крича, осел на колени. Другого остановила стальная пика, пронзившая насквозь неприкрытое воротником горло. Когда Чешир добрался до стражника, который ранил королеву, он так и стоял, выпятив своё оружие и поскуливая от ужаса. Кот облегчил его муки, свернув голову голыми руками. Окровавленный меч выпал из рук стражника, и королевская кровь полилась сильнее.
Оставшаяся часть великого войска из тех, кто ещё мог держаться на ногах, дрогнула, помчалась к двери и забарабанила в неё, забыв, что сами заблокировали их. Чешир подхватил Анастасию и осторожно уложил её на пол. Его личное безумие отступило.
Почему ты всё время выбираешь оружие, непригодное для убийства? — насмешливо спросил Чешир, оглядывая рану. На взгляд Кота она не была смертельной или даже серьёзной, но на нём всё заживало при должном уходе и покое, а женщина всё же была женщиной, пусть сильной и безумной. Ни то, ни другое не давало, насколько он знал, вечного здоровья, хотя определённо добавляло упрямства.
Он оторвал широкий лоскут от её платья, скрутил его в тугой компресс и приложил к ране.
Держи это, — произнёс Чешир, взяв руку Королевы в свою и прижимая её к ране. Краем уха он слышал, как двери распахнулись, и послышались тяжелые удаляющиеся шаги. Им бы бежать и бежать, но кто-то оглянулся и громкий шёпот «Чеширский Кот» достиг чутких ушей повстанца, примкнувшего в армии Мираны несколько месяцев назад. Его глаза сверкнули безумием, зрачок стал вертикальным и он бросил взгляд на стражников, застывших в нерешительности. В повстанце, которого, строго говоря, было приказано убить, они видели союзника и не могли понять его действия.
Чешир не думал, что будет делать, когда перенёсся в замок, но убивая первого из стражников, он полагал, что может неузнанным вернуться к себе, и покушение останется на совести Анастасии, покрываясь дополнительными подробностями и легендами. Её будут бояться ещё больше, и прежде чем появится группа стражников, которая рискнёт повторить подвиг своих предшественников, пройдёт немало времени. Чтобы слухи распространились, Чешир собирался оставить в живых одного или даже двух стражников, покусившихся на жизнь Анастасии. Однако этим планам теперь не будет суждено сбыться.
Ты не возражаешь, если я тебя ненадолго оставлю? — тихо интересуется Чешир.

+1

6

все, что случается - безусловно к лучшему,
что не случается - тоже (возьми за правило).


если бы ты молчаньем своим не мучал,
то я
бы тебя
ни за что
никогда
никому
не оставила.

Что-то пошло не так. Но это Анастасия понимает только когда голос Чешира разрывает тишину тронного зала. Красная королева застывает словно статуя и смотрит на него, не отрывая глаз. Жуткое и красивое зрелище. Вероятно, обо всем содеянном здесь он пожалеет, но написанное не сотрется и потому остается лишь наслаждаться моментом. Анастасия чувствует легкое головокружение и ни единого намека на боль. Зверь...- одними губами говорит Ее Величество и усмехается. В те моменты, когда эта наглая кошачья морда покидает ее после очередного визита, Анастасия практически все свое время проводит с Брандашмыгом. Тоже зверь. Но все равно не то. Красная королева была уверена в том, что это мир заменяемых, но просчиталась и из-за этого Чешир бесит ее больше всех. Особенно когда она оседает на пол, но вместе этого оказывается в его руках. Она бы и сказала что-то глупое и детское из серии "руки убрал", но в глазах почему-то темнеет, а стальной привкус на губах мешает мыслить здраво. Почему-то собственная кровь на вкус совсем другая. Она думает - а не пошел бы ты к чертям? А сама жмется, переплетается пальцами, не давая даже малейшей надежды на возможность отстранится.
- Я всегда выбираю не то. И не тех.- собственная кровь гораздо больше неприятна, чем чужая. Потому что так быть не должно. Потому что кто угодно, но только не она. - Стороной ошибся.
Ляпнула и прикусила язык. И рана саднит. И платье, расшитое пайетками она больше никогда не наденет, если выживет. Он-то, конечно, ни в чем не виноват по меркам обычного народа, но по меркам Анастасии - уже тысячу раз казнен за предательство, измену, за все улыбки, предназначавшиеся не ей, за все касания. За эту чертову выбранную сторону. Она ведь знала, знала! И все равно больно. А может это просто рана. Красная королева цепляется крепче, сжимает до хруста пальцы. Словно, если он уйдет, она умрет в ту же самую секунду. Хотя здравый смысл лишь хрипло усмехается - не умрешь. Будешь жить и мучиться и так по кругу.
Анастасия хмурится, кусает губы. Больно же. Не там, где видно, конечно же. Он же не ради нее пришел, правда? Не хочет расстраивать Мирану. Огорчится ведь, что не по совести, не публично, не под оглашение приговора и не под радостные вопли горожан. Жалкий подхалим. А Мирана умрет. Умрет обязательно. И есть для этого тысяча причин. И ревности в этом списке нет. Потому что истинная королева должна любить только себя. А с кем там таскаются улыбчивые блоховозки - совершенно ненужная информация.
- Предатель...- бурчит Анастасия и сплевывает на пол кровь совсем не по-королевски.
Возвращающиеся шаги заставляют Красную королеву покачать головой. Вот ведь крысы. Маленькие любопытные зверьки. Самое место на помойке. Стайка выживших неловко перешептывается, а Ее Величество буквально ощущает, как напрягается Чешир словно струнка. Если хотя бы один вынесет отсюда весть о том, что он спас ее от смерти, будет плохо, наверное. Скорее всего очень плохо. Ну и ладно. Все равно ведь собиралась всех казнить. Лоскут, который кот положил на место раны быстро тяжелеет от крови и Анастасия чувствует слабость. Еще минутой позже и она бы уже, наверно, не заметила летящий в спину парня кинжал. И, кажется, заметила первой. Красная королева вспоминает прошлое и вскидывает руку. Она ведь тоже не лыком шитая. Кинжал останавливается в паре сантиметров от спины Чешира и Ее Величество усмехается. Кора бы оценила. Не самым лучшим образом, конечно, но оценила бы. Анастасия дышит тяжело, а кинжал уже летит назад и успешно попадает в левый глаз тому, кто посмел его бросить. Потому что это ее кот. Потому что это она решает, когда ему умирать. Где-то за ее спиной огромной зеркало разлетается на осколки и каждый из них достигает цели, делая из тронного зала братскую могилу. Кора бы сказала - "Чисто сделано". Кора покачала бы головой - "Любить надо только себя".
- Все равно уйдешь, зачем спрашивать? - Красная королева прикусывает язык и списывает все на потерю крови. Да наплевать. Кровь за кровь. Никто никому ничего не должен.

+1

7

Що ж це я,
Що ж це я не зумів
Зупинитися вчасно?
Все ясно...
Зі мною тепер і назавжди,
Пізно, не йди,
Не йди від мене.
Я наллю собі, я наллю тобі вина,
А хочеш із медом?
Okean Elzi - Без бою


Чешир улыбается. Самая большая проблема людей в том, что они любят ушами — слушают всё, что им говорят и действуют согласно словам. Анастасия всегда говорит «уйди», «брысь», «умри», но даже когда она не держит его, как сейчас, крепко, за руку, сжимая пальцы с такой силой, что он чувствует боль, даже когда отворачивается или что-то кидает в его сторону, за всем этим Чешир без труда слышит «останься», «будь рядом», «стань моим».
Надо сказать, что он благодарен возведённой между ними стене из слов. По крайней мере, ему не приходится ничего объяснять.  Как будто можно было найти объяснения… Чешир всегда гордился своей способностью говорить, но стоило только попробовать облечь в слова тысячу лет, преданную вернуть, преданных друзей, огонь и смерть, выходило или глупо, или жалко.
Слова не камень, — говорит Чешир, улыбка которого становится чуть шире при слове «предатель». Он всегда предатель! Невозможно прожить столь длинную жизнь, чтобы не предать кого-нибудь: короля, друзей, любимых. Разве его беда в том, что все они вечно находятся по разную сторону друг от друга или по другую сторону от рассудка? Разве он в этом виноват?!
Невозможно предать, если не клялся в верности, — говорит Чешир, но слова его звучат жалким оправданием. Он это знает, хотя и не думает оправдываться. Люди постоянно накладывают на него обязательства, которые он не берёт, а потом обвиняют его. Но коты не дают клятв, а следуют только воле своих желаний. Он предупреждал об этом. Предупреждает каждого. Говорит открытыми словами и всё равно остаётся в их глазах предателем.
И всё же я здесь и спас тебя.
Кожа Анастасии побелела, контрастируя с яркими от крови губами, но от этого она кажется ему только красивей. Свободной рукой Чешир стирает с губ королевы кровь и облизывает пальцы. Все эти превращения и перемещения отнимают у него силы и будят голод.
Кот напряжён и настроение толпы чувствует так же, как перемену ветра. Он слышит шорох стали о кожу, когда она покидает ножны, свист прорезающего воздух клинка, и собирается в самый последний миг раствориться, позволяя ему пролететь мимо. На помощь Анастасии Чешир не рассчитывает, и в его глазах появляется удивление, быстро сменившиеся тенью понимания.
«Кровь за кровь», — думает он, слыша стон разбиваемого стекла и вскрики. Солдаты падают и умирают. Некому больше рассказать об его предательстве Миране.
Похоже, мне стоит поблагодарить милосердную государыню, — усмехается Чешир. Анастасию можно назвать какой угодно — царственной, светлейшей, сильнейшей, прекраснейшей, — но милосердия в ней так же мало, как в её ручном звере — единственном из зоопарка Анастасии, к кому Чешир испытывает долю симпатии.
Бармаглота, как любого дракона, он ненавидит всем сердцем. Вполне вероятно, что его верность Миране, тот последний шаг, который он сделал несколько месяцев назад, родилась из огня горящей деревни. Если бы Красная не торопилась так рьяно сжигать своих подданных, быть может, он принял бы и другое решение. Рыцарей и стражников, поступивших на службу Красной, кто от страха, кто от жадности, Чешир презирает. Они, в отличие от него, дают клятвы, большое количество обещаний верности, и очень быстро от них отказываются, если ветер начинает дуть в другую сторону. Но Брандашмыг — чудовище, зверь, крайне уродливый пёс, но как раз его поведение кажется Чеширу понятным. Он не раз видел его при королеве, и, пожалуй, одобрял это общество.
На шум битвы уже начинают стекаться другие маленькие зверьки большого замка. В глубине коридора слышно, как открываются и закрываются двери, шелестят тихие шёпотки и шуршит обувь от крадущихся шажков. В этом замке все пахнут страхом. Страхом пропитаны стены, залы и больше всего люди.
Чешир наводит морок, в котором остаются трупы, лужи крови, отрезанные конечности, но королевы больше нет и, разумеется, нет Кота, которому нечего делать в тронном зале Красной. Он берёт Анастасию на руки и беззвучно, хотя в этом нет никакой необходимости — иллюзия действует на все органы чувств, — проходит мимо крадущейся к открытым дверям тронного зала толпы. Одна из пик повалившихся и истекающих кровью стражников исчезает и появляется уже над куполом тронного зала, откуда падает на баюкающего культю солдата. Служанка взвизгивает и кто-то, кажется, падает в обморок. Чешир улыбается.
— Уйду, — признаёт он. — Но сперва хочу убедиться, что с тобой всё в порядке.
Сам Чешир редко передвигается по замкам ногами, предпочитая исчезать и появляться, но с живым человеком на руках этот фокус не срабатывает. Он знает это ещё с давних пор. Кроме того, Чешир не способен исцелять. По крайней мере, точно не с помощью щелчка пальцев. Видимо, его магия столь же эгоистична, как он сам.
Никто не должен знать о том, что ты ранена. В противном случае, легко могут найтись те, кто решит рискнуть и повторить попытку, — говорит Чешир уже возле покоев Королевы. По всему замку снуют взволнованные слуги. Он относит Анастасию в спальню, опускает на кровать и исчезает, но только для того, чтобы вернуться снова с небольшой баночкой, с густо пахнущим травами зельем. Исцелять Чешир не умеет, но с тех пор, когда он ещё был воином, он научился лечить.
Он отнимает лоскут ткани, липкий от застывающей крови, и вновь внимательно рассматривает рану. Края ровные и чистые, но кровь всё ещё течёт, сползая от красных внутренностей на белую кожу. Правда, ему кажется, что течёт она уже менее активно.
Если у тебя нет фокуса, стягивающего порезы, её нужно зашить, — говорит Чешир, поднимая зелёные глаза на лицо Королевы.

+1

8

посмотри на меня - ослепшую и без стержня,
лишь с пригоршней пепла под яркой цветной одеждой,
неживую, жестокую, с ядом под красным лаком...
мальчик мой, ты скажи, ну зачем тебе это надо?

Нет, это не кот. Это определенно какой-то вид паразитирующих насекомых, которые незаметно забираются поглубже под кожу и достать их потом практически невозможно. Она столько раз пыталась выбросить его из головы, стереть из памяти, не ждать и не искать. Тщетно. Даешь слабину и тут же перед глазами лицо. Смяла бы, выбросила бы, да сожгла. Но рука не поднимается.
- Слова хуже, чем камни.- Анастасия выдыхает. - Если бы слова имели материальную оболочку, ты бы давно по ними отдал концы.
Зачем она продолжает этот диалог? Посмотрели друг на друга, спасибо - до свидания. Чего тянуть-то? Это первый раз, когда он появился после того, как ей донесли о том, что Чеширский кот примкнул к повстанцам. Кажется, в ту ночь она не сомкнула глаз, долго думала правильно ли сделала, назначая награду за его голову. Разум твердил, что правильно. Ведь смерти достойны те, кто принимает не ее сторону. Сердце отбивало бешеный ритм. Но он ведь не попадется, правда же? Какой же он после этого маг. Да и с чего это вдруг волнует ее?
Лучше бы ты клялся. - подумала Красная королева. Лучше бы ты клялся и врал как можно больше. И тогда у меня бы определенно точно был бы повод свернуть тебе шею, не передавая подобную честь в другие руки. И все стало бы хорошо, но нет. Ненавижу.
- Спас, чтобы в следующий раз убить самому?- Анастасия задумывается над тем, насколько у котов развито чувство собственности. Да и есть ли оно вообще. У Брандашмыга есть. Попробуй только завести руку над тем, что ему принадлежит - откусит и не поморщится. Правда ей позволяет, но она - это другое. Ее Величество не углубляется в дальнейшую дискуссию и только кусает губы. Вот же повезло встретиться! Она не даст убить его другим и он такой же. Сколько не отводят глаза, а общее само собой все чаще проявляется между ними. Но полно, деточка, руби канаты. Коты - это когда сами по себе.
- Благодарности свои оставь при себе.
А еще отвернись и не смотри на меня.Потому что от его взгляда она начинает плавится. Потому что прошлая она, которая уже казалась ненастоящей, кажет голову и как бы активно намекает о наличии большой и чистой... да лучше б ненависти! А еще лучше - совсем молчать!
Когда Чешир берет королеву на руки, она роняет голову ему на плечу и вдыхает его запах. Уилл тоже носил ее на руках. И Бармаглот. А Брандашмыг носит на спине, потому что зарываться ладонями в теплую шерсть приятнее. И можно сколько угодно указывать на обстоятельства и что это совсем не связано, но Чешир несет ее на руках, а по логической цепочке - остаться ей у разбитого корыта. И снова отирать слезы и прятать лицо в теплую шерсть. Потому что Брандашмыг - не кот. Но сегодня из-за этого почему-то больно.
Не уходи.- словно набатом отдается в голове королевы.
- Вот и катись.- срывается с королевских губ. - Я ни о чем не просила.
И не попрошу. Но ты лучше останься, пожалуйста.
Наверное, нужно снова вернуть Брандашмыга в королевские покои. И чтобы он спал рядом с ее кроватью. Чтобы в любой момент - протянула руку и ощутила чужое тепло. Чешир не заменяемый, но вырвать его из своего сердца надо как можно скорее.
Анастасия прекрасно знает, чем грозит ей новость о том, что она была ранена. Но ведь ей грозит - не ему. Глубже под кожу засранец. Не впервой. И этот сковырнется. Иначе не получается.
- Шрамы не украшают женщину.- хрипло проговаривает Анастасия и тянет Чешира к себе. Только бы замолчал уже, не тревожил, не бередил. - Потом сразу спать. - едва ли не виновато произносит Красная королева. - Почему?
Нет, не отвечай. Не надо. Анастасия приподнимается, от чего кровь из раны сочится быстрее и накрывает своими губами его губы. Можно было бы, конечно и умереть, но не сегодня.
Ее Величество берет в свою руку ладонь Чешира и прикладывает к своей ране. Все плотские утехи давно потеряли значение интимности, а вот магия - дело другое. Она чувствует силу, чувствует как она проходит через ее руку в его и стягивает ее рану. Наши поступки - это наше дело, а их последствия - дело небес. Плакать по нему она больше не будет.

+1

9

Она руками своими нежными,
Петлю на шею тебе набросит,
Не оставляя ничего от тебя прежнего,
Сама на цыпочки встать попросит,
Ты даже не сможешь ее увидеть
Ты никогда не заглянешь в ее глаза,
А думаешь только о том, как бы её не обидеть,
Не веря в то, что она действительно зла.

Чешир улыбается, слушая пустые угрозы. Если бы слова имели материальную оболочку, он бы умер, либо под их весом, либо от их остроты. Если бы.
«Слова не камень», — снова, но уже мысленно проговаривает Чешир. Слова ещё хуже. Они сковывают крепче любых цепей и лишают сил. Слова могут причинить боль, но их отсутствие ранит не меньше. Люди любят ушами, и им не хватает признаний в любви, клятв верности, обещаний вечности. Им не хватает цепей и поводков. Они не могут жить свободно. Они не терпят свободных рядом. И потому с ними так сложно. Так или иначе, ты попадаешь в ловушку. Так или иначе, счастливого конца не получается. Вот она печальная кошачья правда — так или иначе, ты лжец.
Так на что обижается Красная Королева? На то, что он сказал, или то, о чём умалчивает?
«Спроси меня и узнаешь», — думает Чешир.
Королева спрашивает.
Нет, — отвечает Чешир. — «Никому тебя не отдам», — думает он. Впервые встретив Красную Королеву, он решает, что никому не позволит её убить, решает, что сделает это сам, если возникнет такая необходимость. Необходимость возникла, государство начало развалиться, Анастасия встала у руля и направила корабль прямо к скалам. Но он ничего не сделал. Он позволил хаосу разрастаться, а её ручному дракону жечь деревни. Он тянул и тянул время, словно бы ожидая, что она сменит курс.
Не скажу, что мысль не казалась мне заманчивой раньше, — улыбается Чешир. — Если бы я собирался тебя убить, то давно бы сделал это. У меня была сотня возможностей. Тысяча. Никто бы не спас тебя, если бы я хотел тебя убить.
Он бы и сделал это, если бы Анастасия, воспользовавшись его уязвимостью, попробовала избавиться от него раз и навсегда. Собирался сделать это, испытывал её терпение, провоцировал, и не верил себе.
Чешир знает, что Анастасия держит вокруг себя мужчин. Держит угрозами, клятвами, обещаниями, собой. Знает и порой думает, что он такой же, скрученный её силой, загипнотизированный обаянием, без пяти минут ручной. Мысль эта, неприятная, едкая, гонит его от Красной быстрее, чем все риски — риск быть пойманным, риск гибели Страны Чудес, риск его гибели. Он уходит, доказывая, что никому не принадлежит, но всегда возвращается.
Её губы отдают кровью, кровь чувствуется во рту, кровь на его руках, она забивает горло и нос. Всё в ней пропахло кровью. Чешир устроился рядом, на самом краю кровати, не убирая измазанную в крови руку, которая станет из-за магии. В её необузданном, иррациональном, непоследовательном тепле ему спокойно. Ему нигде не бывало так спокойно и хорошо.
Он бы отдал жизнь, чтобы она жила. Он бы, может быть, решился умереть, чтобы избавиться от этого выбора. Но одна смерть ничего не изменит, а на несколько его смелости не хватит. Умирать, по правде, очень больно, неизвестно, куда попадают коты, исчерпав все свои жизни, и даже спустя почти тысячу лет, ему так остро хочется жить. Такое чувство, что ему никогда так не хотелось жить.
Что «почему»? — спрашивает Чешир. —  Почему я встал под знаменем Мираны? Почему пришёл спасти тебя? Почему остался? Почему приходил в первый раз и возвращался в последующие? Столько вопросов, и все подходят под одно «почему», не так ли? — У него тоже были свои «почему». «Почему ты пришла сюда?», «Почему жжёшь деревни?», «Почему пытаешься уничтожить народ, а не заслужить его любовь?»
«Они убьют тебя», — с грустью думает Чешир, мягко прижимая королеву к себе. — «Убьют со мной или без меня».
— Так спрашивай конкретно и я отвечу. Спрашивай и спи.

+1

10

Вместо того, чтоб нам с тобой признаться,
Что друг без друга дышим мы едва,
Мы расставались, чтобы не встречаться,
А в одиночестве сходили вновь с ума…

- А может стоило?- выпаливает Анастасия и морщиться. Больше всего она не любит бахвальства. Даже если оно обоснованное. Ведь и правда - за Чеширским котом не угнаться ни одному простому смертному. Хитрый зараза. Хотел - давно бы сделал. Так почему не сделал-то? Почему?!
Красная королева облизывает губы. Вкус собственной крови кажется еще отвратительнее или вместе с ней она пробует на вкус разочарование. Если бы он сказал. Но не скажет. Спасибо, наверное. Стоит ему только устроиться рядом, как она придвигается еще ближе и кладет голову ему на грудь. Так гораздо лучше. Не видеть его лица, а только чувствовать его дыхание и биение сердца. Разве это так много?- хочет спросить Анастасия, накручивает белокурый локон на палец, пялится в потолок ровно до тех пор, пока глаза не начинает покалывать. Она бы ведь тоже могла его убить. Ну, допустим, не тысячу раз, но парочку наскребется. И ведь не сделала почему-то. Постель окрашивается красным и это впервые не приносит ничего хорошего. А интересно было бы вот так просто тихо истечь кровью. Чтобы все вокруг красное, а ее голова на его груди. Почти идеально.
А он ведь снова прав. Все ее вопросы подходят под "почему". Но выбрать надо только один.
Почему ты важен?О таких вещах, наверно, не спрашивают, потому что куда с большей вероятностью это приравнивается к игре против самой себя. А играть против себя Красная королева не хотела. Даже если все ее нутро при виде Чешира требовало срочно капитулировать, достать из-под полы белый флаг и сдаться. Заберите и корону, и трон, и подданных сумасбродных и все эту грязь и кровь. Только пусть он будет рядом не только сегодня.
Почему ты роешь между нами пропасти?А ведь пропасти гораздо лучше мостов. Потому что он все равно уходит и никогда не оглядывается. Анастасия убеждает себя, что растворившись в воздухе, он еще какое-то время смотрит на нее и поэтому запрещает себе рыдать первые несколько часов после его ухода, а потом отводит душу. А кто они друг другу по сути - никто. Разве стоит он такого? Сердце ёкает и тут сразу все становится понятным.
- Я вижу сны.- Анастасия ложиться на бок, по-прежнему баюкая свою голову на груди Чеширского кота. - В них ты не здесь. И я не здесь. Так уже было однажды. Только не с тобой. И я была другая, а все равно кончилось плохо. А теперь ты. И все что было до таким болезненным теперь кажется совершенно бесполезным и неоправданным. Стоило убить меня. Стоит сделать это. Чтобы не пришлось потом жалеть. Я не отступлю.
Веки становятся тяжелыми и Красная королева закрывает глаза. Ресницы дрожат, а дыхание постепенно выравнивается. Она бы очень хотела знать сколько еще будут длится его уходы и возвращения. Сколько еще она должна сделать прежде, чем он возненавидит ее? Сколько? Ведь ненависть - это гораздо лучше, потому что ненависть никогда не несет за собой ничего хорошего. А с ним на удивление хорошо.
- Почему...- сквозь сон шепчет Анастасия. - Почему я тебя..?

+1

11

Может, и стоило, — соглашается Чешир. Конечно, стоило. Все его внутренние рассуждения о том, что Красная Ведьма — это лишь половины проблемы, что есть ещё и Бармаглот — самый сильный из существующих в Стране Чудес драконов.
«Единственный, из существующих в Стране Чудес драконов», — поправляет себя Чешир, и на лице у него появляется не добрая улыбка. Существование этого он бы тоже прервал, но желательно не своими руками. Драконы сильны. Гораздо сильнее даже волшебных Котов. Они весьма умелы в магии, способны к физическим упражнениям и имеют крепкое тело, на котором не так просто оставить рану, но самое главное — драконы способны превращаться в многотонное крылатое чудовище, которое дышит огнём. Чешир уже умирал в таком пламени, и не стремился повторить этот подвиг.
Тем не менее, Красную Королеву можно было убить, объявить Королевой Мирану, призвать знамёна, а дракона уничтожить. Да, при этом могут погибнуть сотни и тысячи, но Чешир знает, что драконы не бессмертны. Он сам убивал несколько из них в прошлом. Большой ценой, но убивал. Этот, с другой стороны, будет даже уязвимее — он ненавидит Чешира и меньше станет думать головой в его присутствии.
«Пустые планы», — думает Кот, прикрывая глаза. Он уже решил, что не будет убивать Красную Королеву. Приступ города и замка мог решить дело и Миране подобный план понравился бы, но Чешир был на стороне тех, кто собирался скинуть эту задачу на спасительницу. На девочку Алису, которой предрекли убить Бармаглота. Лучше одна смерть, чем тысячи, а до тех пор они могут вступать в мелкие схватки, спасать деревни, помогать жителям укромно прятаться.
За годы подобной осады народ станет принадлежать Миране даже больше, чем принадлежал бы, взойди она на престол сразу, и простит ей некоторые ошибки. В том, что они будут, Чешир не сомневался.
Понадобятся годы, и, как надеялся Чешир, никто по- настоящему важный за это время не умрёт.
Я знаю, — говорит он, выслушав сбивчивую и сонную речь Королевы. Она красива в своём гневе, в царственном блеске, в брызгах крови, но очень мила и почти невинна, когда спит или засыпает. В эти моменты видно, какой Анастасия могла бы стать, если бы что-то в её жизни повернулось иначе.
Если бы я думал, что тебя можно уговорить отступить или соблазнить бегством, мы бы здесь не лежали. В этой вселенной столько миров, Анастасия, и где-нибудь нам бы нашлось место, — он целует королеву, не давая ей договорить последнее слово. Слова это цепи. Им обоим будет проще, если они обойдутся хотя бы без части из них. Она не отступит, и он, скорее всего, тоже, значит, кому-нибудь из них придётся умереть.
Чешир осторожно двинул пальцами по зарубцевавшейся ране. Кровь остановилась. К двери кто-то подошёл, но Чешир спугнул их иллюзией: здоровой и румяной королевой, объявившей, кто никто не должен её беспокоить по столь мелкому поводу, как смерть десятка гвардейцев.
Он дождался, когда Анастасия заснёт глубже, осторожно выскользнул из кровати. С помощью острого ножа избавил её от остатков окровавленного платья, стёр кровь с белой кожи, наложил повязку, пропитанную зельем и укрыл тёплой периной. На кровати осталась кровь, кровь была на нём, на ковре и, наверняка, где-то ещё. Но всё это мелочи. Люди видели королеву живой и здоровой и, учитывая её репутацию, скорее поверят, что это кровь принадлежит съеденным ею младенцам, чем самой Королеве.
Ему стоило вернуться в лагерь и послушать, что говорят там, но сон Анастасии был беспокойным, и он лёг рядом, обнимая её.

+1

12

Я не стану кривить душой и рассказывать сказки
Я не стану сгущать и так невеселые краски
То, что вспыхнуло там внутри солнышком золотистым
Не сумеют у нас отнять даже телеграфисты...

Анастасии снится сон, в котором все идет так, как надо. Сон, в котором Бармаглот всегда под боком, в ожидании малейшего приказа. Брандашмыг все чаще встречает ее человеческим взглядом, а народ Страны Чудес ликует стоит ей только появиться на балконе. Все так, как она много раз рисовала в своей голове. Нет только одного. Нет теплоты его рук на ее ладонях, нет насмешливого взгляда - "Да я тебя насквозь вижу", нет исчезающей в воздухе широкой улыбки. Нет даже малейшего упоминания, что существовал однажды Чеширский кот. Но это ведь мелочи, правда? Что такое один человек по сравнению с признанием целого народа - пустой звук. Красная королева надрывисто выдыхает и резко садится на постели. Долго трет глаза, пытаясь остановить поток рвущихся на волю слез. Потому что это всем остальным мелочи, а ей - проще уничтожить этот мир и еще парочку, чем согласиться на эти условия.
Анастасия слишком долго пыталась быть хорошей девочкой. Потом пыталась быть не хуже других. А потом устала. Не хочется никому ничего доказывать. Вообще ничего не хочется. И даже то, что сейчас принадлежит ей - возьмите. Может, пойти вот прям так сейчас со спутанными от сна волосами и красными глазами (имя-то свое надо подтверждать) к Миране и сказать - да забирай ты и престол и эту корону, потому что ненавижу. Может и правда. Красная королева делает шаг и оборачивается. Интересно, как он спит, если вообще спит. У нее еще никогда не было так, чтобы с полуслова-полувзгляда. У нее был Уилл и она свято верила, что любила его. Но любовь делала ее уязвимой. Ха! Если уязвимой, то это не любовь. И можно выдохнуть и не корить себя за поступки. Все правильно. Надеюсь, ты будешь счастлив. Надеюсь, ты не так, как я.
Конечно, она не пойдет к Миране. Потому что будь она совершенно другой - был бы жив король. А если жив король и все идет ровно и жену его новую сравнить можно лишь что с румянцем свежеиспеченной булочки - Чеширскому коту будет неинтересно и он никогда не ступит за порог. А все тогда будет определенно точно зря. Брандашмыга можно посадить на цепь. Бармаглота можно посадить на цепь. Чешир и цепь - вещи несовместимые. Ей хочется, чтобы сам, чтобы навсегда. Чтобы им действительно нашлось где-то место. Но лучше будет сохранить то, что есть сейчас. По разные стороны. И хорошего в них не так уж и много в обоих. И руки по локоть крови. И сами они прекрасно знают, как им лучше. И пусть он уходит и возвращается. Но пусть делает так только с ней.
- Будут искать. Иди. - бросает Анастасия и даже взгляда в этот раз не отводит. Незачем. Кажется, она и так уже наговорила лишнего, что теперь пятится назад. Пусть знает и она знает. И будут они жить с этим знанием, как раньше. Внешне-то все то же - подумаешь, внутри все переломано. Разве в первый раз.
Красной королеве на минутку загрезилось, что можно было бы надеть Чеширу корону на голову. Но коты не терпят оков. Ни короны, ни колец. Ничего, что так бы явно обозначило - мой.
- Ты уйдешь или нет?!- немного нервно и в нетерпении бросает королева. - Одни кошмары с тобой...

+1

13

Еще одно мгновенье,
И я скажу тебе,
Не радость, а мученье
Я нахожу в тебе.
И, словно преступленье,
Меня к тебе влечет
Искусанный в смятеньи
Вишневый нежный рот.

Чешир разбирается в людях. В их мотивах, в их природе, знает, кто и почему поступает тем или иным образом, и всё же человеческие мысли ему недоступны, как недоступно ему человеческое сердце. Это удобно, позволяет не доверять и обманываться. Не доверять выгодно практически всегда, но иногда бывает неплохо и обмануться.
За долгие часы, пока он стережёт сон Анастасии, Чешир приводит в порядок свои мысли и чувства. Безумие, которое охватило его в тот момент, когда он услышал о покушении, отпускает, и сердце вновь начинает биться в ровном ритме. Котам не свойственна верность, но даже они испытывают привязанность к месту, к человеку, к уюту. Он привык к Стране Чудес, к замку, являющемуся центром этого мира, и к королеве, но он привыкал и к другим жителям, все они со времени умирали и терялись в его памяти.
«Но не так», — говорит себе Чешир, — «и не с ней».
Он лежит рядом, вслушиваясь в дыхание Королевы, которое стало тише и ровнее. Коты спят большую часть дня, но никогда не падают в сон глубоко. Он спит, но часть его сознания слышит все звуки, ловит запахи и малейшие изменения в той части замка, где находятся королевские покои. Кто-то ходит там, за дверью. Это Чешир тоже слышит, но до тех пор, пока дверь не распахнулась, его это не волнует.
Красная Королева проспала остаток дня и всю ночь. Только к утру её дыхание изменилось, оповещая о снах и скором пробуждении. Вынырнула
Чего меня искать? Я вроде бы не терялся, — насмешливым тоном отвечает Чешир, но глаза его следят за Анастасией внимательно, угадывая любую неловкость в движении. Судя по всему, рана зажила благополучно. Неизвестно, остался ли шрам там, под повязкой, но шрамы его не беспокоят. Она жива, здорова и вновь достаточно наполнена силами, чтобы кричать в голос.
Чешир сладко потягивается и спрыгивает с кровати. Королева была права, ему следовало уйти, ему следовало уйти ещё раньше, ночью. Если они не убили всех, если какие-то слуги видели его, если поползут слухи, ему лучше быть в лагере, чтобы тут же их пресечь, но Чешир не беспокоится ни о слухах, ни о правде. Он всегда может сказать, что действовал в интересах Мираны, что подлое убийство не должно предвещать её восхождение на престол, что Бармаглот останется жив и одним богам известно, как он распорядится свободой, и так далее. Говорить Чешир умел. Поверят ему или нет, его волновало мало. В конце концов, если Мирана решит, что он предал её, разве это не окончит все его сомнения?
«Заманчивая мысль», — думает Чешир. Может быть, что-то в его поступке было изначально связано с ней. Что там говорят о преступниках? Что они всегда стремятся быть пойманными!
Чешир подошёл к Анастасии вплотную и вдохнул её запах, прежде чем исчезнуть.
Постарайся не умирать до следующей нашей встречи, — насмешливо раздается его голос. Он собирался прийти снова. И снова. И так пока судьба и война не разрешит их отношения.

0


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » ИНВЕНТАРЬ ХРАНИТЕЛЕЙ СНОВ » Тебя зовут Красной