В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ

Ничего нового
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » This is all of me for all of the world to see


This is all of me for all of the world to see

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


Can you see my scars
Can you feel my heart

THIS IS ALL OF ME FOR ALL OF THE WORLD TO SEE
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Николас & Клара

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Бар Крысиного Короля; вечер, 1 мая

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Ты ввязал моего брата в страшную авантюру. Крысы преследовали тебя днем и ночью, но ты решил поставить точку в этом вопросе, заявившись в ночной клуб их Короля.

0

2

Широкий жест нараспашку, и дверные створки ударяются о стены. Николас не привык входить тихо, он не желал быть блёклой серой мышью, попросту не выносил этого. Все пространство должно быть оповещено о его приходе, весь мир должен знать, что Уайтмор в нём существует и может позволить себе всё, что вздумается. Телеведущий Николас Уайтмор привык быть в центре внимания, он любил, когда весь свет направлен на него, обожал софиты и ликующую толпу.
Маленькая поправка: так мог подумать любой посторонний, но только не тот, кто побывал в его шкуре. На самом деле Ника раздражали лишние в помещении, и работал он в основном с монитором и камерой, а не с людьми. Ник щурился от яркого света и часто менял солнцезащитные очки. Он любил тихую классическую музыку и бесшумные движения. А ещё он просыпался по ночам... Но обо всем этом совершенно не нужно знать посторонним, а потому:
- Папочка дома! И нам предстоит серьезный разговор, детишки!
Ник хрустит костяшками, вытягивая руки вперед и встряхивает кисти, сбрасывая напряжение. Он чуть склоняет голову вперед, и волосы занавешивают глаза. Когда парень резким движением отбрасывает их назад и прорезает танцпол взглядом, плечи словно сами по себе опускаются. Конечно, ожидаемого эффекта его появление не произвело. Мало ли экстравагантных людей бродят по ночным заведениям? Мало ли крысят ведут себя вызывающе? Впрочем, короткие острые взгляды он все же привлек. Наверняка это те, что повнимательней и поперспективней из ищеек, которых он замечал повсеместно уже не первый день. Уходить от хвоста новостнику было легче, чем признаться себе в том, что он знает причину такого рода внимания. Уходить от кого-то извне всегда проще, чем уворачиваться от собственных мыслей. Но Нику надоело бегать.
Он знал, что источник всех крысиных действий в их логове. Он не боялся Крысиного Короля, ведь едва ли тот смог бы безнаказанно убить его в Сторибруке. Уайтмор боялся Крысиной Королевы. Он боялся снова почувствовать себя тем самым Щелкунчиком рядом с ней.
Взгляды взглядами, слова словами, а перед бурным выяснением отношений, которое должно состояться через несколько мгновений, не помешает выпить. Ведь едва Крысильда поймет, что он здесь, как примчится грызть ему глотку с супругом наперевес. Хотя стоит быть честным перед собой и не прятать дорогое имя под дурацким прозвищем. Ведь как бы он не играл со словами, стараясь сбавить градус, ударяющий в голову от этих звуков, толку не было. Клара оставалась Кларой, как её ни назови. Она всегда была, есть и будет его другом - тем, кого он опередил в предательстве.
Ник поёжился и схватил за руку первого попавшегося паренька из мышиного сословия:
- Беги, позови мамочку. Скажи: Никлаус заглянул выпить.
И поговорить, но тут она догадается сама. Она всегда была догадливой...
Ник резко поворачивает голову вправо вверх, и ловит чей-то взгляд, как пулю. Нет, Клара не стала бы возиться с холодным оружием, она предпочла бы то, что может прожечь насквозь. Смелая девчонка, предпочитающая держать опасность на расстоянии. "Здравствуй!" - губы артикулируют приветствие, но не выпускают ни звука - при таком шуме она едва ли услышит. Губы растягиваются в улыбке, безответной.

+1

3

Клара ходила вперед-назад мимо барной стойки и бросала дикие взгляды на своих «крыс». Какой толк от заключенного с Маркусом соглашения, если он не может ей помочь? Если он не может вернуть ей брата? Маркус с таким упоением уговаривал Клару присоединиться в этой войне с Щелкунчиком к своей стороне, а теперь уходит неизвестно куда, оставляя Кларе в помощь только своих преданных «крыс». «Крысы» вывернули город наизнанку, но брата Кларе так и не доставили. Пропал – говорили они, чем приводили Блэкторн в бешенство.
Проклятье было снято Спасительницей, но граница, отгораживающая волшебный городок от внешнего мира действовала. Никто из сторибрукцев не мог ее пересечь, а если пытался – терял память. Но Клара проверяла, с подобными симптомами в больницу никто не обращался.
Блэкторн уже сбилась с ног, разыскивая Фрица две недели. Мальчишка пропал сразу после снятия проклятья, оборвав все связи с сестрой. Да, до этого они тоже не слишком ладили, но Фриц не пресекал общение. А недавно…
А недавно, после очередной вылазки, «крысы» сообщили блондинке, что последний раз видели Фрица, общающимся с Щелкунчиком, а после – Фрица и след простыл.
И тогда Блэкторн пришла к Маркусу с опущенной головой, соглашаясь, что он был прав по поводу своего врага, которого Клара считала другом. Даже не просто другом, а…
Хотя, какая теперь разница? Клара пришла к Маркусу, который предложил ей союз и свою крысиную корону впридачу, обещая найти брата. Взамен же Клара пообещала Маркусу, что больше никогда не встанет на сторону Щелкунчика.
- Так пусть выполняет это чертово соглашение! – кричала Блэкторн. – Какой толк от его обещаний, если он пропадает неизвестно где! Я хочу видеть его, сейчас же! Я хочу, чтобы…
Клара осеклась. Она услышала тот голос, тот ненавистный ей голос! Сбивая с пути всякого, девушка побежала к периллам второго этажа и перевесилась на них, ища внизу виновника всех своих бед. Память не обманула ее, Клара слышала именно его голос. Голос Щелкунчика.
Он стоял около барной стойки первого этажа и обернулся к ней, словно почувствовав прожигающий взгляд. И улыбался.
Клара растерялась. Она не знала, как ей сейчас поступить, потому что вся бешеная уверенность улетучилась, когда Николас вживую явился к ней. Вместо этого на Блэкторн накатила истерика, словно у обиженного ребенка. Пока он так публично заявлял о себе, Клара бежала к нему со всех сил. А когда оказалась у подножия лестницы, буквально в каких-то паре метров от Щелкунчика, вдруг поняла что задыхается от разочарования.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/22724.gif

На и без того красных глазах появились слезы лишь от одного взгляда юноши.
А если Фриц действительно пропал по его вине? Клара не хотела в это верить, не хотела! Пожалуйста, пусть все то, о чем она себе накручивала, окажется ложью! Клара хотела, чтобы он ее обманул, наплел свои речи о своей невиновности, о том, что Клара ошибается… Но все эти надежды давали трещину только потому, что он улыбался, и как казалось блондинке, улыбался язвительно.

И если до этого не многие обращали внимание на заявившегося гостя, сейчас все внимание было приковано к нему. Клара едва заставила себя двинуться с места, схватив Николаса за запястье, вцепившись в него ногтями, и насильно повела в ближайший зал. Первой прошла Клара, дико закричав, чтобы все убирались вон. Сидевшие за столиками посетители покорно поднялись и вышли. Клара втолкнула Николаса внутрь и заперла дверь на ключ.
- Где Фриц? – утерянная уверенность потихоньку начала возвращаться к Блэкторн, хотя голос все еще дрожал. – «Крысы» видели, что ты – последний, кто говорил с ним. Что ты сделал?
Девушка обернулась к нему. Она не могла смотреть на него, только кидала короткие взгляды. Николас должен рассказать ей, либо она заставит его, так или иначе.

+1

4

О, как то будоражило кровь - прожигающий до костей взгляд снежной королевы, точнее крысиной, но это уже детали. Ник почувствовал её, а она его - контакт был установлен, первый шаг сделан, реакция запущена. Оставалось наблюдать, как она будет протекать, точнее, в другой раз так бы оно и было, но в этот Николас чувствовал себя максимально вовлеченным в процесс, хоть и изо всех сил старался сохранять ясность мыслей. Он наблюдал, как красивая блондинка словно вихрь снежинок прокладывает себе путь, огибая людей, потому что это проще, чем расталкивать. Точнее, он следил за тем, как знакомая блондинка движется столь стремительно, что люди сами перед ней расступаются, как воды перед Моисеем, написано было в старинной книге. Ник любовался тем, как его блондинка разъяренно проносится потоком лавы среди окаменевших людишек, избавляясь от всего на своем пути. Уайтмор был счастлив лицезреть Клару так близко, чего уж там скрывать. Он решил не сопротивляться тому, что настырная девчонка ухватила его за руку и потащила за собой. Он прислушивался к прикосновению родных пальцев к коже, ощущение все ещё редкое, а потому - значимое и замеченное. Когда Блэкторн волевым криком расчистила от посетителей помещение в один заход, словно вымела метлой надоедливых тараканов, Николас улыбался. Он потянулся пальцами к её волосам, пока Клара закрывала дверь, поправить прядку, но не донес и отдернул - она заперла дверь и развернулась, обращая волну своего голоса на этот раз напрямую на парня.
- Где Фриц? «Крысы» видели, что ты – последний, кто говорил с ним. Что ты сделал?
Улыбка стала шире, а запястье обогнуло круг и словно живя своей жизнью, потянуло хозяина к столу и оставленному кем-то напитку.
- Полегче, девочка! - довольство в голосе Ника услышал бы и глухой, его выражала даже спина, которую пару мгновений могла лицезреть или атаковать, при желании, Клариса. - Для начала, я пришел к тебе в гости, а ты так неласково меня принимаешь. Ай-йай-йай! Где же хваленое гостеприимство, м?
Парню ужасно хотелось взять девушку двумя пальцами за подбородок и приблизить к себе, поизучать прожигающие глаза, давно не видимые черты лица, выражение уголков губ, сравнить то, что видишь с тем, что помнишь. Но он не за тем сюда пришел, посему не мог позволить себе такой роскоши и вместо теплой кожи коснулся едва запотевшего бокала. В одно движение Уайтмор чуть раскрутил жидкость, всматриваясь в состав, развернулся на пятках лицом к хозяйке заведения, отодвинул свободной рукой посуду с части стола и присел на него, чуть отрывая ступни от земли.
- Моя милая Клара, зачем же ты о брате, которого потеряла отсилы пару дней назад, когда... - "когда обо мне забыла на столько лет" хотел, но не мог сказать Щелкунчик, - ...когда мы даже напитки заказать не успели. Хотя... - Ник с удовольствием сделал большой глоток так и не опознанного состава, - Хотя и эта бадяга довольно неплоха.
Он провоцировал, чтобы понаслаждаться самой изысканной картиной из виденных - её реакциями на постоянно колеблющуюся ситуацию.

+1

5

Она пыталась держать себя в руках. Голос дрожал под нотами гнева, взгляд был полон безумия... Клара очень надеялась напугать незваного гостя, заставить плясать под ее дудку. Но, сказать по правде, ты была беспомощна, Крысиная Королева. Крысоловом был Николас.
Юноша вёл себя нахально, его поведение так и кричало: я тебя не боюсь, девочка, что ты можешь мне сделать? Наслать крыс? Эти болваны гонялись за Щелкунчиком десятки лет, и так и не поймали. Единственная, кто когда-либо из врагов смог нанести Николасу вред - это мать Маркуса, которая погибла по вине принца.
Что ж, если Николас откажется, тогда... тогда...
Нет, она не хотела играть в его злобные игры, от которых снова станет несчастна. Если бы Клара только знала, куда приведёт ее судьба по вине Щелкунчика...
- Щелкунчик, - одернула себя, понимая, что сказка давно уже дочитана. - Николас, - о, это имя. Имя, которое еле смогла произнести вновь, под пристальным взглядом юноши.
Щелкунчик усмехнулся, потому что понял - он хозяин ситуации, даже будучи на территории крыс. Клара сама позволяла этому происходить, потому что когда лишаешься близкого человека - сделаешь все, что угодно, чтобы его спасти.
- Пожалуйста, - девушка глубоко вдохнула, пытаясь говорить. Слова, дрожащие слова, давались ей нелегко. Ее разрывала целая буря эмоций, в центре которой были ярость, обида и боль. Ярость от того, что Щелкунчик - ее Щелкунчик - позволил всему случиться. Клара не знала, где сейчас Фриц, все от с ним хорошо, но была уверена: в этом замешан Николас, в чем-то совсем недобром, куда втянул и ее брата...
Обида - от предательства. Николас не был таким, никогда ранее он не показывал себя таким... бесчестным и равнодушным.
А боль... - Пожалуйста, Николас, - Клара, сдвинув брови, наблюдала за поведением гостя. - Ради всего, что мы с тобой пережили однажды, - пожалуйста, прошу, скажи мне, где мой брат?
Так из королевы Клара превратилась в девчонку, отчаянную девчонку, которая добьётся своего так или иначе.
- Я не буду пугать тебя крысами или местью Маркуса, не вижу в этом смысла, - Клара подошла ближе, встав прямо перед Николасом, который вальяжно сел на стол и распивал напиток. - Но поговори со мной. Ты заявился сюда не просто так. Что тебе нужно?
Или это очередная безумная выходка, все напоказ? Показать, что он не боится Крысиного Короля?

0

6

- Щелкунчик... - и парень задерживает дыхание, почти заметно напрягаясь в плечах, - Николас... - имя звучит как чужое, словно не его а марионетки, куклы, на которую он смотрит со стороны. Парень вглядывается в дно стакана, где уже давно потонула какая-то красная ягода, которую обязательно нужно будет раздавить пластиковым украшением, добраться до нутра, выпустить сок сквозь тонкую пленку, которая скрывает его от реальности, защищает. Ник не знал своего имени, он потерялся во всех этих условных обозначениях. Раньше, когда он был принцем, его звали иначе, "ваше высочество" - чаще всего. Потом ото всех слышалось "щелкунчик", зачастую с пренебрежительным оттенком. Теперь - "Николас" - такое же инородное и одновременно близкое, как и все предыдущие. Нет, чего уж Ник точно не любил - так это имен. Между тем, девушка продолжала звать его. И, что показалось новым и странным - начала просить.
- Пожалуйста, Николас.
Сам тон скорее, чем смысл слов, заставил оторваться от созерцания напитка и перекинуть взгляд на собеседницу. Клара насупилась, её черты поменялись - если секунду назад перед ним был противник, с которым хотелось играть, то сейчас он стремительно превращался в друга. Ощетинившаяся крыса становилась котенком, которого несут топить. Николасу захотелось протянуть к ней руки навстречу, отбросить дурацкую показуху, обнять и успокоить. Он не мог, не собирался ранить теплое, мягкое, родное существо. Однако...
- Ради всего, что мы с тобой пережили однажды, - пожалуйста, прошу, скажи мне, где мой брат? - Твой брат у эгоистичного и корыстного волшебника, который собирается его использовать как энергетическую подпитку, по моей воле и при моем содействии. - Я не буду пугать тебя крысами или местью Маркуса, не вижу в этом смысла. - А может, именно этого я и хочу? Борьбы, игры, вызова - того, что поможет отвлечься, забыть, переплавить мои чувства к тебе, глупая девочка! Может быть именно этого мне и надо.
Клара приближается, а Ник молчит и смотрит:
- Но поговори со мной. Ты заявился сюда не просто так. Что тебе нужно?
И Уайтмор предупреждающе выбрасывает руку вперед, обозначая максимально допустимую границу, за которую ей нельзя заступать. Он практически касается девушки и подается чуть назад, чтобы всё же не дотронуться до неё. Николас смотрит ей в глаза - прямо и остро. Он хочет, чтобы всего этого не было. Чтобы они проснулись в этом дурацком городке вместе. Чтобы ему не приходилось быть одному. Но нет. Все не так. Все так, как есть. А значит она уже сделала свой выбор. Значит, она уже предала его. Еще там, в Лесу, когда не захотела бороться на его стороне, а хотела уйти, вернуться, бросить. Ради чего? Ради дурацкого, самовлюбленно мальчишки, который даже не подумал о чувствах сестры, которая его потеряет, когда соглашался покинуть всё и всех ради вечности и приключений. Нет уж. Ник ни в чем не виноват. Это их проблемы - их воспитания, характера, выбора. Он тут не при чем, а значит:
- Мне нужно, чтобы ты отозвала своих крыс. - парень подтягивает колени к груди так, что пятки упираются в столешницу. Он залпом допивает коктейль, раздавливая ягоду об нёбо языком, отставляет пустой стакан и обхватывает ноги руками. Голова склоняется на бок. На губах - улыбка, застывшая, ненастоящая, которую хочется снять, отклеить, но нельзя. - Они бросают свои тени на мою, а это не особо приятно. Могут поползти сплетни. Ещё решат, что я взращиваю в Сторибруке когорту неуемных папарацци. - Ник крутанулся и слез со стола с другой стороны. Он замер вполоборота к Королеве и не успел остановить то, что мелькнуло в мыслях и соскочило на кончик языка: - Как корона? Не жмет?

Отредактировано Nicolas Whitemore (16-09-2018 19:29:01)

+1

7

- Мне нужно, чтобы ты отозвала своих крыс. Они бросают свои тени на мою, а это не особо приятно. Могут поползти сплетни. Ещё решат, что я взращиваю в Сторибруке когорту неуемных папарацци.
Упрямый мальчишка! Клара готова была наброситься на него и разодрать все его лицо ногтями, словно… словно «крыса». Ненавистный ей народ из сказок, рассказанных дядюшкой Дроссельмейером, стал ближе, чем главный герой, о котором она так мечтала… Щелкунчик  раздавливал в ней крупицы добра и надежды, что девушка пыталась сохранить. Каждое его слово больно обжигало сердце, и каждый оставленный ожог покрывался тьмой. Клара даже не знала, на что она способна в отчаянии.
«Я готова была встать перед ним на колени, лишь бы он исправил то, что натворил… Теперь я уверена, что он причастен к исчезновению Фрица. Он ответит на все мои вопросы!» - Блэкторн молча развернулась и направилась к двери. В глазах – лед, в каждом движении – удар.
- Как корона? Не жмет? – от этих слов холодок пробежал по спине. Девушка сжала кулаки и медленно обернулась. Клара с вызовом посмотрела на парня.
Николас зря произнес это. Клара вдруг осознала, кому она действительно должна, кто беспокоится о ней и поможет в любом деле… Благодаря кому она имеет власть, благодаря кому у нее такое влияние в городе, а в распоряжении – маленькая «армия».[float=right]http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/64468.gif[/float]
Но это не все. Посмотрев на Николаса, она словно в один миг прочитала его эмоции, его мысли и… переживания? Николас был обижен? Да-да, именно обижен на то, что девушка приняла сторону Крысиного Короля, а не благородного Щелкунчика?
На лице появилась улыбка. Безумная улыбка.
- Ненавидишь меня за это? – чуть ли не смеясь, ответила Клара, хотя каждое ее слово было пропитано ядом. – За то, что мне приятно быть на стороне твоего врага? Я чувствую твою боль. Прямо здесь, - Клара положила свою ладонь на грудную клетку гостя. – Я чувствую каждый удар твоего сердца. Бешено… колотящегося… сердца… - выделяя каждое слово, произнесла Клара. – И я знаю, что ты лжешь мне. Ты пришел сюда не из-за крыс, тебе на них наплевать. Ты пришел сюда, чтобы поговорить со мной. Так в чем проблема?

0


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » This is all of me for all of the world to see


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC