Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Кто сильнее страдает, тот меньше об этом говорит


Кто сильнее страдает, тот меньше об этом говорит

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sd.uploads.ru/KWUj2.jpg
Кошек не обманешь - они прекрасно чувствует, кто их любит, а кто нет.
КТО СИЛЬНЕЕ СТРАДАЕТ, ТОТ МЕНЬШЕ ОБ ЭТОМ ГОВОРИТ
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Чешир, Анастасия

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
23 августа 993 года, Красный дворец

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Ты боишься слова "навечно". Ты приходишь - я улыбаюсь.

+1

2

Она была такая непостоянная –
то сводила с ума, то сходила сама.

Встретиться с Королевой где-нибудь помимо спальни и не в ночное время было не так уж легко. Нельзя сказать, что Анастасия любила общество, но всегда кто-нибудь оказывался рядом: служанка, смахивающая пыль с огромной покрытой позолотой люстры, стражник, на карауле у её покоев, Брандашмыг... Впрочем, если кто и вызывал беспокойство Чешира, то Бармаглот. Этот с удовольствием проглотил бы его целиком, не выясняя, кто он и что здесь делает и, соответственно, не давая ему времени благополучно смыться. Бармаглот прекрасно знал, кто перед ним, и его совершенно не интересовала цель, по которой Чеширский Кот посещал замок. У него с Котом были свои личные счеты.
Впрочем, Чешир мало его боялся, а замок посещал достаточно часто. Здесь всегда было тепло, постели чистые и мягкие, еда сытная и вкусная, а досуг — культурный. Помимо придворных встреч и расшаркиваний, можно было почитать книги, поиграть в шахматы и карты с гвардейцами, притворяясь одним из них, и, разумеется, повидать Анастасию. Последнее принималось Чеширом за особое, хотя далеко не самое безопасное удовольствие. В особенности, когда королева была одна, и он всё же вторгался в её личное пространство.
Объясни мне, — заговорил Чешир, появляясь у книжной полки богатой библиотеки. Стены тут были заставлены книгами с самого низа и до потолка, а на специальных постаментах стояли предметы из тех, которые почему-то хранились не в сокровищнице. Ранее, насколько Чешир помнил, постаменты занимали фигуры королей, правящие до Бриоша, но Анастасия вносила свои коррективы. — Зачем вам, людям, столько вещей? Вы наживаете такое количество хлама, которое нельзя ни перенести в другое место, ни хранить-то где-то с полной уверенностью, что никто не найдёт.
Он часто появлялся в замке и часто наблюдал за Анастасией даже в тех случаях, когда не появлялся перед ней. И далеко не первый раз видел, как Красная Королева приходит сюда, чтобы полюбоваться на меч. Меч, на первый взгляд, самый обыкновенный — длинный и тусклый, и совершенно бесполезный, учитывая, что лезвие у него сломано. Это явно не тот меч, которым можно было бы убить дракона. Им убить любого более-менее стоящего воина было бы проблемно. На первый взгляд.
Зачем тебе это? — спросил Чешир, закрывая книгу и убирая её обратно на полку. Увесистый том какого-то придворного волшебника был длинным и скучным, и вещал о временах столь давних, что мало из современников знало о них.
По-хорошему, конечно, не стоило заводить разговоры, но он соскучился. Только видеть Анастасию было, разумеется, лучше, чем не видеть её вообще, но всё-таки мало. Очень мало.
Некоторое время после покушения он наведывался к ней, чтобы убедиться, что королева в полном здравии, но делал это исподтишка, никак напрямую не обозначая своё присутствие. Казалось бы, оба признавали наличие раны, и не было никакой причины, чтобы её бередить, но Чеширу быстро надоели игры в прятки. Совсем неинтересно видеть её, если она не знает о твоём присутствии. Совсем неинтересно думать о ней, если сам не сидишь глубоко в её мыслях. Любой счёл бы за благо выкинуть из сердца неподходящего человека, и жить дальше. Любой бы сказал, что для этого лучше всего не видеться. Но Чешир не был человеком, и не мог позволить окончиться их сложным отношениям так просто.

+1

3

Маленький уродливый рубец.
Когда-то давным-давно в прошлой жизни Уилл вырезал на дереве недалеко от ее дома инициалы их имен и обвел это в совершенно неровное сердечко. Анастасия лишь слегка зарделась, но особого вида не подала, бросила смешливое "Глупый" и улеглась на мягкую траву, вовлекая возлюбленного в поцелуй. Тем же вечером она вернулась к дереву одна и плакала, трогая пальчиками то самое сердечко. Дерева, наверняка, уже нет, но те рубцы, появившиеся по уверенными действиями мужской руки прочно отпечатались на ее сердце и очень долго властвовали там. До недавнего времени.
Красная королева проводит рукой по животу и со стороны кажется, что она в задумчивости разглаживает платье. Но со стороны все зачастую выглядит совсем не так, как есть на самом деле. Под ее ладошкой пульсирует рубец, который должен служить напоминанием об ее уязвимости и необходимости отработать и укрепить свои малейшие слабые стороны. Но напоминает почему-то о другом. О том, что звук его голоса - ее любимый звук. И сама их встреча, казалось бы, стоит того, чтобы появиться однажды в Стране Чудес и принести за собой шквал смертей. Определенно стоит того. Вот только королева не должна думать о столь низменных вещах. Кора была бы недовольна ученицей. Анастасия хмурится. И долго еще она будет вспоминать эту старую ведьму? Единственный, кто может оценивать ее поступки - это она сама. Ну может еще Чешир, но не для того, чтобы она прислушалась к его словам и что-то изменила, а только ради того, чтобы он говорил долго и много. Чтобы слушать его речи и успокаиваться.
Меж тем остальные проблемы нельзя было пускать на самотек и Ее Величество лично провела чистку в рядах своих приближенных. Конечно, и среди оставшихся могла затесаться паршивая овца, но Анастасия верила своему чутью. Еще какое-то время будет затишье. И она костьми ляжет, но буря после него будет организована ей.
Направлять солдат на смерть, сжигать деревни пламенем Бармаглота и наводить ужас при помощи Брандашмыга - все это уже порядком поднадоело и было предсказуемым. Однозначной победы Красной королеве это не приносило, а значило это только одно - стратегию пора менять. Причем незамедлительно. И Анастасия обратилась к источнику, в котором хоть немного могла быть уверена - магия. Неведомая сила, невероятная. Неизведанное манило Красную, она точно знала, что хватать много и сразу - не стоит. Удержать это и ей будет не под силу.
Ее Величество не сдается, страницу за страницей изучая древние магические трактаты и ища хоть какую-то лазейку, способную привести ее к победе. Она ведь готова на все. На любые жертвы. Ну или почти на любые. Но ведь не стоит думать об этом сейчас.
- Даже если я объясню, ты не поймешь, потому что ты кот и место для тебя не так уж важно. Все самое важное для тебя - ты сам. Люди же обрастают багажом вещей и воспоминаний, без этого они лишь бессмысленные тени. Но ты лучше меня не слушай.
Анастасия захлопывает книгу, тонкими пальцами хватается за подбородок Чешира, притягивает к себе и целует. Сумасшедшим ведь свойственны страстные мимолетные порывы. Было бы глупо себе в этом отказывать. Это словно какой-то гипноз. Она дуреет, когда смотрит в его глаза, разорвав поцелуй.
- Я ищу способ пожить подольше. Видишь ли, появились особые обстоятельства...- Красная улыбается. - Из-за которых мне невероятно сильно хочется жить.

+1

4

Но Чешир слушает. Он склоняет голову набок, внимательно всматриваясь в глаза королевы своими нечеловечески-зелёными, улыбается и даже успевает ответить на поцелуй прежде, чем Анастасия разрывает его. Анастасия, Красная Королева, Кровавая Ведьма, предмет страха всей Страны Чудес и страсти тех мужчин, которые попадают в поле её видимости. Женщина столь же стремительная и внезапная, как весённяя буря. С ней никогда не знаешь, чего можно ждать: ласки, бранного слова или пренебрежения. Чеширу это нравится.
Люди, как правило, предсказуемы, скучны и слишком однообразны, как в чести, так и в бесчестии. Анастасия сильно отличается. Она может быть щедрой, чувствительной, нежной, её нельзя назвать злой, хотя она определённо жестока, и, разумеется, она безумна, алчна до власти и упряма до откровенной глупости. В ней сочетается столько не сочетаемого, что ему не надоедает смотреть над оттенками её характера. Так иные любуются пламенем или блеском драгоценностей.
Чешир знает, что чересчур увлекается играми с её терпением и собственными чувствами. Кто бы что не говорил, но у котов тоже есть чувства, и их душевная система организованна довольно тонко, но прячется она под слоями самоуверенности и высокомерия.
Жить, — эхом повторяет он, хитро сощуривая глаза, и ловит её руку. Тонкую и хрупкую, но испачканную в крови, возможно, даже больше, чем его собственные, — какое сладкое слово. Сладкое и пьянящее, как деревенское вино.
Слово падает тяжелым камнем ему на сердце. По мнению Чешира, Королеве не жить. Рано или поздно, кто-то предаст, и она — такая красивая, такая сильная, такая прекрасная, — всё же погибнет. Рано или поздно, её не станет. Именно эта мысль, вероятно, и гонит его во дворец. Он хочет видеть её. И иногда ему хочется её спасти.
«Жить», — мысленно повторяет он, отрывая взгляд от Анастасии и рассматривая корешки книг. Раньше ему казалось, что она просто подыскивает себе костёр поярче, что она только ищет смерти. Анастасия умна, это бесспорно, но почему-то правит абсолютно неприемлемым способом, вызывая отторжение у всех, в ком есть хоть какие-то чувства. Она использует те средства и те методы, которые побуждают к действиям даже самых трусливых, и они примыкают к Миране, в ком видят спасительницу.
«К моей маленькой принцессе», — он мысленно хмыкает.
Чешир пробовал говорить об этом с Анастасией, но наталкивался на стену. Он предупреждал, что её путь ведёт к смерти, но она только смеётся. Он бы попросил её, если бы верил, что это даст результат, или предложил сбежать из этой страны в любую другую. Где-нибудь их, пожалуй, могли принять. Где-нибудь её агрессивное правление завоевало бы сердца народа. Миров много, и Чешир верил, что где-то существует мир, в котором Анастасия могла бы жить и быть счастливой.
— Коты тоже многое помнят. Даже больше, чем это нужно, если откровенно. Но вещи им не нужны. Больше они привязываются к людям, — Чешир лукаво улыбается, — или к домам. Я побывал во многих мирах, но меня всегда тянет в Страну Чудес.
«Как в этот замок, наполненный чужими воспоминаниями».
— Давай поиграем, — предложил Чешир, поцеловав кончики её пальцев. — Меняю свою историю на твою. Что там за таинственное обстоятельство?

+1

5

Анастасия хохочет. Говорила себе сотни раз - не привязывайся, не привыкай, гони сразу взашей и ломай все мосты. Ничего хорошего из притяжения не получается. Даже если это притяжение изначально взаимно. Иногда ей кажется, что она знает его, словно прочитанную от корки до корки несколько тысяч раз книгу. И тогда он снова удивляет ее. За это Анастасия ненавидит Чешира. За это так сильно в него влюблена. Влюблена - это лишь примерное название того спектра чувств, который она испытывает. Влюблена - это для нормальных обычных людей. Она готова рвать за него в клочья и в ту же секунду отдать приказ о том, чтобы ему самому отрубили голову. Красная королева не терпит своих слабостей. Не любит заноз в тонких пальцах, не любит сломанных ногтей. Если приравнивать чувства к Чеширу - он, как ноготь, который сломан под мясо, но держащийся одним уголком. Это чертовски больно. Но Ее Величество любит эту боль. И однажды она доведет ее до черты. Зависимость. Такая откровенная, такая наглядная. Она словно вся трепещет в его присутствии. Хорошо, что они всегда встречаются наедине, а вокруг полно слепцов и глупцов, которые продолжают не замечать, что за метаморфозы творятся с их королевой. Неладное чувствует только Брандашмыг, но он слишком умен для того, чтобы вставлять комментарии или делиться своим мнением. Анастасия знает наверняка, если и на этом пути она споткнется - Брандашмыг подхватит ее и не даст упасть на самое дно. А значит можно позволить себе это, пока дела не стали совсем плохо.
- О, нет.- Анастасия широко улыбается своими кроваво-красными губами и жмурится, наслаждаясь прикосновением теплых губ к своим пальцам. Разве знала раньше, что так бывает - только коснулся, а внутри уже взрыв, треск, фейерверк. Но ведь не заслужила, а значит Вселенная скоро отнимет. За все надо платить. - Слишком неравноценный обмен! Я перед тобой получается душу раскрою, а ты мне выдашь историю про пару дырявых носков? Хочешь узнать секрет, мой дорогой - рассказывай первым. А я уже тогда решу какую мою тайну стоит раскрыть за твой рассказ.
В детстве Анастасия была не самым воспитанным ребенком и сейчас воспоминания об этом врываются в голову и она с трудом сдерживается, чтобы не показать Чеширу язык. Конечно, в их сумасшедшем обществе и подобное допустимо, но этот же укусит и глазом не моргнет! А боли от него пока не хочется. Всему свое время. Красная королева теперь уже окончательно отходит от книжного стеллажа и тянет Чешира за руку за собой, подводит к большому окну и усаживается на подоконник, кивая ему на место рядом с собой. Пусть рассказывает, что захочет. И в ее рукаве немало историй припасено. А пока он будет говорить, Красная королева хорошенько подумает о том, стоит ли Чеширскому коту, выступающему на стороне повстанцев и Мираны знать о том, что любовь к Уиллу, которая привела ее в Страну Чудес, померкла окончательно и бесповоротно после встречи с ним.

+1

6

Чешир слушает её смех и улыбается. Хороший смех, сильный, открытый, без надлома. И женщина она хорошая, способная наслаждаться тем, что происходит здесь и сейчас, не откладывая, не предаваясь меланхолии, не отбрасывая тень вины.
«Хорошая, но безумная», — Чеширу интересно, как Анастасия стала такой. Кто её обидел, кто изменил, кто сломал тонкую перегородку, за которой прячется мир таким, какой он есть — без границ, условностей и запретов.
Он завидует тем, кто знал её раньше, и если бы не кошачье упрямство, давно бы сдался. Он хотел быть с ней, слушать её, защищать её, любить её. Но котам свойственно поступать вопреки собственным желаниям. В особенности, когда они так сильны и навязчивы.
В зависимости от рассказчика и носков, даже такая история может выйти недурной, — хмыкнул Чешир, сощурив зелёные глаза. — Но мы хотим  что-то сокровенное, так? Иначе никакого интереса играть.
Чешир устроился боком на широком подоконнике, подогнув одну ногу под себя, чтобы удобней было смотреть на королеву. Вид из этого окна он наблюдал много раз и в разные сезоны. Едва ли там появилось что-то новое. А вот королева была способна  его удивить.
Чешир не отпускает её руки, пальцы тонкие, на внешний вид хрупкие и холоднее его собственных, но это как раз нормально. Его руки всегда были горячими. Он задумчиво склоняет голову, рассматривая красные губы королевы, её упрямый подбородок, аккуратный нос и, наконец, глаза - хитрые, открытые, безумные. Она тоже хочет говорить. Иногда слов бывает так много, что их надо выпустить. Чешир, который собирал и хранил тайны,  знал это, как никто другой.
Хорошо, — кивнул Чеширский Кот, не зная, как лучше начать свою историю. История выходила бестолково длинной и содержала много деталей, в которые он не хотел углубляться. Слишком много скелетов затаилось в его шкафах за чуть менее, чем тысячу лет. Он мог бы рассказать, что был котом при дворе маленькой принцессы Мираны, мог бы рассказать о Бриоше, когда он ещё сам был мальчиком, мог бы поведать историю страны чудес в те дни, когда она только зарождалась, но они играли в тайны, и всё это едва ли подходило.
Ты не спрашивала Бармаглота, за что он так хочет моей смерти, так? — заговорил Чешир после короткого раздумья. — Дело в том, что я, по его разумению, виновен в смерти его соплеменников. По моему собственному разумению, он виноват в ней сам, — фыркнул Кот, зло сощурив зелёные глаза. Он никогда не любил узурпаторов — людей, чья жажда власти вела к безумию. Никогда до Красной Королевы.
Когда-то Бармаглот хотел власти и сковал меч, которым можно победить дракона. Я этот меч выкрал и случайно передал именно тем людям, которые желали извести драконье племя под корень. Им это почти удалось, к слову, только Бармаглот остался в живых, и за это находится в большой на меня обиде. Когда-нибудь я надеюсь исправить этот недочёт, — глаза Чешира недобро блеснули. Он не искал схватки, но битвы будоражили его, а старая жажда крови не теряла силы с годами. Чешир изменился, отошёл от воинского дела, редко брал в руки оружие, стал избалованным и холеным, и потому совсем не возражал, чтобы последнего дракона прикончил кто-то другой, но Чешир хотел это видеть.
Когда-то в Стране Чудес не жили драконы, и вместо одного королевства было четыре. Все сосуществовали более-менее мирно, и хотя время от времени возникали территориальные споры, силы были равны и до настоящих войн дело не доходило. До тех пор, пока не явились драконы, и не встали под флаги Червонного Короля. В течение года они захватывали королевства одно за другим, сжигая в пламени деревни, леса и посевы. Только пиковое королевство продержалось и держалось ещё десять лет, прежде чем пасть... — он резко оборвал свой рассказ, и улыбнулся. — Твоя очередь.

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Кто сильнее страдает, тот меньше об этом говорит