В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ

Ничего нового
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Кто сильнее страдает, тот меньше об этом говорит


Кто сильнее страдает, тот меньше об этом говорит

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sd.uploads.ru/KWUj2.jpg
Кошек не обманешь - они прекрасно чувствует, кто их любит, а кто нет.
КТО СИЛЬНЕЕ СТРАДАЕТ, ТОТ МЕНЬШЕ ОБ ЭТОМ ГОВОРИТ
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Чешир, Анастасия

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
23 августа 993 года, Красный дворец

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Ты боишься слова "навечно". Ты приходишь - я улыбаюсь.

+1

2

Она была такая непостоянная –
то сводила с ума, то сходила сама.

Встретиться с Королевой где-нибудь помимо спальни и не в ночное время было не так уж легко. Нельзя сказать, что Анастасия любила общество, но всегда кто-нибудь оказывался рядом: служанка, смахивающая пыль с огромной покрытой позолотой люстры, стражник, на карауле у её покоев, Брандашмыг... Впрочем, если кто и вызывал беспокойство Чешира, то Бармаглот. Этот с удовольствием проглотил бы его целиком, не выясняя, кто он и что здесь делает и, соответственно, не давая ему времени благополучно смыться. Бармаглот прекрасно знал, кто перед ним, и его совершенно не интересовала цель, по которой Чеширский Кот посещал замок. У него с Котом были свои личные счеты.
Впрочем, Чешир мало его боялся, а замок посещал достаточно часто. Здесь всегда было тепло, постели чистые и мягкие, еда сытная и вкусная, а досуг — культурный. Помимо придворных встреч и расшаркиваний, можно было почитать книги, поиграть в шахматы и карты с гвардейцами, притворяясь одним из них, и, разумеется, повидать Анастасию. Последнее принималось Чеширом за особое, хотя далеко не самое безопасное удовольствие. В особенности, когда королева была одна, и он всё же вторгался в её личное пространство.
Объясни мне, — заговорил Чешир, появляясь у книжной полки богатой библиотеки. Стены тут были заставлены книгами с самого низа и до потолка, а на специальных постаментах стояли предметы из тех, которые почему-то хранились не в сокровищнице. Ранее, насколько Чешир помнил, постаменты занимали фигуры королей, правящие до Бриоша, но Анастасия вносила свои коррективы. — Зачем вам, людям, столько вещей? Вы наживаете такое количество хлама, которое нельзя ни перенести в другое место, ни хранить-то где-то с полной уверенностью, что никто не найдёт.
Он часто появлялся в замке и часто наблюдал за Анастасией даже в тех случаях, когда не появлялся перед ней. И далеко не первый раз видел, как Красная Королева приходит сюда, чтобы полюбоваться на меч. Меч, на первый взгляд, самый обыкновенный — длинный и тусклый, и совершенно бесполезный, учитывая, что лезвие у него сломано. Это явно не тот меч, которым можно было бы убить дракона. Им убить любого более-менее стоящего воина было бы проблемно. На первый взгляд.
Зачем тебе это? — спросил Чешир, закрывая книгу и убирая её обратно на полку. Увесистый том какого-то придворного волшебника был длинным и скучным, и вещал о временах столь давних, что мало из современников знало о них.
По-хорошему, конечно, не стоило заводить разговоры, но он соскучился. Только видеть Анастасию было, разумеется, лучше, чем не видеть её вообще, но всё-таки мало. Очень мало.
Некоторое время после покушения он наведывался к ней, чтобы убедиться, что королева в полном здравии, но делал это исподтишка, никак напрямую не обозначая своё присутствие. Казалось бы, оба признавали наличие раны, и не было никакой причины, чтобы её бередить, но Чеширу быстро надоели игры в прятки. Совсем неинтересно видеть её, если она не знает о твоём присутствии. Совсем неинтересно думать о ней, если сам не сидишь глубоко в её мыслях. Любой счёл бы за благо выкинуть из сердца неподходящего человека, и жить дальше. Любой бы сказал, что для этого лучше всего не видеться. Но Чешир не был человеком, и не мог позволить окончиться их сложным отношениям так просто.

+1

3

Маленький уродливый рубец.
Когда-то давным-давно в прошлой жизни Уилл вырезал на дереве недалеко от ее дома инициалы их имен и обвел это в совершенно неровное сердечко. Анастасия лишь слегка зарделась, но особого вида не подала, бросила смешливое "Глупый" и улеглась на мягкую траву, вовлекая возлюбленного в поцелуй. Тем же вечером она вернулась к дереву одна и плакала, трогая пальчиками то самое сердечко. Дерева, наверняка, уже нет, но те рубцы, появившиеся по уверенными действиями мужской руки прочно отпечатались на ее сердце и очень долго властвовали там. До недавнего времени.
Красная королева проводит рукой по животу и со стороны кажется, что она в задумчивости разглаживает платье. Но со стороны все зачастую выглядит совсем не так, как есть на самом деле. Под ее ладошкой пульсирует рубец, который должен служить напоминанием об ее уязвимости и необходимости отработать и укрепить свои малейшие слабые стороны. Но напоминает почему-то о другом. О том, что звук его голоса - ее любимый звук. И сама их встреча, казалось бы, стоит того, чтобы появиться однажды в Стране Чудес и принести за собой шквал смертей. Определенно стоит того. Вот только королева не должна думать о столь низменных вещах. Кора была бы недовольна ученицей. Анастасия хмурится. И долго еще она будет вспоминать эту старую ведьму? Единственный, кто может оценивать ее поступки - это она сама. Ну может еще Чешир, но не для того, чтобы она прислушалась к его словам и что-то изменила, а только ради того, чтобы он говорил долго и много. Чтобы слушать его речи и успокаиваться.
Меж тем остальные проблемы нельзя было пускать на самотек и Ее Величество лично провела чистку в рядах своих приближенных. Конечно, и среди оставшихся могла затесаться паршивая овца, но Анастасия верила своему чутью. Еще какое-то время будет затишье. И она костьми ляжет, но буря после него будет организована ей.
Направлять солдат на смерть, сжигать деревни пламенем Бармаглота и наводить ужас при помощи Брандашмыга - все это уже порядком поднадоело и было предсказуемым. Однозначной победы Красной королеве это не приносило, а значило это только одно - стратегию пора менять. Причем незамедлительно. И Анастасия обратилась к источнику, в котором хоть немного могла быть уверена - магия. Неведомая сила, невероятная. Неизведанное манило Красную, она точно знала, что хватать много и сразу - не стоит. Удержать это и ей будет не под силу.
Ее Величество не сдается, страницу за страницей изучая древние магические трактаты и ища хоть какую-то лазейку, способную привести ее к победе. Она ведь готова на все. На любые жертвы. Ну или почти на любые. Но ведь не стоит думать об этом сейчас.
- Даже если я объясню, ты не поймешь, потому что ты кот и место для тебя не так уж важно. Все самое важное для тебя - ты сам. Люди же обрастают багажом вещей и воспоминаний, без этого они лишь бессмысленные тени. Но ты лучше меня не слушай.
Анастасия захлопывает книгу, тонкими пальцами хватается за подбородок Чешира, притягивает к себе и целует. Сумасшедшим ведь свойственны страстные мимолетные порывы. Было бы глупо себе в этом отказывать. Это словно какой-то гипноз. Она дуреет, когда смотрит в его глаза, разорвав поцелуй.
- Я ищу способ пожить подольше. Видишь ли, появились особые обстоятельства...- Красная улыбается. - Из-за которых мне невероятно сильно хочется жить.

+1

4

Но Чешир слушает. Он склоняет голову набок, внимательно всматриваясь в глаза королевы своими нечеловечески-зелёными, улыбается и даже успевает ответить на поцелуй прежде, чем Анастасия разрывает его. Анастасия, Красная Королева, Кровавая Ведьма, предмет страха всей Страны Чудес и страсти тех мужчин, которые попадают в поле её видимости. Женщина столь же стремительная и внезапная, как весённяя буря. С ней никогда не знаешь, чего можно ждать: ласки, бранного слова или пренебрежения. Чеширу это нравится.
Люди, как правило, предсказуемы, скучны и слишком однообразны, как в чести, так и в бесчестии. Анастасия сильно отличается. Она может быть щедрой, чувствительной, нежной, её нельзя назвать злой, хотя она определённо жестока, и, разумеется, она безумна, алчна до власти и упряма до откровенной глупости. В ней сочетается столько не сочетаемого, что ему не надоедает смотреть над оттенками её характера. Так иные любуются пламенем или блеском драгоценностей.
Чешир знает, что чересчур увлекается играми с её терпением и собственными чувствами. Кто бы что не говорил, но у котов тоже есть чувства, и их душевная система организованна довольно тонко, но прячется она под слоями самоуверенности и высокомерия.
Жить, — эхом повторяет он, хитро сощуривая глаза, и ловит её руку. Тонкую и хрупкую, но испачканную в крови, возможно, даже больше, чем его собственные, — какое сладкое слово. Сладкое и пьянящее, как деревенское вино.
Слово падает тяжелым камнем ему на сердце. По мнению Чешира, Королеве не жить. Рано или поздно, кто-то предаст, и она — такая красивая, такая сильная, такая прекрасная, — всё же погибнет. Рано или поздно, её не станет. Именно эта мысль, вероятно, и гонит его во дворец. Он хочет видеть её. И иногда ему хочется её спасти.
«Жить», — мысленно повторяет он, отрывая взгляд от Анастасии и рассматривая корешки книг. Раньше ему казалось, что она просто подыскивает себе костёр поярче, что она только ищет смерти. Анастасия умна, это бесспорно, но почему-то правит абсолютно неприемлемым способом, вызывая отторжение у всех, в ком есть хоть какие-то чувства. Она использует те средства и те методы, которые побуждают к действиям даже самых трусливых, и они примыкают к Миране, в ком видят спасительницу.
«К моей маленькой принцессе», — он мысленно хмыкает.
Чешир пробовал говорить об этом с Анастасией, но наталкивался на стену. Он предупреждал, что её путь ведёт к смерти, но она только смеётся. Он бы попросил её, если бы верил, что это даст результат, или предложил сбежать из этой страны в любую другую. Где-нибудь их, пожалуй, могли принять. Где-нибудь её агрессивное правление завоевало бы сердца народа. Миров много, и Чешир верил, что где-то существует мир, в котором Анастасия могла бы жить и быть счастливой.
— Коты тоже многое помнят. Даже больше, чем это нужно, если откровенно. Но вещи им не нужны. Больше они привязываются к людям, — Чешир лукаво улыбается, — или к домам. Я побывал во многих мирах, но меня всегда тянет в Страну Чудес.
«Как в этот замок, наполненный чужими воспоминаниями».
— Давай поиграем, — предложил Чешир, поцеловав кончики её пальцев. — Меняю свою историю на твою. Что там за таинственное обстоятельство?

+1

5

Анастасия хохочет. Говорила себе сотни раз - не привязывайся, не привыкай, гони сразу взашей и ломай все мосты. Ничего хорошего из притяжения не получается. Даже если это притяжение изначально взаимно. Иногда ей кажется, что она знает его, словно прочитанную от корки до корки несколько тысяч раз книгу. И тогда он снова удивляет ее. За это Анастасия ненавидит Чешира. За это так сильно в него влюблена. Влюблена - это лишь примерное название того спектра чувств, который она испытывает. Влюблена - это для нормальных обычных людей. Она готова рвать за него в клочья и в ту же секунду отдать приказ о том, чтобы ему самому отрубили голову. Красная королева не терпит своих слабостей. Не любит заноз в тонких пальцах, не любит сломанных ногтей. Если приравнивать чувства к Чеширу - он, как ноготь, который сломан под мясо, но держащийся одним уголком. Это чертовски больно. Но Ее Величество любит эту боль. И однажды она доведет ее до черты. Зависимость. Такая откровенная, такая наглядная. Она словно вся трепещет в его присутствии. Хорошо, что они всегда встречаются наедине, а вокруг полно слепцов и глупцов, которые продолжают не замечать, что за метаморфозы творятся с их королевой. Неладное чувствует только Брандашмыг, но он слишком умен для того, чтобы вставлять комментарии или делиться своим мнением. Анастасия знает наверняка, если и на этом пути она споткнется - Брандашмыг подхватит ее и не даст упасть на самое дно. А значит можно позволить себе это, пока дела не стали совсем плохо.
- О, нет.- Анастасия широко улыбается своими кроваво-красными губами и жмурится, наслаждаясь прикосновением теплых губ к своим пальцам. Разве знала раньше, что так бывает - только коснулся, а внутри уже взрыв, треск, фейерверк. Но ведь не заслужила, а значит Вселенная скоро отнимет. За все надо платить. - Слишком неравноценный обмен! Я перед тобой получается душу раскрою, а ты мне выдашь историю про пару дырявых носков? Хочешь узнать секрет, мой дорогой - рассказывай первым. А я уже тогда решу какую мою тайну стоит раскрыть за твой рассказ.
В детстве Анастасия была не самым воспитанным ребенком и сейчас воспоминания об этом врываются в голову и она с трудом сдерживается, чтобы не показать Чеширу язык. Конечно, в их сумасшедшем обществе и подобное допустимо, но этот же укусит и глазом не моргнет! А боли от него пока не хочется. Всему свое время. Красная королева теперь уже окончательно отходит от книжного стеллажа и тянет Чешира за руку за собой, подводит к большому окну и усаживается на подоконник, кивая ему на место рядом с собой. Пусть рассказывает, что захочет. И в ее рукаве немало историй припасено. А пока он будет говорить, Красная королева хорошенько подумает о том, стоит ли Чеширскому коту, выступающему на стороне повстанцев и Мираны знать о том, что любовь к Уиллу, которая привела ее в Страну Чудес, померкла окончательно и бесповоротно после встречи с ним.

+1

6

Чешир слушает её смех и улыбается. Хороший смех, сильный, открытый, без надлома. И женщина она хорошая, способная наслаждаться тем, что происходит здесь и сейчас, не откладывая, не предаваясь меланхолии, не отбрасывая тень вины.
«Хорошая, но безумная», — Чеширу интересно, как Анастасия стала такой. Кто её обидел, кто изменил, кто сломал тонкую перегородку, за которой прячется мир таким, какой он есть — без границ, условностей и запретов.
Он завидует тем, кто знал её раньше, и если бы не кошачье упрямство, давно бы сдался. Он хотел быть с ней, слушать её, защищать её, любить её. Но котам свойственно поступать вопреки собственным желаниям. В особенности, когда они так сильны и навязчивы.
В зависимости от рассказчика и носков, даже такая история может выйти недурной, — хмыкнул Чешир, сощурив зелёные глаза. — Но мы хотим  что-то сокровенное, так? Иначе никакого интереса играть.
Чешир устроился боком на широком подоконнике, подогнув одну ногу под себя, чтобы удобней было смотреть на королеву. Вид из этого окна он наблюдал много раз и в разные сезоны. Едва ли там появилось что-то новое. А вот королева была способна  его удивить.
Чешир не отпускает её руки, пальцы тонкие, на внешний вид хрупкие и холоднее его собственных, но это как раз нормально. Его руки всегда были горячими. Он задумчиво склоняет голову, рассматривая красные губы королевы, её упрямый подбородок, аккуратный нос и, наконец, глаза - хитрые, открытые, безумные. Она тоже хочет говорить. Иногда слов бывает так много, что их надо выпустить. Чешир, который собирал и хранил тайны,  знал это, как никто другой.
Хорошо, — кивнул Чеширский Кот, не зная, как лучше начать свою историю. История выходила бестолково длинной и содержала много деталей, в которые он не хотел углубляться. Слишком много скелетов затаилось в его шкафах за чуть менее, чем тысячу лет. Он мог бы рассказать, что был котом при дворе маленькой принцессы Мираны, мог бы рассказать о Бриоше, когда он ещё сам был мальчиком, мог бы поведать историю страны чудес в те дни, когда она только зарождалась, но они играли в тайны, и всё это едва ли подходило.
Ты не спрашивала Бармаглота, за что он так хочет моей смерти, так? — заговорил Чешир после короткого раздумья. — Дело в том, что я, по его разумению, виновен в смерти его соплеменников. По моему собственному разумению, он виноват в ней сам, — фыркнул Кот, зло сощурив зелёные глаза. Он никогда не любил узурпаторов — людей, чья жажда власти вела к безумию. Никогда до Красной Королевы.
Когда-то Бармаглот хотел власти и сковал меч, которым можно победить дракона. Я этот меч выкрал и случайно передал именно тем людям, которые желали извести драконье племя под корень. Им это почти удалось, к слову, только Бармаглот остался в живых, и за это находится в большой на меня обиде. Когда-нибудь я надеюсь исправить этот недочёт, — глаза Чешира недобро блеснули. Он не искал схватки, но битвы будоражили его, а старая жажда крови не теряла силы с годами. Чешир изменился, отошёл от воинского дела, редко брал в руки оружие, стал избалованным и холеным, и потому совсем не возражал, чтобы последнего дракона прикончил кто-то другой, но Чешир хотел это видеть.
Когда-то в Стране Чудес не жили драконы, и вместо одного королевства было четыре. Все сосуществовали более-менее мирно, и хотя время от времени возникали территориальные споры, силы были равны и до настоящих войн дело не доходило. До тех пор, пока не явились драконы, и не встали под флаги Червонного Короля. В течение года они захватывали королевства одно за другим, сжигая в пламени деревни, леса и посевы. Только пиковое королевство продержалось и держалось ещё десять лет, прежде чем пасть... — он резко оборвал свой рассказ, и улыбнулся. — Твоя очередь.

+1

7

Анастасия лишь едва заметно кивает. Да-да, он абсолютно прав. Все в этом мире зависит непосредственно от человека. То, что он делает и как делает всегда будет отражаться на результате. Достаточно посмотреть на нее саму - из никого она стала правительницей целой страны. И пусть ее не любят, пусть ее ненавидят и боятся, но повторить подобное восхождение способен далеко не каждый и в этом определенно кроется ее маленькая победа над самой собой. Красная королева не спешит говорить Чеширу о том, что она с удовольствием послушает от него историю про носки. Желательно очень длинную историю . На пару сотен лет. Нет. Она вообще этого никогда ему не скажет. Потому что незачем. Потому что все и всегда кончается плохо.
Анастасия знает, что Чешир прекрасно понял ее такие откровенные намеки, но принимает его правила игры, старательно делая вид, что все происходящее между ними большой-большой секрет и они всего навсего дурачатся. А ведь, наверно, все могло бы быть именно так, будь она немного уступчивей. Просто махнуть рукой на это все, позволить одной мечте исчезнуть, не оставить после себя и следа, и возвести на пьедестал другую. Все могло бы быть. Но не будет. Увы.
Она даже не сомневалась, что он согласится. Знать все ее чувства, считывать их по глазам и прикосновениям - это одно, а слова плавно разрезающие воздух - это другое. Это гораздо весомее. Особенно, когда вот так - глаза в глаза. Анастасия уже было понадеялась, что он вывернет перед ней наизнанку все свое нутро и поэтому, когда Чешир начал говорить, немного опешила и впала в ступор, хмурясь и кусая губы. Конечно, ей в итоге удалось взять себя в руки и даже воспринять ту информацию, что он говорил, но осадочек остался.
- Не имею привычки спрашивать за что люди хотят друг другу смерти. Мне это кажется делом неблагодарным. В конце концов все живые существа излишне амбициозны и озлоблены по отношению к чужим слабостям.
Красная королева лишь усмехается, наблюдая за собеседником. Бармаглота вполне можно понять, наверное. Месть - самое многогранное из всех чувств, которое можно испытывать. Что на самом деле движет колдуном, Ее Величество не знала, было ли это желание отомстить за потерянных родственников или страдала его уязвленная гордость, что кто-то настолько незначительный сумел сделать так много и поверг драконов в бегство из Страны Чудес.
- И как же королевству удавалось держаться на плаву так долго? - не удержалась от вопроса Красная королева, тут же перехватывая инициативу. - Давным давно на свете жила девочка, которая не представляла из себя ровным счетом ничего. И была она никем. И, знаешь, ей это определенно точно подходило. В том мире не было много места для магии, но та, что существовала, выбрала источником своих добрых дел именно это невзрачное нечто, подарив ей ровно то, о чем я так сильно мечтала. Смотреть, как твоя судьба уходит в совершенно другие руки дело само по себе отвратительное, особенно, когда ты понимаешь, что уходит абсолютно не заслужено. Но и у Вселенной есть глаза и она всегда подталкивает на верный путь. Так что там насчет того королевства?

+1

8

— Если моей королеве неинтересно послушать эту историю, я могу рассказать другую, — насмешливым тоном произнёс Чешир. Он говорил правду. Всё зависит от рассказчика, а себя кот считал отличным сказочником. Лучшим из существующих в этой стране. У его сказок было огромное преимущество перед всеми остальными — все они от начала и до конца были правдой.
Впрочем, слушать чужие истории ему нравилось больше, чем рассказывать свои. Даже если это довольно банальная история зависти. Сам Чешир никому не завидовал. Его даже на долгосрочную ненависть не хватало. Но от мести он не отказывался и понимал, что даже примитивные мотивы могут иметь под собой гораздо более глубокую и болезненную основу.
Он мстил драконам не за то, что они его убивали в прошлом, и даже не за то, что ему пришлось убить своего короля. Если бы кто-то вздумал спросить об этом Чешира, он бы ответил, что мстил им за нарушение мира. Это не было бы ложью в полной мере. Тем не менее, другая, глубинная, самая важная причина заключалась в том, что они уничтожили его мир.
Пиковому Королю принадлежала четверть этого мир, а и у него на службе было множество воинов: достойных, уважаемых и честных. Среди прочих, выделялся один. Как и в нынешнее время, в прошлом самые сильные воины звались джокерами. Чёрный Джокер на службе Пикового Короля был неуловимым, как смерч. Он появлялся в самой гуще сражения и один был способен сдерживать натиск армии, но против драконов оказался практически бессилен. Ценой огромных усилий ему удавалось убить одного или двух, но десятки оставались, «и он проигрывал», — договорил про себя Чешир. Он опустил взгляд на свою руку, в которой всё ещё сжимал пальцы Анастасии. Воспоминания нахлынули на него тяжёлым вязким потоком. Воспоминания, которые он отбросил давно и к которым предпочитал не возвращаться.
— Пиковый Король был колдуном. До прибытия драконов он правил жёстко, но справедливо, и Пиковое Королевство процветало. Хотя люди время от времени обвиняли короля в диктаторстве и ругались за строгие законы, зато в нём не было ни воровства, ни убийств, ни насилия, — Чешир облизнул пересохшие губы и поднял взгляд. — Когда армия Пикового Короля начала сдавать позиции под напором драконьего пламени, он зажёг в чертогах своего замка другой огонь. Люди гибли в нём. Сперва пленные, потом — преступники и, наконец, простые жители королевства. Жертва была страшной, но вокруг страны возникла ледяная стена, не пропускающая драконов с их пламенем и магией. Война зашла в тупик: Червоный король не мог победить, пока Пиковому было кого сжигать.
По мере собственного рассказа, у него возник соблазн отступить, остановиться, сдать назад. В конце концов, едва ли сказка самой Анастасии будет стоить его усилий.
Но это грустная и жестокая сказка. Может королева, когда расплатится, не хочет другую? — лукаво поинтересовался он, но улыбка ни весёлая, ни грустная не отразилась в зелёных кошачьих глазах. — На чём мы там остановились? Ты получила свой подарок судьбы… И что дальше?

+1

9

тебе говорят: нельзя,
я обещаю — можно.
что с этих глупых взять,
им бы гнездиться в прошлом,
в рамки себя закрыть,
молча считать планеты.
в них — никакой искры,
в них — никакого света.

ну же, давай, решай —
здесь откупиться нечем.

мне никого не жаль.
захочешь — себя излечишь.

Анастасия молчит. Жадно ловит каждое слово Чешира, прожигает внимательным взглядом и крепче сжимает его ладонь. Сказка, взятая из жизни, всегда самая интересная. Красная королева благодарна. Она прекрасно знает, что подобный шаг говорит о многом. Он пускает ее ближе. И это гораздо важнее всяких там не самых приличных прикосновений и хриплых с трудом сдерживаемых стонов. Это можно получить слишком легко. Это может каждая. А вот прикоснуться к душе... Есть ли вообще душа у Чеширского кота? На самом деле значения это не имеет. Даже если назвать это просто чем-то внутренним и сокровенным - это уже несоизмеримо много. Это их общее. И это плохо и хорошо одновременно. Но об этом она подумает позже.
В какой-то момент рассказа кота, Анастасия вдруг поняла, что ненавидит Бармаглота, который по сути ничем таким серьезным еще не провинился. И все же она ненавидит его сейчас. Вот именно в эту самую секунду, когда на мгновение смотрит в глаза Чешира. Лучше бы он молчал, честное слово! Или рассказывал про носки, но время вспять не обращается и она еще не раз будет возвращаться к тому, о чем он рассказал.
- А ты и вправду бесстрашный, мой милый друг. И я говорю сейчас совсем не о драконах. С точки зрения банального представления о принцессах и королевах я должна сейчас пустить поток слез и умолять тебя не продолжать, потому что от таких историй мне будут сниться кошмары. И это, на самом деле, было бы для тебя неплохим вариантом. Но я та, кто я есть. И заработанная мною слава говорит о том, что я была бы совсем не прочь узнать о том, каким образом Пиковый король зажег огонь в своем замке. Ты ведь расскажешь?
Она не желает слушать другую сказку. Только эту. До самого конца и со всеми подробностями. Жизнь давным давно научила Красную королеву использовать чужие ошибки в свою пользу и любая информация не будет лишней никогда.
- Что дальше...?- Анастасия отводит глаза и мрачнеет. - Ты знаешь, что говорят о красном цвете? Красный - цвет крови. И одновременно с этим страсти и любви. Ты же знаешь, что в красный я облачилась задолго до того, как на моих руках появилась первая чужая кровь?
Анастасия сама толком не понимает, зачем начала рассказывать историю своей любви, конец который так и не был определен.
- Каждый кого-то любит. Поданные любили своего короля и он сжигал их. Меня любили мужчины и я отрубала им головы. Всем, кроме одно..двоих.- Красная королева осекается и быстро исправляется, облизывая губы. Она строит свои собственные параллели, действуя медленно и расчетливо, словно проверяя устойчивость почвы под своими ногами. - И точно так же, как кто-то любит, кто-то предает любящего. В моей истории предателем оказалась я. А кто предал Пикового короля?

Отредактировано Helga Bennet (11-09-2018 23:25:59)

+1

10

Она руками своими нежными,
Петлю на шею тебе набросит,
Не оставляя ничего от тебя прежнего,
Сама на цыпочки встать попросит,
Ты даже не сможешь ее увидеть
Ты никогда не заглянешь в ее глаза,
А думаешь только о том, как бы её не обидеть,
Не веря в то, что она действительно зла.

Чешир расхохотался, и в его глазах сверкнула зелёная искра безумия. Он приблизил своё лицо вплотную к лицу Анастасии, так, что чувствовал не только то тепло, которое оседало на его коже от её дыхания, но и тепло, исходящее от её кожи. Тепло, утверждающее, что перед ним живой человек — дышащий, чувствующий, ранимый... смертный.
Ты же понимаешь, что я не расскажу о том, как жечь людей, чтобы строить ледяные стены. Хватает того, что ты посылаешь дракона сжигать деревни. Ты видела эти деревни? Видела чёрные источающие аромат горелого мяса тела? Чувствовала когда-нибудь запах своей горящей плоти? — быстрым шёпотом затароторил Чешир, растягивая губы в опасной улыбке.
Кроме того... — он облизнул пересохшие губы, и слегка отстранился. Глаза его сияли зеленью. — Кроме того, знаешь, я не думаю, что это входит в нашу маленькую договорённость. Я не уточняю, как ты получила силу, кто к тебе пришёл и что тебя так не устраивало в твоей маленькой жалкой, но нормальной жизни. Это всё детали, а мы говорим не об этом. Так? Мы делимся другими тайнами! Этими тайнами, — он ткнул пальцем свободной руки в её грудь и опустил взгляд.
У тебя горячее сердце, сладенькая, но голова холодная. Ты очаровательная, обаятельная, хитрая и безумно прекрасная сука. И не пойми меня неправильно, я совсем не хочу тебя оскорбить. Я считаю это твоим достоинством, тем, что вопреки твоему пути, твоим безумным желаниям, даёт тебе шанс прожить чуть дольше, — Чешир кивает, понимая, что речь идёт о ком-то втором, важном для Анастасии, тем, кем она пожертвовала. У всего есть своя цена, и власть, как правило, требует расплачиваться сердцами — своим и своих близких.
Ты знаешь ответ на свой вопрос, — с неожиданной злостью бросил Чешир и тут же улыбнулся. Он тоже платил за любовь — властью, уважением, положением — всем. И расплата эта не принесла ему радости. Понадобились годы, сотни лет, чтобы он смог собрать свою жизнь по кусочкам и найти своё место в мире.
Пикового короля предал Джокер, — задумчиво и спокойно произнёс Чешир, взгляд которого потерял всякую осознанность. Он словно бы ушёл в мир прошлого и слегка в нём заблудился. — Однажды на закате, когда солнце окрасило ледяные стены красным, я пришёл в зал и говорил, говорил, говорил, говорил... В тот вечер, когда солнце словно бы застыло на небе, я выговорила на добрую сотню лет. Король был мрачен, он молчал, слушал, смотрел на небо, — Чешир замолчал. Было бессмысленно пересказывать весь этот разговор в деталях, было бессмысленно пересказывать весь его монолог в деталях. В то время кот Доминик, придворный маг-перевёртыш, Джокер Пикового королевства был молод, горяч, идеалистичен и, разумеется, наивен. Он был уверен, что слова что-то меняют, что словами можно что-то исправить, что можно победить безумие, что можно вообще победить! С возрастом Чеширский кот понял истину — побед не бывает, бывают только жертвы.
— Он знал, что не может победить. Он не собирался побеждать, Анастасия. Он просто не хотел проигрывать! Пикововый король зажёг пламя с одной-единственной целью — он планировал уничтожить всю страну вплоть до последнего самого маленького жителя, а потом шагнуть в пламя вместе со своими приближёнными. Он спросил меня: «Ты же отправишься со мной?». Он много говорил о холоде стен и нежном жаре огня, — Чешир покачал головой. Пиковой король был колдуном, владел могущественной магией, но ничего не знал о том жаре, которое дарит голодное пламя.
Червонный король победил бы, но получил бы лишь выжженную, мёрзлую мёртвую пустыню. Таков был его план, — закончил Чешир, встряхнувшись. — Я убил его, хотя стоило мне это больших усилий. Как я говорил, мой Король был колдуном, а я, — он пожал плечами, — в то время я был молод, знал только несколько фокусов, но я победил. В отличие от короля, я хотел жить, хотел, чтобы жила страна, жили мои друзья… тогда у меня ещё были друзья, — он вновь замолчал, собираясь с мыслями, перебирая воспоминания.
— Мне казалось, что мы говорили часами, что бились не меньше суток, но к моменту, когда в тронный зал ворвалась охрана, он по-прежнему был окрашен в красное от заходящего солнца и нашей крови.

+1

11

страсть – это очень технологичный дар
чуять его за милю нутром – радар
встроен; переговариваться без раций.
хочешь любить – научишься доверяться.


фирменный отрабатывая удар.

- Понимаю. Но попробовать стоило. Если уж не ведешься на точечные маневры, то на таком простом и банальном мог бы и проколоться.- Анастасия усмехается и убирает прядь волос за ухо. - А я и не знала, что у тебя существует своя собственная мерка моей дозволенности. Ты считаешь, что достаточно. Я считаю, что ничтожно мало. Но почему-то это меня даже совсем не злит. - Красная королева на какое-то время замокает, словно взвешивая все "за" и "против" высказываний на последние реплики Чешира. И ведь могла бы просто проигнорировать, но не срослось. - Я видела, как сердце моего возлюбленного оказалось в руках одной старой маразматички, уверенной в собственной неуязвимости и в том, что целому миру необходимо добровольно пасть к ее ногам. Видела, как по ее ладони стекает темная, почти черная кровь. Видела это в том самый момент, когда верила, что все еще как-то устроится и внезапно разрешится само собой. Видела и ничего с этим не сделала. А еще рядом со мной всегда стоит Брандашмыг и я целую его окровавленную морду после того, как он разрывает на куски тех, кому неугодно мое правление. И ты действительно считаешь, что недогоревшие тела и запах обожженной плоти хоть что-то шевельнет в моей душе? Воззовет к совести? Вряд ли откликнется что-то, кроме брезгливости. Я ни о чем не жалею и не буду жалеть никогда.
Боль стучится в висках набатом. Боль не физическая, боль душевная. Что страшнее, опаснее и труднее переживать. Но такие подробности вполне себе можно и опустить. Странно говорить с тем, в ком видишь подходящего себе мужчину о том, за кем готова была следовать по пятам.
- То, что не запрещено - разрешено. По каким причинам ты что-то не уточняешь - дело сугубо твое, но это совершенно не значит, что я последую твоему примеру. Я хочу знать все. Больше, как можно больше. Но не мне же рассказывать тебе о ценности информации. Даже самая маленькая ее крупица способна горы свернуть. Главное суметь ее услышать.
Им, наверное, было суждено встретиться, а, может, ей просто удобно так думать. Но Анастасия действительно слишком легко говорила о том, что так долго и болезненно хранила в своем сердце. Конечно, она никогда не скажет Чеширу, что сейчас ей становится гораздо легче и вперед она смотрит гораздо четче. Ведь прошлое, мертвым грузом висящее за ее плечами, наконец-то, остается позади. Там, где ему самое место.
- Скажи, это стоило того? Все, за что ты боролся, имело смысл? То, что было так важно в прошлом, действительно остается для тебя важным сейчас? - Красной королеве кажется, что она знает ответы на эти вопросы, но все же задает их и смотрит в зеленый омут. - Если бы ты а сейчас снова оказался в том самом месте в тот самый час, ты шагнул бы в пламя вслед за своим королем или вызвал бы его на поединок? - Ее Величество смотрит на оборку на своем платье, потом снова в глаза Чешира. - А со мной шагнешь?

Отредактировано Helga Bennet (16-10-2018 22:49:46)

+1

12

Можно влюбиться из одной только ревности.
Чешир слушает, слегка склонив голову набок, немного рассеянно улыбается и кивает в тех моментах, которые считает правильными, но взгляд его зелёных глаз внимательно следит за губами Красной. Среди людей разных миров существуют поверья о глазах, как о зеркале души, но Чешир видел людей со стеклянными глазами, с прозрачными, с тусклыми и непроницаемыми — профессиональных лжецов, у которых глаза отражали только то, что они желали в них вложить. Когда человек лгал глаза можно прикрыть на то мгновение, когда в них сверкнёт торжество или досада, но улыбка или гримаса обязательно тронет губы.
Вот и сейчас Анастасия смотрит прямо, смело, с вызовом, и кидает в него словами, словно выплёвывая их, но в её выражении лица, в тонких движениях прекрасных губ, он читает боль.
Почему? — спросил Чешир, придвигаясь ближе. Его голос прозвучал глухо. В горле окончательно пересохло, а внутренности наполнились чем-то тяжелым, болезненным, едким, из-за чего он почти прослушал тираду Анастасии. Не ревностью даже! Да, Чешир ревновал Красную ко всем в её окружении, ревновал, желал оттеснить их, хотел занимать особое, важное, единственное место, но только теперь он осознал, что это место уже занято, и остро возненавидел этого человека.
Почему она всё ещё жива? — спросил Чешир, хмыкнул и растянул губы в ехидной улыбке. — Почему ты убиваешь людей, которые ничего тебе не сделали, и оставила в живых ту, кто поступил так с любимым человеком? — он наклонился к ней, словно желая поцеловать. Может быть, действительно желая именно этого! И заговорил горячим шёпотом. — Потому что это удобно, да? Любовь — это больно. Это налагает ответственность. С ней надо считаться, учитывать, идти на уступки. А эта маразматичка освободила тебя. Ты ненавидишь её за это, но ненавидишь и себя, потому что частью рада, — он отстранился, и его задумчивый пустой взгляд заскользил по комнате, цепляя столы, книги, артефакты на полках, но словно бы ни к чему не привязываясь.
Я никогда ни о чём не жалею. Тогда я мог поступить только так. Я сам освободил себя! Я был молод, мне было страшно, я не хотел умирать и, тем более, не хотел умирать в огне. Поверь мне, это невыносимо больно! Сейчас, — он пожал плечами. — Окажись я в той же ситуации сейчас, я свалил бы из страны и дождался, когда они переубивают друг друга или поменял сторону и просто сдал короля… — Чешир перевёл насмешливый взгляд на королеву.
Существовало много способов сыграть эту ситуацию так, чтобы не подставлять свою задницу, но я был молод и глуп, у меня были идеалы, я думал, что защищаю не только себя, но людей из своего королевства и тех, кто называл меня своими друзьями. Как оказалось, ничего этого нет: ни дружбы, ни семьи, ни любви. В конце концов, все выбирают себя. Правда? — он улыбнулся и в тот же миг улыбка сползла с его лица, сменившись необычным до болезненного серьёзным выражением.
Умереть просто. Просто перейти черту и ждать, когда кто-то решит за тебя твою судьбу, просто переложить ответственность. Жить сложнее. Я хочу жить, Анастасия. День ото дня хочу выбирать человека, считаться с ним, учитывать его существование в своих планах, идти на уступки. Вот это подвиг, а умереть может любой дурак, — он лёгким движением спрыгнул с подоконника и направился к каминной полке.
Откуда у тебя эта штука? — поинтересовался Чешир, взяв в руки полновесный меч, заканчивающийся неловким сколом. — Не помню, чтобы она была здесь раньше. Я имею в виду, до тебя. Знаешь что-нибудь про неё?

+1

13

...если нам суждено исцелиться, перестань со мной умирать.

Анастасии хочется поймать его за подбородок и впиться поцелуем в губы. А, может, откусить ему язык. А, может, и то, и другое. Или вообще все, что угодно - только бы замолчал. С любым, кто встречался Красной королеве в Стране Чудес было гораздо проще, чем с Чеширом. Бармаглоту можно было дать пощечину и он тут же замолкал, представляя, как ломает каждый ее позвонок. Алисе можно было запудрить мозги. А Мирану и вовсе послать ко всем чертям. Остальным везло меньше. Одно неосторожное слово и голова летела с плеч. В этом была даже некая прелесть. Сейчас же на место этому пришло недоумение. И из какой дыры ты вылез, милый, на мою больную голову?
Анастасия "проглатывает" его "Почему?", едва ли не давясь и молчит. Зачем он сейчас так близко? Зачем смотрит так испытующе? Все равно ответить ей нечего. Разве ей жаль, что они не встретились раньше? не встретились где-то там далеко отсюда? Не встретились так, чтобы получить свое "долго и счастливо"? Место занято, малыш, и даже к лучшему, что не тобой. Ее Величество дергает плечом и отводит взгляд. Разве можно променять кота на корону? Абсурд.
Уилл, прости..
- Ты слишком хорошо думаешь обо мне.- Анастасии кажется, что ее кровь обращается в желчь от его слов и травит ее собственное нутро. Только кажется, но все равно больно. - Я хотела корону. Я пошла за ней. Я ничего так не хотела в своей жизни, как этого. А еще я хотела, чтобы он пошел за мной. Чтобы искупал свою руки в крови, снося голову королю за то, что тот посмел коснуться меня. Я хотела, чтобы он стоял рядом. Но он не пошел. Среди всей толпы я успешно находила только его глаза. Я улыбалась всегда только ему одному. Все, что после него осталось - лишь сердце. Так лучше. Ему лучше. Так больше не болят воспоминания обо мне. И хватит уже об этом!- Анастасия подрывается с места, нервно теребит оборку на платье и мечется из угла в угол, нигде не находя себе места. Встреть раньше. Встреть вместо. Встреть в тот момент, когда Уилл еще был рядом. Лучше уж как есть. Развитие событий при другом раскладе могло оказаться куда поскуднее.
- Никто не хочет умирать даже если и говорит обратное. - Красная королева касается рукой стену, переключая все свое восприятие на ее шершавую поверхность, чтобы отпустило, чтобы можно было дышать. - Хорошие мысли всегда приходят после. Но хорошо хоть вообще приходят.
Лучше бы ты сказал, что умер, думает Анастасия. С таким куда очевиднее жить. Сложить буйны головы все горазды до момента реальной опасности. А вот терпеть все капризы, истерики, смены настроения и кровавые пиры - только Брандашмыг. А может больше никого и не надо?
- Нашла в одном из сундуком, полным тряпья.- Ее Величество смотрит на меч в руках Чешира. - Мне показалось достаточно любопытным такой способ хранения оружия и навел на множество мыслей. Но потом я переключилась и так к нему и не вернулась. К слову, ни в одной из книг никакой информации мне пока не попалось. А что? Безделушка кажется знакомой? Давай, скажи, что это невероятно полезная штука! На сегодня хватит разочарований.

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Кто сильнее страдает, тот меньше об этом говорит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC