В СТОРИБРУКЕ



Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.



Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



РАЗЫСКИВАЮТСЯ





НОВОСТИ

ничего необычного :р
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Clothes make the man.


Clothes make the man.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s3.uploads.ru/wufSm.gif http://s5.uploads.ru/fewDq.gif
Вы судите по костюму? Никогда не делайте этого, драгоценнейший страж! Вы можете ошибиться, и притом весьма крупно.
CLOTHES MAKE THE MAN
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Хариш Чоудари & Хелен Фостер

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Сторибрук, магазин Хелен; 25 апреля, вечер

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Безнадёжные идеи и внезапные воплощения.

Отредактировано Harish Chowdhury (23-08-2018 06:39:27)

+1

2

Этот день Хелен запомнит надолго. Он отпечатался в памяти едва ли не в мельчайших деталях, хотя в её-то эмоциональном состоянии, приправленном ударной дозой алкоголя запомнить что-либо должно быть проблематично. Сегодняшнюю встречу Медея представляла тысячи раз, перебирая варианты, слова, поведение. Это всё, что у неё оставалось - думать и приближать откровенный разговор, который из-за собственного страха в результате отложила на долгие две недели. Всего несколько часов под воздействием эмоций и тридцать семь лет, потраченные на возвращение. Сколько всего за эти годы она упустила из жизни Наставника, сколько всего натворила сама в чужих жизнях, но врать себе не было никакого смысла - если нельзя было отменить факт заточения в Стране Оз, то после сегодняшнего разговора Медея ни о чём не жалела. Просто оставила Эванору за чертой своих воспоминаний после того, как рассказала всё Румпельштильцхену. Чёрт с ней, с этой солнечной страной, Медея оставит себе лишь усвоенный урок - надо дорожить каждой минутой, которую она проведёт рядом  с Наставником, потому что в любой момент она может стать последней. Наверное, именно этого осознания ей не хватало. Уверенность, что как было в Зачарованном Лесу будет всегда, пока её сердце бьётся, сыграла с ней злую шутку, но заставила по-другому посмотреть на то, что она потеряла. И особенно на того, кого потеряла.
    Хэл пошевелилась, едва ли осознавая, сколько времени простояла так с того момента, как ушёл Румпельштильцхен. Впервые за долгие годы и тем более последние недели она могла без излишне острой, обжигающей боли вспоминать прошлое. Фостер была уверена, её безумный загул закончился в тот момент, когда Голд переступил порог магазина. Всё встало на свои места, усмиряя внутри алчущих страданий демонов. И как же велико влияние Наставника на неё, раз ему под силу без особых усилий сделать то, что не смогли ни другие, ни она сама - подарить ей покой. Пусть он был призрачный, основанный на надежде, которая не всегда бывает благосклонна к тёмным, чтобы сбываться, и всё же у неё появился шанс на искупление. У Хелен было впереди несколько дней на то, чтобы привести себя и свою жизнь в порядок. Ей необходимо отвлечься от вороха эмоций, которые разъедали её две недели, сдержаться и не пойти к Наставнику под каким-то абсолютно выдуманным предлогом. Медее вновь нужно было хоть ненадолго стать Хелен Фостер, а значит, заняться собой и работой. Алкоголь всё ещё шумел в голове, но уже не казался непреодолимым препятствием. Взглянув на себя в зеркало, она поморщилась от вида. Осматриваться вокруг и без того не имело смысла - бардак, разруха, хаос. А всего три недели назад настоящую Хелен бы тряхнуло от ужаса при виде подобного вандализма в отношении её любимого детища. За всё приходится платить. Отказавшись от мысли сразу же переместиться в квартиру, Фостер магией лишь привела свой внешний вид в порядок, чтобы можно было без лишних подозрений выйти на улицу и дойти до дома. Сейчас особенно не нужны лишние подозрения, она и без того достаточно натворила в последние дни. Ей требовался душ, еда и сон. Потом можно будет решать такие глупые сейчас, но некогда очень важные, вопросы.
    Ближе часам к пяти вечера, уже заметно отдохнувшая и посвежевшая Хелен вернулась в магазин, надев свободные чёрные брюки и удобный тонкий джемпер. Изображать из себя привычную мисс Фостер было не так уж и трудно, ведь как бы Медея не пыталась отнекиваться, Хэл была её неотъемлемой частью. Жила, говорила, делала эти двадцать восемь лет именно Медея, а не магия свершившегося Заклятья. От этого не менее волнительно было войти во второе помещение, которое было отведено под ателье. Хэл помнила всё, что здесь было тогда. Ровно так же хорошо, как знала, что могло бы быть. Только она сама избавилась от многих напоминаний о вспыхнувшей и угасшей в этих стенах истории. В ателье давно жила лишь работа и сейчас бередить её ненужными, опасными образами прошлого особенно не стоило. Велик шанс сорваться и наделать ещё больших глупостей, чем до этого. Хотя, куда уж больше? Глубоко выдохнув, Хелен отринула любые эмоции, собираясь в ручную навести порядок в обоих помещениях - и в ателье, и в магазине.  Времени займёт больше, да и физическая работа способствует успокоению. Но откуда это было знать мисс Фостер раньше, будучи изрядной белоручкой по своей сути? Хоть это и не мешало ей платить деньги, чтобы в магазине убирали в её присутствии. В само ателье же она никого и никогда не пускала. Почти никого, но снова это была не та тема, о которой стоило думать.
    Приведя в порядок помещение ателье, Хэл всё же не удержалась от использования магии, наполняя воздух приятным ароматом цитрусовых и трав, избавляясь от ощущениях затхлости и мрачности. Приоткрыв окно, чтобы уже настоящий свежий воздух потихоньку наполнял помещение, Хелен, как заправская уборщица, вооружившись ведром с водой и тряпкой прошла по длинному коридору, который разделял ателье и магазин. Большое, светлое, оформленное в строгом, классическом варианте помещение, которое было больше занято мужской и женской одеждой, чем какими-то излишними декоративными элементами или средствами рекламы. Плакаты с вариантами сочетания той или иной вещи, списки советов по подбору одежды, которые очень редко вызывали интерес, четыре примерочные - две мужские по правую сторону и две женские по левую, достаточное количество света - вот и всё, что из себя представлял её магазин. Сейчас же здесь явно требовался порядок. Одежда висела без какой-либо систематизация, длинные вешалки на колёсиках перепутались между мужскими и женскими вариантами, не говоря уже о разбросанной и порванной одежде, скопившейся пыли и кое-как навешанных выставочных образцах. Хорошо же она когда-то выпустила свой гнев. А ведь есть ещё и манекены, которые стояли на подоконниках. Медею радовала только предусмотрительность Хелен, у которой окна были занавешены так, чтобы невозможно было увидеть того, что творится внутри.
   - Ну что ж, добро пожаловать в реальность, Медея, - усмехнулась она самой себе, собирая длинные волосы в хвост. Подключив какое-то подобие радио, в котором играла музыка, Хэл повесила на дверь вывеску "Открыто", решив, что сможет справиться в случае появления любопытных клиентов, и пошла наводить порядок.

Отредактировано Helen Foster (24-09-2018 22:48:17)

+2

3

Птичка упорхнула домой, но сам Хариш находился чересчур взвинченном эмоциональном состояние, чтобы последовать её примеру. Он доехал до своей аптеки, заглушил мотор, но не почувствовал желания выходить, строить наёмного сотрудника, делать вид, что это ещё имеет какое-то значение. Не было у него желания и возвращаться домой. Последние дни Хариш тратил немало времени на то, чтобы следить за Кимберли, но теперь решил оставить её в покое, и делать ему внезапно оказалось нечего.
Хариш сидел в машине, слушая тишину и тихий гул города, когда ему на глаза попался магазинчик. В прошлом, которое большей частью было обманом, Хариш нередко отоваривался в нём. Будучи представительным гражданином Сторибрука, он одевался дорого и любил хорошие вещи. Сейчас они бывшему махараджи казались едва ли не тряпками, которыми не стоит даже полы мыть, но в прошлом этот ателье-магазин выполнял даже непростые его капризы.
Если Хариш собирался умирать, а сейчас его план в большей степени состоял именно из этого, ему стоило подобрать одеяние, достойное статуса, с которым он родился. Хариш большую часть жизни прожил обезьяной, так и не научился быть человеком, но умереть хотел, как сын своих родителей — махараджей из земель, где уже давно никто не помнит его имя.
Он вышел из машины, легким быстрым шагом пересёк дорогу и открыл дверь. Тут же повеяло ароматом цитрусовых и трав. Не искусственным ароматизатором, а так словно бы он находился в летнем саду. Хариш отметил этот факт мимолётно, не пытаясь его разобрать. Несмотря на табличку «открыто» Хариш испытывал лёгкое сомнение. После возвращения памяти многие забыли о повседневных делах и забросили их. Функционировали разве что общепиты и продуктовые магазины. Есть жители Сторибрука не разучились. Как, впрочем, и пить.
— Мисс Фостер, — Хариш вежливо улыбнулся хозяйке магазина, застав её в какой-то неопределённой стадии уборки. — Надеюсь, я не побеспокоил вас? Насколько я понял, вы открыты, — он знаком показал на дверь.

+1

4

За то время, что она уже провела за уборкой, удалось по-настоящему расслабиться. Монотонные движения тряпкой, не требующие особого обдумывания действия, разнообразная музыка из радио, и вялотекущие мысли и воспоминания, проходящие будто мимо неё, не затрагивая душу. Сейчас Медея в полной мере напоминала себе прежнюю Хелен Фостер, только даже внешнее равнодушие к тому, что происходило за дверями её магазина, было каким-то более теплым, что ли? Со встречи с Голдом её ледяные шипы растаяли, позволяя смотреть на мир без привычного колючего раздражения и тени желания по-деловому сухо решать "проблемы" всех, кто переступал порог её магазина. Хотя, зачем он ей теперь? Это для мисс Фостер два этих помещения были всей жизнью, маленьким мирком, в котором она себя заточила и лишь позволяла другим заглянуть к ней и выкупить себе подарок. Медея же с самого детства терпеть не могла шить, несмотря на твёрдые намерения матери сделать из неё профессиональную, талантливую швею. С этой задачей Сторибрук справился легко и с присущей ему прямолинейностью - возведя ненавистное дело в культ. Хорошо, хоть денежный культ, иначе бы Медее было бы совсем обидно потратить столько лет на бесполезное занятие. Она знала, что в скором времени магазин будет стоять закрытым, если только Хелен не найдёт продавца. Но кому сейчас нужна была работа? Герои, злодеи, магические существа, короли и королевы, и остальное разделение собравшихся в Сторибруке. Не иначе, как не по чину каждому из них работать, а тратить своё драгоценное время и дальше на ателье и магазин она не собиралась. Хочешь - заплати за магию и наколдуй, всё просто. А переквалифицироваться из обычной швеи в магическую швею, она тем более не планировала. Не одна она такая умелая, а выслушивать несвязный лепет какой-нибудь молоденькой девчонки и пытаться визуализировать его, вообще посчитала бы оскорблением своей ведьмовской натуры. Что она, фокусник какой? Да и цена на подобные заказы явно была бы не в денежном эквиваленте. Хелен задумчиво остановилась у стеллажа с рубашками, пытаясь чётко вспомнить, что успела натворить, дабы кто-то из местных быстро распространил информацию, что она ведьма. Вроде бы ничего такого масштабного, всё в пределах нормы и единичном количестве свидетелей. Не хотела она так быстро открывать свой козырь жителям, алчущим всей подноготной каждого соседа. Меньше знают - крепче спят, а значит, и проблем меньше. Самое прекрасное, что может быть в собеседнике - это то, когда он тебя недооценивает. В случае с Медеей и её новой внешностью, которую бы не узнали даже знакомые из Зачарованного Леса, и вообще было подарком. Наставника и Морганы это никогда не касалось. Неопределённо хмыкнув, Хелен была готова вернуться к уборке, как услышала звук открывающейся двери. Надо же, неужели кому-то ещё нужна её одежда? Обернувшись к двери, Хэл с лёгким удивлением узнала в госте постоянного покупателя и заказчика. Плодотворное сотрудничество, если выразиться в стиле мисс Фостер.
- Мистер Чоудари, рада Вас видеть, проходите, - Хелен ответила ему столь же вежливой улыбкой, жестом призывая его не стесняться и проходить в магазин. - Не обращайте внимания на мой вид и деятельность, я готова уделить Вам время. На самом деле, вывешивая табличку "открыто", Хэл сомневалась, что кто-то воспользуется "предложением". У неё и в обычные дни иногда были лишь редкие гости, а уж после падения Заклятья, желающих и без того уменьшилось в разы. Или просто самой Хелен было не до ненужной работы? Но сейчас у неё и впрямь было время и желание отвлечься. Поговорить с клиентом - не означало согласиться на заказ или что-то ему продать. - Чем я в наше время могу помочь? - Хелен усмехнулась уголками губ, с тенью любопытства в карих глазах посмотрев на Хариша. Она не особо старалась копировать своё прежнее поведение, не скрывая, что и её коснулись изменения, ведь в отличие от Голда, никому другому Медея не обязана отчитываться, кто она на самом деле. Да и с постоянными клиентами Фостер вела себя любезнее и мягче и до воспоминаний. Сейчас она просто выглядела более живой. Избавившись от тряпки, Хэл выключила радио, чтобы не мешало разговаривать, и указала на два кожаных кресла, в которых обычно обсуждала тот или иной заказ. Заняв сама одно из кресел, Хелен в ожидании посмотрела на Хариша. Ей и впрямь было любопытно с чем он к ней пришёл.

Отредактировано Helen Foster (25-08-2018 00:29:10)

+2

5

Вы отлично выглядите, — возразил Хариш и не лукавил, несмотря на то, что Хелен выглядела, как женщина, которую застали ровно посередине уборки. Воспоминания о прошлом привели его в мрачное состояние духа: неспокойное, горькое, алчущее. Мысленно он метался от острого желания убить женщину, которую любил, к не менее сильной жажде обладать женщиной, которую ненавидел. Эти чувства — тяжелые, безнадёжные, ядовитые, — лишали его и сна, и покоя, и накладывали своего рода фильтр на окружающую действительность. На улицах ему виделись такие же люди — думающие свои мрачные думы, перебирающие своих кровных врагов, то ли мечтающие о расправе, то ли о бегстве. Но Хелен выглядела свободной — более раскованной, сильной, прелестной. Хариш никогда не обращал особого внимания на чужих женщин. Ему, в общем-то, всегда хватало своей. Но даже он мог заметить кого-то красивого или перемены в ком-то привычном.
Улыбка Хариша стала мягче, дружелюбнее. Он охотно принял выбранной хозяйкой магазина-ателье тон разговора. В конце концов, даже если ничего не выйдет, почему бы не поговорить с тем, кого его присутствие не расстраивает?
В наше время? — лукаво переспросил Хариш. Он бросил задумчивый взгляд на плакаты с комплектами одежды и папки-каталоги. В своё время к подбору костюма Хариш подходил дотошно: определённые сочетания цветов, определённая модель, точность размера, конкретные пуговицы, — и, стоило признать, что Хелен понимала его с полуслова и со всеми его запросами справлялась, даже если для этого приходилось делать спецзаказы, а Хариш всегда щедро платил за её услуги.
Между нами говоря, не уверен, что вы сможете мне помочь, мисс Фостер. По крайней мере, в этот раз. Дело в том, что у меня появилась острая потребность соответствовать своему времени, а для этого следовало бы заменить шерсть и хлопок на более благородные ткани, а шляпы, штаны, пиджаки на тюрбан, шаровары, расшитые золотом и камнями рубашки. Ностальгия, — пояснил Хариш с улыбкой, которая заменяла скромную.
В своё время я был махараджей одного далекого мира. Хотелось бы вспомнить, какого это, — спрашивать у Хелен, кем она была в своё время, Харишу даже в голову не пришло, и он не пытался строить предположения. Чужие люди и чужие интересы его волновали мало. По крайней мере, он никогда не был настолько любопытным, чтобы совать нос не в своё дело. И был благодарен тем, кто отвечал ему взаимной вежливостью. — Так как, мисс Фостер, примите этот вызов или мне стоит ограничиться своим гардеробом?

+2

6

- Благодарю, комплименты всегда приятны женского слуху, - чуть улыбается она, не собираясь предпринять попытку и покопаться в воспоминаниях, когда вообще слышала их в последний раз. То, что в Медее однозначно осталось от Хелен Фостер, так это привычка поддерживать необходимые связи. Если раньше подобное желание было вызвано сугубо денежным интересом, то сейчас, когда воспоминания вернулись ко всем в Сторибрук, особенно аккуратно нужно было обходиться с уже имеющимися связями и договорённостями. Никогда не знаешь, кто скрывается за маской привычного знакомого, и настроен ли он решительно "прошерстить" свой круг общения или ему откровенно всё равно, если этот круг не связан ничем личным. Медея не спешила заводить новых или разыскивать своих старых врагов. С новой внешностью у неё был шанс, если не начать с чистого листа, то как минимум повременить с обнаружением, поэтому она решила придерживаться нейтральной вежливости с каждым, кто так или иначе вознамерится продолжить те или иные отношения. Играть в непонятки Хелен умела превосходно, и ей можно было обойтись даже без излишней грубости или откровенной лжи, если собеседнику приспичит вызнать всю её подноготную. Поэтому, вопрос Хариша о времени Медею ничуть не выбил из расслабленного состояния, она лишь свободно откинулась на спинку кресла, кивая с лёгкой усмешкой на губах.
- Это время стало нашим, не особо считаясь с нашим же мнением, поэтому, это лишь констатация изменившегося факта, но Вы же пришли не для философских бесед, не так ли? - она вновь окидывает мужчину с ног до головы внимательным, цепким взглядом, не скрывая огонька любопытства в тёмных глазах. С Харишем никогда не было просто. Каждый его приход - это вызов не только профессионализму Хелен, но и границе терпения обычного человека, которая у Фостер была значительно выше нормы для тех клиентов, которые знают, что хотят. Нет хуже заказчика, который понятия не имеет за чем пришёл, но хочет что-нибудь этакое. И ты вот пляши с бубном вокруг, но прочитай мысли и воплоти в жизнь, потому что сам заказчик ничего внятного предложить не может. Поэтому сейчас, в условиях вернувшегося прошлого, ей действительно будет интересно с чем именно он к ней пришёл. Когда же вся суть дела была, как на ладони, Хелен не торопилась что-либо отвечать или задавать уточняющие вопросы. Она перевела задумчивый взгляд на стены магазина - ни на одном плакате не было ничего даже отдалённо похожего на то, что от неё требовалось. Приди мистер Чоудари с такими заявками месяц назад, Хелен бы посчитала это издёвкой, как минимум, и поставила под вопрос дальнейшее сотрудничество - такой сложной роскоши достать в Сторибруке было бы попросту невозможно, да и не за чем особо. Но сейчас всё выглядело по-другому, Фостер знала, что этот заказ - не игра воспалённого денежными знаками сознания, и сейчас этот заказ был вполне себе выполним и вряд ли бы считался настоящим вызовом для ведьмы. Хэл прищурилась, без тени улыбки, посмотрев Харишу в глаза. В этом не было угрозы, она лишь хотела проверить и спокойно прояснить для себя - знает ли он, что ей под силу создать такое и всё же лукавит, узнав от кого-то о её силе, или он и впрямь говорит правду и ждёт скорее отрицательного ответа. Найдя ответ, Медея чуть качнула головой, соглашаясь с выводом, что Хариш не спросил про возможные изменения в прайсе её услуг после падения Заклятья не потому, что знал о них, а потому что не особо верил в исполнение своего заказа. Уже за это отсутствие грязного любопытства, пробирающееся под кожу многих в городе, Хелен готова была хотя бы подумать над тем, чтобы взяться за просьбу, хотя всего недавно не собиралась становиться магической швеёй, исполняя прихоти взбалмошных клиентов. Может быть, что-то в глубине глаз Хариша показалось ей знакомым? Что-то, что из прошлого и настоящего подвесило его душу на огромный крюк и мучило так же, как и Медею всего сутки назад? У каждого была своя ноша.Необходимость не равна эгоистичному желанию вспомнить о благородном происхождении, которое её, простую деревенскую девчонку, ничуть не задевало, чтобы жёстко отказать из-за вспыхнувших из ниоткуда обид.
- Возможно, - она выделила голосом это слово, -я смогу Вам помочь и в этот раз. Не у одного Вас изменились вкусы, а, чтобы бизнес мог выжить в столь сложной ситуации, приходится искать дополнительные ресурсы для более качественного обслуживания, - Хелен позволила себе снять тень напряжения, вспыхнувшее на короткое мгновение в помещении, и вернулась к вежливому дружелюбию. Она лишь многозначительно улыбнулась, дав понять, что формулировке слов верить не стоит - её мало заботит выживаемость бизнеса, когда сейчас никому ничего не нужно, - но она готова сделать исключение, и для Хариша действительно найти эти самые недостающие столь экстравагантному заказу ресурсы. То, что искать долго не придётся, ему знать было необязательно, да и вряд ли вообще было интересно. Для многих деловых людей сам процесс был не важен, главное - результат. - Действительно ли то, что Вы озвучили Вам необходимо? Потому что цена подобного заказа будет совершенно другая.

Отредактировано Helen Foster (29-08-2018 01:25:33)

+1

7

Хариш не стал возражать, хотя не говорил «комплименты». Иными словами, он не пытался сказать что-то приятное, но не имеющее ровным счётом никакого значения. Хариш говорил то, что видел, описывал то, что чувствовал — мисс Фостер выглядела замечательно и, как он думал, знала об этом. Именно по этой, а не по какой-то иной причине, вступать с ней в вежливой спор, мол «нет-нет, это не комплименты, мисс Фостер, а истинная и неприкрытая правда!», он не стал.
Хариш, каким он был вовремя проклятья, тоже не всегда отличался многословием и предпочитал не врать из вежливости, но мог улыбнуться, пошутить, вступить в вежливую беседу. Этот человек был богатым и умел поддерживать хорошие отношения с соседями. Он был достаточно богатым, чтобы не испытывать нужды, но не имел ничего против наращивания своего богатства. Он принимал участия в махинациях и, время от времени, продавал своим постоянным покупателям то, что не стоит отпускать без рецепта.
Хариш того времени, когда над Сторибруком разлилось проклятие, не имел ничего против философских бесед. Они, пожалуй, ему даже нравились. Ему нравилось изрекать зачастую бестолковые, но очень громко звучащие истины о любви, о людях, о привычках. Может, не настолько часто, чтобы симпатизирующие ему люди сочли его болтливость раздражительной, но время от времени нравилось.
Хариш этого времени лишь коротко кивнул, соглашаясь с заявлением мисс Фостер и действительно не чувствуя ни малейшего желания рассуждать о мире до и после проклятия. Он знал, что для большинства проклятие стало тягостным грузом, но его собственная жизнь до него казалась чем-то более страшным и тягостным. Если Реджина хотела насолить ему в этой, она сильно просчиталась. По крайней мере, именно так Хариш думал теперь.
Он улыбнулся, склонил голову набок, мысленно подвергая сомнениям слова мисс Фостер, но не мешая ей врать. Хотя большинство заведений работало, никто, как полагал Хариш, не намеривался прожить в этом городке всю свою жизнь. Если даже были те, кого Сторибрук устраивал, никто не мог рассчитывать, что городок простоит вечность. Люди работали по привычке, но едва ли их так уж сильно волновала прибыль. По крайней мере, не на второй неделе снятия проклятия.
Так думал Хариш, но он знал, что пойманные на вранье люди становятся менее сговорчивыми, а ему нравился озвученный ход рассуждений. Настолько нравился, что он даже воздержался от иронии, и вознамерился ответить на её вопрос самым серьёзным образом. Частично это было обусловлено тем, что Хариш не представлял, чего ему может стоить такой заказ. Он был достаточно богат и способен выписать чек на очень крупную сумму, но из слов мисс Фостер следовало, что она говорит не совсем о деньгах.
— Скажем так, — задумчиво произнёс мужчина, — я смог бы прожить и без этого, но время от времени каждому человеку нужно вспомнить, кем он был с самого начала. Для меня этот заказ такое напоминание. Мне будет комфортно в одежде, достойной моего положения в обществе и статуса. Комфортней, чем сейчас, — он поднял взгляд на мисс Фостер и подумал то, чего не собирался говорить вслух: «Я не смог прожить махараджей, но хотел бы умереть именно им».
У меня есть для вас предложение. Проклятье сделало меня довольно обеспеченным человеком, родившимся в семье человека, увлечённого коллекционированием. В моём доме некоторое количество вещей, которые, вполне возможно, являются артефактами. Мы долгие годы, пусть и не зная друг друга в полной мере, работали вместе. Я вам полностью доверяю оценить свой труд и взять за него ту плату, которую вы посчитаете достойной. Я отдам всё, кроме одной вещи. Она мне нужна.
Если быть точнее, ему нужны были они — тяжелые вилы, от которых веяло влажным холодом, возможно, станут его козырем. Он пока не решил, насколько они нужны ему против Кимберли. Хариш полагал, что теперь-то до драки у них не дойдёт. По крайней мере, до настоящей драки с его стороны. Но он был абсолютно искренним, когда говорил о желании заботиться о ней. Заботиться и оберегать от всех бед. Для последнего ему нужно будет оружие.
— Я предлагаю вам пройти в свободное время ко мне домой и оглядеть мою коллекцию. Полагаю, этот вариант оптимальным. Сам я едва ли способен определить ценность того или иного предмета и ваши усилия. Кроме того, если мы сойдёмся в цене, я бы, по возможности, расширил заказ, — он взял со стойки ручку и какой-то листок, чистый с обратной поверхности, и небольшими смелыми движениями обозначил панцирь с подвязками и поручи. Что-то в словах мисс Фостер заставило его поверить, что, возможно, её бизнес расширился даже больше, чем просто на щёлк, жемчуг и золотую нить.
Это кожаный панцирь. Гравировку я могу изобразить подробней, если для вас будет возможно создание… — он запнулся, слегка нахмурился и поправился, — изготовление такого предмета и, разумеется, если вы найдёте подходящую оплату. Как вам такой план, мисс Фостер?

Отредактировано Harish Chowdhury (28-09-2018 10:28:34)

+1

8

В чём-то Хелен была согласна с Харишем по воспоминанию о самом начале. Только у каждого это начало было своим. Рождение, юность или какое-то событие, полностью изменившее жизнь. Началом Медея считала не тот день, когда превратила дом вместе с двумя людьми в горящий факел, а тот момент, когда впервые произнесла имя Румпельштильцхена. Вспомни она раньше о времени, что предшествовало её обучению, возможно, смогла бы избежать многих проблем. Медея зря забыла, каким трудом и упорством ей далась возможность быть с ним рядом, называться его ученицей. Время безжалостно к столь забывчивым особам, это она испытала на себе и больше не хотела повторять подобный урок. Если для Хариша этот костюм был столь важным воспоминанием, возвращением, напоминанием, то с чего она должна ему отказать? Почему-то у ведьмы было странное ощущение какого-то понимания и некоего соучастия, хотя она понятия не имела, кем на самом деле оказался её сосед, что именно из прошлого его так гложет и гложет ли на самом деле, или Хелен просто переносит на него свои личные ощущения? Прошло слишком мало времени с разговора с Наставником, чтобы она совсем перестала тревожиться и о прошлом, и о будущем. Последствия бунтующей некогда магии и двухнедельный загул не могут исчезнуть в одно мгновение, несмотря на то, что Хэл последние часы была паинькой и не позволяла лишним эмоциям всё испортить. Да и в самом деле, кому, как не Хелен знать, что у каждой просьбы есть основа, причина, о которой не обязательно говорить вслух? И её она знать совсем не горела желанием. Ей бы со своим ворохом причин разобраться, прежде чем лезть в чужие. Всё, что ей необходимо было знать - готов ли мистер Чоудари платить за услуги более затратные и сложные, чем банальный костюмчик. Мисс Фостер и до возвращения воспоминаний ценила своё время и силы, а сейчас и подавно, ведь она на самом деле не планировала использовать магию в этом бизнесе. Впрочем, пример Наставника показывал, что не бывает глупого желания или лёгкого исполнения, если есть, что попросить взамен. А вот с этим Хелен испытывала затруднение. Так быстро перейти от бездумного поглощения алкоголя к решению магических вопросов было весьма сложно. Она понятия не имела, что может ей понадобиться в поисках сына Наставника, а это было самой главной её целью. Разве что ещё удержаться от его посещения раньше оговорённого срока. Чем же заказ Хариша не отличный повод занять себя делом? И словно в ответ на размышления Хелен, чтобы облегчить процесс выбора, гость сам озвучивает вариант оплаты, который Фостер устраивает целиком и полностью. Она достаточно знала мистера Чоудари, пусть и по времени Заклятья, но могла сделать закономерный вывод, что весь этот рассказ о коллекции не просто банальный отвлекающий манёвр, чтобы не платить, если вдруг в ней нет ничего стоящего.
    - Я уверена, что могу доверять Вам в этом вопросе так же, чтобы не тревожиться увидеть коллекцию каких-нибудь фарфоровых кошечек. Несомненно прекрасных, но совершенно бесполезных по всем меркам любого нашего мира, - Хелен улыбается, ощущая, что ей стало легче, когда она внутренне согласилась на этот заказ. Ей нужна мирная практика магии, несмотря на то, что магию страны Оз всё-таки удалось подчинить себе без последствий. По крайней мере физических. Возможно, удача вновь решила повернуться к ней лицом и Хариш неспроста появился на её пороге именно сегодня, а не в любой другой день до этого, когда увидел бы закрытую дверь или встретил совершенно недружелюбную и резкую мисс Фостер. Портить вполне хорошие отношения из-за своей несдержанности она бы не хотела. Отвлекаясь от своих мыслей, словно уговаривала себя на помощь, Хелен внимательно следила за появлением на листе бумаги рисунка чего-то отличного даже от одежды махараджей. Она была не так близко знакома с военным делом, но узнать в рисунке доспех мог бы даже ребёнок. Вот это уже было серьёзнее. Хелен задумчиво перевела взгляд с листа бумаги на Хариша. Лезть в чьи-то разборки ей совершенно не хотелось, но после снятия Заклятья даже без этого заказа не знаешь, кому перейдёшь дорогу, кто скрывается под маской мимо проходящего, и отсидеться за закрытыми дверями не получится в любом случае. Маленький городок, высокий градус враждебности и подозрительности. В своём же госте враждебности она не чувствовала, а его личные враги оставались лишь его, и вряд ли коснуться самой Хелен - ей и своих вполне хватает.
    - Вам нужна защита, мистер Чоудари, - медленно произносит Фостер, но это не вопрос, это констатация факта. За ним не следует тысяча и одно уточнение с целью выяснить против кого он собирается выступить или от чьей атаки защищаться. Создавать персональные охранные доспехи - не та стезя, что близка тёмной ведьме, не говоря уже о том, что концентрируясь лишь на одном, можешь пропустить что-то другое. У Хелен быстрее и охотнее вышло бы оружие, нежели защита, но за него она бы точно не взялась! - Она значительно увеличивает цену, понимаете сами, но я думаю, с этим проблем не будет. Я не буду спрашивать для чего он вам, мы оба знаем, что это не моё дело. У каждого появились и враги, и друзья, чьи имена и возможности сугубо личное дело, поэтому... - Фостер чуть хмурится, просчитывая варианты столь неожиданного заказа, - могу предложить гравировку рунической вязью. Есть какие-то определённые познания в этой области и соответственные требования, или ограничимся пожеланиями? - всё тот же деловой тон, словно они вновь обсуждают цвет и форму пуговиц к костюму. Хелен сама не была специалистом в этой области магии, но кое-какой опыт всё-таки был. Ей даже стало интересно, а рискнёт ли согласится Хариш дать ей свою кровь или ограничится лишь самим рисунком рун? Если вообще этот вариант его устроит. Мало ли, вдруг Хелен всё-таки ошиблась в своих выводах?

Отредактировано Helen Foster (26-09-2018 01:48:32)

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Clothes make the man.