В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ

Приглашение на бал [упрощённый приём до 18 ноября]

НАМ ГОД! [День Рождения "Баллады теней"]

Потерянные сундучки [лотерея]
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » БИБЛИОТЕКА ВОЛШЕБНИКА » Проклятье или чудо?


Проклятье или чудо?

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/15693.png
ПРОКЛЯТЬЕ ИЛИ ЧУДО?
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Румпельштильцхен & журналисты

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Давным-давно в Зачарованном Лесу

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Сенсация! В следующем номере мы расскажем вам о...

[icon]https://78.media.tumblr.com/fedfbb00a1bb830a04bc5d9ce8fb8d6e/tumblr_n7likmVEUD1t26bygo3_r2_250.gif[/icon][sign] [/sign][nick]Rumplestiltskin[/nick]

Отредактировано Mr. Gold (18-09-2018 20:15:29)

+1

2

http://s8.uploads.ru/s6CRy.gif
Мервин Перегрин Рид

http://sd.uploads.ru/JdxMo.gif
Весельчак

http://s9.uploads.ru/chCZ7.gif
Тиаре

Мервин стремительно продвигался по лесу, с неудовольствием слыша, как позади него добродушно пыхтит гном, с которым щебечет какая-то слишком симпатичная и глупенькая фея.
«Навязали на мою голову», — подумал Мервин. Сколько он не просил, сколько не требовал дать разобраться с этим делом самостоятельно, редакция не уступила.
Всё должно быть сделано правильно, — говорил усатый седовласый мистер Грин, хмурясь и нависая над долговязым Мервином каждый раз, когда тот вызывал у него неудовольствие. — «Делай так», — говорили его холодные бледные глаза, — «или мы найдём кого-то другого!»
Другого им придётся искать долго, Мервин в этом не сомневался. Журналистика в Зачарованном Лесу только-только развивалась, и мало кто готов был рисковать жизнью ради новостей. Мервин был из таковых! Какое-то время о нём ходили легенды, им восхищались, он буквально плавал и в количестве предложений, и в гонорарах!
Репутация его сильно пострадала после того, как дракон, у которого Мервин пытался взять интервью, поджёг ближайшую деревню. Горькая правда состояла в том, что журналист даже не успел дойти до него! Пока он поднимался на гору, случился обвал, и ему пришлось укрыться в небольшой трещине. Там он и просидел несколько дней, пока его не откопали гномы. Но люди из деревушки знали, что Мервин шёл на гору (они же его туда и позвали), знали, что потом с неё спустился злой дракон и винили во всем журналиста.
С тех пор Мервин был в опале. Его произведения не печатали, редакция не покупала ни статьи, ни очерки, ничего, а в любом городке, где Мервин пытался останавливаться, его вскоре узнавали и гнали в шею. Люди говорили, что он приносит зло, что он проклят, что он сам зло и проклятье, что он натравил дракона, что хотел написать сенсацию и так далее.
Когда к Мервину обратился редактор и предложил взяться за статью о Тёмном, журналист не поверил своему счастью. Ему заплатили! Заплатили вперёд! И обещали сумму, достаточную для того, чтобы погасить все имеющиеся у Мервина долги. К этому времени их образовалось немало. Никто не хотел давать ему золота, а если давали - то под бешеные проценты.
Если он откажется от этой работы, ему как-то придётся вернуть деньги, которых у Мервина уже не было. Однако даже не в деньгах дело. Мервина привлекала работа и прячущаяся в ней перспектива. Если всё пойдёт, как надо: если он напишет первую статью, если статья будет его, и ничего не случиться, — то, возможно, опала уменьшится, и он сможет впоследствии работать на газету, а то и собственную книгу написать.
Он был счастлив примерно до того момента, как редактор начал ставить ему условия: никаких одиночных интервью, обязательный портретист от редакции, обязательная защита! Защита! Мервин обернулся и посмотрел на щебечущую фею. Та ещё защита. Гном уже раскраснелся от удовольствия и хохота, и думать не думал ни о каких портретах.
Мервин остановился, нервным движением взъерошил и без того взъерошенные волосы и вернулся назад. Гном и фея тоже встали и с любопытством посмотрели на журналиста.
Всё должно быть по-моему. Понятно? — спросил он. Мервин старался говорить суровым тоном, но голос его звучал нервно и неуверенно, как у юноши, который зовёт девушку на танец. — Вы ничего не говорите и ничего не делаете. Ты, — он ткнул пальцем в Весельчака, — запоминаешь и рисуешь только если хозяин не против, а ты!.. — Мервин перевёл палец в сторону феи, но та не дала ему договорить. Она ласково улыбнулась и взяла его за руку, отчего по телу потекли неприятные волны спокойствия.
Мервин отдёрнул руку и отошёл на несколько шагов.
Думаю, нам самое время поговорить, — произнесла фея тягучим голосом и сделала небольшой шаг на встречу. Мервина передёрнуло. — Хорошо, что вы остановились! В противном случае, нам бы пришлось догонять вас самостоятельно. Мы с Весельчаком посовещались и решили, что самое время надевать защитные амулеты, — она зарылась в сумочку, а Мервин озадачено нахмурился.
Амулеты? Какие ещё амулеты?! Мы так не договаривались!.. — начал было он, но вновь запнулся под мягким пронизывающим взглядом феи.
«Ведьма», — с неудовольствием подумал Мервин и шагнул назад. Так, на всякий случай.
Редактор говорил вам, помните? — мягко произнесла фея, а Весельчак бодро закивал. — Амулеты, которые вернут нас в редакцию, если что-то пойдёт не так.
Мервин даже глазом моргнуть не успел, как большой уродливый на вид кулон лёг ему на шею. Он тут же попытался избавиться от него, но ничего не вышло.
Не волнуйтесь, — мерзкая фея снова мягко улыбалась. — У вас не получится его снять! Он так зачарован. Сами же понимаете, колдуны и ведьмы бывают разными. Некоторые способны отдавать такие приказы, которые вы невольно исполняете. Чтобы вы при этом не лишились защиты, кулон связан с вами до тех пор, пока вы не окажитесь в редакции.
Но так нельзя! — вскричал Мервин, от досады топнув ногой. — Нельзя! Это моя статья! Всё должно идти так, как я хочу!..
Статья ваша, — кивнула фея, переглянувшись с Весельчаком.
Но никто не дал бы вам её писать, не позаботившись о безопасности, — закончил он. Весельчак был болтливым, толстым и, как следовало из имени, весёлым. Мервин узнал все подробности его долгой жизни за те несколько часов пока они шли по лесу. Настоящее имя Весельчика было длинным и непроизносимым для человеческого языка, но ему нравилось его прозвище, его работа, его картины. Он предлагал нарисовать портрет Мервина и проиллюстрировать его книги. За плату, конечно
— Мерри!..
Я просил не называть меня так! — Мервин высвободился от цепкой хватки гнома.
Хорошо, не буду, — расхохотался гном, который делал так уже несколько раз. — Всё будет так, как вы скажите, но никому не хочется погибать страшной смертью или быть проклятым. Об этом Тёмном ходят страшные слухи! — он уже надевал протянутый феей кулон. Кулон вспыхнул зелёным.
Помните, — перебила фея. — Камень горит зелёным в безопасной зоне. Жёлтым, если рядом активируется источник тёмной магии. И красным, если на вас направлено заклятие или проклятие. В этом случае вас незамедлительно переносят в город. Если камень не потухнет, феи займутся обезвреживанием чар.
Вы не понимаете!.. — вскричал Мервин, но махнул рукой. Говорить с этими двумя было бесполезно. — Главное, не мешайтесь под ногами, — парочка удивительно складно и похоже кинула. Мервин вздохнул.
Остаток пути до особняка они прошли молча. Только Весельчак пыхтел. Мервин невольно снизил скорость шага, поправил сумку, в который лежали писательские принадлежности и осторожно с благоговением постучал в дверь.

+2

3

Прошло некоторое время, а затем двери Тёмного замка медленно и с ленивым скрипом отворились. Если хоть кто-то из присутствующих ожидал увидеть устрашающего вида чудовище с острыми когтями и торчащими из пасти клыками, то ошибался. У стоявшего перед ними невысокого, но вполне пропорционально сложенного существа когти были, но совсем небольшие, хоть и чёрные, и он их скучающе полировал широким рукавом рубашки из светлого шёлка. Оторвавшись от этого занятия, чтобы поглядеть на незваных гостей своими выпуклыми янтарно-карими глазами, хозяин равнодушно спросил:
- Вам чего надо? Сделку заключить хо
Тут он заметил, что одна из гостей – фея, и слегка нахмурился. Феям нечего было делать во владениях Тёмного, если только они не хотели стать жертвами всяких любопытных экспериментов. Может быть, эта и хотела? Он непринуждённо подмигнул ей и показал кончик серого языка между губ.
Сегодня Румпельштильцхен скучал. Он сделал всё, что запланировал на этот день, с просьбами никто не приставал, а провидческий дар загадочно молчал. Румпельштильцхен занялся зельями, закончив всё, что раньше недоработал, и уже подумывал посидеть за прялкой, как раздался стук в дверь, и он утрудил себя тем, чтобы открыть – исключительно от скуки. В противном случае гостям пришлось бы зайти самостоятельно и ещё найти хозяина, попутно обойдя пару-тройку-четвёрку забавных ловушек. Иногда Румпельштильцхен развлекался тем, что ставил полосу препятствий и наблюдал, сумеет ли очередной рыцарь из серии “Тёмный-я-вызываю-тебя-на-бой” их преодолеть. Однако нынешним гостям повезло. И они, судя по всему, не собирались вызывать Румпельштильцхена на честный поединок. Только пялились на мелкие чешуйки, сплошь покрывавшие его кожу и сиявшие на солнце, что твоё золото. Надо же, какая странная компания: человек, гном и фея. Румпельштильцхен предчувствовал что-то необычное, но вряд ли опасное. Что может быть опасным для Тёмного, в конце концов, если сама Рул Горм, повелительница фей вроде этой, стоящей перед ним – если сама Голубая фея не в состоянии ничего ему сделать?
Внимание Румпельштильцхена привлекли кулоны, которые носили эти трое. Кулоны явственно светились жёлтым, и Румпельштильцхен ткнул пальцем в тот, что был на груди у человека:
- Это ещё что? Надеетесь, будто побрякушки вам помогут, если вдруг я голоден и захочу вас зажарить и съесть? – Он глумливо рассмеялся, но никаких признаков угрозы не последовало. – Боюсь, вы для меня жестковаты. Так с чем вы пришли?
Гостеприимством Румпельштильцхен не страдал, поэтому даже не подумал пригласить всю троицу в замок. Пусть тут потопчутся. Пока. Может, поиграть с ними в какую-нибудь смешную игру? Юмор у Тёмного, к слову, временами соответствовал его званию и многих ужасал.
[icon]https://78.media.tumblr.com/fedfbb00a1bb830a04bc5d9ce8fb8d6e/tumblr_n7likmVEUD1t26bygo3_r2_250.gif[/icon][sign] [/sign][nick]Rumplestiltskin[/nick]

+2

4

http://s8.uploads.ru/s6CRy.gif
Мервин Перегрин Рид

http://sd.uploads.ru/JdxMo.gif
Весельчак

http://s9.uploads.ru/chCZ7.gif
Тиаре

Ооо... — выдохнул Мервин, потеряв дар речи. Рефлекторно, как только дверь открылась, он хотел протянуть руку хозяину и вежливо поздороваться. При виде совсем нездорового цвета кожи, когтей и ненормального языка, Мервин побледнел, сглотнул и шагнул назад. От более откровенной демонстрации собственной трусости его удержала фея. Она тихо ахнула и будто бы немножко сжалась при виде Тёмного, гном тут же подступил к ней, и у Мервина не осталось выбора, кроме как заступить их обоих — это было его задание, его статья и он не мог позволить пугать его людей!
Впрочем, куда важнее, что он не мог позволить им пугаться и делать глупости. Про Тёмного ходило множество слухов и на практике Мервин не хотел их проверять. Он готов был написать любую статью в любом угодном Тёмному тоне, но ему очень хотелось сохранить при этом все части тела в надлежащем состоянии.
Прошу прощения... — хрипло пробормотал Мервин, откашлялся, оправил новенький костюм и выпрямился. Он тут начальник и должен подавать пример. История с драконом заметно расшатала его нервы, но в прошлом Мервин считался самым смелым журналистом и гордился этим званием. Дело осталось за малым — подтвердить его.
Здравствуйте! — бодро произнёс он и остался доволен. Впервые за долгое время голос его звучал вполне решительно. — Меня зовут Мервин Рид. Вы, возможно, обо мне слышали!Я журналист и сейчас работаю на газету «Magic new's»! Это мои помощники: Весельчак — он сможет изобразить ваш портрет, и Тиаре... она... она… — что будет делать Тиаре кроме как улыбаться, Мервин не придумал заранее, а теперь никак не мог произнести, что единственная причина, по которой она здесь находилась — их собственная безопасность.
Мервин старательно перебирал в голове возможные должности, но не обнаружил там не единой даже самой глупой мысли.
Я секретарь! — пробормотала фея и вымученно улыбнулась.
Да! — поспешил подтвердить её слова Мервин. — Секретарь. Я буду задавать вопросы, а она — записывать ваши ответы, — идея была ужасна. Мервин даже не представлял, насколько Тиаре хороша в стенографии и к тому же он привык делать пометки на полях о том, что важно и какие вопросы следует задать, но такая версия лучше, чем «она наша охранница». Во-первых, она хоть и фея, но женщина, а, во-вторых, это может разозлить Тёмного.
Наших читателей очень заинтересовала ваша история и мы, с вашего позволения, хотели бы её осветить!

+2

5

Надо признаться, страх перед Тёмным стал для него настолько привычным явлением, что давно наскучил и доставлял удовольствие лишь тогда, когда испытывающий этот страх человек в прошлом встал на дороге у Тёмного. В какой-то момент Румпельштильцхен обнаружил, что ему куда больше нравятся смелые люди, нежели те, кто трясётся при одном его виде, бросается в ноги и лепечет что-то жалкое и невразумительное. Улыбка его стала чуть шире, когда незваные гости оробели, явно не готовые к встрече с таким необычным хозяином замка, но, к чести этих самых гостей, они пока держались и боялись не так откровенно, чтобы надоесть Румпельштильцхену в первые же мгновения.
Человек принялся выкладывать, как его зовут, кто он такой и что ему нужно, и улыбка медленно сползла с лица Румпельштильцхена, он даже нахмурился. Журналист, значит. Газета. Портрет. Разумеется, Румпельштильцхен слышал об этой нелепой организации, но и подумать не мог, что у этих так называемых журналистов хватит наглости заявиться к нему и ещё рассчитывать, что он станет им позировать и охотно повествовать о себе.
Желание поразвлечься внезапно пропало, его начало медленно, но верно вытеснять раздражение. Однако Румпельштильцхен ещё не собирался применять к журналистам силу – он лишь окинул их пронзительным взглядом и вкрадчиво поинтересовался:
- Значит, хотите узнать историю Тёмного? А вам не приходило в ваши, без сомнения, очень умные головы, - разумеется, он подчеркнул эти слова так, чтобы они не приняли их всерьёз, - что Тёмный вовсе не желает делиться своими тайнами? Или вы что-то вынюхиваете по заказу? - Румпельштильцхен сузил глаза. Любого Тёмного в разное время одолевали подозрения, что враги хотят выведать его слабости и нанести удар, и Румпельштильцхен не был исключением. Журналистишки выглядели безобидно, но если они не задумали ничего плохого, то к чему им кулоны с довольно неслабой, как успел проверить Румпельштильцхен, магией? В целях самозащиты, если Тёмный не поверит в то, что они пришли всего лишь за материалом для статьи? Или всё же для исполнения коварного плана?
- Хотите пробраться ко мне, усыпить мою бдительность и выудить ценную информацию? Не выйдет! – Румпельштильцхен помахал у них перед носом указательным пальцем. Голос его сочился насмешкой и превосходством. Выждав некоторое время, Румпельштильцхен сделал выразительный жест:
- На вашем месте я бы убрался подобру-поздорову, а то ведь запасы доброты у меня и так катастрофически малы, а после беседы с вами могут и вовсе истощиться! Я не желаю  отвечать на ваши глупые вопросы. Уяснили?[icon]https://78.media.tumblr.com/fedfbb00a1bb830a04bc5d9ce8fb8d6e/tumblr_n7likmVEUD1t26bygo3_r2_250.gif[/icon][sign] [/sign][nick]Rumplestiltskin[/nick]

+2

6

http://s8.uploads.ru/s6CRy.gif
Мервин Перегрин Рид

http://sd.uploads.ru/JdxMo.gif
Весельчак

http://s9.uploads.ru/chCZ7.gif
Тиаре

— Да! — быстро пробормотал Мервин, который сейчас, в минуту явной опасности, полагал, что самое главное, не молчать и не впадать в ступор. Он знал, стоит ему только закрыть свой рот и начать искать идеальный ответ, как он запаникует. Если запаникует он, его маленькие глупые помощники совсем ничем не помогут. Если запаникует он, у них у всех могут быть большие неприятности.
Хотя, надо это признать, при всём нежелании погибнуть страшной смертью или превратиться в нечто бесполезное, больше всего Мервин опасался, что просто ничего не добьётся, что Тёмный закроет перед ним дверь, скроет замок, выкинет их за пределы территории, и тогда ни одна газета никогда в жизни снова его не наймёт. Он не сможет прокормить себя словом, и будет вынужден искать другую менее благородную работу. Будет вынужден изменить свою внешность, имя, судьбу...
Мервин вынырнул из печальных мыслей, встрепенулся и, на всякий случай, сделал шаг вперёд. Назад он оборачиваться боялся. Даже не потому что думал, что гном и фея оставили его. Так было бы в каком-то смысле лучше! Просто этот взгляд может убедить в трусости. Когда Мервин общался с драконами и прочими чудовищами, он понял одно — не стоит выглядеть очень уж напуганным. Немного напуганным — да, конечно. Это даже полезно, потому что слишком малое количество страха может показаться наглостью, а наглость ведёт к гибели.
— Конечно, мы уяснили, господин Тёмный, но, послушайте... Только послушайте! — Мервин чувствовал, как гном и фея перестали позади него дышать. Или, возможно, уже исчезли. Мервин не знал, как работает его кулон и не смотрел зелёный там огонёк, жёлтый или красный. Его сейчас волновало только одно: «И почему все эти колдуны и волшебники так раздражительно параноидальны?!»
Послушайте! — повторил Мервин, пытаясь привести собственные мысли в иллюзию порядка. - Как мы можем у вас что-то выведать? Какие тайны?! Вы же сильнейший Тёмный Страж, вы непобедимы, вас все боятся! — Немного лести? Много лести? Всё-таки отсутствие работы отразилось на Мервине не лучшим образом. Он подрастерял и свою уверенность и своё красноречие, и теперь чувствовал себя, как певец, которого вытолкнули на сцену, спустя годы молчания и пьянства.
Сзади послышался сдавленный кашель гнома. — «Значит, не исчезли», — отстранённо подумал Мервин, и почему-то даже приободрился.
Никаких тайн, только то, что вы сами захотите рассказать! Если не позволите зайти в дом, мы поговорим здесь. Ваш портрет, как я понимаю, не может вам навредить, но, если вы не хотите, мы не будем вас рисовать! Если не хотите вопросов, мы не будем их задавать!
«И как ты собираешься при всём при этом делать интервью?!» — подумал Мервин голосом феи. На самом деле, он не был с ней настолько хорошо знаком, чтобы судить, что именно она думает, но полагал, что у неё примерно такие мысли и потому, на всякий случай, за своей спиной яростно замахал им рукой, чтобы они не вмешивались. Гном, открыв рот, смотрел на Тёмного и никаких движений не замечал. Он подробно запоминал и слишком большие глаза колдуна, и его золотистую чешуйчатую кожу, и руки, отдалённо напоминающие лапы какой-то твари. Гном мысленно уже старательно это всё рисовал.
— Наш постоянный читатель взволнован. Вы живёте неподалёку, участвовали в войне великанов, фактически, спасли людей, и всё же о вас говорят, как о зле... — Мервин бросил осторожный взгляд на Тёмного. — Вас боятся. Наверное, вам это нравится, но... как бы это сказать... не мешает ли это вашему делу? Вы же заключаете сделки, так? Наш читатель, когда поймёт ваши правила, более охотно пойдёт на соглашения! Разве вам это не будет на руку?

+2

7

Лесть не произвела на Румпельштильцхена ровным счётом никакого впечатления. Он продолжал буравить особо дерзкого журналистишку пронзительным взглядом. Склонил голову набок, перебирая пальцами по воздуху и изображая на лице подчёркнутое внимание. Журналист продолжал бормотать, и, не встречая препонов на своём пути, окончательно разговорился и даже попытался подвести к тому, что Тёмный сам нуждается в этом интервью. Не удержавшись, Румпельштильцхен испустил звонкий смешок и почти что захлопал в ладоши – почти, потому что ладони его друг друга не касались.
- Браво! Вы практически не оставляете мне выбора, - не успели незваные гости понять, истолковать эти слова в свою пользу или нет, как Румпельштильцхен стал кружить вокруг них, наблюдая, станут они жаться друг к другу или нет, как сытый кот разглядывал бы мышей. – Никакого выбора, не правда ли, дорогуша? – Румпельштильцхен оказался рядом с феей и взял её за подбородок. – Какая милая девочка, и так стремится к опасностям, - с новым смешком он отпустил её, сделал вид, что собирается превратить гнома во что-нибудь, и, развернувшись на каблуках, неспешно зашёл в замок, демонстрируя журналистам свою спину, затянутую в узкий бордовый жилет.
Перешагнув порог, Румпельштильцхен снова встал лицом к журналистам и вкрадчиво проговорил:
- Видите ли, ко мне ходили, ходят и будут ходить люди, которым нужно то, чего они не получат от фей или иных носителей светлой магии. Иногда и чистосердечные являются, но это обыкновенно дураки вроде вас, - Румпельштильцхен сморщил нос, презрительно жестикулируя, - надеются, что пронесёт. Так что в вашей газетёнке как средстве организовать наплыв посетителей я не нуждаюсь. У магии есть цена, от этого никуда не денешься. У моего времени тоже есть цена, и я вас последний раз предупреждаю, что никаких интервью давать не намерен. Но за то время, что потратил на вас, я уже кое-что взял, - Румпельштильцхен ухмыльнулся и показал волосок, который незаметно забрал у феи, подмигнул ей, - разумеется, предпочёл бы тебя всю в котёл отправить, но пойдёт и так, нынче я снисходительный!
Сопроводив леденящие кровь слова детским хихиканьем, Румпельштильцхен заключил:
- А теперь, как я уже говорил, вы не оставляете мне выбора!
С этими словами он захлопнул дверь у журналистов перед носом и переместился наверх, в лабораторию, которая располагалась в башне. Здесь Румпельштильцхен бросил волосок в стеклянную бутылочку, закупорил её и поставил в шкаф, пометив как «волосок феи, взят такого-то дня такого-то года».
Покончив с этим, Румпельштильцхен сел за прялку сбоку от окна, из которого виднелось огромное раскидистое дерево, и занялся превращением соломы в драгоценный металл. Уже одной этой теме Мервин, Весельчак и эта фея, как там её, Тиаре… могли бы посвятить целую статью! Привычно сминая пальцами соломины в целые нити и с помощью магии делая их прочными, отправляя на прялку, Румпельштильцхен готов был позабыть о нежданных гостях.
[icon]https://78.media.tumblr.com/fedfbb00a1bb830a04bc5d9ce8fb8d6e/tumblr_n7likmVEUD1t26bygo3_r2_250.gif[/icon][sign] [/sign][nick]Rumplestiltskin[/nick]

Отредактировано Mr. Gold (07-09-2018 15:08:12)

+2

8

http://s8.uploads.ru/s6CRy.gif
Мервин Перегрин Рид

http://sd.uploads.ru/JdxMo.gif
Весельчак

http://s9.uploads.ru/chCZ7.gif
Тиаре

«Можно ли настолько неестественно смеяться?!» — подумал Мервин, едва не отшатнувшись от находившегося в явно возбуждённом состоянии Тёмного. Сейчас ему даже захотелось взглянуть на свой кулон — загорелся он там каким-то огоньком или нет? По виду Тёмного, похожего на типичного арендатора койки для душевнобольных, можно было счесть, что кулон не просто горит, а пылает! Но Мервин, как это всегда с ним бывало в моменты стресса, уже не чувствовал страха, а смотрел на хозяина дома с живейшим любопытством.
«Тёмный воодушевлённо захлопал в ладоши, услышав об интервью, — мелькнуло у него в голове. — Признаться, как журналист с долгим стажем я ещё ни разу не видел такой бурной и радостной реакции на моё скромное предложение...»
Мервин мысленно остановился и подумал, что реакция действительно бурная. Фея тихо пискнула, когда Тёмный оказался непосредственно рядом с ней, но повела себя на удивление смело: ни дёрнулась, ни убежала, лишь на её красивеньком личике появилось презрительно-упрямое выражение. Мервин даже принялся гадать, связано ли оно с тем, что она фея, а он — Тёмный маг, или ей просто не нравилось, что её лапает такой красавчик.
Он придержал гнома, который было дёрнулся на защиту девушки. Гном побагровел и, казалось, вот-вот взорвётся! Он шевелил губами, что-то бормотал, но, судя по всему, не мог подобрать слов.
«И хорошо», — решил Мервин. Слова сейчас вполне могли сыграть против них. Ни гном, ни фея явно не прислушивались к тому, что говорит тёмный, Мервин состоял из иного текста. В конце концов, небольшую заметку можно составить даже из их небольшого опыта. Откровенно говоря, из их небольшого опыта можно составить немалую заметку.
При мысли об этом Мервин усмехнулся, игнорируя и вскрик феи, и проклятья гнома, и захлопнувшуюся перед его носом дверь.
Значит, вы хотите сказать, что только дураки заключают с вами контракты? — переспросил Мервин всё с той же загадочной и едкой улыбкой журналиста, перед которым только что закрылась дверь. «Посмотрим!»
Он забрал мой волос! Как вы думаете, что он может сделать с моим волосом?! Зачем он ему?! — в голосе Тиарэ звучали слёзы, но она уже успела найти утешение в объятьях всё ещё что-то невнятно бормочущего гнома.
— Ты успел его рассмотреть? Изобразишь хороший портрет?! — обернулся Мервин к гному. Тот удивлённо кивнул. — И обязательно используй этот жест, — он нервно похлопал руками по воздуху. — Очень жутко. Читателю понравится!
— А нам есть что писать? — с сомнением переспросил гном. Воинственность стремительно покидала его. Ещё бы! Обнимать красивую девушку куда как приятней, чем быть превращённым в жабу.
Конечно! Мы видим его дом, видели его самого, остались живы и узнали несколько истин. Всего этого достаточно для целой заметки! Думаю, лучше всего писать о нём статью с продолжением!..
Статью с продолжением?! — не поняла фея. Она шмыгнула покрасневшим носом, но заплаканной не выглядела.
Ну да! Написать один кусок в сегодняшней газете и намекнуть на целый цикл. Как вы думаете, можно ли попасть к нему в особняк? — оба его соратника побледнели и Мервин с недовольством подумал, что они чересчур трусливы для этой работы. Он уж было потянулся рукой к ручке сам, но решил, что это может подождать. Ему нужна была работа, и статья давала такую возможность, а рискнуть жизнью… не то, чтобы он был совершенно против такого исхода, но для начала предпочёл бы стать полноправным членом коллектива местной газеты.
Они ещё недолго покрутились вокруг особняка, осторожно заглядывая в окна, но ушли ещё до темноты. Газета с длинной пространной статьёй о Тёмном маге вышла на следующей недели. В ней подробно расписывался дом, дорога к нему, сам маг и, разумеется, его слова. Мервин не переврал и не позволил себе вольно трактовать их, но составил статью так, что едкие выводы напрашивались сами собой. Один экземпляр он послал Тёмному. Газета появилась у него на пороге в день выпуска и отчётливо пахла свежей типографией и большим тиражом.
Своей небольшой командой, уже получив и жалование, и должность, Мервин расположился лагерем недалеко от дома мага, и опрашивал каждого, кто направлялся по этой дороге о цели возможного визита. Большинство путников шли, как говорится, мимо или попали на дорогу, не зная, куда она ведёт, и, к горькому сожалению самого Мервина, ни одного сколько-либо чистосердечного ему не попалось, зато дураков, начитавшихся газету и понявших её по-своему, хватало.
Если у мага и бывали проблемы со сделками, большой тираж устроил ему немалую рекламу! Несмотря на то, что издатели не рекомендовали обращаться к Тёмному и ходить к его дому, хватало и зевак, желающих самолично заглянуть в его окна, и мечтателей, которые хотели бы воспользоваться его услугами. Пара ребятишек утверждало, что даже пробрались к нему в особняк! Но Мервин этому не верил.
Слава распространилась так далеко, что в деревне устроили ярмарку в честь Румпельштильцхена! Напекли пирогов с его изображением, наделали игрушек и даже устроили соревнование по скороговоркам. Хорошо набравшись смелости на дне бочонков с элем, мужчины шли к Тёмному, а женщины их поддерживали ехидным смехом. К вечеру у двери Тёмного выстраивала огромная очередь просителей, часть которых хотели просто на него посмотреть.
Мервина происходящее веселило, и он готовил подборку статей от очевидцев.

+2

9

В тот день, когда вышла газета со статьёй, посвящённой Тёмному, сам Тёмный впервые за много лет умудрился заснуть ночью, да ещё и не увидеть ни одного кошмара. Поутру Румпельштильцхен решил, что это доброе предзнаменование, а через какое-то время магия оповестила его о письме на пороге. Или не письме. Так или иначе, послании.
Высунув взлохмаченную голову со стоявшими дыбом кудряшками за дверь, Румпельштильцхен узрел… газету. Медленно поманил её к себе, попутно проверяя, нет ли на ней следов враждебной светлой магии. Едва газета оказалась в его руках, как Румпельштильцхен тщательно запер дверь и приступил к напряжённому чтению.
- Я же говорил этим журналистишкам…- проскрежетал он зубами, прежде чем разорвать статью своими чёрными когтями на мелкие кусочки и швырнуть в затопленный по такому случаю очаг. – Я… же… их
Однако журналистишки больше не появлялись, памятуя о том, что разгневанный Тёмный на этот раз может оказаться не таким снисходительным. Румпельштильцхен обдумывал разные варианты, как-то: уничтожить редакцию и все имеющиеся номера газеты; превратить всех газетчиков в грызунов и отправить на поля; махнуть рукой и продолжить заниматься своими делами.
В конце концов он остановился на последнем варианте. Сказать по правде, Румпельштильцхен был очень зол, разглядывая свой портрет в газете и дивясь сходству с оригиналом… но к его злости примешалось и кое-что другое.
Он даже не знал, каким бы словом это получше назвать – но, так или иначе, редакция в этот день так и не пострадала.

- Господин Тёмный, а можно мне средство от жуков? Весь урожай пожрали, - сунулся в окно какой-то побитый жизнью мужичонка.
Румпельштильцхен сидел у прялки, прислушиваясь к шуму за дверьми. Мужичонка опять занудил своё и был бесцеремонно отброшен потоком тёмного волшебства подальше от окна. Румпельштильцхен прислушался, как того с оханьем поднимают на ноги, и позволил себе скупую улыбку.
Вот уже неделю как его осаждали просители, несколько женщин принесли пироги с изображением Тёмного, а дети зажимали в ручонках кукол, подозрительно похожих на Румпельштильцхена. От всего этого у него уже глаза на лоб лезли. Просители чаще всего были бестолковы и не желали платить за сделку, а ещё чаще им было нечем платить. Румпельштильцхен устал орать, отмахиваться, превращать в животных или перемещать просителей обратно в деревни.
Всему виной была эта проклятая газетёнка. Из-за неё Румпельштильцхена постоянно осаждали. Из-за неё нарушилась тишина его зловещего существования. Румпельштильцхен отделался очередной раз от желающих посмотреть на его «удивительную внешность», заперся в лаборатории и вынул хрустальный шар. Надо посмотреть, где сейчас эти журналистишки, они наверняка держатся все вместе!
Румпельштильцхен сам не знал, что он с ними сделает, но что-то очень болезненное! Да, надо отдать им должное, желающих заключить с ним сделку стало гораздо больше, но оттого злоба не переставала душить Тёмного. И как только негодяи умудрились выдать такую немаленькую статью, имея на руках минимум материала!
[icon]https://78.media.tumblr.com/fedfbb00a1bb830a04bc5d9ce8fb8d6e/tumblr_n7likmVEUD1t26bygo3_r2_250.gif[/icon][sign] [/sign][nick]Rumplestiltskin[/nick]

Отредактировано Mr. Gold (25-09-2018 15:57:38)

+2

10

http://s8.uploads.ru/s6CRy.gif
Мервин Перегрин Рид

http://sd.uploads.ru/JdxMo.gif
Весельчак

http://s9.uploads.ru/chCZ7.gif
Тиаре

— И напоминаем вам, редакция газеты не несёт никакой ответственности, если вы приблизитесь к дому Тёмного мага, — говорит Тиаре, но в голосе её не звучит и тени былого энтузиазма. За те несколько дней, пока они стояли лагерем в полумиле от дома Румпельштильцхена, она убедилась, что слова бессмысленны. Они говорили это с самого начала! С самого начала они предупреждали! Тиаре боялась, что Мервин станет возражать. Изначально он показался ей милым молодым человеком, но впоследствии она поменяла своё мнение. Мервин был страшным и по-своему столь же безумным, как Тёмный. Он не хлопал в ладоши, не хихикал, но всё же был чересчур захвачен своей идеей. Достаточно вспомнить, как горели его глаза...
Однако он легко согласился с тем, что жителей надо предупреждать. Не удерживать и не пугать — толку из этого не выйдет, а на газету падёт тень. Так, по крайней мере, говорил Мервин. Но предупредить о рисках. И предусмотреть помощь, если им, конечно, под силы её оказать.
Выходило, что Мервин знал, что газета вызовет ажиотаж и к дому Тёмного потянется толпа просителей. И это очень злило Тиаре. Он знал, и всё равно написал статью, а теперь часть деревенских дурачков сами подвергали себя опасности.
— Если вас заколдует, пожалуйста, вернитесь в деревню и возьмите красный шарик из ведра около редакции. Поняли? Ни зелёный, ни синий, а красный! Вам обязательно помогут, — она вздохнула, провожая взглядом мужичка. Ну, неужели надо обязательно решать все проблемы с помощью магии?!
Фея никогда ещё не чувствовала себя столь наивной и такой печальной. Даже гном со своими милыми поделками не веселил её и не поднимал ей настроение.
Неужели мы должны делать это?! — спросила она у гнома, но тот лишь печально пожал плечами, а Мервин глубоко ушёл в перевод стенографии последнего интервью.
— Тиаре! — журналист окликнул фею, как раз в тот момент, когда она на него посмотрела, и та невольно вздрогнула. — Ты записала его имя?
Д-да, — девушка нахмурилась. Ей захотелось напомнить, что она не секретарь, и вообще ответственная за магическую защиту. Об этом, похоже, все забыли. — Ооо!
Не забудь найти его на пути обратно. Думаю, это кандидат под заклятие. Было бы здорово, чтобы он согласился на повторное интервью.«В противном случае», — подумал Мервин, — «придётся придумать ситуацию самостоятельно».
Мервин! — оборвала фея, показывая пальцем на журналиста. — Оно светится! Светится!
Тыкала Тиаре в кулон, который действительно светился неярким красным сиянием.

+2

11

Журналистишки совершенно наглым образом оказались не так далеко от Тёмного замка. Разбили целый лагерь, ты посмотри-ка на них! Румпельштильцхен хмыкнул, разглядывая всех троих по очереди в волшебном шаре.
Какую расправу над ними учинить? Просто растереть в чёрную пыль? Превратить в мелких назойливых насекомых? Что-то ещё? Румпельштильцхен игрался с разными идеями и тут же их отвергал. Безусловно, никому и в голову не придёт усомниться в могуществе Тёмного, и тем не менее, эта троица не испугалась его. Румпельштильцхен испытывал некоторую слабость по отношению к храбрым и мужественным людям – всё потому, что себя он таковым никогда не считал, но в юности питал на этот счёт надежды. Надежды, в пух и прах разбитые войной с ограми.
А теперь ему предстояло решить участь этих несчастных. Они напоминали муравьишек, которые упорно таскали веточки в свой муравейник, игнорируя огромную птицу рядом, готовую склевать всех троих в один момент. Румпельштильцхен задумался, постукивая когтистыми пальцами по матовой поверхности шара.
Допустим, он не убьёт их. Но придумает что-то иное.
- Смотри, смотри, какой славный! – послышались из окна негромкие голоса. Румпельштильцхен живо развернулся и узрел на ветвях огромного раскидистого дерева двух любопытных молодых крестьянок. Обе без зазрения совести пялились на его зад.
- Пошли вон! – вместо того, чтобы покраснеть, Румпельштильцхен залился зеленью до самых ушей и сердито замахал руками. Девицы, хихикая, заслонились листочками.
Румпельштильцхен щёлкнул пальцами три раза. В первый – его фигуру прикрыло длинное узорчатое одеяние с застёжками в виде грифоньих голов. Во второй – девицы превратились в двух ярких птичек. И в третий – в руках у него появилась золотая клетка, а внутри щебетали эти самые птички. Встряхнув клетку, Румпельштильцхен с раздражённым стуком поставил её на стол и отошёл к прялке. [float=right]http://s5.uploads.ru/t/pfNlA.gif
[/float]
Но через какое-то время Румпельштильцхен оставил золотую пряжу в покое, осенённый любопытной идеей. Не зря же среди журналистишек затесалась добрая фея! Он поиздевается над ними вдоволь!
- И вы мне в этом поможете, - с ухмылкой обратился он к бедным притихшим птичкам.
Поудобнее ухватив клетку, Румпельштильцхен поколдовал и материализовался в лагере журналистов с весёлым:
- Нет-нет, только не убегайте, дорогушеньки, я к вам в гости!
Он выглядел бодрым и оживлённым. Милостиво кивнул фее и гному:
- Я даже запомнил ваши имена, - Румпельштильцхен заливисто захихикал, поставив клетку на оказавшийся рядом пень. – Весельчак и Тиаре, верно? А где же наш дорогой эээ… Мервин, да, Мервин?
Лицо его сияло благодушием, как начищенный золотой поднос – правда, было не таким круглым, но это уже мелочи. Главное, что Тёмный вовсе не смотрелся как тот, кто прибыл чинить расправу.[icon]https://78.media.tumblr.com/fedfbb00a1bb830a04bc5d9ce8fb8d6e/tumblr_n7likmVEUD1t26bygo3_r2_250.gif[/icon][sign] [/sign][nick]Rumplestiltskin[/nick]

Отредактировано Mr. Gold (28-09-2018 17:31:29)

+2

12

http://s8.uploads.ru/s6CRy.gif
Мервин Перегрин Рид

http://sd.uploads.ru/JdxMo.gif
Весельчак

http://s9.uploads.ru/chCZ7.gif
Тиаре

Появление Тёмного перебудоражило маленький лагерь. Фея — далеко не такая кроткая дева, как могло бы показаться на первый взгляд, взвизгнула и едва не сорвалась с места, чтобы искать спасение в лесу. Мервин поймал её за руку и заставил стоять ровно. Гном схватился за шест от палатки и замахнулся им на манер дубинки или кирки, но очевидно не собирался никого бить. Палатка с трагическим шелестом свернулась. Некоторое время там что-то явно падало и ломалось, и, наконец, в лагере образовалась полная тишина. Только птички чирикали.
Мервин поднялся со своего места, отпустил руку феи, оправил коротким жестом новенький костюм и отвесил вежливый поклон.
У вас чудесная память, мистер Румпельштильцхен. Меня действительно зовут Мервин. Мервин Рид, если быть точнее, — он мягко улыбнулся и с интересом посмотрел на Тёмного мага, в то самое время, когда гном и фея взволнованно переглядывались. Их сильно беспокоило то, что Тёмный знает их имена! Мервина это волновало в меньшей степени. Журналист, который всегда хорошо готовился к своим статьям, слышал, что магическое заклятие можно наложить на имя, но сомневался, что не знание имени как-то уберегло бы их от гнева Тёмного, если бы он решил с ними сотворить недоброе чудо.
На самом деле, из этой тройки, он, пожалуй, один понимал степень риска сбора подобного материала. Он и, может быть, редактор. И если редактор гнался за тиражом и окупаемостью, Мервину было просто интересно. Для него статьи и газета воплощали страсть. И, хотя ему не хотелось умереть в теле какого-то гада или быть убитым здесь и сейчас, он понимал, что такое вполне могло случиться. Такое часто случается с людьми, страстно увлечёнными чем-то.
К тому же, как человек, спустившийся, как он сам полагал, на самое дно, и вновь обретший славу экстремального журналиста, Мервин чувствовал себя, если и не счастливым, то вполне удовлетворённым. Пусть о нём не будут вспоминать добрым словом, но помнить будут. В этом он уже не сомневался.
— Могу ли я вам чем-нибудь помочь? — поинтересовался Мервин, приглашая Тёмного присесть на походный стул.

+2

13

Румпельштильцхен с живейшим интересом наблюдал за реакцией на его появление. Глядя на гнома, он даже фыркнул и помахал широким рукавом – мол, нет, это не смешно, рыцари хоть за мечи хватаются. К Мервину Румпельштильцхен развернулся на каблуках и с широкой улыбкой его выслушал. Немедленно воспользовался приглашением присесть, вытянув перед собой ноги в туго зашнурованных до колен сапожках. Вскинул голову и снова осиял улыбкой всех троих. Такого лучащегося добродушием Тёмного мало кто имел возможность увидеть, но это добродушие очень походило на вкусный, сладкий пирог, начинённый ядом.
- О, вы мне уже достаточно помогли! – протянул Румпельштильцхен, и его смех зазвенел в ушах обитателей лагеря. – Признаться, сперва я недооценил вашу славную затею, но потом, - Румпельштильцхен сделал выразительный жест, кивая заодно на клетку с птичками, - потом я понял, что в моей жизни наступило настоящее веселье!
Он принялся со вкусом объяснять, жестикулируя и мелко тряся позолоченными кудряшками:
- Видите ли, желающих заключить сделку, отдать самое дорогое и запутаться в собственных глупых желаниях стало во много раз больше! Иные отдают мне всё, что у них есть, и порой это оказываются бесценные с точки зрения магии вещи, - приятельски подмигнул Румпельштильцхен гному с феей, - иные скрашивают моё дурное настроение, развлекают: стало паршиво на душе, так в червячка и превратил, а то и в улитку! Кстати, - бодро прибавил Тёмный, оглядывая всю компанию, - вы когда-нибудь смотрели улиточные гонки? С таким количеством народу, которое навещает меня сейчас, легко можно это устроить! Говоришь каждой улитке, что та, которая выиграет, будет превращена обратно в человека – и вуаля! Бегут быстрее зайцев! – Тоненькое хихиканье Румпельштильцхена вновь зазвучало в лесу, спугнув любопытных зверушек.
- Иными словами, сами понимаете – я пришёл вас поблагодарить, - закончил Румпельштильцхен, эдак любовно похлопывая по клетке с пичужками. Обе испуганно метались и явно жаждали выбраться на свободу, что, как видно, Румпельштильцхена ничуть не трогало. – Пожалуй, я не против, если вы напишете обо мне ещё. В самых радужных тонах! Может, тогда, наконец, и борцы с тёмными магами подтянутся… светлые рыцари всякие… знаете… У меня в подземельях всё заржавело, - доверительным тоном произнёс Румпельштильцхен, предоставляя журналистишкам возможность догадаться, что именно у него там заржавело. Поведение его было настолько естественно неестественным, что выглядело как надо – то есть, как обычно.
[icon]https://78.media.tumblr.com/fedfbb00a1bb830a04bc5d9ce8fb8d6e/tumblr_n7likmVEUD1t26bygo3_r2_250.gif[/icon][sign] [/sign][nick]Rumplestiltskin[/nick]

+2

14

http://s8.uploads.ru/s6CRy.gif
Мервин Перегрин Рид

http://sd.uploads.ru/JdxMo.gif
Весельчак

http://s9.uploads.ru/chCZ7.gif
Тиаре

Даже Мервин, который едва ли мог мучиться угрызениями совести, почувствовал лёгкий укол от слов Тёмного мага. Укол беспокойства.
«Он издевается над нами», — подумал журналист, которому не нужно было оборачиваться, чтобы увидеть, как побледнело лицо феи и помрачнел гном. Он прекрасно понимал, что заслуги, которые перечислял Тёмный маг, они принимают на свой счёт.
«На мой счёт», — мысленно поправился Мервин. — «Это я написал статью, но у меня не было выбора! Если бы я не сделал этого, я бы умер от голода в одной из мелких деревушек!»
«Нет!» — Мервин нахмурился и сдержал желание тряхнуть головой. Конечно, он необязательно бы умер. Он мог бы изменить имя и начать жить, как простой крестьянин, найти ремесло или устроиться счетоводом к какому-то купцу. Он мог бы сделать это. Но такая работа, работа ради выживания, не принесла бы ему счастья. Находясь здесь, на окраине леса, у дороги, которая вела к особняку Тёмного, он ощущал удовлетворение от хорошо сделанной работы. И разве это было плохо?
В конечном итоге, разве он заставлял всех этих людей идти к Румпельштильцхену? Нет. Наоборот, и он, и гном, и прекрасная фея предупреждали о рисках, связанных с подобным походом. Кроме того, в его заметке чёрным по белому написано, что Тёмный считает дураками каждого, что обращается к нему за помощью. И всё же люди шли, и часть из них были превращены в улиток и других созданий, а часть, возможно, погибла.
«Действительно, дураки», — подумал Мервин.
Это жестоко! — фея решительно шагнула навстречу Тёмному, и журналист обрадовался, когда гном её остановил. Разве было что-то жестокое в том, что волк режет овец? Такова его природа.
И вы превращаете обратно? — как можно деловым тоном переспросил Мервин, волнение которого отразилось лишь в лёгкой дрожи в пальцах, сжимающих перо. — Я про улиток. Вы говорили, что устраиваете гонки, обещая победителю возвращение облика. Вы выполняете это обещание? — первоначально Мервин задал свой вопрос просто, чтобы отвлечься от ужаса ситуации, в которой они оказались, но вопрос увлёк его. Он почувствовал желание знать ответ, желание напечатать его в газете.
Если я правильно вас понял, вы готовы дать интервью. Не так ли? «Чтобы подтянулись рыцари и борцы с тёмными», — добавил он мысленно, испытав внезапный гнев на этих самых рыцарей, которые не появились раньше. В конце концов, это их работа. — Хотите рассказать о чём-то конкретном или позволите мне задавать вопросы?

+2

15

Как бы показательно Румпельштильцхен ни дурачился, он не забывал наблюдать за своими собеседниками. И надо признаться, с удовольствием узрел следы внутренней борьбы – для Тёмного не было ничего занятней. Смотреть, прикидывать, какая сторона натуры победит – лучшая или худшая? Чаще всего побеждало второе, что до сих пор и позволяло Тёмному с выгодой заключать сделки. Однако теперь Румпельштильцхен явно провоцировал лучшую сторону, и основную ставку делал на фею. Он давно успел заприметить, что журналистишек защищает светлая магия, и скорее всего, фея имела к ней самое прямое отношение. Недаром Мервин ещё при первой встрече заспотыкался, представляя фею – мол, чем же она будет заниматься. А всё потому, что занятие у неё уже имелось! Сделав для себя эти выводы, Румпельштильцхен щедрой рукой накидал семян в благодатную почву и испытал немалое удовлетворение, когда взбудораженная фейка подалась вперёд. Ах это благородное негодование на красивом личике! Румпельштильцхен расхохотался и развёл руками, демонстрируя, что ничуть не обижен:
- Разумеется, жестоко, душенька! Я же Тёмный, - он состроил фее кокетливую рожицу, склонив голову набок – ни дать ни взять сказочный ловелас. Впрочем, это была лишь игра, и Румпельштильцхен легко отвлёкся на Мервина – самого монстроустойчивого из всей троицы:
- Обещание? Превращаю ли я улиток обратно в людей? Надо вспомнить, - в наигранной задумчивости Румпельштильцхен приложил палец к подбородку, закинув ногу за ногу и упираясь острым локтем в колено. – Если сделка была заключена должным образом… с соблюдением всех правил… то само собой! Но в чём интерес, - Румпельштильцхен заговорщицки подмигнул журналисту, - некоторые забывают упомянуть точное время! Итак, - Румпельштильцхен изобразил руками, как строит небольшой домик, - улитки живут у меня порой днями и неделями, а то и месяцами! Кажется, одной недавно исполнился год. Вероятно, превратившись обратно в человека, она до того растеряется, что будет просить вернуть ей прежний облик!
Румпельштильцхен заухмылялся, а потом указал когтистым пальцем на клетку:
- Видите вот этих птичек? Догадываетесь, что они, конечно же, были людьми совсем недавно? Я подумал, не сделать ли мне один замечательный опыт. Продержу у себя таких птичек лет пять, а потом превращу обратно в девиц и посмотрю, сумеют ли они жить и думать, как люди, или птичьи мозги останутся с ними навечно! – Смех Румпельштильцхена, пожалуй, можно было использовать как оружие. В порыве веселья он даже хлопнул себя по коленкам. Но тут же зацокал языком и постучал себя по лбу:
- Где же мои манеры! Вы задали вопрос, дружок. Хочу ли я рассказать о чём-то конкретном, - протянул Румпельштильцхен, - хочу ли я… Могу ли я… Магнолия… Давайте я это сделаю! – с энтузиазмом провозгласил он и впился в Мервина своим цепким взглядом. – Но попозже. Когда у меня появится время и настроение. Договорились? А то я к вам, считай, еле вырвался – столько дел![icon]https://78.media.tumblr.com/fedfbb00a1bb830a04bc5d9ce8fb8d6e/tumblr_n7likmVEUD1t26bygo3_r2_250.gif[/icon][sign] [/sign][nick]Rumplestiltskin[/nick]

+2

16

http://s8.uploads.ru/s6CRy.gif
Мервин Перегрин Рид

http://sd.uploads.ru/JdxMo.gif
Весельчак

http://s9.uploads.ru/chCZ7.gif
Тиаре


Заявление Тёмного было абсолютно логичным, и всё же Тиаре буквально раздуло от возмущение. Несколько мгновений она так и стояла, то открывая рот, словно бы собираясь возражать, то закрывая его. Мервин легко читал по её губам «но». Он легко мог представить, что она думает: «Конечно, вы — Тёмный, но это бесчеловечно!.. Но это ненормально!.. Но это всё равно жестоко!»
Мервин не был с ней полностью согласен, но, с другой стороны, он начал понимать игру, затеянную Румпельштильцхеном. Тёмный не угрожал, не заставлял, не пугал, по крайней мере, намеренно, хотя его смешки и нервные движения руками могли без труда довести до истерики особо чувствительных персонажей. Тем не менее, если перевести на человеческий язык то, о чём весело щебетал Тёмный, выходило примерно следующее: «Ха-ха-ха, ребята, пишите дальше, что хотите. Я не буду вам мешать, но количество птичек и улиток в моём доме будет расти, пока мне не надоест». А надоесть ему может, в равной степени, и завтра, и через десятки лет. Кто знает, что Тёмному придёт в голову, и кто знает, какой из вариантов хуже.
Но, главное, по мнению Мервина, заключалось в том, что эксклюзивное интервью ему не получить. Это Тёмный сообщил практически открытым текстом.
Журналист вздохнул.
И тебя это устраивает?! — Тиаре, видимо, решила, что выливать гнев на Тёмного себе дороже, и обратила его на Мервина. Он поднял на неё грустный, но совсем не из-за птичек и улиток взгляд. Карьера только-только начавшая повторный подъём, внезапно оборвалась на самой интересной ноте, и Мервин гадал, как может выровнять ситуацию. — Он играется с нами! Насмехается над нами! Разве ты не слышишь?! Или тебе всё равно!
Мервин слышал её, и видел, как сжимаются кулочки феи и как растёт усмешка Тёмного. Он рассеяно кивнул.
— Могу себе представить, — произнёс Мервин, обращаясь к Тёмному. Спорить с феей он не собирался. По крайней мере, точно не на глазах мага, которого подобные разногласия только радовали. — Гостей у вас сейчас великое множество. Мы имели возможность познакомиться с некоторыми из них, — журналист указал на стопку пергаментных листов с короткими интервью. Некоторые из людей, которые их давали, видимо, уже в кого-то превращены.
От такого начала фея дёрнулась в его сторону, то ли желая стукнуть, то ли заколдовать — Мервин не исключал и последнего. Он даже успел подумать, что, пожалуй, кулончик феи едва ли настроен на защиту от фей, и вздохнул с облегчением, когда хрупкую на вид девушку едва-едва удержал гном.
Не хотелось бы отнимать у вас много времени. Уделите мне буквально ещё несколько минут, — попросил Мервин, покосившись на своих компаньонов. — Вы должно быть знаете, что слово, а, в особенности, письменное слово может служить неплохим орудием. Если поток ваших посетителей уменьшится, можно даже сказать, иссякнет до прежнего тоненького ручейка, появится ли у вас немного времени, чтобы расколдовать и отпустить людей, которые сейчас пользуются вашим гостеприимством?

+2

17

Реакция феи была именно такой, какую хотел видеть Румпельштильцхен, придумывая всю затею. От удовольствия он едва не подпрыгивал на походном журналистском стуле, жадно любуясь впечатлением, произведённым его выступлением на всю компанию.
- Не раздувайся так, дорогушенька – ещё в лягушку превратишься, причём сама по себе, без моего участия, - с наигранно заботливым видом посоветовал Румпельштильцхен фее и затем повернулся к Мервину. Слушал он его с уморительным вниманием, сложив руки на коленях, как послушный ученичок слушает учителя. Манеры Тёмного, пожалуй, тоже можно было использовать как оружие.
- Я внемлю, дружочек, - заверил он Мервина, получая очевидное наслаждение от вида его вытянувшейся физиономии. Румпельштильцхен обнаружил, что сказал истинную правду – появление этих журналистишек и вправду принесло ему невиданное веселье. По крайней мере, именно сейчас.
- Если поток посетителей станет меньше? – переспросил Румпельштильцхен с невинным выражением лица. Чешуйки безмятежно переливались в солнечных лучах. – Возможно, у меня и освободится время. А возможно, и нет. Я ведь, знаете, и без них очень занятой Тёмный. У меня есть зелья, которые надо варить, мандрагора, которую я выращиваю… Кстати, подарил парочке посетителей младенцев мандрагор, - словоохотливо поделился Румпельштильцхен, - а они возьми да и вынь у них изо ртов кляпы! Крику было, - Румпельштильцхен выразительно прижал ладони к ушам, - бедолаги оглохли и чуть не сошли с ума! Ну, признаюсь честно, - Румпельштильцхен забавно сморщил нос, - я забыл их предупредить, но могли бы и сами догадаться, не так ли?
Румпельштильцхен собирался уходить, полагая, что терпение феи иссякает с каждым мгновением, и надо улучить момент, чтобы исчезнуть, а потом в шаре полюбоваться тем, как вся честная компания передерётся. Однако он ещё не придумал финальную ноту, на которой можно было уйти.
Впрочем, кое-что пронеслось в голове.
- Мне пора, - Тёмный резво вскочил со стула, подхватил клетку с птичками. – Интересно, заглянут ли ко мне феи? А то я давно хотел заняться коллекционированием… с накалыванием на булавки! До свиданьица, дорогушеньки, до новых славных встреч!
И его смеющееся лицо скрылось в клубах фиолетового дыма.
[icon]https://78.media.tumblr.com/fedfbb00a1bb830a04bc5d9ce8fb8d6e/tumblr_n7likmVEUD1t26bygo3_r2_250.gif[/icon][sign] [/sign][nick]Rumplestiltskin[/nick]

Отредактировано Mr. Gold (03-10-2018 16:38:48)

+2

18

http://s8.uploads.ru/s6CRy.gif
Мервин Перегрин Рид

http://sd.uploads.ru/JdxMo.gif
Весельчак

http://s9.uploads.ru/chCZ7.gif
Тиаре

Мы должны им помочь! — заявила Тиаре, вырвавшись из гномьей хватки. — Мы должны!..
Мы ничего не должны! — гневно возразил Мервин. У него было неприятное чувство, что с ним играются. Впрочем, почему чувство? С ним действительно игрались! И, что хуже всего, не имело значения, продолжат они печатать статьи или нет, выставят ли Тёмного мага злодеем или, наоборот, обелят его — так или иначе, он поступит с несчастными так, как ему заблагорассудится. И хорошо, если ограничится только несчастными.
Фея видела в этом необходимость спасать тех глупцов, которые сами полезли к Тёмному, которые сами попали в неприятность, которые сами, вопреки всем предупреждениям, решили, что самые умные. Мервин, откровенно говоря, наоборот, полагал, что надо поиметь с этой неудобной ситуации всю возможную для себя пользу, и свалить куда-нибудь на границу королевства, чтобы писать вполне мирные статьи о ком-нибудь менее всемогущем. Благо, как полагал журналист, его репутация более-менее поправилась за последние недели.
Мы можем попасть к нему в особняк и вытащить этих несчастных...
Нет, не можем, — слова Тиаре заставили Мервина вынырнуть из собственных размышлений в то самое время, когда он рефлекторно по аккуратным коробочкам раскладывал рукописи. В конце концов, они ещё вполне годны для печати.
И тогда феи их расколдуют! Они смогут вернуться к нормальной жизни.
Нет, не вернутся!
«Разговор немного с глухой», — подумал Мервин, чувствуя, как раздражается. Заявиться в особняк и спасать «несчастных» не входило в его планы. К тому же не было похоже, что Тёмному происходящее доставляло какое-то неудобство. Соответственно, он продолжит делать то, что ему заблагорассудится! Захочет — расколдует, нет — не расколдует. Вот конкретно ей какое до этого дело?
Мервин отвлёкся от бумаг и поднял взгляд на неожиданно притихших компаньонов. Фея больше не пыталась донести до него свои благородные мысли («Скажем, аллилуйя!»), но уверенно присела на уши гному, который, похоже, очень увлечённо кивал.
Мервин полагал, что пока она говорит, гном готов был кивать на что угодно.
«— На улице такая чудесная погода!
— Да-да, милая, восхитительный дождь!
— Тебе понравились печеньки?
— Да-да, милая, давно я не грыз таких восхитительные камешки!
— Пойдём против Тёмного?
— Да-да, милая! Конечно! Всю жизнь мечтал быть улиткой!»
«Меня это не касается!»
— уверенно, но про себя заявил Мервин, схватив интересующие его коробки.
Я пойду в редакцию, — тем не менее, попробовал сообщить он. — Надо подготовить статью о птичках, — «Кстати, неплохое название!», — и описать весь этот диалог. Может, это снизит популярность Тёмного. Может, образумит от будущих походов. Едва ли в мире существует так уж много девушек, которые мечтают быть птичками.
Его явно не слушали, но Мервина это не смущало. Он не собирался поддаваться на уговоры феи и лезть дракону в пасть! И, тем более, не собирался воровать у дракона сокровища. В конце концов, он - журналист, а не рыцарь.
«Кстати, об этом...»
Как ты думаешь, следует ли упомянуть, что здесь не повредил бы какой-нибудь герой? — с любопытством поинтересовался Мервин. — В конце концов, он был не против поразвлечься, а ты могла бы нарядить его в волшебные кулончики.
Фея только фыркнула. Мервин пожал плечами, загрузил нехитрый скарб на телегу и стегнул лошадку. Они — журналисты и влиять на мнение толпы должны словом, а не делом! Именно поэтому весь последующий вечер он намерен был провести в удобном кабинете за написанием статьи.
Нужно отправиться ночью! — решила фея, ведя под руку гнома непосредственно к замку. — Должен же он спать?! Мы попадём к нему в особняк, найдём всех несчастных, освободим их и убежим. Очень простой план!..
Весельчак кивал, хотя и не думал, что план действительно такой уж простой.
А если дверь будет закрыта?.. — осторожно поинтересовался он.
О, не волнуйся! — фея вытащила волшебную палочку. — Такое волшебство даже мне под силу.
Не добравшись до полянки, на которой располагался особняк, они присели в кустах, намереваясь дождаться, когда во всех окнах погаснет свет.

+2

19

Конечно же, Румпельштильцхен, вернувшись в Тёмный замок, первым делом вытащил хрустальный шар и с живейшим интересом принялся наблюдать всю сцену в лагере.
Журналист, как понял Тёмный, не представлял никакого интереса – он был всего лишь карьеристом, и ему наплевать, кого там угробит злодей, только бы прославиться. Сделав такой окончательный вывод, Румпельштильцхен к Мервину охладел и с гораздо большим любопытством следил за действиями феи и гнома. Поняв, что парочка намерена забраться к нему в замок и спасти несчастных пленников злого колдовства, Румпельштильцхен потёр руки и неудержимо рассмеялся. Ох, он с ними позабавится вволю!..
Для начала, Румпельштильцхен расставил повсюду горшки с кусачими цветами из своего сада. Ни один из них не был заколдованным, зато все они умели и заговорить зубы человеку, и посреди разговора внезапно хряпнуть его своими зубами за палец. И хорошо, если не откусывали!
Кроме того, Румпельштильцхен расставил на столе много соблазнительнейших яств. Судя по толстой физиономии гнома, тот любил покушать. И вот, когда он что-нибудь из этих яств попробует съесть, в конце его ждёт сюрприз: недоеденная печенька с грустью сообщит, что она была красной девицей совсем-совсем недавно.
Разумеется, это было не так, но Румпельштильцхен с удовольствием полюбовался бы реакцией Весельчака и Тиаре. И на этом сюрпризы не оканчивались. Горе-спасителей ожидала лестница с проваливающимися ступенями, куда бы их направил говорящий канделябр по прозвищу Люмьер. Он должен был рассказать, что хозяин спит у себя в окружении десяти клеток с птичками, мышами, морскими свинками и прочей живностью, в которую превращены его несчастные посетители. На голове у него колпак, который некогда был почтенным старичком, ночная сорочка – это бывшая служанка, а тапочки у постели – два брата-рыцаря. А сам Румпельштильцхен, дескать, спит совершенно беспробудным сном, так что смело ступайте наверх – так должен был сказать Люмьер.
Румпельштильцхен приготовился, поставил клетку с птичками и наколдовал ещё девять иллюзий; как спустилась ночь – он лежал под одеялом на роскошной кровати с балдахином и изображал спящего. Надо признаться, огромный колпак и ночная сорочка превращали зрелище спящего Тёмного в нечто совершенно уморительное. Пока гном с феей не добрались до спальни, Румпельштильцхен был намерен смотреть за их приключениями в своём шаре, который держал на ладони; как послышатся их торопливые шаги, так он мгновенно переместит шар в свою лабораторию и весьма правдоподобно захрапит!
К слову, путь от двери спальни к кровати был усеян отнюдь не розами, а оборванными лепестками ромашек, на которых дрожали кровавые капли.[icon]https://78.media.tumblr.com/fedfbb00a1bb830a04bc5d9ce8fb8d6e/tumblr_n7likmVEUD1t26bygo3_r2_250.gif[/icon][sign] [/sign][nick]Rumplestiltskin[/nick]

+2


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » БИБЛИОТЕКА ВОЛШЕБНИКА » Проклятье или чудо?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC