В СТОРИБРУКЕ



Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



РАЗЫСКИВАЮТСЯ





НОВОСТИ

голосование в конкурсе артефактов [!]
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



The trial

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://d.radikal.ru/d08/1808/9f/860a8870d6f8.jpg   https://a.radikal.ru/a11/1808/05/be0c864dabfd.jpg

The fall of a tyrant, his loss
Soon it breaks him
The trial of this monster
Our fight soon will crack him

THE TRIAL
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Нилфайр; Темный маг

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Зачарованный Лес (проклятия нет или пока нет)

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Бэлфайр возвращается домой и узнает, что он – Избранный, который должен избавить мир от абсолютного Зла.

+2

2

My life suffocates
Planting the seeds of hate
I've loved, turned to hate
Trapped far beyond my fate
(Metallica, "Harvester Of Sorrow")

В шляпе – потрёпанной, старой, с виду неказистой шляпе, которую обычный человек никогда бы не принял за магический артефакт – было заключено столько мощи, что она подпрыгивала на полу, как живая. Словно готовилась отдать всю эту силу тому, кто нынче приводил в действие древний ритуал, описанный ещё в трудах живших тысячи лет тому назад чернокнижников.
А у него дрожали от возбуждения руки. Когда-то потеряв всё, что было ему дорого, он нашёл утешение в тёмной магии, погрузившись в неё и не замечая, как та необратимо калечит его душу, превращая былую мягкость в жестокость, а доброту в ненависть. Но даже если бы он заметил – стоило ли жалеть о том, что запятнал свою душу, когда чистой она никому не была нужна, когда от жизни он не видел почти ничего хорошего? Всё, что у него осталось – это магия, но и она была ограничена влиянием кинжала, на котором проступали буквы его имени, будто бы выжженные на волнистом лезвии. Однако с этим препятствием он готов был справиться – и после того, как связь с кинжалом оборвётся, никто не сумеет убить или подчинить себе Тёмного. Его власть увеличится втрое.
Приглушённый смех раздался в пещере, где был залит кровью алтарь и вокруг лежало несколько жертв. Те, кто когда-то знал Тёмного простым смертным, умерли, и их сердца, которые он вырвал голыми руками, были обращены в прах во имя его абсолютного могущества. Подняв шляпу, в назначенный миг он выпустил всю силу, которую заключил в ней – пойманных фей, волшебников, могущественных артефактов, что у него были, – он всё собрал вместе и приберёг для этого дня. Прекрасного дня.
Сила вошла в его тело через кончики пальцев, золотыми, синими и красными искрами пробежала по всей фигуре, скрытой под тёмным плащом. Он дышал запахом волшебства и чувствовал растущее торжество – всё вершилось, как по нотам. Без единой ошибки. Без единого препятствия.
Перевернув кинжал, Тёмный нетерпеливо вгляделся в лезвие. Буквы его имени исчезали с тихим шипением, словно слабый огонь тушили водой, и вот, наконец, лезвие стало полностью чистым. Будто и не было на нём имени «Румпельштильцхен».
Смех – теперь уже громкий и радостный – прокатился по всей пещере и эхом отозвался в коридорах.
Далеко среди цветов и красочных пейзажей охнула Рул Горм, Голубая фея, повелительница всех светлых сил в Зачарованном Лесу:
- Тёмный сделал это! Теперь я просто обязана найти Избранного![nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/29100000/Rumpelstiltskin-rumpelstiltskin-mr-gold-29123069-500-245.gif[/icon][sign] [/sign]

0

3

Чудес не бывает. Нил, конечно, помнил, что где-то в его далеком и мрачном прошлом они существовали так же ясно и неопровержимо, как он сам; на Земле, он был почти абсолютно уверен, Нил с ними никогда не столкнется. Эта уверенность, нерушимая, подтвержденная знанием, прошла с ним через годы и разбилась, осыпавшись блестящими осколками, именно сейчас.

Не-ет, — неверяще протянул Нил и поскреб землю измазанными в чернилах пальцами. Земля была самая обычная, довольно жесткая и холодная, совсем не похожая на мягкий травяной настил близ одного канадского озера. Отправляясь к этому озеру исключительно из яростного скептицизма — там же якобы бесследно исчезли несколько десятков людей, как такое не опровергнуть? — Нил никак не ожидал очутиться где-то вне своего нового-старого мира.

Нет, — усмехнулся он, не слишком культурно закинул в ближайшие кусты потекшую ручку и поднялся. Он уже мог допустить, что снова вляпался в неприятности и попал в другой мир. А вот странное тягучее чувство родства, сродни ностальгии — его быть не должно. Что бы с тем злосчастным озером ни случилось, какой-то пространственно-временной бзик, сбывшееся пророчество вроде конца света или мистическое притяжение иных реальностей, оно не могло вернуть Бэлфайра в Зачарованный Лес. Точнее, он этого отчаянно не хотел. И все же... Почему-то здесь подзабытое "Бэй" казалось весьма кстати.

Нет! — негодующе воскликнул Нил, с усилием пнув ни в чем не повинный камень так, что тот отскочил от одного из деревьев и улетел в другие кусты. Чего он никак не ожидал, кусты зашевелились в ответ, и не просто зашевелились, а с недовольным ворчанием. Нил попятился, поздно припомнив, что оказался неизвестно где безоружным. Почувствовав что-то не то спиной, не то шестым чувством, он вздрогнул и рывком обернулся, успев заметить чье-то лицо прежде, чем ухнуть в темноту.

Да, — пискнула фея, завершая замысловатое движение волшебной палочкой и с любопытством разглядывая висящего в воздухе, мирно спящего Избранного. — Это совершенно точно он, Судьба не может ошибаться.

Ее кружащие рядом товарки со значением покивали крошечными головами. Судьба не может ошибаться, случайный прохожий не мог явиться на ее зов в столь значимом месте в столь значимый час. Стало быть, тот, кто избавит Зачарованный Лес от Темного — перед ними. Спустя мгновение там, где он появился, уже никого не было, феи перенеслись прямо к своей повелительнице. Еще секунда, и сам виновник происшествия очнулся от волшебной дремы.

+1

4

Он очутился на удивительной поляне, где из огромных цветов выглядывали феи – маленькие, с озабоченными личиками. Их крылья сияли самыми разными оттенками радуги под цвет окружавшим лепесткам, словно крылья раскрашивали под цветы или цветы под крылья. Трава на поляне была изумрудно-зелёной, и на этом мягком ковре гость – или пленник – и лежал. К нему подлетела фея с голубыми крыльями и, взмахнув палочкой, рассыпая снопы искр, как-то очень грустно проговорила:
- Здравствуй, Избранный.
Голубая фея встала в человеческий рост, спрятав палочку, и смотрела на него – её вечно молодое лицо казалось древним, сквозь него словно бы проглянули все прожитые феей столетия. Голубой фее казалось, она когда-то уже видела этого человека – что-то знакомое промелькнуло в его чертах. Он был простым смертным, Рул Горм не чувствовала в нём ни капли магии, и всё же – удивительное дело – он должен исполнить роль, которая ей самой была не по плечу. Каким образом? Голубая этого не знала, но пророчество не может обмануть, и она заговорила снова:
- Меня зовут Рул Горм. Я Голубая фея, хранительница света в этом мире. Так вышло, что баланс света и тьмы был нарушен, и это грозит уничтожением нашему миру. Единственный, кто может нам помочь – это ты. Иначе Зло поглотит всё и вся.
Она сделала попытку ободряюще улыбнуться, но эта улыбка оказалась больше похожей на гримасу и быстро исчезла.
- Назови своё имя, Избранный. Не бойся ничего и не думай, что это сон, всё происходит наяву. Ты в мире, полном чудес, и что-то говорит мне, что ты уже знаком с ним.

Шесть месяцев тому назад

Далеко в Тёмном замке на полу был нарисован кровью круг, разделённый на четыре части. Маг, полностью погружённый в своё колдовство, вершил ритуал, который должен был привести его к нескольким мощным артефактам. Сложив их вместе, поместив каждый в одну из частей круга, Тёмный мог найти путь в древний полуразрушенный храм. Дар предвидения уверенно говорил, что именно в этом храме он, Румпельштильцхен, вернёт своего сына. Значит, там есть портал в мир без магии или в любой мир – к такому выводу пришёл Тёмный. У него не было никаких чётких видений – случалось так, что он просто знал, что обязан сделать то-то и направиться туда-то, чтобы получить желаемый результат.
Румпельштильцхен улыбался, сам того не замечая, радостной улыбкой безумца. С его нынешней мощью он сохранит часть её даже в том мире. Он без труда найдёт Бэя. Загладит свою вину перед тем. И они будут – наконец-то – счастливы.
[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/29100000/Rumpelstiltskin-rumpelstiltskin-mr-gold-29123069-500-245.gif[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Mr. Gold (27-08-2018 21:11:19)

0

5

Нил необъяснимым образом отключился в незнакомом лесу — и проснулся в детстве. Первые несколько секунд он просто озирался по сторонам, застыв, как громом пораженный, завороженно хлопая глазами. Все вокруг было большим, ярким, интересным и нисколько не опасным, все хотелось потрогать, понюхать, а то и на вкус попробовать. Кроме фей, разумеется, на которых Нил обратил внимание уже после. Он никогда не видел столько фей, да и вообще встречал только одну, и эти создания казались совершенно восхитительными. Но волшебными и весьма встревоженными.

Внимание Нила привлекли, и не могло быть иначе, взявшиеся из неоткуда искры. Он вздрогнул от неожиданности и не просто посмотрел, а уставился на фею. Старую знакомую Голубую фею. Он точно дома, в Зачарованном Лесу. Нил потерянно кивнул на приветствие и сел, снизу вверх пристально глядя на вдруг изрядно выросшую фею. На ее лице было написано настоящее горе. Что, о силы небесные, могло повергнуть Повелительницу Ночи в такое отчаяние?

Когда он дослушал, ему казалось, что треклятые искры вот-вот посыпятся не из палочки Рул Горм, а у него из глаз. Баланс света и тьмы, зло, избранный, уничтожение мира — очередной топорный сюжет рядового фэнтезийного романа. Читай их Нил, вероятно, смог бы предсказать, что будет дальше, и здорово посмеяться над ситуацией.

Да, знаком, — наконец ожил Нил, и мрачное выражение его лица вкупе с недружелюбным тоном не предвещали никому ничего хорошего. — Я здесь родился. И я, черт возьми, боюсь фраз вроде "Зло поглотит все и вся". Это, елки-палки, страшно!

Избранный, уничтожение мира... Нил зябко дернул плечом, поднимаясь на ноги. Он мигом стал выше феи и наверняка смотрелся рядом с ней тускловато-потерто, еще и в чернилах от потекшей ручки. Как же он в этот момент скучал по жизни, в которой синие пятна на рубашке приравнивались к целому происшествию! Он был возмущен, сбит с толку и совсем немного испуган. Видно, все еще не до конца понимал, не шутит ли зачем-то с ним фея и что вообще происходит. Между прочим, на сон происходящее было похоже больше всего.

Кстати, мы уже знакомы, Рул Горм. Бэй. Хотя от этого имени я немного отвык, ну и подрос слегка, — напомнил Нил. Он и не подумал, что можно назваться своим нынешним именем. Внезапно ему в голову стукнула очевидная мысль, которая должна была прийти гораздо раньше, но затаилась, словно бы из жалости. Нил сглотнул и, не дав Голубой и слова вымолвить, выпалил: — Мой отец, что с ним?

+1

6

Как же Рул Горм хотелось, чтобы предчувствие её обмануло, и она оказалась незнакома с этим молодым человеком! К сожалению, тревожный звоночек в её душе оказался правдивым, а когда молодой человек назвал своё имя, фея вздрогнула. Бэй. Бэлфайр.
В памяти Голубой немедленно ожил ночной лес, мальчик с грустными карими глазами, отчаявшийся и желающий спасти отца.
Отца, которого всё равно потерял.
Рул Горм сглотнула, полностью осознав, какую ужасную миссию она должна возложить на плечи Бэя. Фея печально поглядела ему в лицо – он изменился, но всё ещё помнил отца и вот, забеспокоился о нём. Рул Горм не знала, как ей сказать правду, какими словами объяснить Бэю, что он должен совершить. Наконец, она заговорила снова:
- Я… я помню тебя, Бэлфайр. Наверное, это была моя вина, я не должна была… давать тебе боб, - фея догадывалась, что Тёмного будет нелегко уговорить расстаться с собственным могуществом, но чтобы развязка вышла настолько трагической – нет, она не подозревала об этом тогда. Иначе и не подлетела бы к несчастному мальчишке. Или дала бы ему другой совет – например, поцеловать своего отца в лоб, а вдруг подействует.
- После того, как ты… исчез в мире без магии, - тихо продолжала Голубая фея, - твой отец… Он обвинил меня во всём и кричал, что найдёт способ тебя вернуть. А потом он стал собирать всё больше и больше силы, он становился могущественнее, пока только кинжал не стал ограничителем на его пути. Мои подданные хотели выкрасть кинжал и остановить Тёмного, но попались в его руки, - Рул Горм скорбно склонила голову. – Не счесть тех, кого он принёс в жертву ради увеличения своего могущества. И не так давно он сумел избавиться от власти кинжала над собой. Тёмный стал абсолютно бессмертен и обрёл невиданные силы. Всему нашему миру грозит разрушение, если Абсолютное Зло, которым стал Румпельштильцхен, не прекратит существование. Предсказание гласит, - Рул Горм добралась до самой неприятной части своей речи и снова помедлила в нерешительности, - что уничтожить Абсолютное Зло… может только Избранный.
Она глубоко вздохнула и отчётливо проговорила, сжимая обеими руками свою палочку:
- Бэй, мне очень жаль, что так произошло.[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/29100000/Rumpelstiltskin-rumpelstiltskin-mr-gold-29123069-500-245.gif[/icon][sign] [/sign]

0

7

Нил слушал внимательно, пожалуй, слишком внимательно, с непередаваемой смесью скепсиса и нарастающей затаенной паники на лице. Он уже сильно жалел, что, скорее всего, не сошел с ума, и всё происходящее — не галлюцинация больного рассудка. У него бы фантазии на такое не хватило.

Ага, — потерянно кивнул Нил, почесывая подбородок, а потом вдруг отвернулся от феи и сделал несколько неуверенных шагов в сторону. Он переваривал туманные изречения Рул Горм медленно. Не потому, что они были чрезмерно сложны для него, но потому, что он откровенно не хотел понимать и принимать их. Не может такого быть. Просто потому, что не может.

Напоминания о неприятном прошлом, как ни странно, нисколько не выбили Нила из колеи: не вспыхнула старая обида, не заныла зажившая рана. Будущее, которое пророчила ему Голубая фея, затмевало всё.

"Абсолютное Зло" — с трудом вспыхнуло в голове Нила. "Только Избранный" — кое-как пробилось сквозь пелену его неприятия. Он тряхнул головой, пытаясь выбросить из нее эти ужасные мысли, но без толку. От этого теперь не избавиться, может быть, никогда.

Жаль? Да ты издеваешься, — буркнул Нил, обернувшись и смерив фею таким злым взглядом, что ему самому не по себе стало. Словно это Рул Горм олицетворяла вселенское зло и всеобщую погибель. — Сначала боб... А знаешь, куда он меня привел?

Нил снова подошел к фее поближе. Он не знал, куда деть руки, и с усилием запихнул их в карманы. Он не думал винить ее во всех смертных грехах — его голову посетила мысль более сумасбродная.

Я там не ангелом вырос. Из меня же Избранный ровно настолько, насколько из отца Абсолютное Зло. Никакой! — жарко проговорил Нил, и в глазах его блестела безумная надежда на то, что все происходящее — просто большая ошибка. Иначе и быть не могло, это значило бы, что он должен уничтожить Румпельштильцхена. Не остановить. Убить. Безумие! — Он человек, черт побери, как и я. Один человек же не может разрушить целый мир! Ты что-то путаешь. Ты точно что-то путаешь...

Нил прикусил губу и конвульсивно сжал кулаки. Ну уж нет, ничто на целом проклятом свете, том ли, этом ли или каком-либо другом, не заставит его убить собственного Румпельштильцхена. Несмотря на предательство, несмотря на жертвы и всемогущество, несмотря на всякие дурацкие пророчества. Ни за что. Это же отец.

Может, с ним еще можно по-мирному? — он уцепился за последнюю ниточку, которая могла бы удержать его на краю бездны. В конце концов Румпельштильцхен Темный, а не ураган, уничтожающий все и всех на своем пути. Нил в это верил или очень хотел верить. — Зачем ему уничтожать мир, он же тут живет?! Может быть, я просто с ним поговорю?..

+1

8

Голубая фея не дрогнула под взглядом Бэя – она понимала, насколько ему плохо и вспоминать, и думать о предстоящем. Если бы только Избранным оказался кто-то другой, но увы! Всё складывалось. И кто, как не сын, сможет беспрепятственно подобраться к своему отцу, а Румпельштильцхен – Рул Горм это знала – обязательно позволит Бэю подойти?
Грустно, печально, неправильно. Но другого выхода у неё не было, как уверилась Рул Горм, наблюдая в последнее время за Тёмным. Он был непредсказуем и опасен, он переходил всякие границы, он не считался ни с чем и ни с кем, а когда возросла его сила, стало гораздо хуже.
Но когда Бэй принялся убеждать Голубую фею, что она путает и в чём-то ошиблась, она аж уменьшилась от негодования и взлетела, сложив маленькие ручки на груди и с ледяным выражением лица глядя на него. Мальчишка говорил с ней так, будто она – не повелительница светлых сил, разменявшая не одно столетие, а просто глупая феечка с кукольным лицом и обширным бюстом, родившаяся вчера вечером.
- По-мирному? Поговорить?!
Рул Горм взмахом волшебной палочки создала мерцающий прозрачный шарик и развернула его в целое полотно. Перед Бэем появились картины: Румпельштильцхен ловит фей и высасывает из них силу; с безумным смехом вырывает сердца и обращает в прах; убивает светлых волшебников лишь для того, чтобы отобрать у них нужные ему артефакты; превращает людей в животных или растения, если те чем-то ему не угодили; одним щелчком пальцев вызывает гигантские пожары, наводнения, стихийные бедствия, если это входит в его планы.
- Человек! – клокотала Голубая фея, и подданные, никогда не видевшие её в таком гневе, попрятались кто куда. – Он не человек, Бэй! Он – чудовище!
Резким движением она заставила «полотно злодеяний» исчезнуть и посмотрела на Бэя так, словно пыталась проникнуть в его душу. Фея постепенно успокаивалась.
- Благополучие нашего мира его не интересует, он как с ума сошёл в своей погоне за властью, - бесцветным голосом произнесла она. – Сейчас мы находимся не так далеко от древнего полуразрушенного храма, куда, по моим сведениям, держит путь Тёмный. Видать, он планирует совершить очередной омерзительный ритуал, - Рул Горм глубоко вздохнула, возвращая себе подобие спокойствия.[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/29100000/Rumpelstiltskin-rumpelstiltskin-mr-gold-29123069-500-245.gif[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Mr. Gold (07-09-2018 16:46:09)

0

9

Когда Рул Горм изволила всерьез гневаться, Нилу стало не по себе, словно бы он сделал что-то жутко неправильное. Все же на него впервые злилась фея, причем не просто фея, а Повелительница Ночи и  по ее словам, всех светлых сил Зачарованного Леса. Противоречить живой квинтэссенции светлого и доброго — то еще занятие даже для землянина, которым Нил успел стать. И всё же!

Да, поговорить! — воскликнул он уже не так уверенно, но упрямо. Это единственное более-менее разумное и приемлемое решение, которое могло прийти в его голову за от силы пару минут разговора, и Нил отчаянно не понимал, почему Голубая фея, играющая, как бы сказали в мире без магии, на стороне ангелов, резко возмутилась такой перспективе. Разве Румпельштильцхен не вспомнит, не услышит собственного сына? Разговор обещал быть тяжелым, сам Нил его не очень-то хотел, если не сказать "очень не хотел", но если выбирать между попытками убить отца и поговорить с ним — выбор очевиден.

Не так очевиден, как казалось на первый взгляд, и Голубая ему это охотно продемонстрировала. Нил вырос не в пещере в глубине первобытных лесов, но в США, и успел познакомиться со всяческими фильмами, книгами и даже играми такими, какие здесь, дома, приняли бы за зверства и дикость. Только поэтому увиденное невероятное, чудовищное безумие не повергло его в окончательный шок: магическая картинка на магическом полотне не воспринималась как реальность. Он не верил, что все это было, и все же понимал — было, и молчал подавленно, до побеления сжав кулаки, сверля ошалевшим взглядом разъяренную фею, а наткнувшись на ответный проникновенный взгляд, опустил глаза. Нилу становилось страшно, однако боялся он, конечно же, не ее.

Я хочу... — он откашлялся, избавляясь от слабо-дребезжащего подобия своего голоса, и продолжил более внятно: — Я хочу его видеть. Я хочу это видеть. Своими глазами, — Нил снова взглянул на Рул Горм, обдав жаром внезапно полыхнувшей жажды действия. Любого действия, кроме того, на которое настойчиво толкала непрошенная стезя спасителя всего мира. — Пожалуйста. Пусть даже издалека! — а там, как он надеялся, может подвернуться возможность... Какая-нибудь возможность. Нил не опасался, что Голубая фея оскорбится недоверием к своей демонстрации; единственное, чего он опасался — ее отказ и новые попытки тут же склонить его к убийству.

+1

10

Голубой фее было очень много лет. Гораздо больше, чем мог предположить Избранный. И порой она была вынуждена признавать – для победы добра над злом необходимо совершать действия, сомнительные с точки зрения добра, но обеспечивающие абсолютное поражение врага. Лучше надавить на слабость злодея и спасти сотни и тысячи невинных людей, чем проявить постыдную сентиментальность. Именно из-за этой своей убеждённости Рул Горм не любили иные её соратницы-феи, но потом всё-таки признавали – правда за ней. Иначе нельзя было поступить.
Сейчас, глядя на Избранного, Голубая фея отчётливо поняла: по доброй воле он не поднимет руку на своего отца. А Румпельштильцхен найдёт, что сказать, лишь бы себя выгородить. Он станет просить прощения у сына, уверять, что исправится, и Бэй поверит, потому что он всё ещё любит папу. Того, кто, по мнению Голубой феи, давно уступил место Тёмному и тихо исчез во мраке. Сгинул. Должен сгинуть и Тёмный, и никаким его клятвам Голубая фея не поверила бы – а что, если он продолжит творить злодейства? Если снова по его вине погибнут люди? Тогда это окажется и её вина тоже. Может, двести лет тому назад Румпельштильцхен заслуживал шанс начать новую жизнь, но не сейчас.
И тем не менее, ничего из этого Рул Горм не произнесла вслух. Наоборот – она склонила свою гладко причёсанную головку и со вздохом сказала:
- Ну хорошо, Бэй. Попробуй поговорить с ним. Пусть Тёмный даст клятву, что перестанет беспрестанно творить зло, и шаткое равновесие добра и зла восстановится, а наш мир не будет ввергнут в хаос. Но вот что, - в руках феи появилось нечто похожее на голубое яйцо, - Тёмный мастерски умеет лгать и обманывать. Приложи яйцо грифона к его сердцу и заставь пообещать… Если он солжёт, ему станет больно. Боль пройдёт, только когда он заговорит искренне. Не дай ему себя обхитрить!
Рул Горм взмахом палочки заставила яйцо грифона подплыть к Бэю и плавно лечь ему в руки.
- Удачи тебе, Избранный. Возможно, ты добьёшься своего, не пролив ничьей крови.
Так оно и выйдет в любом случае – Рул Горм была уверена. По своим собственным причинам. Она велела слетевшимся к ней феям, своим верным подданным:
- Доставьте его к храму. Туда, куда направляется Тёмный. Возможно, он уже там.
Не успел Нил опомниться, как его подхватило мягкой волной светлой магии. Феи опустили его у самых ворот храма и скрылись так поспешно, словно за ними мог погнаться сам дьявол.

Тот, кто стоял в главной зале храма, совсем на дьявола не походил, скорее на человекообразную рептилию – сплошь золотистые чешуйки на всём теле, выпуклые глаза с вертикальными зрачками, когти и в довершение к этому облегающая кожаная одежда. Румпельштильцхен огляделся в совершенном недоумении – он не ощущал дуновения мощной магии, как должно быть в месте, где вершатся судьбы. Неясная тревога, впрочем, заставляла его хмуриться – что-то произойдёт, он нутром это чувствовал.
[nick]Rumplestiltskin[/nick][icon]http://images5.fanpop.com/image/photos/29100000/Rumpelstiltskin-rumpelstiltskin-mr-gold-29123069-500-245.gif[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Mr. Gold (Вчера 20:55:59)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC