В СТОРИБРУКЕ



Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



РАЗЫСКИВАЮТСЯ





НОВОСТИ

голосование в конкурсе артефактов [!]
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » Of two evils choose the power


Of two evils choose the power

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sg.uploads.ru/s3BCF.gif http://s8.uploads.ru/e8i3d.jpg

Пока выбор не сделан — всё на свете возможно.
Когда сделан правильный выбор — возможно даже невозможное.

OF TWO EVILS CHOOSE THE POWER
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
мр. Голд, башня, шляпа

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
3 мая, центральная башня с часами

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Где-то в башне с часами есть тайник. У кого хватит смелости проверить, что в нем лежит? Осторожнее, мистер Голд, артефакты бывают очень коварны. Не оступитесь на крутых ступенях.

+2

2

Восход солнца Голд встретил отнюдь не в постели и не за чашкой кофе, а у башенных часов Сторибрука. Он переместился сюда в облаке сиреневого дыма и, оглядевшись, убедившись в том, что на улицах пустынно, неторопливо зашёл внутрь и стал подниматься в башню. Мерно постукивала его трость по пыльным ступеням, вид у Голда был непроницаемый, словно бы ничего и не случилось. Словно в сердце его не поселилась новая боль.
На сей раз за ним никто не следил, но за пазухой у Голда и не было кинжала. Он не собирался что-то прятать в башне – он рассчитывал там кое-что найти. Смелые ожидания, учитывая, что с равным успехом это мог оказаться совершенно другой артефакт, нежели тот, что Голд предполагал, и всё же, «сияние, как будто звёзды» - не те слова, которые оставили бы его равнодушным. Искушение. Великое искушение, которому можно было противостоять, если бы не очевидный факт, что в Сторибруке опасно. Даже Тёмный может попасться в ловушку, если он ограничен в своих силах так же, как бывало с другими Тёмными – но разве Румпельштильцхен не оказался самым удачливым и стратегически мыслящим, отчего и был до сих пор жив и строил планы? Так почему бы именно ему не стать тем, кто избавится от власти кинжала над собой? Но это, конечно же, в том случае, если в тайнике спрятана именно Шляпа Волшебника, а не что-либо другое. Если кинжал перестанет быть орудием смерти и пленения Тёмного, это только к лучшему для него и его семьи. Румпельштильцхен убережёт их от кого угодно. Даже если все злодеи города соберутся вместе, они не выстоят против него, настолько увеличится его могущество. Так не поддаться ли соблазну? Хотя бы сперва заполучить Шляпу – если это она, снова надоедливо уточнил внутренний голос, – а потом уже размышлять, прикидывать, набрасывать схемы.
Тот человечишка сказал, что тайник был в стене. Великолепно. Голд остановился и огляделся – и, вытянув руку ладонью вперёд, выпустил из неё что-то вроде поискового луча энергии, коим и принялся медленно и осторожно шарить по стенам. Как бы не наткнуться на сильную защиту и не получить магический удар.
Голд был собран и внешне холоден, запрещая себе думать о том, что случилось ночью. Сначала дела, потом эмоции, а эмоций у него вчера и так выдалось достаточно. Равно как потрясений и новых, весьма неприятных открытий. Магия не терпит посторонних мыслей – и Голд в них не углублялся, разве что перед мысленным взором его так и стояла картинка, в которой он вырывает сердце Крюку и обращает его в прах. Пират, кажется, всю свою жизнь был нацелен на то, чтобы отбирать у него, Румпельштильцхена, самое дорогое. Единственным способом остановить всё это была смерть. Разумеется, не его, а пирата. Почему он не угодил в пасть голодному кракену!
Ничего, Крюк ещё за всё заплатит. Парадоксальным образом он уже оказал услугу своему Крокодилу – Голд очнулся, поняв, что он был слишком беспечен. Слишком расслабился, привычно уповая на свои силы. А ведь пират даже не маг!

+2

3

В центральном районе небольшого американского городка стояла башня. В ней не было никакой архитектурной изысканности и, хотя она возвышалась над большинством зданий Сторибрука, мало кто из жителей обращал на неё внимание. Долгие годы часы на этой башне были сломаны, и люди так привыкли к её бессмысленности, что теперь с трудом учились заново сверяться по ней со временем.
Башня занимала лишь центральную часть библиотеки, и выглядела довольно нелепо — словно бы небольшая деревянная шапочка на здании, и, тем не менее, по меркам маленького городка, всё же могла считаться башней. Кроме того, в этой небольшой деревянной шапочке притаилась тайна, которая спала под гнётом проклятья так же, как и весь город. Тайна меняла башню, наделяла её, если и не душой, то какими-то зачатками сознания, позволяла наблюдать, понимать и принимать решения.
Башня спала большую часть времени, только реагируя на какие-то совсем уж незаурядные события. Она спала до тех пор, пока посетителю библиотеки не придёт в голову подняться на верхний пролёт. Как только нога незваного гостя касалась ступеньки, служившей мысленным барьером между зданием библиотеки и часовой башни, в спёртом воздухе возникало свежее дуновение, а живность, прячущаяся на стенах и в утеплители, разводила бурную деятельность. Башне не нравились посторонние.
Она смотрела на незваного гостя глазами пауков, прячущихся в перекрытии, она недовольно скрипела половицами, стонала ветром в щелях и негодующе громко тикала. Тик-так, тик-так. Часы шли натужно, словно бы, как и жители этого городка, только-только отходили от сна, и не вполне понимали, как правильно выполнять свою функцию. Однако они шли.
Когда незваный гость прикоснулся к стене, прикоснулся к ней магией, в башне на недолгое время установилась тишина. Словно бы волна холодного воздуха прошлась от стены, поднимая пыль в углах запущенного помещения. Часы на башне забила. Один удар, второй, третий. Удары звучали оглушающее громко, заставляя небольшую деревянную шапочку на здании библиотеки мелко подрагивать.
Стены заскрипели, заворчали, заворочались, выпуская дверь. Она словно бы всплывала с поверхности, заставляя вспучиваться и опадать старую штукатурку. Дверь — тяжёлая и массивная, нечета картонным дверькам американского захолустья, — несколько секунд удобно устраивалась на месте, выставляя вперёд металлическую ручку.
Наконец, в башне установилась всепоглощающая тишина. В замке что-то щёлкнуло, и дверь со скрипом давно не смазываемых петель раскрылась. Башня предлагала войти вовнутрь.
За дверью спиралью поднимались узкие и крутые ступеньки. По мере продвижения наверх, стены менялись — деревянные покрытия сменялись грубо вытесанными из камня кирпичами,  из которых тут и там торчали корни. Воздух становился сырым и затхлым, появлялась подвальная промозглость, все источники света, которые могли быть в башне, исчезли.
В конце долгого пути гость натыкался на новую дверь. Близнец прежней она открывалась в сумеречный лес — тихий и безлюдный. Оглянувшись, путник мог увидеть, что дверь идёт прямо из ствола многовекового дерева. Под его взглядом она медленно закрывается и исчезает.
Сам лес кажется знакомым и вызывает неприятные ассоциации. Где-то здесь, возможно, когда-то давным-давно на землю упало зёрнышко, открывшее портал в другой, лишенный магии мир.

+2

4

Голд широко раскрытыми глазами наблюдал за появлением двери, так и не опустив руку. Ничего подобного он, пожалуй, не ожидал. Его чутьё позволяло понять, что башня не так проста, но не более того. С таким же успехом он мог сказать о многих особо таинственных артефактах, хранившихся некогда в Тёмном замке, что они не так просты. Брови Голда сдвинулись на переносице, пока дверь устраивалась на месте. На какое-то время стало так тихо, что он слышал биение собственного сердца, но затем дверь открылась в лучших традициях самых зловещих сказок Зачарованного Леса.
Голд только сейчас опустил руку и раздвинул губы в кривой усмешке. Любого простого смертного Тёмный нарочито доброжелательным тоном предостерёг бы от того, чтобы соваться в такие проходы. Но он сам не простой человек. И всё же Голд колебался, хотя обшаривание стен магией дало только этот результат. Быть может... очень хитрая ловушка? Голд подумал о тех, кого обязан был защищать – если он застрянет здесь, то никак не сумеет этого сделать...
Чертовщина какая-то! Похоже, встреча с пиратом не пошла на пользу, если он, Тёмный, начал шарахаться, ещё не изведав опасности! Шляпа должна найтись в конце пути, и вряд ли ему придётся приложить так много сил, его могущество достаточно велико даже в Сторибруке. Подбадривая себя этой мыслью, Голд решительно направился к двери, столь заманчиво распахнутой, и преодолел все ступеньки. В свете он не нуждался, ибо прекрасно видел в темноте; в целом, он и в трости не особенно нуждался, но продолжал ходить с ней по привычке, а сейчас её знакомый стук даже успокаивал.
Вторая дверь позволила Голду очутиться в лесу, отчего он ощутил ещё большее непонимание происходящего, но ладно, чёрт с ним, это же… это волшебство, он с ним совладает. Голд машинально облизнул губы, оглядываясь, и обнаружил, что дверь исчезает.
Вот и путь назад закрывался. Можно было бы панически метнуться назад, применить магию, и, как дверь снова полностью материализуется, уйти. В конце концов, от власти кинжала Голд мог избавиться иными способами: найти свет настолько могущественный, что тот вытянул бы из него тьму. Хотя бы часть её. Но это означало добровольно расстаться с магией – в Сторибруке, полном опасностей, и всё существо Румпельштильцхена восставало против этого. Наоборот, он желал умножить своё могущество.
Он тот, кто он есть, не так ли?
Если бы у него было время, пока дверь исчезала, Голд бы призадумался. Он мог бы попытаться вернуть дверь не для того, чтобы трусливо сбежать, а затем, чтобы та его ждала, если вдруг понадобится спешка и на открывание времени не будет. И поразмыслил бы о том, что в этом лесу, возможно, надо проявлять осторожность в использовании магии. Можно и дверь не вернуть таким грубым натиском, и лес потревожить. Да и какая спешка может быть? Кто обратит в бегство Тёмного? Но... вдруг он заблудится в этом лесу и перепутает место, где должна быть дверь? Голд перебрал бы все эти варианты, но так как времени у него не было, он инстинктивно вскинул руку и попытался восстановить дверь, пока та не пропала совсем.
[dice=15488-19]

+3

5

Дверь, так окончательно и не слившись с древесной корой, под воздействием чужеродной магии, застыла в нерешительности, и с едва заметной заминкой, со скрипом и скрежетом, словно бы от налетевшего ураганного ветра, подалась обратно. Петли вставали на свои места, дверь приобретала форму, а ручка выступала на встречу, приглашая взяться за неё, открыть и уйти по высоким, маленьким, неудобным ступенькам вниз, вернуться обратно в башню, изображающую нелепую шапочку на здании городской библиотеки, вернуться ни с чем.
Лес, затихший на момент появления гостя, словно ожил. Зашелестели ветки от порыва ветра, сквозь высокую траву по мягкой мшистой поверхности скользнул небольшой зверёк, сверху насмешливо охнул преследующий его филин. Короткая схватка, звонкий писк и птица, прижав добычу к земле, сверкнула на гостя ярко-золотыми глазами. Решив, что никакого вреда от него не будет, но издав на прощание негодующий звук, филин взмахнул крыльями и потащился домой.
Лес снова застыл, выжидая. Со всех сторон он смотрелся совершенно одинаково: высокие деревья, задавившие своей тенью всю растительность в округе кроме мха, лишайника, низкой травы и редких кустиков, выступающих на месте проёмов в лиственной кроне, сквозь которые пробивается столь необходимый им свет. Ни тропы, ни даже видимости человеческих следов гость найти бы не смог, но, прислушавшись, заметил бы тихое далекое натужное тиканье башенных часов.

+2

6

На миг Голду показалось, что дверь так и застынет, не исчезнув полностью, но и не предоставляя шанса выйти, когда он вновь подойдёт к ней с желанным артефактом в руках. Ан нет – дверь медленно, но верно появилась. И осталась на месте. Голд с облегчением выдохнул, так пристально рассматривая дверную ручку, словно именно та была искомым артефактом. Теперь Голд не сомневался в том, что в конце пути его ждёт Шляпа Волшебника – что ещё могло быть спрятано так… затейливо? Что-то простое быстро нашлось бы в стене, защищённое пустяковыми чарами, на которые Тёмному пришлось бы потратить малую крупицу своей магии. Нет, здесь его ждёт крупная добыча. Румпельштильцхен из Зачарованного Леса потёр бы блестящие золотыми чешуйками руки и издал возбуждённый смешок, по лицу же Голда лишь пробежало подобие взволнованной улыбки, тут же пропав.
Разумеется, Голд преодолел искушение спуститься обратно по ступенькам и вернуться в лавку. Та казалась безопасным и уютным убежищем в этом лесу, где, признаться, Голду было не по себе. Вернуться и крепко обнять Хелен, поцеловать её в нежный уголок губ, найти утешение в её взгляде, в прикосновениях её ласковых рук... Отгоняя внезапную тоску по любимой ученице, говоря себе, что он и так скоро к ней вернётся, Голд заставил себя отвернуться от двери и вглядеться в очертания леса.
Если он не достанет Шляпу, она может достаться кому-нибудь другому – и стать в его или её руках опасным орудием. Это новое соображение окончательно утвердило Голда в его намерении. Ещё неизвестно, как она в башню попала. Возможно, он выяснит это на месте, а возможно, и нет.
Голд прислушался, стараясь не упускать ни единого звука, даже если это будет еле различимый шелест листвы, шорох травы или дуновение ветерка. В таком месте всё, что угодно, может послужить знаком. Указанием, куда идти и где искать. Однако место ожило множеством звуков, и Голд, чьи нервы были напряжены, слегка подался назад от неожиданности, когда филин появился и поймал свою добычу. Голд проводил взглядом улетающую птицу, хмурясь, но полагая, что это может быть просто птица, и снова прислушался.
Тиканье. Далёкое и приглашающее, как показалось Голду. Он не мог стоять на месте, бесконечно выжидая – миг, другой, и он шагнул вперёд и направился туда, где тикали часы.
[dice=15488-19]

+1

7

Дороги не было. Опавшие листья и трава не только смягчали шаги путника, но и скрывали под собой выступающие и крепкие, как камень, корни. То тут, то там под ногами сухо трескала ветка. В такие моменты лес вздрагивали, раздавалось сухое эхо где-то в удалении, и в рассыпную разбегались невидимые маленькие зверьки и насекомые.
В какой-то момент могло показаться, что лес становится темнее. Деревья словно сближались, льнули друг к другу, как любовники, но зато начал пропадать кустарник, значительно затрудняющий путь.
По мере шагов тиканье становилось громче и отчётливее. Старый, но отлаженный механизм отмерял время для пустого леса.
Позади отчётливо прозвучал щелчок закрываемой двери. Самого дерева-великана, скрывающего в себе проход в башню над библиотекой, видно уже не было. Не было видно и следов путника. Мягкая трава распрямлялись, листья тревожил ветер и лес поглощал присутствие человека. Но тиканье, настойчивое, навязчивое, громкое раздавалось впереди. Там, где из-за толстых и крепких веток неожиданно сверкнул огонёк. Словно бы кто-то, возможно, доброжелатель зажёг впереди маяк.
Сияние привело путника к большой поляне. Лес не просто медленно переходил к открытому пространству, он обрывался по ровной дуге, за пределы которой не рисковали сунуться даже самые смелые ветки. В центре поляны, освещаемый лунным светом, стоял большой, красивый, но запущенный на первый взгляд особняк: краска на его фасаде поблекла и облупилась, ставни были забиты, а главная дверь заколочена, но на центральной башни виднелись часы, и оттуда же лилось яркое слепящее сияние.

+2

8

Шляпа Волшебника всегда была особенным артефактом для Тёмных. Голд, которому было доступны воспоминания предыдущего Тёмного, как наяву мог представить себе сцену, в которой Зосо пытался завладеть Шляпой. Затруднение было в том, что Шляпу охранял мощный магический барьер. Зосо оказался близок к своей цели – стоя над шкатулкой, в которую была заключена Шляпа, он вытащил кинжал с волнистым лезвием и нетерпеливо повёл над нею… но вместо Шляпы из шкатулки вырвался яркий сноп света и сбил его с ног. А потом седобородый старец появился, как из-под земли, и презрительно уведомил Тёмного, что Шляпа Волшебника ограждена от его притязаний.
Теперь – в течение нескольких столетий – Тёмным был Румпельштильцхен. И он не собирался просто так выпускать Шляпу из рук. Магический барьер был сломан ещё в Зачарованном Лесу, как помнил Румпельштильцхен, так что он наверняка сумеет приблизиться, взять шкатулку, а потом уже в спокойной обстановке вынуть артефакт и осмотреть со всех сторон.
Голд уже гораздо увереннее продвигался по лесу, старательно избегая того, чтобы споткнуться. К нему вернулась старая привычка – верить в свою удачу, а может, это была самонадеянность, но, так или иначе, он полагал, что этот небольшой поход закончится успехом. Зосо, правда, тоже так думал. И даже приберёг несколько своих недобрых знакомых для ритуала, включавшего в себя сердце человека, который знал Тёмного простым смертным. Голд скривил губы в усмешке – у него остался один только недобрый знакомый с тех времён. Капитан Джонс по прозвищу Крюк.
Дверь сзади закрылась, но Голд не замедлил шаг и не стал оглядываться. Наоборот – пошёл быстрее, невольно ударяя тростью о землю одновременно с очередным тиканьем часов. Тик-так, дорогуша. Тик-так.
Голд вышел к особняку в центре поляны и остановился, чувствуя нарастающее возбуждение. Он смотрел вверх, туда, где было сияние -  переместиться сразу в центральную башню или применить магию, чтобы распахнуть дверь? Ждут ли на пути наверх ловушки – для тех, кто недостаточно владеет магией и станет лёгкой добычей? Голд хмурил лоб и сосредоточенно раздумывал. С другой стороны, если говорить о ловушках, то вполне может статься, что ловушка заготовлена именно для нетерпеливых, которые не хотят подниматься по лестнице. Голд рассудил, что торопиться не стоит, и при осторожном приближении к цели заподозрить и устранить ловушку он, возможно, сумеет, а если кинется сразу в башню – чего доброго, не успеет очухаться, как дела пойдут плохо. С этой мыслью Голд поднял руку и послал в заколоченную дверь открывающее заклятье.
[dice=17424-19]

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » Of two evils choose the power


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC