В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ

Приглашение на бал [упрощённый приём до 18 ноября]

НАМ ГОД! [День Рождения "Баллады теней"]

Потерянные сундучки [лотерея]
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Пожалуйста, не улетай!


Пожалуйста, не улетай!

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://s5.uploads.ru/sV3QR.gif http://s3.uploads.ru/NdxBl.gif
Люди птиц из клеток выпускали, чтоб самим свободными стать.
ПОЖАЛУЙСТА, НЕ УЛЕТАЙ!
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
фея & девочка в башне

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Зачарованный лес, за несколько лет до проклятья.

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
У маленькой феи повредились крылышки и Рапунцель взяла заботу о ней на себя.

[sign]Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/47659.png[/icon][nick]Rapunzel[/nick]

Отредактировано Nina Wright (12-11-2018 05:09:06)

+2

2

Тяжело быть феей в опасном и большом мире людей, тяжело быть оторванной от общества себе подобных, потому что никто не дает защиту, так что, единственный выход не оказаться вновь пойманной каким-нибудь искателем приключений, это летать от города к городу, селясь на почтительном расстоянии от местных жителей и втайне наблюдая за их жизнью. Вот в очередной раз, задержавшись на границе одного весьма живописного королевства, - в городе началось странное празднование, и было забавно погулять по улицам в человеческой форме, участвуя в конкурсах, слушая песни и наблюдая за танцами, - она спешно пыталась улететь в поля, где можно было подобрать себе дивный цветок и свернуться внутри него калачиком, чувствуя себя в относительной безопасности. Но нет, стоило только взметнуться вверх, как следом, нагоняя её с пугающей скоростью, полетели странные конструкции, в центре которых разгорался огонь. Тинк стоило больших усилий протискиваться между ними, пытаясь, все-таки, выбраться и, когда она набрала приличную скорость, оторвавшись от большой толпы странных преследователей, оглядываясь с усмешкой назад, влетела прямо в один из фонариков, появившихся на её пути.
Такой боли она раньше не испытывала. Огонь оказался весьма прожорливым, и с радостью накинулся на незамысловатую одежку Белл, лизнув так же её ногу и краешек слюдяного крылышка. Громко вскрикнув, она пулей метнулась в сторону, перед глазами все плыло, а в носу стоял премерзкий запах паленой плоти. Пытаясь сбить пламя с платья, она не заметила, как потеряла набранную высоту и сместилась в сторону леса. Осознание того, что фея оказалась в полной заднице, пришло к ней не сразу, а когда первая ветка больно хлестанула по лицу. К сожалению, именно здесь, в спасительной кроне, она окончательно повредила подпаленное крыло.
Кое-как взлетев, тратя все силы и даже магию, Динь попыталась вновь устремиться в небо, но волшебство быстро вышло и её обожгло болью, сжавшись комочком, словно падающая звезда, вспыхнув ярким золотисто-зеленым светом, она пронеслась по дуге и скрылась за высокими деревьями, стоящими на пригорке.
Как оказалось, эта часть дремучего, старого леса была не просто неисследованная, а сокрыта от любопытных глаз и, как потом одумается Тинк, ей жутко повезло не только упасть сюда, но и влететь в единственное, весьма узкое окно высокой башни, расположившейся в живописном гроте вдали от всех известных дорог.
Пролетев через обширное нутро, оказавшееся не то комнатой, не то залой, она ухнулась об стену, на секунду к ней прилипнув в комичной позе, а потом, с протяжным стоном, камнем свалилась вниз, во что-то жестяное, отдалённо напоминающее ночной горшок. Ей стоило огромных усилий отлепиться от выпуклого дна, привстать на дрожащих руках, чувствуя боль в каждой клетке своего тела, подтянуть ноги и взвыть от мучительного спазма.
В конечном итоге, малявке удалось усесться на пятую точку, обнять левое колено, поскольку правое уже покрылось волдырями, невыносимо саднило, и разрыдаться самыми настоящими, крокодиловыми слезами, жалея себя. Она успела заметить, что вся башня покрыта плющом, мхом и прочими прелестями, что вырастают на неухоженных, заброшенных домах, да и темень внутри помещения не внушала оптимизма.
Забавное, наверное, зрелище. Эмалированный, детский ночной горшок, стоящий у стены, рядом с потрепанным комодом, явно просто нечаянно выдвинутый и давно забытый, сейчас, словно по волшебству, вспыхивал золотистым светом и издавал весьма жуткие звуки. То ещё зрелище, особенно для той, что вряд ли могла похвастаться осведомленностью в мире магии. И знай об это Тинк, она бы уж постаралась вести себя потише и поспокойней, по крайней мере, настолько, насколько это было вообще возможно в её положении.
Чуть отдышавшись, шипя и ругаясь, она выудила из своей маленькой сумочки палочку, встряхнула её и попыталась что-то наколдовать, но та лишь плюнула сгустком пыльцы в стенку маленькой тюрьмы и погасла. Ужас отразился в глазах феи, она хотела было вскочить, но застонала и снова попыталась что-то выдавить из отлынивающего от работы, магического артефакта.
- Нет-нет-нет-нет, давай не будем так себя вести! Миленькая, мне нужно чуть-чуть магии, чтобы я могла себя подлечить! – Динь трясет рукой так, словно пытается взлететь, но ничего не выходит. Внутри явно было топливо, но работать строптивая палка отказывалась. И такая несправедливость вновь заставила её разрыдаться.

+2

3

Рапунцель очень любила свой День Рождения, но не потому что матушка готовила ей самые любимые блюда (откровенно говоря, иногда Рапунцель допускала мысль, что матушка не слишком хорошо разбирается в том, что она любит), приносила подарки (просто необходимые вещи — лоскут ткани на новое платье, взамен износившегося, новые кисти и краски, пряжу или, иногда, очень-очень редко — книгу) или старалась быть доброй и ласковой (она всегда такой была, когда вычесывала её волосы). Рапунцель нравился День Рождения, поскольку только раз в году и именно в этот день над городом, скрытом обширными лесами, поднимались маленькие золотистые точки.
Всё утро Рапунцель весело суетилась по дому. Весело, несмотря на то, что её дорогой сердцу Паскаль — маленький хамелеон, с которым девочка была так дружна, единственный друг в этой одинокой башни, с кем она могла поговорить во время длительных отсутствий матушки, пропал. Сперва казалось, что он просто выскочил ненадолго по своим маленьким хамелеонским делам. Паскаль иногда так делал. В особенности, когда матушка настаивала на том, что он всего лишь паразит, и пыталась его вывести. Рапунцель старалась сводить такие происшествия к шутке, но у неё получалось не всегда.
Как правило, когда матушка Готель бывала дома, Паскаль старался не попадаться ей на глаза, но неделю назад, как раз до своей пропажи, слегка замешкал. Матушка ругалась и даже кинула в него тяжёлой кружкой, но, разумеется, не пыталась попасть. Рапунцель, неловко смеясь, встала на защиту ящерицы и матушка вскоре улыбнулась. Иногда девочке казалось, что эта улыбка не искренняя, но, с другой стороны, ей было сложно с кем-то сравнивать. Кроме Матушки и золотого волшебника она никого никогда не видела.
Первые дни, когда Паскаль только-только потерялся, девочка грустила, но полагала, что он всё делает правильно. Матушка раздражена и не стоит испытывать её терпение. Она думала, что Паскаль вернётся, как только Готель отправится по своим делам, и даже, впервые за долгие годы, не возражала, когда матушка сообщила о том, что её не будет в День Рождения. Она, конечно, не забыла об этой важной для Рапунцель дате! Просто у неё были дела. В конце концов, ей итак непросто — забираться в большую башню, чтобы прятать свою дочурку от всего такого жестокого мира.
Тем не менее, обычно Рапунцель расстраивалась, когда матушка бросала её накануне праздника, но тут смолчала. Она проводила Готель и весь день бегала по башне, подзывая Паскаля. Рапунцель была уверена, что он недалеко, поэтому, когда матушка удалилась, начала звать его уже из башни. Но хамелион так и не появился.
Весь остаток дня девочка провела, как в воду опущенная. Она никогда не плакала. Почти никогда. Матушка расстраивалась, стоило ей пролить слезинку или позволить своему голосу задрожать, поэтому с ней Рапунцель всегда держалась, но, оставшись одна, позволила себе заплакать. Она плакала и плакала, пока, наконец, не стемнело. Тогда девочка подошла к окну и, в очередной раз, почувствовала, как замирает, а потом начинает радостно биться её сердце.
Огоньки всегда внушали Рапунцель надежду. Глядя на них, она всем сердцем желала вернуть Паскаля или, если ему так плохо с ней, найти другого друга. Она не хотела нарушать обещания, данные матери, но быть одной постоянно, не иметь возможность хоть с кем-то поделиться своими незначительными радостями, было очень тяжело.
Девочка уже вздохнула и готова была отойти ко сну, когда увидела падающую звёздочку. Она тут же проговорила своё желание повторно, затаила дыхание... и отскочила от окошка, потому что звёздочка ломанулась прямо на неё! Рапунцель выскользнула из комнаты и побежала на кухню за ковшиком с водой. По её юным соображением перспектива звёздочки в маленькой комнате вполне могла привести к пожару, а матушка точно не поймёт, если в её отсутствии Рапунцель спалит башню.
Пока она суетилась на кухни, что-то в её комнате гремело. Девочка на цыпочках поднялась наверх, заглянула в комнату, где в тишине и полной темноте, горел небольшой огонёк. Рапунцель, держа ковшик с водой наизготовке, осторожно двинулась к нему, но тут услышала голос и плачь. Сочетание таких звуков заставило девочку устремиться к горшку, которым давно уже никто не пользовался.
Она села на корточки, поставила ковшик рядом и заглянула в горшок.
Кто ты? — удивлённо спросила Рапунцель. В её удивлении мелькнула радость — может быть, желание сбылось и кто-то добрый подкинул ей друга?! Но радость это мгновенно улеглась. Друг или не друг, но маленькое симпатичное существо, похожее на миниатюрную и очень красивую девушку, плакало.
Что случилось с тобой? — Рапунцель уселась на колени, подогнув длинную розовую ночнушку под себя. — Не плачь, пожалуйста! Может, я чем-то могу помочь?
Миниатюрная девочка была очень красивой и издавала приятное свечение. Из-за этого Рапунцель не сразу заметила крылышки и то, насколько они изувечены. В ужасе она прижала ладошки ко рту.[sign]Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/47659.png[/icon][nick]Rapunzel[/nick]

Отредактировано Nina Wright (12-11-2018 05:09:25)

+2

4

Разрозненные чувства бушуют внутри, вынуждая, то и дело, проклинать, на чем свет стоит, свою невнимательность и винить в своих кознях одного небезызвестного пирата, чье желание попасть в замок одной страшной ведьмы вынудило изменить первичным планам и пролететь над этим королевством на несколько дней позже. Конечно, во всем точно виноват он, тут даже не о чем сорить.
Динь даже не пыталась выбраться, сетуя на свою незавидную судьбу и предполагая, что теперь ей придется умереть голодной смертью на дне ночного горшка – какой позор! Хныкая и жалея себя, она не смогла услышать, как кто-то, весьма, надо заметить, не тихо, поднялся вверх по лестнице и вошел в комнату. Это чуть позже, когда оглушающий, звонкий голос застиг её врасплох, Белл, наконец-то, поняла, что башня-то не заброшенная.
- А-а-а-а, - завопила фея. Ну как завопила, скорее, запищала, хотя, эмалированное нутро тары, в которую она грохнулась, в разы усилил голос, и теперь она звучала как-то даже жутковато. Метнувшись в сторону, Тинк вжалась в холодную стенку, пытаясь, как бы уйти от страшного человека, чье лицо нависло над единственным выходом. – Сгинь! Уйди, я больше на эту чертову уловку не попадусь! Ведьма!
Нет, ну а что ещё могла подумать та, которую силком заволокли на пиратский корабль, вынудили помогать, без какой-либо выгоды для себя и, ко всему прочему, отправили в замок самой Равены? Конечно, она посчитала, что все случившееся с ней было подстроено, как раз для того, чтобы заманить её сюда. Как удобно и хитро, а! Опалить крылья, которые, в итоге, ещё и изрядно помялись не только во время падения через лес, но и при столкновении со стенкой и дном горшка. Странные совпадения, и ко всему вышеперечисленному добавьте ещё и то, что попала Динь аккурат в уединённую, выглядящую заброшенной, башню. Не правда ли подозрительно?
- Кто ты такая? Чего тебе от меня нужно? – Страх оттесняет на время боль, хотя, на крошечных щеках все ещё сверкают золотистые слезинки. – Прости, но лимит обещаний от феи закончился, поэтому немедленно меня выпусти, я требую!
До неё не сразу дошло то, что она увидела. Нет, зло, конечно, принимает разные формы. Взять хотя бы того самого Темного Мага, о котором все трещат без умолку. Поговаривают, что он умеет превращаться. Разве это не доказательство? Его же не зря  Темным кличут! Или эта, как её, Кара? Та вообще даже в фею умела обратиться. Бррр. В общем, недоверие спадало постепенно в течение одной минуты, что для весьма ветреной феи, к тому же, окрыленной своей маленькой победой в подземельях замка ведьмы, было достаточной продолжительностью.
Подозрительно посмотрев на великанкшу, в огромные, честные глаза, заприметив розовый ворот ночной рубахи, - нет, ну какой уважающий себя злодей наденет такой цвет? – и великодушно решила, что вряд ли она представляет опасность. Как только эта мысль посетила головушку Белл, то и боль с новой волной накатила на неё. Она вскрикнула и осела на пол, бережливо вытягивая опаленную ногу и крылышко.
- Ай-яй-яй, бо-о-ольно, - захныкала Тинк, потирая воспаленные от слез глаза. На её памяти, это было впервые, когда она весьма ощутимо поранилась во время своего путешествия. Падения, ушибы, синяки и даже укусы были, но чтобы так. Видимо удача окончательно отвернулась от феи-отступницы. – Я обожглась. Нога уже в волдырях. А ещё повреждены крылья. Видишь? Опалила и, мне кажется, сломала. Теперь для меня нет спасения, я умру, потому что не смогу избегать опасностей. Бедная я, горемычная.
И снова заплакала, только в этот раз куда как громче закрыв ладонями лицо. Она действительно не думала, что девочка может ей помочь, поскольку вряд ли она понимает хоть что-то в лекарстве и уж тем более в том, как помочь столь мелкому существу. Фей, обычно, живыми не находили, разве что специально вели на них охоту, пытаясь выудить обещание в помощи или  исполнении желания. Эти же искатели приключений редко задумывались, что даже за такую магию нужно, так или иначе, платить. Сейчас Тинк думала, что она поплатилась за артефакт, который вынесла из подземелий Равены.
Наконец-то решив, что жалеть себя достаточно и кулачком утерев слезы, она вновь осмотрела на златовласую. Что-то в ней было. Что-то странное и, вроде как, магическое. Пока что, фея не могла уловить, что же тут не так, но подозрительности это, все-таки, прибавило. Она попыталась привстать, но зашипела и грохнулась на пятую точку, недовольно засопев.
- Ты не могла бы вытащить меня отсюда? Я не хочу умереть в ночном горшке! – Жалобно попросила Белл, посмотрев в глаза великанши. Ох уж, как же сложно с этими людьми, они совершенно не чуткие к чужим страданиям. – Не хочу показаться навязчивой, но ты не можешь вынести меня наружу? Я думаю, свежий воздух, пыльца и вода местной речушки, которую я заметила, пока летела, могут мне помочь. Уж если не вылечат, то на ноги поставят, и я смогу лететь. Только осторожней, мы хрупкие и нам очень легко навредить.
Она не пыталась встать, помня прошлую попытку и лишь ждала помощи со стороны златовласки.

+2

5

Рапунцель вздрогнула и едва не отбросила горшок от внезапного вопля. Конечно, маленькое существо не было способно производить по-настоящему громкий звук, но оно явно старалось во всю мощь своих небольших лёгких, а в тишине пустой башни, учитывая напряжение девочки, эффект вышел ошеломляющим.
Рапунцель вздрогнула и быстро-быстро захлопала ресницами.
— Ведьма? — с недоумением переспросила она, и оглянулась. Ей никогда не приходила в голову идея, что сюда, в башню может пробраться какая-то ведьма. Матушка Готеьл уверяла её, что здесь, в башне Рапунцель находится в полной безопасности! Собственно, именно из соображений безопасности Рапунцель и полагалось не покидать упомянутую башню.
Но что если ведьма могла как-то пробраться вовнутрь? Что если она гналась за миниатюрной крылатой красавицей и забралась в башню?! Глаза Рапунцель, одновременно, немного напуганной и взволнованной, загорелись предвкушением. Она ни разу не видела ведьму, и хотя, как считалось, ничего хорошего от них ждать не приходилось, любопытство девочки было велико.
Рапунцель вздрогнула от вопросов малютки и слегка покраснела. Маленькое создание явно страдает, а она тут любуется красотой её золотистых слезинок и предаётся странным фантазиям!
«Обещаний? Феи?!» — книжек про фей у матушки Готель в доме не водилось (она вообще предпочитала книжки про злых созданий и жестокий мир), поэтому Рапунцель имела о них очень и очень смутное представление, родившееся от нескольких присказок. Откровенно говоря, ей не приходило в голову, что феи такие маленькие, хотя она догадывалась, что они должны летать, но после встречи с золотым волшебником, скорее, сочла бы малютку за Дюймовочку, скорлупку которой он показывал ей, как диковинку. Сейчас же было очевидным, что это предположение неверно.
Мне ничего от тебя не нужно, — заверила девочка с искреннем недоумением. — Меня зовут Рапунцель, и я тут живу. Не в горшке, конечно, но это ты влетела в мою башню! Я тебя тут не удерживаю... — как можно мягче произнесла Рапунцель. У малютки, видимо, совсем в голове всё помрачилось от боли, вот она и несёт всякие глупости. Правда, Рапунцель было любопытно, сколько в этих глупостях правды про фей. Феи казались ей очень интересными! Правда, с учётом того, что девочка никогда не покидала пределы своей башни и ничего не видела кроме леса вокруг, даже мёртвая лягушка представляла для неё определённый интерес.
Не надо умирать! — вскрикнула девочка, которой и в голову не приходило, что история малютки может оборваться настолько печально. Она очень-очень осторожно взяла её на руки и отнесла к столу, где всё ещё лежали принадлежности для шитья, на которое Рапунцель пыталась отвлечься, пока не искала Паскаля.
Девочка посадила малютку на сверток мягкой ткани и внимательно оглядела её повреждения. Выглядели они, на её взгляд, ужасно. Настолько ужасно, что на глаза Рапунцель навернулись слёзы. Удерживая их, девочка взяла напёрсток, наполнила его водой из ковшика и передала его феи.
Воды в доме, сколько хочешь, цветов мало, но все они в твоём распоряжении, но я не могу вынести тебя из башни. Единственный выход через это окошко. Если я тебя спущу, ты не сможешь подняться, а спускаться вместе с тобой мне никак нельзя! — она прикусила губу. Отказывать маленькой феи (мысленно Рапунцель решила, что малютка всё же фея) не хотелось совершенно. Она просто не могла так поступить с ней! Но не могла и спуститься. Спустившись, Рапунцель едва ли сможет вернуться обратно незамеченной, а это очень-очень расстроит маму.
Я могу помочь, если ты кое-что пообещаешь, — тихо и сосредоточенно произнесла девочка, не замечая, как уселась на стул и стала подтягивать ближе все свои длинные, но такие покорные для неё золотистые волосы. — Тебе ничего не нужно будет делать! Только сохранить секрет. Ты умеешь держать секреты? [sign]Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/47659.png[/icon][nick]Rapunzel[/nick]

Отредактировано Nina Wright (12-11-2018 05:09:41)

+2

6

Интересная девочка попалась на пути феи и, если бы не боль, она бы, без сомнения попыталась вызнать все о ней. Слишком любопытно выглядел человек, застрявший в высокой башне посреди уединенной, спрятанной в роще, полянки, настолько живописной, что вполне могла приглянуться какому-нибудь скучающему королю, который бы захотел сию минуту построить тут свою летнюю резиденцию. Ох уж эти коронованные особы с их фетишами до эстетики да охоты. И как столь безобразное, с точки зрения феи, занятие может сравниться с коллекционирование произведений искусств, от которых дух захватывает? Нет, ей точно не понять избалованную личность венценосца.
Неужели эта милая особа, которая даже не задумалась, что перед ней может быть далеко не милое, сказочное создание, которая, по рассказам, сеет добро и светлую магию, никогда не покидала своего убежища? Оказавшись на ладони испугавшейся Рапунцель, - ужасное имя, просто язык сломаешь! – она решила, перед тем как полностью доверить себя в заботливые руки девочки, как следует её рассмотреть. Милое и явно наивное создание, а значит, у неё вряд ли хватит смелости что-то требовать в обмен на помощь. Тинк выдохнула и немного расслабилась, морщась от боли.
- Ладно, - кивнула малявка, косясь на свою собеседницу, - умирать я не буду.
Через минуту она перенесла её к столу, застеленному скомканным полотном, тут и там торчали иголки, валялись катушки ниток и ножницы, огромные такие, которые с легкостью могли перекусить пополам, в районе талии, Динь. От таких мыслей она передернула плечами и замотала головой, пытаясь их прогнать из своей головы. Нет, её доставили сюда вовсе не для того, чтобы мучить, ведь так. Вот и наперсток с водой, как заботливо со стороны златовласки.
Белл приняла импровизированную чаше, с подозрением принюхалась, макнула кончик языка, покатав жидкость во рту, словно умудренный опытом сомелье, а затем, удовлетворенно кивнув, быстро припала к живительной влаге, шумно глыкая воду. Нет, это не то, на что она рассчитывала, источник не был магическим или целебным, обычная вода и, даже если она добавит туда чуть-чуть пыльцы из палочки, вредничающей и отказывающейся слушаться её, то и это вряд ли ей поможет. От осознания беспомощности на душе стало совсем мерзко и Динь скисла.
- Как это – ты не можешь? На тебе лежит проклятье? – Она удивленно вскинула брови, и потешно округлила рот. Темные ведьмы и колдуны были горазды во всякие там заклинания, которые разрушить может что-то чистое и искреннее, в общем-то, то, чего у них самих и нет. – Или ты станешь пылью, а может морской пеной? Знавала я такое придание, правда ею становились русалки, что понадеялись на милость владычицы морей – Урсулы. Брр, та ещё ведьма. А, и вот недавно, была какая-то история с красавицей, что уснула столетним сном. Тоже жутенько как-то. А потом все начинают и фей боятся, за то, что магию используем.
Она удрученно покачала головой, оставляя пустой напёрсток. Как и следовало ожидать, состояние не изменилось, но на другое Тинк и не рассчитывала. Вот только девочка явно что-то задумала, возможно, решила выслушать её, присев на стул, а может быть и что-то другое. Заинтересованно слушая тихие речи, настолько заинтересовано, что даже, на несколько секунд позабыв о боли, сковывающей спину и ноги, она уставилась на длинные волосы новой знакомой.
Это были не просто локоны, спадающие до пят, как их любили описывать поэты да писатели, нет. У Динь медленно отвисла челюсть, когда она, наконец-то, поняла, что почти весь пол небольшой комнаты – теперь-то она понимала, что она небольшая, - застилают золотистые пряди. Удивительно и, немного, пугающее зрелище, если учесть, что Белл впервые сталкивалась с подобным. Чисто на автомате, на вопрос Рапунцель, она кивнула и, лишь потом, мотнув головой, будто сгоняя оцепенение, она задала вопрос:
- Какой секрет? Секреты бывают разные. Есть те, сохранение которых повлечет неприятные последствия для всех. – Со знанием дела и псевдоумным видом, заверила ребенка молоденькая крылатая козявка. – А вообще, я умею хранить секреты. Честное фейское слово.

+2

7

Рапунцель улыбнулась. Она понимала, что фея просто шутит — едва ли она стала умирать или не умирать просто от слов незнакомой девочки! Но всё равно ей было приятно. Она расценила эту брошенную вскользь фразу, как заботу. Правда, как только фея перестала пить, девочка тут же постаралась стереть с лица улыбку и состроить как можно более скорбное выражение. Ей не хотелось, чтобы фея решила, будто бы она над ней смеётся. Особого труда смена выражения не вызвала. Крылышки выглядели совсем жалко, и смотреть на них было почти физически больно.
Нет! — поспешно заверила Рапунцель, а потом задумалась: не могла ли матушка таким образом уберегать её нежную и ранимую психику? В конце концов, девочка планировала просидеть в башне до совершеннолетия, и не больше! В день совершеннолетия Рапунцель хотела пройти к месту, из которого вверх в небо появлялись золотые огоньки. Девочка мечтательно улыбнулась, представляя, какое это будет замечательное приключение и как её понравится ходить по зелёной траве, мягкой земле, тёплым от солнца камням! Как будет здорово пробежаться не от одной стены башни к другой, а вдоль поля, вперёд, далеко-далеко, пока сердце не начнёт выпрыгивать из груди, а дыхание не перехватит.
Могла ли матушка, зная её надежды, щадить чувства Рапунцель и молчать о проклятье? «Едва ли», — подумала девочка. У матушки хватало недостатков, но она никогда не утаивала от неё правды. Даже если это правда о неудачном пироге, кривом рисунке, неправильно взятой ноте.
Вспомнив матушку, девочка сжалась и подтянула ноги, обнимая себя за колени. Она мрачно, но уверенно покачала головой.
Не думаю, что меня сдерживает тут какое-то проклятье, если не считать... «волшебных волос, которые светятся, когда я пою!» — она прикусила губу. Оказывается, очень трудно держать в себе тайну, если рядом находился кто-то, кому можно было его рассказать!
А ты фея, да? И умеешь пользоваться магией? И встречалась с ведьмами?! — спросила девочка с таким оживлением, будто бы встреча с ведьмой что-то и интересное, и увлекательное. — Я никого и никогда не увидела, кроме матушки, золотого волшебника и Паскаля, но Паскаль — это мой друг-хамелеон и он потерялся, а волшебник приходил только один раз совсем ненадолго, — Рапунцель слегка загрустила, вспоминая, что теперь ей, видимо, придётся коротать время совсем в одиночестве. От одной мысли об этом хотелось плакать — матушка постоянно занята и редко бывает дома, а ей уже осточертели одни и те же книги, и одни и те же занятия.
В общем, вряд ли я превращусь в пену, если спущусь вниз, но мама мне запрещает спускаться. Видишь ли... дело в том, что... Люди сделают мне плохо, если узнают мой секрет, поэтому его лучше не рассказывать, — она озадаченно нахмурилась: рассказывать о волшебных волосах оказалось ещё сложнее! Как не начни, звучит нелепо и, в конечном итоге, сводится именно к волшебным волосам, которые излечивали от любых ран и спасали от старости. Чудесным волосам, которые злые жестокие люди так хотели прибрать к себе, что пытались обстричь маленькую Рапунцель. Однако, чудо не желало жить в отрезанных волосах.
Я лучше тебе всё покажу! — с сияющей улыбкой, объявила девочка и подобрав длинную прядь, принялась осторожно накручивать её на фею, стараясь не причинять ей ни боли, ни неудобства. — Так надо. Так надо! — повторяла Рапунцель, и когда из пучка волос торчала уже только симпатичная фейская головка, удовлетворённо кивнула и запела. С первых же нот волосы у её корней засияли, и свет начал распространяться по всей длине. Когда сияние дошло до пучка волос, он перешёл на фею.[sign]Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/47659.png[/icon][nick]Rapunzel[/nick]

Отредактировано Nina Wright (12-11-2018 05:09:57)

+2

8

Динь сама не знала почему, но вид этой девочки вызывал болезненный отклик в её груди. Может потому, что фея в принципе привыкла к свободе и была вольна лететь куда ей вздумается? Наверное, хотя, обрела она это лишь когда нахально, ослушавшись Рул Горм, и покинула Долину фей, теперь уже, навсегда. Иногда, правда, и от этой мысли внутри не взрывалась радость и счастья, а возникало щемящее чувство утраты. Она всячески гнала подобны мысли, уверяя себя, что скоро привыкнет к абсолютной и безграничной свободе.
Правда, в последнее время, Белл то и дело попадала из одного плена в другой, хотя вряд ли девочка решится посадить её в фонарь или клетку, как было на пиратском корабле. Хотя, она не могла не признаться, что приключение выдалось отличным, да и капитан не сильно её раздражал и, она вполне могла сказать, что расстались они почти друзьями. Так что, чуть-чуть поразмыслив и кивнув самой себе, Тинк решила поболтать с златовлаской, и даже дать ей парочку советов по поводу её затворничества.
- Очень странно, - поморщилась блондинка, покачав головой. Ей действительно непонятно, как юная особа могла противостоять соблазну и оставаться, как послушная и прилежная девочка, в этой жуткой, ветхой башне. Да ещё и со своими гигантскими волосами, которые, надо сказать, своей длиной весьма пугали. – Если не считать чего?
Любопытство волной поднялось внутри, и она вся обратилась вслух. Уже что-то интересненькое. Рапунцельне хотела что-то ей говорить и, тем самым, заставляла её просто сгорать от желания узнать маленькую тайну. Смена направленности разговора на её мелкую особу лишь на время заставил её позабыть о предыдущей теме их разговора, поскольку вопросы, задаваемые собеседницей, требовали обширных и полных ответов.
- Я-то? Ох, я бы встала, чтобы представиться, как подобает моему народу, но, уж извини. Меня зовут – Тинкер Белл или Динь-Динь и я – Зеленая Фея, что и так понятно по цвету моих одеяний и свечению пыльцы. И да, я умею колдовать, но сейчас, к сожалению, моя палочка отказывается меня слушаться. Видимо все дело в повреждении крылышек. – Она грустно опустил ручки на бедра, и склонила голову, выдохнув, закрыв глаза на пару секунд. Думать о том, что ранения могут безвозвратно лишить её не только способности к полету, но и магии, совершенно не хотелось. От таких мыслей внутри поднималась неприятная волна, а глаза застилала пелена слез. Она шмыгнула носом и решила отвлечься, поведав девочке о своих приключениях. – Ну, ведьмы это ведьмы. Поймав фею, они вряд ли выпустят её, но совсем недавно, а точнее, если я не ошибаюсь, три дня тому назад, меня выкрал с макового поля пират, представляешь? Он принес меня на свой корабль, где мне пришлось заключить с его капитаном сделку. Я должна был помочь ему пробраться в заброшенный замок сильнейшей ведьмы Зачарованного Леса – Равенны. Ууу, она сильная и хитрая колдунья. А её сокровищница до сих пор не дает покоя искателям приключений. Вот только она оказалась пуста. Но Джонс нашел что искал, как, впрочем, и я. Нас там поджидали жуткие испытания и опасности, мы сражались с химерами, созданными хозяйкой для защиты своих владений. Провалились в подвал, полный костей, а потом уменьшились до роста мотылька, и нас чуть не съела крыса. Ух, ну и путешествие. Хотя, если честно, я бы предпочла помогать избалованным принцессам, чем терпеть нахальство пирата!
Едва ли не на одном дыхании выпалила девушка, ярко жестикулируя руками и кривляясь. Оказывается, ей давно хотелось кому-то рассказать о своих приключениях, только вот, как оказалось, друзей у неё было крайне мало. Но она не расстраивалась, феи имели особенность быстро находит не только неприятности.
- Золотой волшебник? – Она нахмурилась и обхватила правой рукой подбородок, задумчиво копаясь в себе. Это словосочетание вызывало странный отклик внутри неё, но она все никак не могла ухватить мысль и выудить воспоминание. Хотя точно знала, что уже слышала о таком. Тревожность тоже появилась, но тут же спала, как только девочка решила показать ей то-то. – Так что же за секрет?
Она тоненько пискнула, когда странная девочка, внезапно, начала своими волосами заматывать её в кокон. Боль усилилась, и мелкая козявка зашипела, словно детеныш змеи. Она морщилась и пыталась прекратить свои мучения, но все тщетно. И только фея хотела начать возмущаться и ругать самовольную девицу, как та начала петь и сияние, короной возникшее вокруг её головы, быстро заструилось по прядям вниз и, через секунду, её обдало теплом, муки прошли и она почувствовала как её ударила волна магия, наполняя.
- Что? Что ты делаешь? Как? Ты ведь не волшебница? – Она вскинула брови и округлила ротик.

+2

9

Девочка напряжённо всматривалась в головку маленькой феи, точно ещё не зная, как может подействовать на волшебное существо её золотое сияние. На матушку оно действовало прекрасно! Стирая морщины и все признаки уведания так же легко, как синяки и ссадины. С серьёзными травмами Рапунцель ещё не приходилось сталкиваться, но с самоуверенностью ребёнка она полагала, что волосы вылечат и обожженные места на теле феи, и покорёженные от огня крылышки.
Тем не менее, до того как маленькая фея заговорила, девочка испытала беспокойство. Волосы были единственным чудом в её рукаве, и она не знала, что будет делать, если они не сработают.
«Сработали!» — радостно подумала Рапунцель, глаза которой вновь заблестели от подступающих слёз. Ей даже стало неловко. Девочка всегда мало плакала, а сегодня выплакала свою норму, пожалуй, на несколько лет вперёд.
Я не волшебница, — покачала она головой и принялась осторожно распутывать фею из плена своих золотистых волос. — У меня только волосы волшебные! Когда я пою, они светятся и этот свет может не только лечить раны, но и возвращать молодость. Раны он исцеляет навсегда, а вот годы... они берут своё.
— На самом деле, волшебные волосы — это и есть мой секрет,
— сообщила Рапунцель и посерьёзнела. Она отвела невообразимо длинные пряди за спину и открыла короткую каштановую прядку. — Мама говорит, что я родилась с подобным даром, но люди завидовали мне и пожелали его отобрать. Они обрезали прядь, но волосы тут же потеряли свою силу. В этом месте они уже не растут, не сияют и не светятся. Поэтому мне приходится прятаться здесь, — Рапунцель опустила руки, и волосы упали на пол. Удивительно лёгкие и послушные для таких гигантских размеров.
Она снова подогнула ноги, чтобы обнять себя за колени, и с улыбкой смотрела на фею. Ей хотелось запомнить маленькое создание как можно лучше до того, как оно навсегда исчезнет из её жизни.
«Не навсегда!» — одёрнула себя девочка. — «А только пока я не выросту», — но одна её часть не верила в это, одна её часть, куда менее наивная, чем остальная Рапунцель, полагала, что матушка никогда не выпустит дочь из башни.
Здесь ничего! — заверила девочка. — Мне всегда есть чем заняться: я читаю, убираюсь, вышиваю, рисуй, — она широким жестом обвила рукой комнату, все стены которой были разукрашены большими цветами.
— Когда-нибудь я спущусь вниз и пойду туда, — Рапунцель кивнула в сторону окошка. — Раз в год на моё день рождение там появляются золотые огоньки. Я не знаю, почему, но для меня это очень важно. Они вызывают какое-то тоскливое чувство... — Рапунцель смутилась. Едва ли такой красивой фее и путешественнице интересно слушать про её чувства. Она видела ведьму, встречалась с пиратами, рыскала по чужим сокровищницам и едва не была съедена крысой! Рапунцель не хотела, чтобы её кто-то попытался съесть, но всё остальное звучало очень интересно.
Единственное, что её смутило в рассказе Динь-Динь («Какое чудесное имя!») — это часть про мотыльков. Фея говорила, что её с пиратом уменьшили до совсем маленького размера, но ведь она итак была очень-очень маленькой!
А тебя разве можно уменьшить ещё больше? — Рапунцель понимала, что формулировка вопроса звучит несколько нелепо, но она вполне отображала то, что хотела сказать девочка. — Или с тебя всё ещё не сняли чар? А у пирата была повязка на глазу или деревянная нога? Моя матушка постоянно пугает меня разбойниками, и говорит, что пираты — это те же разбойники, но на кораблях. У меня есть книга про них, — смущённо сообщила Рапунцель. — И в этой книге у каждого пирата чего-то не хватает. А ещё они грубые, грязные и... — она заговорила шёпотом, — страшно ругаются.
[sign]Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/47659.png[/icon][nick]Rapunzel[/nick]

Отредактировано Nina Wright (12-11-2018 05:10:11)

+1

10

Динь впервые сталкивалась со столь необычным методом лечения. Магия фей позволяла исцелять раны, но это было волшебством иного уровня, а Белл, увы, из-за своего любопытства, непоседливости, свободолюбия и неравнодушия к людям, являлась учеником нерадивым, так что  мечтать о столь невероятном чуде в своих руках, да и о крестнических заботах тоже. В общем, сейчас светловолосая была не просто удивлена, а поражена, разинув рот, округлив глаза, она внимательно разглядывала локоны, искрящиеся и дарящие тепло, душевный покой. Вместе с болью из неё уходили и печаль, волнения, страхи, оставляя лишь тепло в груди. Удивительное чувство!
- Но я чувствую потоки магии, струящиеся по твоим прядям! – Упрямо возразила Тинк, нетерпеливо подергивая ногами и плечами, ожидая, когда её освободят из шелковистого плена волос Рапунцель. Это ж надо, отрастить столь длинную, чудесную, - в прямом смысле, - шевелюру и при этом сидеть взаперти в башне! Нет, такие способности должны приносить пользу. Скольким бы помогла девочка, если бы не глупые запреты её матери. В голову Белл пришла не очень приятная мысль, которую она хотела бы проверить, прежде чем покинет уютную долину, спрятанную в лесу. – Воу! Впервые слышу о таком чуде! Хотя… знаешь. Есть придание, очень красивое и старинное. О нем почти все забыли, кроме, разве что, таких как я. Ну и может парочка особо опасных ведьм, которые всегда стремятся пополнить свою коллекцию смертоносных причуд чем-то необычным.
Так вот. Давным-давно, когда Зачарованный Лес охватывала смута и простых людей, да и добрых правителей, лишали надежды, Солнце пролило свои лучи, как бы в поддержку страждущим. Только это не просто были полоски света, а нечто особенное. Падая в плодородную почву, они проклевывались дивными цветками. Как-то мне сказали, что именно тогда зародилась магия, и феи тоже пошли от пыльцы этих растений. В общем, как и все волшебники, они не дарили свое волшебство просто так, а просили плату – песню. Очень похоже на твои силы, если честно.
Удивительно, как Динь вообще что-то запомнила из рассказов Рул Горм, что всеми силами пыталась донести до воспитанниц хоть крохи своих знаний. Видимо не все её усилия прошли зря. Можно было чем-то да гордиться. Серьезно посмотрев на девочку, Тинк кивнула, как бы говоря, что понимает, почему волосы считаются большим секретом.

Белл подалась вперед, разглядывая темный, каштановый хвостик, торчащий откуда-то за ухом. Вот оно что, волшебство не в самих волосах, видимо, а в ней, но вряд ли Рапунцель об этом знает. Ох, не будь козявка такой ветреной и занятой, как она сама считала, обязательно бы дождалась эту самую женщину, которую затворница называет матушкой и побеседовала бы с ней  о том, что она вытворяет, запирая ребенка у черта на куличках.
- Фи, и тебе это нравиться? – Поморщилась маленькая собеседница, заинтересованно разглядывая свои крылышки, полностью здоровые, блестящие и, как ей казалось, ставшие чуть больше, чем были. Нога тоже не беспокоила, так что, она пребывала в своем обычном состоянии легкой эйфории, появившейся после побега из Долины Фей. – Ты так всю жизнь просидишь в этой ужасной башне! Хотя, признаюсь, тут действительно чисто! И это…, ммм, на счет место моего приземления. Скажи, горшком часто пользуются?

Девочка делилась самым сокровенным, явно наскучавшись без нормального общества, а Динь, как ни странно, оказалась вполне терпимой собеседницей и слушателем. Она кивала и  улыбалась, хмурилась и хихикала, но в голове феи четко стояла установка не разбивать мечтаний девочки и не говорит, кто именно её так покалечил и где. Пусть думает, что огоньки нечто волшебное. Хотя, наверное, так оно и было, просто светловолосой козявке, как всегда, не очень-то и повезло.
- Ха-ха! Я могу стать ростом с тебя, скрыть свои крылышки, а могу быть меньше наперстка, если мне это понадобиться. Но чаще всего, я именно такая, как сейчас, видишь? – Последующие вопросы заставили её и вовсе рассмеяться, заливисто, как колокольчик, дав понять, почему она получила свое имя при появлении на свет. – Ну, я же сама волшебница, даже палочка есть, так что, метаморфозами занималась я, пират просто рядом стоял. Хм, все ли у него на месте, хм, - она свела бровки к переносице, погладила пальцем подбородок. – Ну да, Джонси вполне себе полноценный человек.  Дылда, правда и тяжелый, но обычный. То что он – разбойник, не сомневайся. Грубиян? Возможно, хотя я не заметила каких-то шокирующих оборотов речи. Ну и до того, как мы свалились в подвал с трупами, от него не воняло, да. Так что, обычный мужчина, не лишен доли обаяния, но у меня на него иммунитет. Вот! А твоя матушка, как я посмотрю, вообще всезнающая! Ты её говоришь о тех, кто тебя, иногда, навещает?

Отредактировано Tinker Bell (27-09-2018 13:20:27)

+2

11

Девочка только пожала плечами, аккуратно распутывая фею из плена золотистых волос. Она улыбалась, потому что слышать восхищённый голос симпатичной малютки было приятно, но улыбалась скромно. Мама тоже нередко ей восхищалась только для того, чтобы потом расхохотаться и объявить, что это шутка.
Я не слишком хорошо в этом разбираюсь, — призналась Рапунцель, которая в магии не разбиралась совсем. Она только знала, что существуют феи и волшебство, что есть добрые волшебники и злые, и что чудеса происходят в тот самый момент, когда ты в них больше всего нуждаешься.
Вот и фея появилась у неё дома, когда Рапунцель совсем-совсем загрустила, и, наверное, появилась не случайно. Может, её сюда принесла сила желания девочки. При мысли об этом Рапунцель даже смутилась, и была очень рада, что, несмотря на раны, теперь фея Динь-Динь выглядит совершенно нормально. Она даже словно зарумянилась и засветилась изнутри.
Рассматривать её было почти столь же приятно, как любоваться на огоньки вдалеке, но в отличие от огоньков и Паскаля, фея говорила и рассказывала удивительные истории! Рапунцель слушала её с завороженным видом.
— Оу... Правда? А меня зовут, как цветок! Есть такой полевой цветочек, мама говорит, что он похож на колокольчик. Она назвала меня в честь него! — выпалила Рапунцель. Она не понимала, как это было связано, но, наверняка, связано! Не может же быть такой удивительной случайности? — Может, матушка знала эту легенду? Волосы мои светятся, когда я пою. Вот прямо, как в твоей истории!
— А много таких цветов? Как они выглядит? Ты их видела?
— засыпала фею вопросами девочка. Как же ей хотелось увидеть, хоть один такой цветочек! Если цветочки существуют, может, и ей самой не грозит такая уж опасность, если она спустится с башни? Может, матушка в своём беспокойстве, немного преувеличивает опасность? Не могут же все быть такими корыстными и злыми, как она считает! Золотой волшебник никому не раскрыл секрет Рапунцель, и фея, на самом деле, выглядела очень хорошей и доброй.
На самом деле, девочка впервые видела кого-то столь же словоохотливого и теперь, когда ранки феи зажили, очень боялась, что Динь-Динь вот-вот сообщит, что больше ей здесь делать нечего и улетит. Рапунцель хотелось послушать больше историй о приключениях малютки.
Мне это не очень нравится, но что поделать? Будет совсем плохо, если меня обстрегут или сделают что-то похуже… К тому же Золотой Волшебник говорил, что матушка права и надо её слушать, — Рапунцель немного загрустила, когда вспомнила об этом. Очень уж ей надоело сидеть одной в башне. — И нет, им давно никто не пользуется. Он стоит так, на всякий случай, — на какой именно девочка, едва сдерживая смех, не стала уточнять. Ей не хотелось смутить или обидеть новую подругу. Она решила, что фею вполне можно считай подругой. По крайней мере, пока она гостит у неё дома.
Вижу, — согласилась девочка. — Ты очень красивая, — добавила она мечтательным тоном. — Такая маленькая, хрупкая и светящаяся — настоящее чудо. И крылышки у тебя чудесные! — теперь Рапунцель могла их рассмотреть без всяких смущений. Раньше ей было немного неловко. Во-первых, потому что они были обожжёнными, и Рапунцель думала, что фею такое разглядывание может смутить. А, во-вторых, будучи добрым ребёнком, она почти физически ощущала боль от такой раны.
— Да? То есть разбойники совсем не страшные? — немного по-своему поняла историю Рапунцель. В конце концов, ей мало что давали слова «дылда» или «обаяние». За свою свою жизнь она встречала только матушку, Золотого Волшебника, Паскаля, нескольких птиц, стрекоз и бабочек из тех, которые утруждали себя долететь до верха башни, и теперь вот одну фею. У неё ещё были иллюстрации в книги, но на них тоже нельзя было опираться. В итоге, представление о внешности мужчины у неё было весьма слабое.
А зачем вы пошли к ведьме? Чтобы что-то своровать? Разве это хорошо? — продолжала расспрашивать Рапунцель и тут же зарделась от вопроса феи. — Нет, — тихо пробормотала она.— Но у меня никогда и никого не бывает! Ну, почти… То есть ты — вторая. И я не могла же тебя просто выбросить или что-то в этом духе?! И не могла не помочь! Это же нехорошо и неправильно! Правда?! — девочка буквально нависла над феей. Её охватил стыд и беспокойство. Стыд, что она в очередной раз нарушила запреты матушки, и беспокойство, что это возымеет последствия.
Если матушка узнает, она просто умрёт! — пробормотала Рапунцель, скукожившись на стуле. Если узнает, если пойдут слухи, если злые люди придут к её башне. Да-да, матушка иногда рассказывала ей и такие истории, что люди, позавидовав чудесам, приходили с вилами. — Я плохая. Очень плохая, — тихо-тихо шептала Рапунцель. — Паскаль пропал, я загадала желание, всё дело в этом. [sign]Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/47659.png[/icon][nick]Rapunzel[/nick]

Отредактировано Nina Wright (12-11-2018 05:10:26)

+2

12

Восхищенные взгляды девочки не укрылись от Динь, она любила такое внимание и, зачастую, дурачилась или позировала, если получала поощрение со стороны наблюдателей. Рапунцель была молода, верила в чудеса и рядом с ней силы исцеленной феи возрастали, она чувствовала, как струится свет внутри неё, хотя, может быть, все дело в магии волос затворницы? Этот феномен явно вызвал бы интерес Рул Горм, будь она здесь, но вряд ли старшая позволила бы Зеленой сблизиться с девочкой. В отношении людей у Синей были определенные правила, и контактировать с человеком дозволялось исключительно крестным. Обидно, ведь до этого звания нужно было расти и расти. Пройдет не одна сотня лет, прежде чем Тинк смогла бы вылететь, вместе, конечно, с двумя другими, на благословение младенца голубых кровей.
- Пфф, - отмахнулась светловолосая, услышав, что её знакомиться почти ничего не знает о магии. – Тут и не надо разбираться, если не хочешь стать волшебницей. Главное помни – любое колдовство требует что-то взамен. Подумай, прежде чем просить, хорошо?
Она чувствовала себя настоятельницей и, сейчас, это ей даже нравилось, так что Белл распушилась, выпятила грудь и начала мерить шажками стол с шитейными принадлежностями. А ведь даже её волосы, взамен на лечение, требовали плату. Может, если легенда правдива и магия действительно зародилась от пролитых солнечных лучей, то это в её природе, просить что-то взамен?
- Никогда не слышала о таких цветах! Надо будет приглядеться, если пролечу над степью или полем. – Она задумчиво потерла подбородок, вспоминая, действительно ли не помнит или правда не встречала. За свою короткую, кочевую жизнь, ей удалось многое узнать и попробовать, так что, не удивительно, что кое-что вылетало из головы. Вот только эта встреча не забудется и Белл это знала. – Нет, конечно, нет. Они подарили магию и, вроде как, отцвели, погибнув. Как и все цветы. Солнце больше не дарило свою благодать, потому что темные времена прошли и теперь в мире появились светлые существа, несущие радость, помогающие другим, присматривающие за всеми. Ведьмы, колдуны, волшебники, некто, Луноликий, даже, и, конечно, феи. Никто не видел этих цветов уже очень и очень давно, последний, как мне помнится, был срезан несколько лет назад. Как он уцелел, никто не знает. Я ещё подозреваю, что в Долине Фей есть такой, за ним ухаживают, а он дает пыльцу, из которой, раз в несколько сотен лет, появляются феи. Но нас становится все меньше и меньше.
Динь не любила грустных историй и всегда пыталась избегать таких тем, но, сказав о проблемах своего народа, она почувствовала неприятную, тянущую боль где-то в глубине души. Может, она зря покинула родные места, может она сглупила? Нет, думать об этом принципиально не хотелось.  Поэтому она решила вновь слушать. А ведь девочка говорила интересные вещи. Снова мелькает Золотой Волшебник и вновь где-то, в глубине души, заворочалось подозрение. Кто же он такой, а?
- Да, крылья слюдяные, но пират называл меня мотыльком, видимо, он совершенно не разбирается в насекомых. – Авторитетно покивала Тинкер, принимая похвалу, как должное. – Не все разбойники одинаково полезны, дорогая. Не забывай, что я фея! Я могу за себя постоять.
Постояла она за себя разве что враньем, но об этом Рапунцель знать не нужно уж точно. Рано ещё столь чистой душе учиться такому. Да и фея надеялась, что собеседница никогда не окажется в лапах пиратов или каких-то ещё преступников. Не все они отличались благородством и считали себя джентльменами. Может, её матушка отчасти права? Не стоит ей гулять где непопадя, все-таки мир не так приветлив, но об этом она ей не скажет.
- Ну, замок был заброшен, там оставались лишь старые ловушки, да тень её магии, а Джонсу потребовался какой-то чудной компас. Видимо он совсем разучился ориентироваться по звездам. - А вот дальнейшая направленность разговора совсем не понравилась Тинк. Она поморщилась и замотала головой. – Нет, ничего ты не плохая! Ты все делаешь правильно! Ты даришь свою магию другим и, знаешь, всем нам нужны друзья. Твоя мама просто глупа, если она этого не понимает. А ещё, раз она всезнайка, так чего  не понимает, что её ребенку грустно и одиноко? Так можно и от тоски умереть, если что! Будь она и правда хорошей, то не бросала бы тебя одну!
Белл кивнула, подтверждая свои слова, и сложила руки на груди. Её уже заочно раздражала эта женщина и она была настроена против её. В дальнейшем, Динь пообещала себе, что будет опровергать каждое доброе слово, которое девочка бросит в сторону своей матушки.

+1

13

Рапунцель поспешно с самым серьёзным видом кивнула, хотя и не понимала, кого и о чём она должна просить. Волосы? Их магия была с ней с самого рождения и до сих пор не приносила никакого вреда. Если, конечно, не считать вредом исключительно замкнутый образ жизни, но Рапунцель с ним вполне справлялась. Да, время от времени ей бывало скучно, но когда рядом находился Паскаль, она испытывала удовольствие от самых привычных занятий: уборки, готовки, шитье. Они занимали всё её время, и девочка не успевала грустить.
Может быть, кто-то другой на её месте повредился бы умом от подобной жизни, но Рапунцель имела очень доброе и верящее сердце, а яркая фантазия позволяла ей проживать другие жизни, представлять разные встречи, перебирать истории, которые она вычитала в книгах или узнала от матери, и дополнять их по-своему разумению. Иными словами, ей не только не всегда бывало скучно, её жизнь даже не была убогой, в понимании самой Рапунцель.
Тем не менее, когда фея упомянула, что будет пролетать над полями, выискивая цветы, о которых рассказала девочка, она не смогла удержать грусти на своём лице. Конечно, все рано или поздно от неё уходили. Золотой волшебник пробыл не более часа, Паскаль — несколько лет, а выздоровевшая фея может исчезнуть с минуты на минуту.
Рапунцель подумала о том, можно ли её как-то задержать, придумать угощение или какое-то интересное занятие, но в голове образовалась пустота. И, разумеется, ни мысли, ни сердце девушки не допустили идеи, что фею можно было задержать насильно: посадить обратно в горшок и прикрыть крышкой или сделать что-то похуже. Она просто заранее подготовила себя к одиночеству.
Да, большую часть времени Рапунцель замечательно с ним справлялась, но сегодня в день своего рождения, когда Паскаль куда-то запропастился, ей было грустно. Может быть, грусти добавляла и история о цветках, которые были, как она, но все умерли, как умирают или исчезают другим способом маленькие, симпатичные и наполненные чудесами создания — феи.
Жаль, — произнесла Рапунцель, подразумевая сразу всё: «Жаль, что ты улетишь», «Жаль, что цветы исчезли», «Жаль, что фей становится меньше». Девочка с детства росла очень чуткой и всегда старалась помочь каждому, кто встречался ей на дороге. Тем не менее, даже ей не пришло в голову, что она что-то может сделать с этим порядком вещей.
Понимаю, — со слабой улыбкой кивнула девочка. — Моя мама тоже постоянно мне говорит о том, что я едва ли смогу постоять за себя. Наверное, так оно и есть. По крайней мере, пока, — она всё ещё неуверенно улыбалась, но в глазах Рапунцель появилась решительность, о которой сама девочка даже не подозревала. Конечно, в её планы не входила встреча с пиратом или иным разбойником, но она точно не собиралась просидеть в башне всю свою жизнь. Когда она вырастит, когда станет достаточно взрослой, точно её покинет, хотя бы для того, чтобы посмотреть, что за чудесные огоньки появляются на горизонте. Иных планов у Рапунцель пока не было, но она подозревала, что они вполне могут появиться где-то в дороге.
Ты скорее похожа на стрекозу или светлячка. Стрекозу из-за крыльев, а светлячка — потому что светишься, — пояснила Рапунцель, хотя едва ли её слова требовали дополнительных пояснений. Она просто пребывала в глубоком раздумье, и едва следила за тем, что говорит.
Рапунцель улыбнулась напору феи и даже слегка встрепенулась от него, но только покачала головой.
Не надо так говорить, — тихо возразила девочка. — Мама только беспокоится о моей безопасности, и она никогда не оставляет меня надолго! Но ты же сама понимаешь, что в башне ничего расти не может, а нам надо кушать! Мама ходит в город, чтобы запастись продуктами, а так как мы скрываемся из-за меня, ей приходится уходить далеко. К тому же продукты стоят денег и их тоже надо брать откуда-то, — Рапунцель нахмурилась и замолчала. Идея денег представлялась ей крайне смутной. Матушка никогда не пыталась ей подробно объяснить, для чего они и откуда берутся, «потому что тебе не нужно это, деточка!».
Всё это занимает время. Её нет, не потому что она хочет оставлять меня, а потому что у неё нет иного выбора, как и у меня, — девочка вздохнула. Она всего лишь повторяла слова матери, которые не слишком хорошо понимала, но которым верила. Тем не менее, ей стало немножечко легче и от слов феи. Наверное, потому что она сама думала таким образом. Ей хотелось помогать людям. Может не всем-всем, но хотя бы тем, которые попадались ей на дороге.
«Но матушке об этом лучше не говорить», — подумала Рапунцель. Время от времени она «думала» от лица Паскаля. У него была очень выразительная морда, и хотя он никогда не говорил, она без труда читала и одобрение и неодобрение. Изначально этого ей вполне хватало, но потом она начала дополнять эти эмоции словами. Голос Паскаля чем-то напоминал голос Золотого Волшебника, но просто потому что другого мужчины она не знала.
На самом деле, всё не так плохо. Я обычно чем-то занимаюсь, и время как-то само собой проходит. Но недавно у меня потерялся друг — хамелеон, я зову его Паскалем, и сегодня у меня день рождения… Я надеялась, что он просто спрятался, и найдётся, как только матушка уйдёт, но его нет, матушки нет и… — она замолчала и подняла большие глаза на фею. — Мне немного грустно из-за этого. Только немного, — заверила Рапунцель, а потом добавила с самым смущённым видом:
Тебе же необязательно улетать прямо сейчас? Я имею в виду, что ты только что вылечилась, наверняка, устала и голодна, а я бы, честно говоря, послушала бы ещё что-нибудь про фей или про компас… Понятия не имею, что такое компас, но мне всё равно интересно! И про цветы, и про ведьм, и даже про то, почему вас становится меньше? Вот это действительно грустно и несправедливо! [sign]Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/47659.png[/icon][nick]Rapunzel[/nick]

Отредактировано Nina Wright (12-11-2018 05:10:40)

+2

14

Девочка слишком доверчивая, как по Динь, но милая и ей хотелось сострадать. Нельзя такому уму сидеть в башне, такое любопытство и жизнелюбие скрывать за каменными стенами рукотворной тюрьмы. Да что уж там, какая мать вообще могла на такое пойти и лишить свое дитя радостей маленьких открытий и жизни в целом. Нет-нет, Белл была в этом вопросе непоколебимой. Она считала, что чтобы ребенок продолжал верить в чудо, ему нужно дать возможность совершать ошибки. Увы, не все с ней согласны, да и судя по биографии феи, не так уж она и права.
Надо заметить, несмотря на частую встречу с людьми, разными и совершенно друг на друга не похожими, светловолосая совершенно не разбиралась в их характерах. Поэтому и не различила выражение грусти на лице Рапунцель и совершенно не поняла, что именно его вызвало. Они были знакомы слишком короткий промежуток времени, поэтому внутри Тинк не зародилась та привязанность, что она испытывала к Питеру. Но, к счастью девочки, для представительницы крылатой расы полет в темноте, да еще и в столь опасном месте, как Зачарованный Лес, где даже пираты, коих, в принципе, не должно быть вдали от моря, норовят ухватить кусочек своего чуда,  было опасно. И сейчас Динь соображала, как же ей напроситься на ночёвку.
- Да, мне тоже, - беспечно ответила козявка, даже не поняв, что скрыто под этим объемным и полным словом. Она разглядывала разбросанную ткань, блуждала взглядом по красивым, ярким рисункам, коими собеседница покрыла стены своего не очень-то и уютного, - хотя, тут, скорее всего, играло осознание, что её держат взаперти, а не отсутствие уюта в спальне, - убежища и все гадала, кто такой Золотой волшебник и куда запропастился этот самый Паскаль.
- Ну, этому нужно учиться, понимаешь? На своих ошибках, а не по книжкам, потому что, она вряд ли ответит тебе оплеухой или злым словом. Не все люди добрые, но и злых не так уж много. Они встречаются, это да, но даже в том, кто показался тебе скверным на первый взгляд, можно разглядеть доброту и порядочность. Люди многослойны, им присущи как хорошие, так и плохие поступки и судить их мы, к сожалению, не в праве. – Просто пожала плечами фея. Удивительные существа, эти светящиеся малявки. Они не знали радости детства, поскольку появлялись сразу же взрослыми, и при этом в них сочеталось то самое ребячество и мудрость. С годами, а точнее, с веками, дурь выветривалась и каждая фея, старше пятисот лет напоминала Динь Рул Горм. Поэтому она сама и не замечала, как сыпала дельными советами и тут же говорила полную чушь. – Вот и я о том же. Хоть кто-то меня понимает. Мало того, что он так меня называл, так ещё и в фонаре продержал почти полчаса, представляешь, пока не вынудил меня дать ему обещание, что я проведу его к сокровищнице Равены.
И вот, милое дитя начало, с присущей ей искренностью и верой в лучшее, покрывать деяния, абсолютно нелогичные, своей матери. Тинк тут же встала в позу, сложив руки на груди и притопывая крохотной ножкой. Ей не нравилось такое, но и спорить с пеной у рта с миленькой затворницей не хотелось. Вера –движущая сила этого мира, так зачем лишать человека ее?
- Да-да, занимает время, она делает это для твоего блага и бла-бла, видимо, у нас с ней расхожее мнение о благе ребенка! – Упрямо стоит на своем Динь, не желая соглашаться с хоть чьим-нибудь мнением, которое идет в разрез с её собственным. – Есть, выбор есть всегда, Рапунцель. Она могла бы взять тебя с собой, верно? Что с тобой случится под её присмотром, если она умудряется каждый раз уходить и возвращаться? Значит, умеет выживать в том большом и «страшном» мире.
Она картинно кривляется, показывая все свое отношение к данному вопросу. Ей не нравится такая позиция, и она не думает, что все это правильно, к тому же, после исцеления, магия медленно к ней возвращалась, и она начала улавливать что-то ещё. Нет, это было не то волшебство, что питало волосы девочки и явно не фонила пыльца. Нечто иное, не такое светлое. Тут и закралось сомнение.
- Ладно, раз не плохо, значит не плохо. – Пошла на компромисс Белл, кивнув и подняв руки, как бы сдаваясь. А вот информация, что поступила дальше, была более чем интересной. – Так у тебя день рождение? Что же ты сразу не сказала? Как ты обычно его отмечаешь? Танцы? Торт? Подарки? Что ты хочешь? Ой, да не переживай ты за своего хамелеона, вернется! Они же медленные как гусеницы! Ползет себе где-нибудь по основанию башни. Не нужно грустить. Да и я явно лучше ящерицы.
Отмахнулась она и развернулась, ища что-то взглядом. Если честно, она и сама не знала что именно. Но прилететь к человеку на день его рождения без подарка было как-то неприлично.
- Не обязательно. В ночи светящемуся существу летать опасно, на нас охотятся совы и прочая неприятная штука. Брр. – Она задумалась, почесав затылок. – А что у тебя есть покушать? Компас это такая штука, указывает, где находится север.

+2

15

Рапунцель внимательно слушала рассуждения феи, кивая в местах, в которых, как она чувствовала, особенно с ней согласна. Она тоже думала, что люди хорошие. Все хорошие! Даже те, которые кажутся злыми, глубоко в душе любят, к примеру, котят или заботятся о старой тёти. Никому не дано проникнуть в душу и познать человека, но если верить в него, наверняка, случиться что-то хорошее.
Я тоже так думаю! — мечтательно, даже восторженно заявила девочка, легко представляя себя в большом мире, окружённой людьми, каждый из которых желал её добра и блага. Но улыбка быстро соскользнула с её лица. В конце концов, достаточно одного нехорошего, недоброго или просто глупого человека, чтобы чудо её волос было уничтожено.
Нет, сейчас она никак не могла отправиться на встречу с миром, хотя бы потому, что ей страшно было представить, как будет переживать матушка. К тому же, если Рапунцель потеряет волосы, а такое вполне может случиться только из-за одного злого или просто глупого человека, её матушка, вполне вероятно, умрёт самым настоящим образом. Не от переживаний, а от старости.
Мысль об этом пугала Рапунцель. Ей казалось, что без матушки она однозначно умрёт от одиночества. В конце концов, кому она будет нужна в этом большом и чуждой мире?
Это очень недобрый поступок! — возмутилась Рапунцель. Как так можно схватить фею и усадить её в фонарь?! Это жестоко и неправильно. «Именно так», — подумала она голосом матушки, — «как может поступить с тобой жестокий человек».
Рапунцель крепко зажмурилась, отгоняя от себя эти мысли и убеждая, что для феи кончилось всё хорошо, значит, и для неё тоже кончится хорошо.
«Только фея», — напомнила она себе голосом матушки, — «была обожжена и сильно ранена».
Но ты же говорила, что можешь постоять за себя, — девочка беспомощно всплеснула руками. Если фею, наделённую волшебством, какой-то пират усадил в фонарик, что уж говорить о ней — маленькой и не знающей ничего о мире девочке?
Я не знаю, — с улыбкой призналась она, — но верно есть какая-то причина! К тому же моя мама очень красивая, но довольно обыкновенная... ну ты понимаешь... без нескольких метров золотистых волос, которые волочатся по земле. Иными словами, она хорошо смешивается с толпой, а я не очень, — Рапунцель пожала плечами.
Девочка невольно улыбнулась восторгу, с которым заговорила фея о дне рождения. Она сама испытывала нечто подобное, но матушка всегда встречала известие о празднике с кислым видом, и Рапунцель не настаивала. Она понимала, что матушка занята и часто устаёт.
Я обычно делаю что-нибудь вкусненькое, пою, шью Паскалю красивые платья, мы с ним садимся за стол, матушка дарит мне новые краски или обрезы ткани, а ночью я смотрю на огоньки, — перечислила Рапунцель. Упоминание о Паскале даже не кольнуло её. Он действительно не отличался скоростью и пропал не так давно. К тому же, если с ним действительно что-то случилось, Рапунцель ничего не могла с этим сделать.
Сегодня у меня небольшой тортик... я ведь одна... — она так обрадовалась, что фея может остаться, как минимум, на ночь, что почувствовала настоятельное желание сделать что-то побольше для своего маленького друга, приготовить что-то вкуснее и питательнее. — А что ты любишь? — спросила Рапунцель, одной ногой уже опустившись на пол, чтобы мигом нестись на кухню.[sign]Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/47659.png[/icon][nick]Rapunzel[/nick]

Отредактировано Nina Wright (12-11-2018 05:10:59)

+2

16

Слушая девочку, Динь понимала, почему её мать так настырно пытается упрятать свое чадо подальше от посторонних глаз, правда, она все ещё не могла понять, - если прятать, то зачем так близко к человеческому городу? Как бы то ни было, наивность Рапунцель и смешила, и вызывала за неё опасение.
Да, за таким чудом начнется охота, но никто не станет сразу же обривать девицу, что за глупость, да и расти она среди сверстников, уже бы научилась давать отпор и определять хороших и плохих людей. Это ведь так просто! Так рассуждала фея, что сбежала от своих сородичей ради мальчишки, который, в скором будущем, станет ей самым настоящим врагом. Забавные повороты судьбы случаются, но сейчас она думала, что научена опытом и куда как разборчивее маленькой златовласки.
С одной стороны Белл терпеть не могла рамки и ограничения, она уже настолько привыкла бунтовать против всего и вся, что не могла представить кого-то в подобных условиях, с другой – эта девочка точно не выживет там, за пределами уютной и тихой лощины, в которую, словно пиратское сокровище, её запрятала гиперзаботливая матушка. И это основание, чтобы сделать маленькое, но исключение. Поэтому она молчала, пусть и поджимала губы, сдерживая порыв снова пуститься в пространные рассуждения.
- О, это нормальный поступок! – Со смешком отмахнулась Тинк. – Видишь ли, про мой народ есть поверье, - не буду скрывать оно правдивое, - мол поймай, посади в клетку и выпроси исполнение желания или возьми обещание, оп, ты король мира. Когда-то даже была самая настоящая фейная лихорадка. Нас искали и ловили, поэтому мы стали очень осторожными. Понимаешь? В общем, у нас тоже теперь есть свои хитрости, и кое-кто на них покупается. Все это за счет того, что моих сестер становится меньше. – Она задумчиво похлопала себя пальчиком по губам. – А вообще, действовать, как пират может каждый. Поймал и потребовал дать слово. Тот, у кого есть хоть капля чести, всегда сдержит слово.
Она удивленно вскидывает брови, наблюдая за Рапунцель и не понимая, как до неё ещё не дошло. Белл настолько маленькая и хрупкая, что каждый, при должном желании, может отобрать у неё сумку с палочкой. Негоже бросать волшебный инструмент, где не попадя, поэтому лучше пусть он храниться в специальном мешке.
- Могу, но не когда у меня все отнимают. И глупо расходовать пыльцу на человека, который не желает причинить тебе вреда. Иначе они бы не стали меня похищать, а убили бы на месте во сне. – Пожимает плечами козявка и широко улыбается. Для неё все это проще простого и, увы, это действительно было так. Как и любое магическое существо, она прекрасно чувствовала опасность, если, токовая её угрожала.  Услышав оправдания, Динь всплеснула руками и отмахнулась. – Это отговорки!
Хорошо, что девочка не стала натаивать на своем и защищать матушку, потому что иначе, фея вступила бы в жаркий спор и точно заставила Рапунцель засомневаться в своей родительнице. Как ни странно, для неокрепшего, наивного ума волшебное создание всегда становилось авторитетом. А Тинк пользовалась этим.
- Стой, Паскаль. Паскаль… хм, Паскаль. Это же мужское имя, верно?  Так почему ты шьешь ему платья? – Белл действительно не понимала подобного, до неё не доходило, что, быть может, девочка никогда в жизни не видела кукол. При упоминании огоньков в голове даже не возникло ассоциаций с теми кошмарными фонариками, что так жестоко напали на неё во время перелета. – Тортик – это вкусно! Прям очень. Правда я пробовала его лишь однажды.
Она задумчиво опустила голову, снова постучав пальцем себя по губам, определяя, хочет она чего-нибудь особенного или нет. За свою долгую жизнь, в сравнении с человеческой, фея мало что пробовала и это обидно. Поэтому, за время своего бунтарства, она пыталась наверстывать упущенное.
- Нет, но я не буду против, если ты выберешь сама! – Нагло заявила она.

+1

17

Нормальный? — глаза девочки, из без того не маленькие, от удивления расширились на пол-лица. Рапунцель, хотя и прожила всю жизнь запертой в башне, не могла ни представить, ни согласиться с тем, что нормально ловить живое, разумное и прекрасное существо, сажать его в банку и что-то требовать!
А зачем вы исполняете желание тех, кто вас заставляет? Почему просто не вытащите себя из банки с помощью магии? — осторожно спросила девочка. — Это ведь совсем не означает, что вас выпустят! Матушка говорит, что далеко не у всех есть честь. Она говорит, что люди в большинстве своём злые.
Рапунцель попробовала представить, какого это: быть пойманным злым существом, которое что-то требует. Наверное, страшно. Но если бы что-то подобное произошло с ней, она, вероятно, всё равно выполнила бы требование, потому что её сила была связана со здоровьем, и ей не хотелось бы видеть, как кто-то умирает.
«Может, все феи такие же?» — подумала Рапунцель, разглядывая симпатичную малютку. Тинкер Белл казалась ей маленькой и прекрасной куколкой. Красивое, как думала девочка, совсем не означало добрая, но глубоко внутри она верила в эту аксиому.
Наверное, так, но ведь тебе всё равно придётся потратить пыльцу на желание! — Рапунцель покачала головой и слегка нахмурилась. Она не понимала фею. Верила, что, вероятно, в укладе жизни маленького волшебного существа всё так отлажено, что едва ли девочка, которая ни разу даже не покидала башню, может лучше разбираться, и всё-таки, несмотря на все усилия, не понимала, и потому расстраивалась.
А? Ну... — Рапунцель пожала плечами. Её немного удивило возмущение феи, но не настолько, чтобы заострять на нём внимание и разбираться, что она сделала не так. — Во-первых, у меня очень смутное представление даже о том, как должна выглядеть мужская одежда, не говоря уже о выкройках. Во-вторых, на ящерицу гораздо проще надеть платье, — прямо и просто ответила Рапунцель.
Время от времени, она шила себе одежду, используя Паскаля, как модель, или, чаще, развлекаясь таким образом с остатками ткани. Ей казалось весёлым и забавным то, что они с другом одинаково одеты. И хотя Паскаль не выглядел особо счастливым, когда Рапунцель наряжала его, он никогда не возмущался.
Тортик — это очень вкусно! Мама говорит, что у меня неплохо получается, — Тинкер Белл, разумеется, этого не знала, но со стороны матушки Готель это лучшая похвала!
Девочка на мгновение задумалась, а потом всё же понеслась на кухню. Едва ли маленькой фее нужно много еды, но перспектива угостить нового друга и провести день рождение, как полагается, вдохновило Рапунцель. Она затопила печку, чтобы поставить чайник и разогреть рагу в горшочке, поставила имеющиеся в наличие сладости — варенье, конфеты из засушенных фруктов и печенье, — на подносик, ту да же поставила небольшой в два медовых коржа торт, и начала собирать приборы.[sign]Кто хочет приносить пользу, тот даже со связанными руками может сделать много добра.[/sign][icon]http://forumfiles.ru/files/0017/3a/33/47659.png[/icon][nick]Rapunzel[/nick]

Отредактировано Nina Wright (12-11-2018 05:11:12)

+2

18

Динь просто пожимает плечиками, кивая. Она уже настолько привыкла к подобным вещам, что действительно считала их нормальными. Конечно, ни одна взрослая фея, такая как, к примеру, Рул Горм, не попадутся ни за что в лапы пиратов и уж тем более не согласятся им помогать, но молодые, такие как она, вряд ли откажут себе в удовольствии вляпаться в захватывающее дух приключения, да ещё и вступить в перепалку с капитаном. Может именно поэтому Голубая строго настрого запрещает им покидать Долину Фей без её сопровождения и окончания обучения? Тинк часто думала об этом и ни разу не нашла аргументов, оправдывающих столь злостное ущемление свободы.
- А тебе это кажется ненормальным? Нас-то выпускают потом, а вот тебя держат в заточении уже…, сколько там тебе сегодня исполняется, м? – Интересуется козявка, вспыхнув ярким светом. Нет, одно дело позволять взять себя в плен, зная, что ума и фантазии у твоего пленителя вряд ли хватит на что-то изощрённей горы золота, совсем другое – когда кормят байками о страшном, враждебном мире за окном. – Ну, это древняя традиция. Поймаешь фею и, пообещав ей свободу, берешь с неё нерушимое слово выполнить свое желание. Таким образом, у тебя в должниках находиться магическое существо, которое  непременно выполнит данное им слово. Это законы магии, Рапунцель. Я знаю, что существует некий Темный Маг с очень интересным и запутанным именем. Так вот, он вообще специализируется на подобных сделках, потому что, девочка, за все нужно платить, особенно – за волшебство.
Все знали эти правила, а наученные люди старались избегать подобных неприятностей. Лучше со всем справляться  самому, чем остаться должником у кого-то столь же могущественного, как колдун. Только вот девочка, застрявшая в башне, вряд ли понимала, что ей может грозить от такой сделки. Помнится, однажды, запросил маг первенца. Зачем он ему нужен был – никто не знал, но факт остается фактом.
- Знаешь, иногда лучше согласиться, да и к тому же – это  весело. Приключение и все такое! – Пожала плечами и широко улыбнулась Белл, как бы говоря, что ничего страшного не произошло. – Да и я же говорю, капитан пиратов оказался не таким уж и плохишом. Вполне себе терпимый. Не принц, но сойдет для одного приключения.
Немножко неправильная формулировка, но фее не хотелось расписывать достоинства и недостатки Джонса, не хватало бы ещё внушить наивной златовласке, что все хорошие, умные и добрые, а то потом, попав в неприятности, спасибо ей девчушка явно не скажет. В общем, ясное дело, что  крестной Динь никогда бы не стала, слишком много в её маленькой голове дурного, но и у неё хватало сознательности не болтать обо всем, что в голову взбредет.
- Ну, логично, - немного замявшись, кивнула Тинк, но тут же нашлась, что ответить. – Не всегда желание связано с магией. Иногда им нужна помощь крошечного существа. Но да, ты права, просто, я не причиняю вред живым существам, по крайней мере, стараюсь этого не делать.
Тинкер непонимающе покачала головой. В её сознании не укладывалось, зачем нужно делать такие вещи со своим другом. Как бы то ни было, это не её проблемы. Она понимала Паскаля, который позволял своей подруге проводить над собой подобные эксперименты, ведь девочка была так одинока, а он вряд ли мог утешить её и разогнать тоску в полном объеме.
- Тогда я обязательно хочу попробовать твой тортик! – Кивнула козявка, снова улыбаясь. Рапунцель же кинулась куда-то вниз по лестнице, загремела посудой и фея, терзаемая любопытством, но все ещё опасаясь, медленно полетела следом, заглядывая через плечо и облизываясь от вида сластей.

+2


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » Пожалуйста, не улетай!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC