В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ



Письма к леди Тремэйн [новости]

Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » [СБ] Ночь. Улица. Фонарь. .... Мэр.


[СБ] Ночь. Улица. Фонарь. .... Мэр.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://37.media.tumblr.com/7d6d9a8209f06babe8895cf33550525a/tumblr_n50enlYD8b1qetpq0o6_250.gifhttp://37.media.tumblr.com/a63e376230a13406551e4e04400401f5/tumblr_n50enlYD8b1qetpq0o5_250.gif

Вечером на  лавочке  парочка сидит
Слышен звук тальяночки, вся деревня спит.

НОЧЬ. УЛИЦА.ФОНАРЬ. .... МЭР.
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Робин Локсли и Реджина Миллс

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
мартовский вечер, мэрия

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Ночная прогулка - не обязательно  пахнет романтикой.
Ночная пробежка  - не значит спорт.
Встреча с  мэром.... к добру  или не к добру?

+1

2

И все же не стоило так поспешно убирать перчатки в шкаф и рядиться в слишком легкое пальто. Реджина зябко поводит плечами и ускоряет шаг. Как нарочно выбрала самую длинную дорогу до дома, просидев в мэрии дольше обычного. Эти дела сыпятся на ее многострадальную голову нескончаемым потоком и заставляют едва ли не жаловаться от боли в закостенелых суставах. Очень хочется куда-нибудь на массаж. Миллс усмехается. Хотя вряд ли сейчас она способна по достоинству оценить труды специалиста. Заснула бы как только приняла горизонтальное положение. Мысли о долгожданном сне заставляют мадам мэр ускорить шаг. Стук каблуков эхом отскакивает от асфальта. Погода совершенно не располагает к прогулке. К вечеру становится прохладнее, хотя днем солнце одаривает приятным теплом. Реджина поднимает воротник пальто и кивает пробегающему мимо мужчине, завидуя ему всем сердцем - идти в кроссовках гораздо удобнее. К концу дня ноги в каблуках невероятно устают, а тут еще и маршрут с препятствиями. Миллс даже думает, что было бы неплохо и ей выходить на вечерние пробежки. Говорят, что спорт - это прекрасное средство избавления от негативных мыслей. Но таким образом она должна будет пожертвовать временем, проводимым с Генри. На это Миллс пойти не могла никак. А значит придется и дальше вариться в этом котле негативизма.
Скорей бы добраться до дома, а там она определенно точно скинет эти ненавистные туфли прямо у порога и найдет обувь поудобнее. А еще лучше - пару дней не будет ходить на работу и отдохнет. А еще, кажется, молоко закончилось, а она снова не зашла в магазин. А сейчас и нет сил и не хочется. А, может, все же зайти? От собственных мыслей Реджину отвлекает громкой хлопок, сопровождаемый крепким мужским словцом. Миллс в нерешительности останавливается, пытаясь понять был ли раздавшийся звук выстрелом или это что-то другое. Решив все же посмотреть, что там происходит, мэр сворачивает за угол и упирается взглядом в машину, у которой со всей должной безнадежностью спускает второе колесо. Где-то со стороны капота продолжают раздаваться замысловатые ругательства, и Реджина никак не может заставить себя уйти, желая посмотреть на такого изобретательного словоохотливого мужчину, учитывая, что голос кажется знакомым.
Когда же хозяин автомобиля, наконец, предстает перед ней. Миллс в последний момент прикусывает язык, прирастает к месту и всячески проклинает себя за то, что не прошла мимо. Эта встреча не должна была произойти. Ведь новое это не значит, что речь идет о диване в гостиной и сотом комплекте постельного белья. Принципиально новое это еще и чувства и эмоции. А не вот этот вот весь каламбур, которое напоминает ядерный взрыв где-то в области сердца. Ты чувствуешь огонь - и он тебя сожжет.
- Вечер добрый. - наконец, выдавливает из себя Реджина. - Может быть Вам нужна помощь? Я могла бы вызвать эвакуатор.
А еще психушку, скорую, полицию и следственный комитет. Только не смотри на меня так, пожалуйста.
Усталость отходит на второй план и Миллс пытается разобраться в самой себе. Чего она хочет больше - чтобы прогнал или попросил остаться? И как вести себя в обоих случаях.
Надо было оставаться ночевать в кабинете. - проносится в голове Миллс. Но теперь уже все равно. Важно лишь то, что он ее не узнает и это почему-то больно.

+1

3

Работу по вечера Робин не жалует, и в этом есть несколько причин, самая главная в том, что приходится сына оставлять дома одного, надеясь, что няня приедет экстренно быстро, а не будет уделять время боевому раскрасу – макияжу. Мужчина не раз уже высказывал это няне, но молодой девушке сложно указывать, а няню найти очень сложно, это Локсли уже прочувствовал на себе не раз, приходилось сына брать и на работу тоже. Сегодня мелкого на работу брать точно не стоило, вызов был срочный, и Робин очень надеялся, что ошибочно сработала сигнализация, а не какое ни будь ограбление в магазине с драгоценностями. Его работа связана с риском, и он понимает, что это плохо, но ничего не может с этим поделать, ему просто необходимы подобные ощущений, из за них он чувствует себя живым, а не как половина городка – прозябающими в рутине.
В принципе ничего страшного не случилось, закоротило сигнализацию после последнего дождя, пришлось разбираться с проводкой, проверять контакты. И извиняться перед владельцем магазина за влияние погоды, хозяина тоже вырвали из теплого дома и заставили приехать, так необходимо поступать согласно регламента, и в такие моменты Робин хочет нигде не работать, но просто так деньги с неба не падают, и все сводится к одному –надо зарабатывать, считаться с другими и держать все в себе, особенно когда чем то не доволен.
- Только не сейчас, только не сейчас,- Локсли чувствовал, что двигатель в машине начинает сбавлять обороты, а это грозит тем что он заглохнет посреди дороги,- Ну давай же, еще пару кварталов,- не привычно было болтать с железкой, но сейчас мужчина готов был даже подмигивать зеркалам, лишь бы это помогло. Не помогло, машина чихнула несколько раз и дернулась, мотор фыркнул и замолчал, панель приборов замигала красными лампочками,- Черт! – выругался Робин и ударил по рулю рукой, машину стоило давно поменять, но что то удерживало мужчину от этого, странное воспоминание как будто она ему досталась от близкого человека, а от кого он не мог вспомнить. Память странная штука, порой вытаскивает во сне необычные картинки, от которых бросает в пот и в жар, зато он рассказывает отличные сказки сыну, что мелки сразу засыпает, а сам мужчина с сожалением вздыхает. Чего вздыхает, сам не знает, но старается улыбаться когда произносит «жили они долго и счастливо».
Сидеть в машине смысла не было, Локсли распахнул дверь и выбрался наружу, он даже не обращал внимание на погоду, его интересовало, как быстро он тронется с места, но из под капота повалил легкий дымок и это было не к добру. Впрочем, повезло ему или нет судить было рано, так как может быть за следующим перекрестком его ждал грузовик с неисправными тормозами. Везение в мире вещь относительная, и охранник это понимает лучше всего.
- На добрый он не похож,- отозвался Робин, отрываясь от своей машины, выбираясь из под капота, под который успел забраться, что бы понять причину неполадки,- Мадам мэр, - Локсли хотел было протянуть руку, но тут же одернулся, так как выпачкался уже, поэтому торопливым движением обтер о свою одежду, пока не почувствовал, что уже достаточно, после  чего протянул  руку  повторно. Мэра города все знают в лицо, даже если никогда не встречались лично, женщина всегда попадает в прессу, в репортажи, порой в сплетни, но чаще всего это собрания перед горожанами. – Думаю это не такая уж большая поломка,- эвакуатором  Робин  не любил пользоваться, и главная причина в том, что машину  грузят как металлолом, совсем не заботятся  о ее состоянии, и проще  потолкать  авто самому  до дома, чем потом  рихтовать все  царапины и вмятины при транспортировке, - Но спасибо  за  предложение, -  мужчина  улыбнулся, не каждый  день мэр  предлагает помощь, учитывая репутацию, которую женщина  себе  заработала  на этом посту. Правда у  Локсли претензий  к правлению  Миллс  не было, разве что налогами  давят, но это видимо проблема  любого города. – Я бы  предложил подвезти, - ляпнул  мужчина, и добавил,- Как только  машина  заведется, а то кажется погода совсем не для прогулок,-  а если погода испортиться, то  придется  отсиживаться в  машине вообще.
Локсли специально о плохой  погоде  не думал, но получилось само собой, и видимо  его услышали, так как  по крыше машины  начал  стучать мелкий  дождь, постепенно набирающий  обороты, везение у  Робина сегодня  просто  грандиозное.

+1

4

Губы Реджины растягиваются в улыбке, но скорее больше для того, чтобы сгладить напряжение, чем отобразить ее истинные эмоции. Ведь то, что она чувствует в данный момент не поддается описанию даже для нее самой.
- Больше оптимизма. Мысли материальны, мистер Локсли.- Миллс осекается, задумываясь не слишком ли очевидно она выдала себя с потрохами. Вряд ли мэр каждого города, даже столь малочисленного, как их, поименно знает каждого горожанина, а им до этого злополучного вечера общаться не приходилось. Конечно, Робин сейчас создает такое впечатление, что сломалась не его машина, а он сам, но следует отдавать должное его натуре и чутью. Пусть он и потерял свою память, но инстинкты остались при нем. Остается только надеяться, что сейчас не самое благоприятное время для их проявлений.
Реджина хмурится, когда он то протягивает руку, то отдергивает ее снова. Будто ей есть дело до того насколько она чистая. Он этого не знает - успокаивает себя мэр. Да и нечего пытаться упрекнуть человека в том, в чем он не виноват. Для него она лишь представитель власти, женщина, умеющая управлять толпой. И все же внутри теплится надежда, что он вспомнит хотя бы эмоции, чувства, которые их связывали. Хотя бы что-то. Один маленький шаг. Миллс несколько мгновений смотрит на протянутую руку и накрывает ее своей немного дольше, чем положено, сжимая его ладонь в своей ледяной руке.
- Поломка возможно и небольшая, но добраться до нее может быть весьма затруднительно. - понять бы еще зачем она продолжает настаивать на предложении о помощи, а не пытается сбежать, как можно дальше. Ведь дома Генри. А в холодильнике нет молока. Какой ей вообще дело до каждого встречного со сломанной машиной. - Не могу же я оставить человека, оказавшегося в беде.
Внутренний голос истошно вопит о том, что разум она оставила в своем кабинете, а на душе почему-то так радостно, от того, что она нашла лишний повод задержаться. Еще немного. Буквально чуть-чуть и каблуки снова застучат по асфальту в одиночестве. Это же не судьба, правда? Этого просто не может быть.
- Если это предложение задержаться с Вами, пока вы чините машину, то я принимаю его. Могу даже инструменты подать.
Внутренний голос продолжает надрываться о полнейшем отсутствии материнского инстинкта, о голодном ребенке, который умирает без молка и об отсутствии совести, но Реджина его совсем не слышит, улыбаясь теперь почти полностью искренне. - Я ничего не имею против дождя, но не в момент отсутствия зонтика...
Раздавшийся гром заставляет Реджину замолчать и поднять глаза к небу. Мелкий холодные капли падают на лицо, заставляя поежиться и все же вернуться к реальности. Если побежит прямо сейчас - успеет добраться до магазина прежде чем вымокнет насквозь. Но тогда шансы на повторную встречу близятся к нулю.
- Кажется, ремонт откладывается.
Миллс дергает ручку двери машины и забирается на заднее сиденье, попутно гадая, где устроится Робин - рядом или сядет за руль. Как бы ни случилось, все равно запредельно близко и это тревожит ее сердце, о существовании которого до этого момента она вспоминала лишь рядом с Генри.

+1

5

Робин слишком увлечен своей поломкой, что бы обратить внимание, как к нему обратились, впрочем, мистера Локсли знают в городе, охранное агентство обслуживает ни один магазинчик этого городка, да и в самой мэрии приходилось бывать, поэтому ничего удивительного нет. Скорее мужчине нравиться оптимизм мэра, а у нее его должно хватать, все таки одна женщина заправляет целым городом, держа его под контролем, а главное в порядке. Конечно, бывают происшествия, но это уже обыденность, к которой все привыкли.
Не привычно для мужчины застрять на дороге, и копошиться с поломкой дольше обычного, или может у Локсли для этого есть причина, он ведь мог просто согласиться на звонок мэра вызвать эвакуатор. Однако, мужчина предпочел стоять и смотреть на свой автомобиль, или он периодически переводил свой взгляд на женщину, делая вид, что раздумывает над предложением. Ему подобное поведение не свойственно, но когда рядом красивая женщина можно и поглазеть, Робин ничем не хуже остальных мужчин этого города, и он тоже обернется на улице, если мимо него пройдет мадам Мэр. Тут тяжело спорить, идеальное место – пост мэра, для такой женщины как Реджина Миллс, уверенной, спокойной, умной, выдержанной и элегантной. Локсли с удовольствием приписал бы еще - сексуальной, но тогда ему припишут домогательство к мэру, поэтому время тянется, и ремонтировать машину Робин не торопится. Красивые женщины слабость сильного мужчины, правда стоит оценивать действительность, где сотрудник охранного агентства и где мэр города, лесенка слишком большая между ними, но они умудрились столкнуться на улице в непогоду.
Мысли материальны, об этом мужчину стоило предупреждать заранее, до того как он ляпнул про плохую погоду, совсем не думая, что она может ухудшится буквально на глазах, и тогда придется искать спасение внутри машины. Хорошо это или плохо, станет известно потом, так что Локсли не успел принять или отвергнуть предложение о помощи, так как изнутри машины он ничего сделать не сможет, разве что разговаривать и задавать глупые вопросы мэру.
- Черт,- ругается мужчина,- Лучше бы я молчал,- ничего не остается как только улыбнуться женщине, и попытаться помочь открыть дверь собственной машины, но мэр справляется гораздо быстрее, оказываясь на заднем сиденьи, и у Локсли встает выбор, куда сесть ему самому. Внутри натягивается то самое мальчишеское ощущение, как будто от этого зависит будущее, какой непонятный трепет охватывает изнутри, но Робин не может дать ему определение и пытается все списать на уважительное отношение к мэру города, но в таком случае он бы сел спереди, и развернулся бы для разговора с Реджиной, но…. Рука Локсли тянется к задней дверце машины, и это словно в замедленной съемке для него самого, и капли дождя капают медленно, глухо ударяясь об обшивку машины, капают за шиворот куртки Робина, так что он уже передергивает плечами и ныряет в салон, закрывая за собой дверцу, - Синоптик из меня паршивый,- он улыбается, вытирая рукой лицо, словно умывается каплями, которые успели упасть,- Надо было предсказать солнечную погоду,- мужчина усаживается удобнее, откидываясь спиной назад и поворачивает голову к Миллс ,- Извините, я не специально,- самому все еще смешно, хотя уже весь день было видно, что рано или поздно дождь должен был пойти.- А я думал, мэр домой добирается на служебной машине,- это если не учитывать, что Сторибрук не большой город, то тут машинам развернутся негде даже, поэтому видимо большая часть жителей ходит пешком, вторая часть ходит пешком, так как машины ломаются на ходу,- Я не говорю, что … блин,- кажется у Локсли разом отказал мозг, так как сказать он хотел одно, а получалось совсем другое,- Черт,- и он уже  чешет  затылок, улыбаясь  женщине, гостье в своем авто, совсем не слушая  звуков  дождя  за  пределами машины,- Если  эта колымага  больше сегодня не поедет, то ….,-  и тут  же мнется  как  мальчишка,- Вы  не против, если я  провожу  Вас,-  звучит  даже слишком официально,  гораздо сильнее  чем Робину казалось самому, но он надеется, что  мэр  не откажется от сопровождения, хотя какие  могут  быть опасности в этом городке?

+1

6

Завтра буду снова решать:
Дальше терпеть или преданно ждать.
Ты сердце мое разрываешь на части.
Самообман. Иллюзорное счастье.

А запах его парфюма ударяет Реджине в нос на короткое мгновение отшибая последние зачатки разума. Она уже тянется к нему, чтобы уткнуться носом в щетину, которая будет приятно колоть ее кожу, которую она так тщательно защищает от любого воздействия при помощи различных кремов. И тут, как в сказке, приходит разбойник и крадет у нее все, что имеет отношение к сердцу и разуму. Хотя, все, что окружает их сейчас, на сказку мало похоже. Впрочем, это и к лучшее. Можно хотя бы на вечер забыть, что ты злая королева, мэр и вообще порождение тьмы в глазах горожан. Сегодня можно быть просто женщиной. Потому что рядом тот самый мужчина.
-Синоптик? Я думала Вы скажите, что механик так себе.- Миллс добродушно смеется, вытирая редкие капли с ворота куртки мужчины. - Только не молчите, пожалуйста. Мне нравится слушать твой голос. Особенно, когда в нем нет и намека на общественные дела.
Реджина, может, и хотела бы добавить, что согласна слушать любую ересь из его уст, и чтобы машина никогда не чинилась, а за окном шел дождь, который бы не прекращался бы целую вечность и их несло бы далеко-далеко. И неважно куда, главное ведь, что вдвоем. И где-то позади останутся весь этот городок, Генри, молоко...
- Весной погода слишком переменчива, не находите? К тому же, сейчас вечер. И это куда больше располагает к дождю, теплому пледу и задушевным разговорам.
С последней каплей дождевой воды покончено и Миллс не хотя убирает руку. Обнять бы. Но это выглядело бы, как минимум, странно. А отпугивать его не хотелось. Сегодня совершенно точно. А в будущем нельзя быть уверенной ни в чем.
- Что ж, жаль, что я развеяла Ваши представления о мэре города. - Реджина подбирает под себя ноги, предварительно сбрасывая обувь. Вот так получается куда уютнее. - Под вечер настолько устаешь от помещения, что хочется пройтись. Поверить в то, что ты не птица, запертая в клетке, а, наоборот, способна лететь куда угодно. Простите. Вам меня ассоциации совсем уж ни к чему.
Реджина едва заметно улыбается. Глупые женские уловки. Ну давай же - скажи, что тебе интересна любая мелочь и деталь и тогда словно ледяной водой окатит с головы до ног, побегут мурашки по телу и станет трудно дышать. Но все это будет настолько приятно, что впору петь хвалебную оду мазохизму.
- А давайте Вы проводите меня даже если эта колымага поедет?- Миллс смотрит Робину прямо в глаза и хватается рукой за сидение. Кажется - куда здесь падать, но глаза его такие бездонные, что она боится упасть в эту звездную бездну, откуда возврата не будет. А это всего может кончиться плохо ..

+1

7

В других обстоятельствах Робин бы возмутился на замечание про механика, но в данный момент это не было таким важным, скорее воспринималось как шутка. Правда подобный комплимент от мэра Сторибрука может звучать скорее всего осуждающе, вот только они сейчас сидят в машине обыкновенного охранника, который не понимает что с ним происходит, нет у него страха перед властной женщиной, и не складывается картинка перед глазами из ее образа бизнес вумен. Разговоры в городе ходят разные, Реджину Миллс считают холодной стервой, мало кто решится обратиться к мэру за помощью, а уж тем более заглянуть вечером на чашечку кофе, и никто не рискнет ей перечить, или предложить подвезти на разваливающейся колымаге.
Локсли сам представляет себя каплей дождя, которая растекается по лобовому стеклу его автомобиля, и все из за голоса Реджины, а ее действия с воротником куртки заставляют задержать дыхание, и мужчина пропускает мимо ушей замечание про голос, он видит движение ее губ, но не складывает слова. Заколдовала, очаровала, а другие сказали бы что запугала и у него от страха потерялся дар речи, но просто они не были настолько близко к Миллс, причем так внезапно и не планируя.
- И видимо не только погода,- Робин улыбается, замечая движения Миллс, как она прячет ноги под себя, и это может означать, что уходить из машины она не собирается, поэтому мужчина откидывается немного назад, на спинку сиденья, и уже не проклинает погоду, только немного беспокоиться за сына дома, но Рону не привыкать быть самостоятельным. – Никогда бы не подумал…,- и правда никто не задумывается, нравится ли своя работа и статус мэру, может быть это вынужденная мера, да и город доверить больше не кому, если только Голду на разорение. Последнего Робин недолюбливал, и таких как он было очень много, и если бы пришлось выбирать между Голдом и Миллс, то Голд бы проиграл с большим разрывом. Мэр Милля меньшее зло, и как показывает беседа довольно милое зло, с которым можно поговорить в машине. Кто бы мог подумать…- Странно,- замечает Локсли,- Но порой мне кажется, что мое место не здесь,- и с чего бы его понесло на такое откровение, особенно перед мэром,- Как будто мне не хватает именно свободы, а работа висит ярмом необходимости,- кто то бы сказал что работа это жизнь, так как она оплачивается, а деньги позволяют покупать все необходимое, и приходиться крутиться как белка в колесе. О таком не страшно в принципе говорить властям, но мужчина умалчивает, что внутри есть другое пустое местечко, в котором определенно должно что то быть, а что он и сам не знает. Вот только при разговоре с Реджиной кольнуло где то там в неизвестности, а его взгляд зацепился за ее улыбку. Улыбка ей идет не меньше чем строгость, - Я только за, поработать личным охранником у мэра,- шутит, определенно,- И достаточно будет чашечки кофе ночному рыцарю, не слишком то разбирающемуся в своей колымаге,- и реагирует быстрее положенного, метнувшись с места, опасаясь, что его гостья упадет между сиденьями не успев ухватиться за опору,- Осторожнее…,- Робин сам одной рукой хватается за спинку заднего сиденья, второй рукой обхватывая Реджину, давая обратный ход ее падению, рывком поднимая в свою сторону. Видимо не рассчитал с силой Локсли, или Миллс не ожидала такого поворота, но в итоге Робин повалился назад, увлекая за собой брюнетку, и как то сразу извиниться не сообразил, сам был удивлен получившимся положением и застыл в ожидании реакции женщины: либо его на месте придушат за то что, его руки лежат гораздо ниже поясницы мэра, либо выдворят из города без права на возвращение. Никто еще не слышал ничего об ухажерах мадам мэр, видимо на это есть причины, а чего теперь терять Локсли? Получать так по полной программе, а не за то что получилось нечаянно. Молиться он не собирался, растягивать время только, мужчина подался вверх, ухватывая открывающийся рот Реджины, видимо ему что то хотели сказать. Потом…

+1

8

Реджина лишь снисходительно улыбается. Очень даже неудивительно, что нынешнее положение доставляет Робину дискомфорт. Тот, кто привык всегда забирать себе имущество других, сейчас вынужден это самое имущество охранять. И как он только не сошел с ума во всей этой неразберихе - можно только мечтать. Миллс ненароком задумывается над тем, что она сказала бы ему, если бы он ее вспомнил. Что ей очень жаль? Что все не то, чем кажется на самом деле? А нужно ли вообще что-то говорить? смог бы он без слов понять, что у нее не было никакого выбора? И что сейчас она более чем явственно понимает, что вот он тот самый момент абсолютного счастья, когда все можно начать с нуля! Когда можно со всей уверенностью претендовать на то, что у слова "семья" довольно приятное послевкусие. И к черту весь этот Сторибрук вместе со всеми жителями. Пусть этот вечер длится вечно.
- Если бы в нашей жизни все было бы максимально так, как мы хотим, со временем мы и там нашли бы к чему придраться. Тем более, судя по Вашему темпераменту, Вам не хватает какого-то ускоренного движения в жизни. Пробовали водить мотоцикл? Он бы Вам очень подошел.
Ей хочется встряхнуть себя за шкирку за демонстрацию откровенного подросткового поведения, после того, как она представила Локсли в черной коже и на железном коне. Может пора завязывать с фантазиями? Главное, не забыть купить молоко...
- Давайте все же остановимся на том, что это будет просто проявлением настоящего мужчины. Личный охранник - звучит как-то слишком обязывающе и по-деловому, а я уже успела понадеяться на неформальную обстановку. Если Вы не против, конечно. А насчет кофе... Если пьете без молока, то конечно же! В придачу могу добавить незамысловатый ужин. Или завтрак. В зависимости от того, когда мы доберемся до дома.
Госпожа мэр сама не может поверить, что так уверенно несет всю эту околесицу. Нормы приличия и морали остались где-то очень далеко, показывая хозяйку города не с самой лучшей стороны. Еще, чего доброго, подумает, что это ее характерная особенность общения с малознакомыми мужчинами. Вряд ли он своим внутренним чутьем чувствует, что они давно и близко знакомы. Даже слишком близко.
- Все в пор...- договорить Реджине не удается, потому что одним своим прикосновением к ней Робин словно отключает блокировку тех чувств, которые она так долго в себе держала.
Миллс не помнит, каким образом оказалась лежащей на его груди. Не помнит как то открывала, то закрывала рот в попытке высказать какую-то умную мысль, потому что мыслей не было. Не помнит кто из них первым потянулся к другому. Главное во всем этом вечере - ничуть не изменившийся вкус его губ, который она помнила все это время. И как тут не сойти с ума? Она бы отдала все, чтобы всегда иметь возможность вот так целовать его, пропитаться его запахом и забывать дышать от восторга. Он всего лишь человек. Для многих абсолютно не примечательный, а для нее самый важный. Центровая фигура. И только поэтому госпожа мэр не спешит убрать его руки, а, наоборот, сама обнимает покрепче, лишаяя последней возможности отстраниться.

+1

9

Почему то когда Робину говорили про мотоцикл, то ему представлялась лошадь. Странные ассоциации, но он ничего с этим поделать не может, как будто что то внутри него рвется наружу, и это сложно поддается объяснению. Последнее время в жизни Локсли многое не поддается нормальному описанию, его совсем не радует работа, кажется что он находится не на свое месте. Сын- единственная часть жизни, которая не вызывает у мужчины вопросов, здесь он чувствует свою уверенность и ответственность, и это очень совпадает с ощущениями, которые Робин испытал при виде мэра, когда оказался в такой близи около женщины, когда решил заговорить с ней, хотя первый шаг был с ее стороны. Опять непривычно, мужчина должен быть инициатором, не нужно ждать когда женщина наберется смелости для этого, нов его случае есть некоторое оправдание, мэр и охранник ни как не пересекаются в этом городе. До этого момента….
Общаться с мэром приятно оказывается, или может быть Робин слушал в половину уха, так как все остальное внимание было сосредоточено на самой Реджине Миллс, на ее фигуре, губах, глазах, и от этого картинки реального мира стирались в сознании Локсли, как будто это было не настоящим, и только они двое здесь отображают действительность.
Между прочим, Робин взял на заметку предложение не использовать рабочее положение, а подумать о неформальной обстановке, и желательно не в салоне сломавшейся машины. Однако думать об этом не получается прямо сейчас, так как его решение перекрывает все сказанное Реджиной, но вряд ли она думала, что обыкновенный охранник на подобное решится, тем более так сразу, не спрашивая и не предупреждая. Порыв. Если бы Локсли знал, каким он бывает на самом деле, то не удивился бы такому положению дел, и вел бы себя намного наглее с женщиной, хотя куда наглее – целовать мэра города, которую все бояться и остерегаются, считают стервой и ведьмой (даже в Сторибруке).
Может быть женщина сказала ему еще что то интересное, но этой возможности у нее не оказалось, а Робин не собирался сразу шарахаться в сторону из за своего поступка. Видимо проснулся внутренний разбойник, который чувствует себя прекрасно в такой момент и наслаждается вкусом губ женщины, от которых голова явно идет кругом, как от молодого вина. И он не чувствует неудобство такого положения, не смущает и заднее сиденье машины и стук дождя по крыше, все это просто тухнет в эмоциях, которые рвутся изнутри, захватывая с головой.
Нереально. Именно так Робин назвал происходящее в очередной раз, не реально было его проживание в Сторибруке, и не реальным чувствовался поцелуй с Реджиной, который не хотелось заканчивать. Локсли не напрягали женские руки на шее, не напрягало то, что пространство машины слишком мало для таких дел, единственное что заставило его разомкнуть поцелуй – нехватка воздуха, от этого у него даже уже сознание начало уплывать, но он держался до последнего, перехватывая слегка ускользающие губы.
Вдох. Выдох. Снова вдох. Держась все так же тесно, разве что пальцами путаясь в волосах Миллс, что бы этот момент не закончился, что бы она не надумала отстраниться пока идет перехват воздуха. Локсли облизывается, и в салоне авто слышно насколько сильно стучит у него сердце, особенным ритмом, не совпадающим с падающими каплями дождя. В данный момент ему плевать на сломанную машину, плевать на происходящее в городе, плевать на работу, его интерес закружился вокруг главной фигуры Сторибрука, если конечно через пару минут мадам мэр не напомнит простому охраннику кем он является, и где его место. И тут нужно либо опередить женщину, либо не дать ей этого сказать вообще, но целоваться до самого утра они точно не смогут, машина привлечет внимание дорожных служб, или шерифа. Что делать? Черт, у него только одна мысль бьется в голове, что либо сейчас он пойдет до конца в своем желании, либо до конца жизни будет смотреть на мэра как простой охранник, поэтому он выдал стандартное словосочетание.
- К тебе или ко мне? После того как починю машину? – и без ответа он ее отпускать не собирался, Робин заерзал на сиденье, меняя свое положение, и оказываясь сам сверху Реджины, смотря в ее карие глаза, которые затягивали омутом. Точно магический взгляд….

+1

10

И все же это, наверно, неправильно. Если вдруг кто-то будет проходить мимо машины и заглянет в салон, то слухов потом не оберешься. Да даже просто правды будет достаточно, чтобы изрядно извалять в грязи репутацию мэра, которая вместо того, чтобы спешить домой к голодному ребенку, который, между прочим, сам может разогреть себе ужин в микроволновке, занимается всякими непотребствами с мужчиной, с которым никогда раньше не общалась. Не общалась по их мнению, конечно же. Она ведь не собирается вставать к трибуне и говорить о том, что на самом деле они с Робином были довольно близки в той другой жизни, где их счастье висело практически на волоске. А здесь есть где разгуляться, и Миллс прикусывает губу мужчины.
Зачем людям вообще надо дышать? Она бы предпочла задохнуться, чем возвращаться в реальность. В теле чувствуется откровенная слабость, и Реджина ерзает, устраиваясь на груди мужчины поудобнее. Наверное, нужно что-то сказать, но слова не идут в голову. Вряд ли после этого сумасшествия возможно вести диалоги о погоде и о взлетевших ценах на бензин. Впрочем, говорить о том, как сильно она скучала. Как больно было находиться рядом и не иметь повода подойти ближе. Как страшно было, что ее собственная магия толкнет Робина в руки другой женщины. И как ей не хочется сейчас, чтобы дело заканчивалось одним поцелуем. Реджина испытующе смотрит на мужчину, всей душой надеясь на то, что он останется мужчиной до конца и не бросится на попятную.
Его вопрос заставляет госпожу мэр едва ли не плавиться от удовольствия. Странно, сейчас ведь не Рождество. Видимо Санта решил сделать ей подарок заранее, хотя из нее даже намек на хорошую девочку выходил не самым качественным. Реджина не спешит с ответом. У нее дома - Генри. Причем скорее всего не в самом лучшем расположении духа, а это значит, что объяснить сыну появление в доме незнакомого мужчины поздним вечером и стремительный подъем вместе с ним в ее спальню откровенно намекает на то, что материнские инстинкты в ней были задушены еще в самом зачатке. Нет, отпадает. Отправиться к Локсли - тоже вариант не особо притягательный. Ведь его дома тоже ждет сын и его реакция на ее появление вряд ли будет слишком радужной. К тому же, есть вероятность, что все это свернется к великосветским беседам на кухне за чашкой чая. Но чай Миллс предпочла бы выпить только после того, как все примитивные потребности, у которых она откровенно идет на поводу, будут удовлетворены.
Она смотрит на него снизу вверх, еще несколько мгновений откровенно любуется, а затем приподнимается на локтях и целует в шею.
- Неужели тебе действительно хочется выходить на улицу сейчас? - не хотя отрываясь губами от его кожи, шепчет Миллс. - И дело вовсе не в этом проклятущем ливне. Зачем тратить столько времени. Я не хочу ждать ни секунды.
В подтверждении своих слов, Реджина расстегивает пальто, в котором теперь уже определенно точно слишком жарко, и пристально смотрит на Локсли. Остается только гадать, чего в нем больше сейчас - благоразумия или азарта?

+1

11

Робин не представлял себе до этого момента, что можно просто так заговорить с мэром, любому кто работал на простой должности в городе подобное могло только сниться, или в крайнем случае, подобное могло случиться только на выборах, когда из за необходимости тебе могут улыбнуться. Локсли не трус, но собственный статус знает прекрасно, охранником могла бы заинтересоваться только официантка из кафе, или цветочница, в крайнем случае учительница младших классов, так как людей его профессии считают малообразованными. Детей ругают подобным, что если будут плохо учиться, то работать смогут только охранниками/сторожами или дворниками, вот только если все будут такими умниками в городе, то кто ж будет заниматься обеспечением благоустройства города, белоручки из мэрской команды? Вряд ли, поэтому Локсли не стыдиться своей профессии, но и не бьет себя в грудь от этого, и с этого вечера начнет верить в случайности с сюрпризами. Такая женщина упала в руки, явно не просто так. Реджина Миллс собственной персоной.
В машине становиться жарковато от эмоций, которые витают в воздухе, Робин пытается думать, соображать, выстраивать мысли в голове, но все просто взрывается странными картинками, в которых мадам мэр выглядит еще более привлекательно, обезоруживающе со своей сексуальной улыбкой, которую невозможно игнорировать. Вообще такую женщину игнорировать сложно, а когда перестаешь чувствовать разницу положений, то начинаешь чувствовать себя хозяином ситуации. Локсли определенно желал держать все под контролем, но это было просто невозможно, останавливаться было поздно уже, тем более сделанное не вызывало сожаления, а если за такие поступки придется отвечать, то он не против.
И Локсли стоило подумать о том, что домой он не мог бы привести Реджину, так как появиться вопросы у сына, тем более каждый в городе знает мэра в лицо, и возможно сын поторопиться рассказать, кто заходил к ним вечером, а чашечку кофе. Вопросов потом будет очень много, как и в том случае, если Робин появится в доме у Миллс, его явно не примут за сантехника или электрика, так как время уже не то, и поэтому с выбором места у них возникает проблема. Хоть идите к «Бабушке», вот только погода подвела, и машина сломана. Проблема.
Черт! От слов Миллс внутри словно вспыхивает еще один костер, обдающий жаром, тем более Локсли не может отвести взгляда, когда женщина расстегивает пальто. Кажется, решение у них принимается само собой, за неимением других вариантов, да и отвлекаться уже не хочется, даже что бы выйти из машины. Кстати сказать, выйти из машины очень плохая идея была бы, так тем более они стали бы видны всем проходящим и проезжающим мимо, не говоря уже о прессе, был бы очень горячий репортаж об отдыхе мэра, и тогда бы Локсли точно четвертовали.
- Ты читаешь мои мысли,- он обращается на «ты», ни капли не смущаясь, так как в данный момент точно стоит оставить статусы за дверьми машины, иначе у них ничего не получиться, так сказать уважительно отношение перед руководством города может помешать вести себя более открыто и эмоционально. Дышать глубже! Робин уверенными движениями расстегивает свою куртку, которая явно будет мешаться в данный момент. Улыбка становится у мужчины шире, особенно когда он наклоняется ниже, касаясь губ Миллс, увлекаясь легкой борьбой за первенство в танце языков. Его куртка падает вниз где то сбоку от происходящего, и ладони скользят по женским ногам, задирая вверх подол то ли юбки, то ли платья, и делает это совсем без капли стеснения, наваливаясь всем своим весом сверху.

+1

12

Реджине хочется дать Локсли пощечину, чтобы он очнулся, вспомнил и отбросил к чертям все эти ненужные реверансы. Помнится, в прошлые времена их мало заботило мнение других людей. Одно неосторожное слово и обидчик отправился бы к праотцам. Робин был метким стрелком. И снова угодил ей прямо в сердце, а ей казалось, что оно совсем уже очерствело. Вот оно! Вот то самое, чего она так сильно жаждала все эти годы. Ее персональное "долго и счастливо". И цена этому не так уж и высока. Миллс едва заметно пожимает плечами. Всего лишь добрая сотни подпорченных жизней чужих людей. Да, собственно, плевать.
Реджина справляется с пальто и не без труда отправляет его на переднее сидение. Пусть подольше не зажигаются фонари. Пусть во всем этом чертовом городе отрубится электричество! Да что там - пусть все отправляется в саму преисподнюю, а весь мир судится до этой замечательной развалюхи, жесткие сиденья которой стали для нее самым желанным ложе. Голос здравого смысла впервые солидарен с голосом ее сердца. Все правильно - вот то самое заветное. И пусть длится это будет всего ничего, госпожа мэр вдруг поддается идее, которую изо дня в день повторял ей Генри о сказках со счастливым концом и о том, что принц всегда предначертан принцессе. А кто лучше короля воров может подойти злой королеве? Только черт, пожалуй. Но адское пламя ей не к лицу.
- Твоя... твоя...- непонятно даже зачем шепчет Реджина, наблюдая за не такой уж и длительной мыслительной борьбой, отразившейся на лице Робина. Она знала его с той стороны, что отступать Локсли не привык и всегда уверенно шел до конца. Но жизнь в Сторибруке подвергла корректировке всех...
Миллс хочется взять его лицо в свои ладони и долго сбивчиво шептать о том, что порядочные мужчины, живущие в лесах, не заставляют так долго ждать коронованных особ, уже начавших раздеваться. Что все им на самом деле "можно" и она лично отрежет язык тому, кто осмелиться бросить что-то мерзкое в его адрес. Потому что в каждой абсолютной тьме есть своя крупица серого.
- О, ты прав. Я действительно читаю твои мысли. - в голосе Реджины слышится улыбка, она даже сама не замечает, как ловно и быстро ему снова удается уложить ее на лопатки и нависнуть сверху так беспардонно задирая подол ее платья. - Должна сказать тебе, что мысли у тебя гораздо пошлее действий.
Реджина приподнимается на локтях и расстегивает молнию на платье. Никак нельзя допустить того, чтобы оно хоть немного порвалось. От внимательно взгляда Генри вряд ли что-то может скрыться. Как же, мать твою, тяжело быть матерью и образцом целомудрия, когда в этот самый момент она обхватывает торс мужчины ногами, прижимая его к себе крепче, одновременно с этим расстегивая пуговицы на так не кстати надетой рубашке. Справившись с этой задачей, Миллс проводит руками по груди Локсли, затаив дыхание. Удары его сердца отдаются у нее в ладони и это срывает последние тормоза. Она целует его снова, снова и снова. Так, что болят и пульсируют губы. Так, что по неосторожности она прокусывает его губу и чувствует во рту солоноватый привкус его крови. Реджину бьет дрожь и мучает нестерпимая жажда его прикосновений. Она бы, конечно, быстрее справилась со своей одеждой сама, но это только все испортит. Миллс опускает руки на ремень брюк Робина, ловко справляется с ним, едва не ломает локоть, расстегивая пуговицу и снова ведет ладонями по его теперь уже обнаженной спине. И когда только успел снять рубашку?
Дождь барабанит по крыше машины с невероятной силой, и мадам мэр теперь уже точно уверена, что их никто сегодня не увидит. Маленький глоток воздуха посреди бесконечного удушья. Надышаться бы.

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » УЗЕЛКИ НА ПАМЯТЬ » [СБ] Ночь. Улица. Фонарь. .... Мэр.