В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ

Ничего нового
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » Rayuela


Rayuela

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://images.gr-assets.com/hostedimages/1499218080ra/23206038.gif
В классики играют так: носком ботинка подбивают камешек. Что для этого надо: ровную поверхность, камешек, ботинок и ещё — красиво начерченные классики, начерченные мелками, лучше разноцветными. В верхней клеточке — Небо, в нижней — Земля, и очень трудно с камешком добраться до Неба, обычно где-нибудь да просчитаешься — и камешек выскочит за клетку. Постепенно, однако, необходимые навыки приобретаются, научаешься прыгать по всяким клеткам, и в один прекрасный день оказывается, что ты можешь оторваться от Земли и проскакать со своими камешком до самого Неба, взойти на Небо, плохо только, что как раз в этот момент, когда почти никто вокруг не умеет добираться до Неба, а ты научился, в этот самый момент кончается детство и ты зарываешься в книги, ударяешься в тоску по бог знает чему, теряешься в созерцании другого Неба, к которому ещё надо научиться идти. А поскольку с детством ты уже распрощался, то забываешь: чтобы добраться до Неба, нужны всего лишь камешек и носок ботинка.
RAYUELA
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Генри Миллс
Даниэль Брайант

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
5 мая
«У бабушки»

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Генри Миллс уже позаботился о том, чтобы у каждого персонажа сказки вновь была возможность на «долго и счастливо», но много ли в этом толку, если не все герои знают, кто они на самом деле?

Отредактировано Daniel Brayant (24-09-2018 17:08:36)

+1

2

Генри полагал, что наличие двух мам порождает массу конфликтов в любых семьях, даже нормальных, даже тех, которые никак не связаны со сказками, но в ситуации, когда одна твоя мама — Злая Королева, а вторая — Спасительница на стороне добра, конфликты были чреваты военным положением. Поэтому Генри придерживался тонкого нейтралитета до тех пор, пока кто-то из них перегибал палку. На его взгляд, мамы придерживались примерно такой же логики. По крайней мере, пока ему не бросалось в глаза, что кто-то из них пытается убить кого-то из них. Последние несколько недель точно…
Так или иначе, наличие двух мам приносило и бонусы. Во-первых, кто-нибудь из них почти всегда хоть немного свободен, а конкуренция позволяло каждой попробовать себя в шкуре «супер-мамы»: помочь с уроками, сделать любимую выпечку, накормить любимой едой, принять участие в играх (даже когда они не совсем игры). Во-вторых, когда у тебя две очень деловые и занятые мамы с комплексом «супер-мамы», денег на карманные расходы становилось раза в четыре больше. При учёте свободной конкуренции, они не могут отмахнуться от тебя со словами: «Я занята!». Чаще всего вместо этого его посылали на улицу поиграть, давая деньги на мороженое.
В итоге, Генри успел качественно изучить меню «У бабушки» и даже выбрать любимый десерт. Правда, он время от времени всё же менялся. На сегодня его «как обычно» заключалось в большой кружке какао с корицей и шариком ванильного мороженого. Мороженое таило, превращаясь в сладкую белую массу на поверхности какао, а Генри задумчиво и даже как-то сердито посасывал ложку.
Перед ним стояла сложная задача, над разрешением которой он размышлял весь вчерашний вечер, половину ночи и все уроки после встречи с самой настоящей феей. Задача была такой сложной, что он даже почти не реагировал на входящих посетителей, хотя обычно внимательно вглядывался в каждого! В конце концов, кафе «У бабушки» было самым удобным стратегическим пунктом для выслеживания врага, а враг, как оказалось, притаился в городе и теперь плетёт свою паутину. Коварный враг! Враг против которого имело смысл объединиться, а Генри, как никто другой знал, как трудно заставить взрослых поверить и объединяться.
Почерпнув очередную ложечку мороженого, в большей степени, растаявшего, Генри вздохнул и оглянулся. Когда он приходил к Руби и доказывал ей, что она — Красная Шапочка, девушка только улыбалась ему, подмигивала и делала ему двойной топпинг, когда он ходил за Артуром и доказывал ему, что он — великий король и главный рыцарь, тот лишь отмахивался. И так как никто из них не извинился за недоверие, Генри был почти уверен, что вернувшиеся воспоминания ничего в этой логике не меняли. Если он придёт к взрослому человеку и начнёт ему доказывать, что он — фея, человек лишь рассмеётся. И с этим что-то следовало делать.
Он полагал, что гораздо проще убедить стороннего человека в том, что кто-то фея. Поверить в такое проще, когда ты не являешься частью этой истории. Но кого использовать в качестве эксперимента? Кого-то достаточно уважаемого, скептичного, но настроенного доброжелательно. И, кажется, Генри нашёл подходящего кандидата.
Мальчик встал со своего места.
Мистер Брайант, есть разговор! — объявил Генри, пересаживаясь со своим стаканов за столик главного редактора — умного, в общем-то, мужчины. Для взрослого, конечно. Для одного из тех взрослых, которые отвергали сказочный мир до тех пор, пока он не свалился им на голову в виде вполне реальных воспоминаниях.
Вы умеете хранить тайны? — Генри подался ближе и заговорил таинственным голосом. — Потому что то, что я собираюсь вам рассказать — большая тайна!
«Настолько большая», — подумал Генри, — «что даже её участники не знают о ней».

Отредактировано Henry Mills (27-09-2018 10:52:47)

+1

3

Казалось бы, срок его знакомства с укладом смертных должен был закончиться три недели назад, едва утратившее силу заклятие вернуло жителям города их воспоминания о прошлой жизни. Это было увлекательное, в меру полезное приключение, но он все же не местная ведьма, решившая свести старые счеты в новых декорациях – так, во всяком случае, думал светлый дух до встречи со своей нахватавшейся земных привычек темной половиной. Открытие было довольно неприятным и заставило пересмотреть планы на ближайший месяц-два, но, судя по всему, в тот день он был излишне оптимистичен, и задержаться придется значительно дольше, попутно выясняя отношения со всяким, кто решит, что Луноликий задолжал ему несколько ответов. Возможно, это даже что-то изменит. Светлому духу очень хотелось верить, что, вернувшись в свое привычное состояние, все они сохранят способность слышать то, что он старается донести, но в данном случае лучше не строить грандиозных планов – меньше будет поводов разочаровываться.
Пока же он заполнял свою жизнь привычками, принадлежавшими прошлой личности. Некоторые из них приносили довольно приятные ощущения, часть заставляла удивляться, как подобное вообще могло «прикипеть» к нему, ведь, насколько успел понять Луноликий, новоиспеченный житель города не создавался «с нуля», заклинание лишь интерпретировало былые занятия на новый лад, достраивая пустующие фрагменты тем, что смотрелось бы наиболее уместно. Почему, в таком случае, его прошлая личность пристрастилась к сигаретам, оставалось для светлого духа загадкой и постоянным источником нервозности. Привыкший к никотину организм настойчиво требовал утреннюю дозу отравы, привыкший быть сам себе хозяином дух отказывался идти на поводу у мрачного настроения и постоянного чувства, что ему чего-то не хватает.
Любовь же к кофе с блинчиками, с другой стороны, была признана им достойной того, чтобы просуществовать несколько дольше, а старая память услужливо подсказывала, что лучше, чем «У бабушки» выпечки не отыскать во всем городе. Составив своеобразный компромисс с самим собой, Луноликий неспешно потягивал кофе, планируя посвятить этому занятию еще как минимум четверть часа. Общеизвестно, что без начальства работается куда продуктивнее до поры, нужно было дать редакции время проснуться, а уже после требовать выполнения поставленных задач.
— Мистер Брайант, есть разговор!
Нарушивший его уединение молодой человек был полон энтузиазма и искренней веры в то, что его дело – самое неотложное, из всех возможных на свете. Веры ошибочной, но все равно подкупающей. Светлый дух отставляет чашку, ожидая продолжения разговора. С сыном мэра он был знаком не слишком хорошо, но достаточно, чтобы заподозрить в Генри желание устроить себе новое приключение. Привычно, разве что обычно главными героинями его квестов становились Королева и Спасительница.
- Если меня об этом попросить, умею, - мужчина кивком соглашается сохранить секрет, сколь бы значительным он ни был. Славный все же народ – дети. Очаровавшись ими много лет назад, светлый дух по сей день позволял себе эту маленькую слабость, зачастую относясь к младшим представителям поколения куда внимательнее, чем к их родителям. – Итак, что случилось и у кого?

+1

4

Эмоции на спокойном лице Генри быстро сменяли одна другую: сперва лёгкое и настороженное удивление — уж не издеваются ли над ним (за взрослыми такое дело водилось!), потом понимание — в конце концов, данный конкретный взрослый был занят новостями и, наверное, должен больше разбираться и в людях, и в серьёзных ситуациях, и, наконец, восторг — его поняли! Разумеется, это понимание представляло собой только первый маленький шажочек на пути, который им предстоит сделать, и всё же это больше, чем демонстрировало абсолютное большинство взрослых.
Честно говоря, Генри был настроен на борьбу. Если вам десять лет и вы считаете, что ваш городок находится под заклятием вашей приёмной матери, а ваша настоящая мать является спасительней, вы понимаете, как сложно заставить взрослых хотя бы рассмотреть вероятность, что эти фантазии — правда. Иными словами, с самого первого звука, которого доносился изо рта Генри, на лицах взрослых застыло одно большое «нет». С этим «нет» — нежеланием даже слушать! — справиться было сложнее всего. Все последующие «нет»: «Сказки — это сказки, Генри!»; «Вернись к реальной жизни, Генри!»; «Что ты делаешь со своей жизнью, Генри?», — справиться было гораздо проще! Поскольку они предполагали вопрос и диалог.
Самое первое «нет» было отвержением едва ли не самого факта существования не только сказок, но и самого Генри. И хотя он уже доказал всем, что прав, самое первое «нет» всё ещё встречалось достаточно часто. «Да, Генри, ты оказался прав с книгой, но это... просто невозможно!»
Наверное, если бы ему было не десять лет, а чуть больше — тринадцать или даже шестнадцать, — Генри было бы сложно справиться с желанием ударить книгой за каждое «невозможно», но ему было только десять, и в этом возрасте авторитет взрослых был ещё непререкаем, хотя про себя мальчик регулярно сомневался в их умственных способностях.
Так или иначе, на вопрос Брайанта он расплылся в счастливой улыбке.
Именно случилось! Если быть точнее, может случиться или уже вот-вот случается! — готовясь к первоначальному сопротивлению, Генри даже растерялся, как именно продолжать разговор дальше, и чуть было не попросил редактора состроить на лице недовольное выражение. Мысль позабавила мальчика и он сдержал нервный смешок.
Вы знакомы со сказкой «Щелкунчик»? — издалека начал Генри. — Про Крысиного Короля и принца, превращённого в игрушку для очистки орехов от твёрдой скорлупы. Помните там такого персонажа, как Фея Драже?

0

5

Луноликий старается сдержать улыбку. Не из притворства, но чтобы не обидеть сидящего перед ним юношу. Генри столь серьезен и так легко считывается, что это не может не вызывать симпатии, но открытое ее проявление может быть неправильно понятно и вызвать обиду. Сколь известно было светлому духу, жители города являли редкостное упрямство, списывая все теории и планы сына мэра на разыгравшуюся фантазию даже после того, как он убедительно доказал, что знает побольше некоторых.
Конечно, абсолютно верить в каждое его слово было бы несколько опрометчиво – возраст, все же, предполагал некоторую склонность к преувеличениям – но прислушиваться, несомненно, стоило. Хотя бы для того, чтобы уберечь мальчика от довольно неприятного чувства одиночества и непонимания окружающими. И, разумеется, более материальных бед: лишившись поддержки взрослых, он, как уже бывало ранее, обязательно бы решился спасти всех собственными силами. Желание благородно, но возможные противники могут и не сделать скидку на возраст юного героя.
Итак, с какой стороны Луноликий не рассматривал бы ситуацию, в которой очутился, выходило всегда одно: Генри нужно внимательно выслушать, оградить от опрометчивых поступков и, по возможности, помочь, пусть бы и простым советом. Звучало довольно просто до тех пор, пока теория не начинала обрастать практикой. Первая загвоздка: светлый дух слабо интересовался сказочным прошлым жителей города, зная сюжеты историй лишь в самых общих чертах.
- Ты сейчас перечислил все, что мне известно об этой истории. – В любом предприятии лучше сразу оговорить слабые стороны, дабы избавить напарников от неприятных неожиданностей. Не исключено, что ему необходимо знать сказку в мельчайших деталях для того, чтобы понять, что же ввело Генри в такое возбуждение, а мальчик едва ли не подпрыгивал на стуле, стараясь как можно скорее донести мысль. Получалось, конечно, сумбурно и довольно громко. Светлый дух жестом просит понизить тон. Лишнего внимания он не боялся, но до прояснения всех деталей лучше поберечь тайну. - И о фее Драже знаю лишь то, что она существует. Это важно, судя по всему. Рассказывай как можно подробнее.

+1

6

— Хорошо, — заявил Генри со смешанным ощущением удовлетворения и досады. На самом деле, не малая часть его не вполне осознанных проблем прошлого, связанных с попыткой убедить всех жителей Сторибрука в том, что они сказочные персонажи, была связана с тем, что сказки в его книге довольно серьёзно отличались от классического варианта. В этом Генри успел убедиться, проведя немалую исследовательскую работу по сравнению его замечательной книги, и тех текстов, которые находил в школьной библиотеке и интернете.
Впоследствии, когда чары пали, он расспросил нескольких персонажей и убедился, что книга, кем бы она ни была создана, отражала их историю куда точнее сказок. И, возможно, именно поэтому её содержание вызывало такое отторжение у заколдованных персонажей, которые ни в коем случае не должны были вспоминать то, кем они когда-то были.
Генри был доволен тем, что ему не придётся прямо сейчас вновь доказывать мистеру Брайанту, что его и только его вариант истории имеет какое-то отношению к тому, как всё обстояло на самом деле, однако он был бы в разы более довольным, если бы и сам Брайант каким-то боком был знаком и с Щелкунчиком, и с Феей, и со всеми остальными.
«Странно, что он вообще знает о такой фее», — отстранённо подумал Генри. Во всех без исключения книгах, кроме его собственной, никакой феи драже не было. И только в балете упоминалась то ли увертюра, то ли ещё большая ерунда, связанная с её именем.
Да, это важно, — кивнул мальчик и прикусил губу с внутренней стороны. Ему нужно было собраться. Ещё с вечера, несколько раз перечитав сказку, он убедился в своём предположение. Теперь мальчик был совершенно уверен в своём намерении привлечь мистера Брайанта, как помощника, но никак не мог решиться, а что именно ему следует рассказать? Какая информация может оказаться ключевой и с чего стоит начать?
Щелкунчик — принц одного из королевств в Зачарованном Лесе. Убив Крысиную Королеву, он спас свою кузину, но сам попал под заклятие и был превращён в куклу. Единственным, кто беспокоился об его дальнейшей судьбе, стал Дроссельмейер. Он подстроил всё таким образом, чтобы однажды чары, которые держали Щелкунчика, пали и он занял законное место, но всё пошло не так, как он планировал. Во-первых, вмешался Маркус — сын Крысиный Королевы, который жаждал мести. Во-вторых, Клара, которая должна была стать подспорьем Щелкунчика, в последний момент испугалась и убежала, — Генри перевёл дыхание и бросил взгляд на мистера Брайанта, чтобы убедиться, что он всё ещё следит за развитием событий.
Щелкунчик — это Николас Уайтмор, Крысиный Король — Маркус Блэкторн, а Клара Блэкторн — та самая Клара из сказки. Добрая Клара. Хорошая Клара. Племянница Дроссельмейера! Она долгое время заботилась о Щелкунчике, когда он был куклой, но была обманута Маркусом, — мальчик вновь замялся, прежде чем сказать самое важное — то, из-за чего он вообще завёл этот разговор. — Ключевым объектом истории является орех Кракатук. Его найти может только фея Драже. И Дроссельмейер возлагал свои надежды на Клару. Понимаете? Клара и есть Фея Драже. И ей нужно понять это прежде, чем кто-то её использует. Если орех попадёт не в те руки, случится что-то страшное!

0


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » Rayuela


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC