В СТОРИБРУКЕ

Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.

РАЗЫСКИВАЮТСЯ





Волшебное зеркало:

волшебное радио


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



НОВОСТИ



Письма к леди Тремэйн [новости]

Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » [27.04] Everything matters.


[27.04] Everything matters.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s9.uploads.ru/1LxVd.gif http://s8.uploads.ru/tsHx8.gif
Great storms announce themselves with a simple breeze.
EVERYTHING MATTERS
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Леди Моргана и сир Артур

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
27.04, вечер, квартира Морганы

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Сильные ураганы начинаются с лёгкого ветерка.
Обсуждения и впечатления после насыщенного событиями дня.

+1

2

Она дала Ротбарту три дня.
В конце апреля ночью в прибрежном городе Моргану по пути домой обдало холодом. Она вздрогнула, выдохнула парок тёплого воздуха, зашла в подъезд и устало поднялась по ступенькам. Голова раскалывалась, тело била мелкая дрожью, а мышцы ныли от непривычной нагрузки. К тому же она устала, устала, устала...
Отворив дверь, Моргана с благодарностью окунулась в атмосферу своего дома, своей территории, своей крепости, которая, слава богу, оказалась не пустой.
— Артур, — вместо приветствия произнесла она, и улыбнулась.
Моргана дала колдуну три дня. Ему стоило знать, что она никогда не идёт на попятную, не сбавляет темп, не меняет условия договора и не бросает угрозы на ветер. Она дала себе три дня, но, покинув театр, в гневе отправилась на поиски Элизабет, выследила её, поймала, вернула в форму меча и уже изготовилась уничтожить его, но в последний миг остановилась. Этот меч был создан для Артура. Какая бы мелкая пакостная сука не составляла его основу, меч служил истинному королю Британии! Моргана не рискнула его уничтожить. Возможно, в другой раз, когда заставят обстоятельства, если не будет другого выбора. Она укрыла Экскалибур магией, знакомой с острова Авалон. Той самой магией, которая позволила ей скрыть схватку с Элизабет. Той, которая позволила победить.
«Самонадеянная девчонка», — думала Моргана, с непроницаемым выражением на лице выскальзывая из туфель и сбрасывая на пол лёгкое пальто. Элизабет была невероятно сильна. Возможно, сильнее самой Морганы, и ведьма посмотрела бы на попытку Ротбарта с ней справиться, но это было рискованно. Элизабет была сильна и мнила себя великим воином, но отличалась неопытностью и заносчивостью. Она полагала, что, будучи столько лет мечом, овладела своими способностями, но кроме явного превосходства в физическом плане и пары фокусов не показала. Не успела.
«Это было тяжело», — вздохнула она, подходя к Артуру. Моргана провела рукой по его лицу, знакомому до боли. Может быть, и правда стоило затереть память этому дураку, пока он не убил себя об Ротбарта?
«Ты же знаешь, насколько дорог мне? Ты же не делаешь это специально?» — Моргана поцеловала его, чтобы не произнести этого вслух. Возможно, он бы прислушался к её словам и не стал рисковать. Маловероятно, но возможно. И тогда бы стал несчастен, и она была бы в этом виновата.
«Но порой я ненавижу тебя за это, Артур», — Моргана отстранилась. Тёмные глаза внимательно вглядывались в глаза брата, пытаясь угадать, что творится у него в голове.
Поможешь снять платье? — спросила она, поворачиваясь к нему спиной. — Это проклятое замечательное платье теперь придётся сжечь! Ротбарт сумасшедший. Мне не удалось втереться к нему в доверие. Мне просто не хватило терпения, — несмотря на то, что тон её голоса не поднялся и Моргана не стала говорить громче, каждое слово её звенело гневом. — Но я знаю, чего он хочет.

+1

3

Артур, — он тихо вторит сестре, когда она произносит его имя — как-то особенно беспокойно, но в то же время с облегчением в дыхании, — и поднимается навстречу. Он рад видеть Моргану. Рад потому, что ждал её, с нетерпением и необычным для последних дней напряжением, сгладить которое не помог и алкоголь. Артур допивал уже не первую порцию виски, пребывая в тишине и уюте квартиры Морганы, обдумывая произошедшее сегодня днём. Встреча с Чеширским Котом, с этим рыжим поганцем, оказалась весьма результативной в плане узнанной информации, но принесла с собой последствия, как к которым относиться Артур до конца пока не понял. Ему было радостно и волнительно одновременно, страшно и смешно, зло на самого себя за опрометчивость в решениях, он напоминал самому себе, по ощущениям, тень того мальчишки, которым он был в другой жизни в Британии. Когда не знал как отнесется к внеочередной шалости Кея, успешно списанной на него, сэр Эктор, или же, потом уже, что скажет Мерлин и как взглянет на него Моргана в ответ на его первые королевские решения. Однако, со временем он прекрасно научился справляться с этим. Принимать наказания за брата, коим его будущий сенешаль никогда не являлся, а в поучениях старого мага видеть советы, не столь обязательные к исполнению и отсутствие недовольства. Он учился во всём, но одно оставалось для Артура всегда неизменным — он тяжело преподносил вести сестре. Что тогда, когда уходил в очередной поход, что сейчас, не желая расстраивать её, но более всего слышать о своём безрассудстве, о котором и без того прекрасно знал.
Артур предвидел бурю. Артур не знал, как и с чего начать.
«Пожалуй, лучше после узнанного от Кота,» — мелькает светлая мысль, когда он подходит к Моргане и не успевает взять из её рук пальто прежде, чем оно падает на пол, но эта же мысль глохнет в сознании и Артур, ощущая это почти буквальной головной болью, от которой морщится, так и остается стоять на месте. Он немного пьян, он растерян, и растрепанным внешним видом похож на нелепого птенца, только что вылупившегося и не понимающего кто он и где он. Он почти готов признаться в своей дурости. Однако, сестра снова опережает его, оказывается рядом, касается его лица, отчего Артур блаженно улыбается, Моргана целует его и Артур на мгновение забывается. Совсем как то было раньше и чего ему так не хватало здесь, в этом новом мире с его новыми проблемами. Впрочем, мгновение это оказывается слишком краткосрочным, совсем незаметным, и Артур, опомнившись, качает согласно качает головой в ответ на вопрос сестры. Он касается роскошных тёмных локонов, убирает их прихотливую пышную волну через плечо и тянет за пуллер бегунка молнии. Неспеша, серьёзно вслушиваясь в слова Морганы о проведённом в компании колдуна вечере, и сказанное ей Артуру не очень нравится. Он не понимает произошедшего, в его сознании не укладывается, как его безмерно терпеливой сестре могло не хватить терпения.
Это странно, — снова коротко отвечает он, но не столько на слова Морганы, сколько на свои собственные мысли, не слушает последнюю фразу, наклоняется и целует её у основания шеи, притягивает сестру ближе к себе в объятья. Это получается совсем не ласково, а очень похоже на то, как ребёнок обнимает перед сном свою любимую мягкую игрушку. Но в этот момент, готовый выложить свои новости Артур, именно так себя и ощущает — большим и глупым ребенком. Он трётся носом о шею Морганы, снова целует, прижимает ещё теснее и на выдохе, наконец, произносит, — А я всего лишь выменял информацию на поединок с драконом.

+1

4

От поцелуев Артура по телу Морганы бегут мурашки. Что-то беспокоит её, что-то неуловимое, но она позволяет себе не думать о причине беспокойства, благо таких причин немало: Элизабет, о которой, возможно, ещё как-то можно не рассказать Артуру, и Ротбарт, рассказать о котором придётся. Но не сейчас. Сейчас ей нужно не это.
Моргана расслабляется, и лишь маленькая морщинка между бровей тенью раздражения лежит на её лице. Она недовольна, устала, хочет покоя и безопасности. Подсознательная тяга к покою не позволяет ей сразу заметить и определить признаки надвигающейся беды. Эта тяга столь сильна, что Моргана не сразу вникает в смысл слов Артура. Лишь несколькими секундами спустя её тело резко костенеет, а тьма заполняет её глаза полностью.
Словно лёгкая дрожь проходит по всему дому: звенит кофейный сервис, на стенах качаются картины и чашка на прикроватном столике падает на пол и разбивается. Словно по этому сигналу Моргана вырывается из рук Артура. Её глаза уже сузились и смотрят на брата недоверчиво.
«Он это серьёзно?» — спрашивает она себя, и какая-то часть её — совсем маленькая девочка — утверждает, что нет, он не может говорить такое серьёзно, он не может поступать так по отношению к ней, неужели он не понимает, что для неё значат эти годы без него?!
Ты что?!.. — спрашивает Моргана, чувствуя, как дрожат губы. Она боится, что сорвётся на истерический визг, а потому говорит практически шёпотом. — Что значит дракон? — она делает шаг на встречу. — Что значит всего лишь?!
Звук пощечины в образовавшийся тишине комнаты раздаётся особенно звонко. Почти сразу Моргана почувствовала горячую боль в ладони и только тогда поняла, что эта глупая, бессмысленная, женская вспышка гнева исходила от неё. Она, прекрасна зная Артура, долгие годы перебирая все встречи с ним на отдельные составляющие, вспоминая тон его голоса, то как он морщит брови или то, как в уголках его губ зарождается улыбка, видела, что он — доволен! У него новая игрушка, новый враг, новый способ убить себя! Моргана увидела это и прежде чем отдала себе отчёт в увиденном, и прежде чем успела себя остановить, отреагировала.
Она сжала горящую руку в кулак, чувствуя, как сухие глаза жгут слёзы бессилия. О, Великий Боже, как же она устала! За что ей всё это? Почему, как только она находит решение, появляется новая, ещё более ужасающая проблема?!
Моргана отворачивается, хватает со спинки и накидывает на голые плечи халат. Она сама виновата. Не нужно было посылать Артура к журналисту. Она полагала эту встречу вполне безопасной, полагала, что этим займёт его, пока сама будет беседовать с Ротбартом, но мысль являлась настолько очевидной глупостью, что Моргана не понимала, как она пришла ей в голову! Ей не стоило отпускать его одного. Под любым предлогом стоило пойти вместе с ним!
«Но он же не дитя малое!» — не способная мыслить здраво, разобраться в случившемся, понять условия, она забралась на диван с ногами и в ужасе зажала рот рукой. Третьей, особенно горькой мыслью, посетившей её, стала мысль о том, что Артур делает это намеренно. Намеренно, как в тот самый первый раз, когда они говорили об его жизни и смерти, пытается привести себя к желанному состоянию назло ей.

+1

5

Артур чувствует как по полу проходятся гневные вибрации, как дрожит всё вокруг, за исключением Морганы, которую он всё ещё крепко прижимает к себе. Словно в замедленной киносъёмке он видит, как падает на пол оставленная им по утру на столике у кровати чашка, прощальным звоном разрезая образовавшуюся вакуумом тишину квартиры, как тёмными брызгами долетают до мягкого светлого ковра остатки кофе. Он чувствует опасность, вдыхая её с ароматом парфюма сестры, отчётливо понимая, что виной этому состоянию Морганы стал он. Но Артур, вопреки собственному желанию, всё же отпускает сестру из объятий. В одно мгновение, под её строгим взором, Пендрагон трезвеет, он смотрит на Моргану аналогично серьёзно, настороженно, оставаясь стоять на месте, когда она спрашивает его почти беззвучно, шёпотом своим вызывая неосознанные ассоциации с тем, как шипит змея прежде, чем напасть, а потом приближается. Артур был готов к этой буре с того самого момента, как заключил эту сделку с Чеширским Котом, но до этого момента он испытывал что-то похожее на чувство вины перед сестрой, не зная как преподнести ей новости со своей стороны. Чувство вины, что Моргана следующим своим жестом буквально выбивает из него. Ему не больно, лишь неожиданно. При всей готовности к абсолютно любой реакции Морганы, именно этот жест вызывает недоумение, как что-то совсем не свойственное этой женщине, что не вписывается ни в воспоминания Артура об их прошлой жизни, ни в целом в её образ. Эта хлёсткая пощёчина горит неодобрением его решения и отдаётся короткой вспышкой гнева, который Артур ошибочно принимает за свой собственный.
Он ненадолго смыкает веки, тяжело вздыхает, и снова возвращается взглядом к сестре, чьи движения теперь лишены привычной хрупкой грации. Он молчит, выжидает пока Моргана накинет на плечи холодный шёлк халата, а потом остановится и сядет на диван, подобрав ноги под себя. Лишь после этого Артур приближается к сестре и осторожно опускается рядом.
Больно? — он берёт за руку Моргану, за ту, которой она ударила его, и целует в ладонь. Она не смотрит на Артура и от этого становится горько, отчего мгновения назад упущенное чувство вины возвращается. Сама собой в сознании рождается мысль о том, что сестра должно быть решила, что он это нарочно, что пытается таким вот идиотским способом убить себя, а потом ему становится одновременно смешно и стыдно. Да, он дурак, пожалуй самый большой из всех возможных, но если бы он хотел умереть, то вряд ли додумался бы до такого варианта. Героического и красивого, после которого он был бы не прочь не в гроб лечь, а получить заслуженные бесстрашием лавры. Артур моргает, хмурится и касается лица Морганы, её подбородка, этим жестом призывая повернуться в его сторону. Да, он дурак, но в данном случае лишь в том, что излишне поспешен в своих решениях, неосмотрителен и верен своему слову.
Я не пытаюсь умереть, — тихо проговаривает Артур и двигается ближе к сестре, обнимает её, — Пожалуйста, поверь мне. Просто болван, — не самое лучшее оправдание, которое и без его напоминаний известно Моргане, — Всё будет хорошо. Дракон-то там так себе, — он пожимает одним плечом, уверенный в том, что говорит. По его знаниям о Томасе, Артур делает предположение, что встреча с драконом может пройти и без поединка, исходом которого должна стать смерть дракона. Томас, если судить о том, каков он в Сторибруке, достаточно миролюбивый адвокат. Артур вздыхает, вспоминая о том, что именно за дракон достался ему. Очередная самонадеянная глупость. Бармаглот — тварь опасная. Он снова подносит руку сестры к губам и целует пальцы.
Всё будет хорошо, — повторение звучит обещанием, которому сам Артур верит, — К тому же, я узнал, как лишить сил и убить Ротбарта. У меня нет другого варианта, кроме как выстоять в поединке с ящером.

Отредактировано Arthur Miller (18-01-2019 08:46:05)

+1

6

Моргана сидит неестественно ровно в позе, которая не может быть удобной. Она не реагирует на близость Артура, хотя и не вырывает у него своей руки. На сегодня глупых и импульсивно женских поступков достаточно. Она устала и ей физически невыносимо устраивать истерику. Она устала и ничего не хочет слушать, никаких дурацких оправданий.
Да, больно, — отвечает Моргана, подразумевая вовсе не руку, у которой горит ладонь. Ей больно. Больно где-то глубоко внутри.
Мысли Морганы мечутся, как дикие птицы в клетках. Она думает: неужели, они оказались здесь, в Сторибруке, спустя столько лет, чтобы погибнуть? Думает: разве они не обсудили, что хотят счастья? Думает: стоило ли ей возразить на его желание геройствовать? Думает, думает, думает.
Насколько проще было бы ей стереть память этого героического болвана и начать жить с ним с самого начала? Хотела ли она этой простоты, или постоянный страх за его жизнь — это то, чем питаются её чувства?
Сама того не желая, Моргана проводит ладонью по его щеке, ощупью находя горячее место, на которое пришлось её пощёчина. Она позволяет обнять себя, утыкается ему в шею, вдыхает запах, приправленный алкоголем.
В любом другом случае слова Артура вызвали бы у неё улыбку. Он всегда умел рассмешить серьёзную и холодную Моргану  какой-нибудь глупостью. Однако сейчас ей не до смеха. Ей страшно от собственного бессилия. Страшно от того, что она словно бы заперта в кошмаре, где за каждым поворотом смерть Артура. Страшно, и объятья Артура, его мягкие слова и жалкие оправдания не вытягивают этого страха. Озвученные страхи только глубже укореняются в её сердце. Она понимает, что не верит ему, и от этого ей тоже становится больно.
Когда-то, — говорит она, и голос её звучит глухо, — я ненавидела Мерлина. У меня на это было много причин. Он всегда препятствовал нашим отношениям и регулярно подкидывал тебе поводы удалить меня. Однако по-настоящему я ненавидела его за другое. Я была уверена, что он намеренно кидает тебя в самые опасные мероприятия, чтобы влюблять народ в своего героического короля. Я ненавидела его за то, что не могла принять участие в мужских делах, не могла уберечь, не могла защитить. Теперь мне его почти жалко. Интересно, каких усилий стоило не дать одному героическому королю, от которого зависит судьба всей Британии, убиться об очередного врага? — Моргана замолкает, прикрывая глаза и пытаясь справиться с внутренним негодованием. Она не желала сводить разговор к обмену упрёками, но горечь копится в ней, становясь ядом.
«Так себе дракон», — думает Моргана, чувствуя, как руки её сжимаются в кулаки. Любой дракон — тварь, превосходящая человека по силе, весу, броне. Любой дракон может превратить любого героического короля в груду костей и пепла. А этот болван ещё и веселится!
Артур, — произносит Моргана, и голос её дрожит от ярости, — мне плевать и на Ротбарта, и на его идеи. Мне плевать на всех местных жителей. Если они хотят позволить Ротбарту сотворить с собой очередной магический номер — это их проблемы. Единственный, на кого мне не плевать — это ты! Ни одна информация, в моём представлении, не важнее твоей жизни, — она вздыхает, удерживая самые ядовитые упрёки внутри себя.
Почему бы тебе для начала не сказать, в чём именно состоит условие твоей невероятно гениальной сделки с Чеширским Котом? — произносит Моргана через силу. Она бы прямо сейчас пошла бы к Коту и оторвала ему голову, однако это не нарушит уже заключённую сделку. — Слово в слово.

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS » СТОРИБРУК » [27.04] Everything matters.