В СТОРИБРУКЕ



Время в игре: май (первая половина)
дата снятия проклятья - 13 апреля

Обзор событий:
Магия проснулась. Накрыла город невидимым покрывалом, затаилась в древних артефактах, в чьих силах обрушить на город новое проклятье. Ротбарт уже получил веретено и тянет руки к Экскалибуру, намереваясь любыми путями получить легендарный меч короля Артура. Питер Пэн тоже не остался в стороне, покинув Неверлэнд в поисках ореха Кракатук. Герои и злодеи объединяются в коалицию, собираясь отстаивать своё будущее.



Волшебное зеркало:

волшебное радио книга сказок


Выбирая путь через загадочный Синий лес есть шанс выйти к волшебному озеру, чья чарующая красота не сравнится ни с чем. Ты только присмотрись: лунный свет падает на спокойную водную гладь, преображая всё вокруг, а, задержавшись до полуночи, увидишь, как на озеро опускаются чудные создания – лебеди, что белее снега, и с ними Королева Лебедей - заколдованные юные девы, что ждут своего спасения. Может, именно ты, путник, заплутавший в лесу и оказавшийся у озера, станешь тем самым героем, что их спасёт?



РАЗЫСКИВАЮТСЯ





НОВОСТИ

ничего необычного :р
Наверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ BALLAD OF SHADOWS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



A Song of Ice and Fire

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s8.uploads.ru/t/4XjNi.jpg
Some say the world will end in fire,
Some say in ice.
From what I've tasted of desire
I hold with those who favor fire.
But if it had to perish twice,
I think I know enough of hate
To say that for destruction ice
Is also great
And would suffice.

A SONG OF ICE AND FIRE
http://funkyimg.com/i/2yiqq.png

П Е Р С О Н А Ж И
Бармаглот и Морра

М Е С Т О   И   В Р Е М Я
Дом Томаса Флеймбрейва в Сторибруке, около часа дня

http://forumfiles.ru/files/0019/3f/c4/42429.png
Заклятье пало. Казалось бы, все встало на свои места... Но нет, не все. Порою то, что должно принести спасение, приносит лишь еще больше боли и душевных терзаний. Потому ледяная девочка решает нанести визит тому, с кем однажды встретилась в прошлом и с которым периодически встречалась в Сторибруке. Тому, кому подвластна огненная стихия. Дракону.

+1

2

Не думаю, не жалуюсь, не спорю.
Не сплю.
Не рвусь
ни к солнцу, ни к луне, ни к морю,
Ни к кораблю.
Не чувствую, как в этих стенах жарко,
Как зелено в саду.
Давно желанного и жданного подарка
Не жду.
Не радует ни утро, ни трамвая
Звенящий бег.
Живу, не видя дня, позабывая
Число и век.
На, кажется, надрезанном канате
Я - маленький плясун.
Я - тень от чьей-то тени. Я - лунатик
Двух темных лун.


Все, что с ними творится... Все это слишком странно, непонятно. Пугающе. Заставляет кожу покрыться мурашками, а сердце забиться чаще в предчувствии чего-то нехорошего, чего-то, с чем столкнуться совсем не хочется. Потому что, серьезно, поверить в то, что ты был сказочным персонажем и в результате магического ритуала (на что-то другое крайне сложно списать происходящее) отправился в мир без магии, благородных рыцарей и прекрасных и внешне, и внутренне принцесс, где прожил двадцать восемь лет, тяжело. Очень тяжело.
Но, когда чувствуешь, что те картинки и истории, что пролетели перед глазами и не похожи на что-нибудь сюрреалистичное и авангардное от слова совсем, понимаешь, что все это - правда. Жестокая, но правда.

Морра - именно Морра, а не Лаура Лееви, хотя они имеют очень много сходств - проследила за тем, чтобы младший братик, который на деле был её самым лучшим и, наверное, единственным другом в жизни, добрался до дома опекуна без происшествий. Всем сейчас трудно, все не могут смириться с тем, что прожили достаточно приличный срок во лжи и обмане. Но для кого-то лучший способ разобраться во всем - завести как можно больше знакомств с настоящими жителями Сторибрука. А для кого-то - пойти к человеку, с которым сталкивался в прошлом, к которому не испытываешь (или, по крайней мере, не испытывал) особой привязанности, да и неприязни тоже. К человеку, в котором ты уверен.
Потому что нахождение рядом с Мумми-троллем, которого любит больше жизни, сейчас причинит только больший вред - он и сам это чувствует, сам видит, как переживает из-за случившегося. А раскрывать свою истинную личность сейчас не готова - боится, что отвернется, отречется, откажется от неё, а потом будет обходить стороной, как прокаженную.

Был только один индивидуум, который мог бы её сейчас выслушать, может, и совет дельный дать. К тому же она давно знакома супружеской чете Флеймбрейвов. Главное только, чтобы Алисы дома не было, хотя она действительно замечательный, добрый и отзывчивый человек. Потому что уверена на сто процентов только в Томасе. Только в драконе, с которым столкнулась до Заклятья.
Он познал на себе то же, что и ледяная девочка. И только он сейчас способен ей помочь - больше не к кому с такой просьбой обратиться. Не будет же кидаться на прохожих с просьбой выслушать её рассказ! Она не настолько наивна. И она уже не верит в этот мир так, чтобы доверяться совершенно незнакомым людям. Правильнее сказать почти не верит, хотя братик каждый раз доказывает, что мир не такой уж плохой и ужасный.

Лееви сделала несколько кругов в районе дома Флеймбрейвов в полном одиночестве, краем глаза подмечая, как люди радуются снятию Заклятья и возвращению былой жизни. Увы, им не понять того, что жизнь никогда не будет прежней хотя бы по той причине, что, возможно, они все останутся в мире без магии на веки вечные. Равно как и того, каково это - когда тебя ненавидят, презирают, желают всеми фибрами своей души отправить на тот свет окончательно, чтобы больше не испытывать чувство страха за родных и друзей и не чувствовать на себе пристальный взгляд того, что прячется в тени и на самом деле не желает никому причинять вред.
Убедилась, что очаровательная хозяйка книжной лавки на работе - как никак, а попадаться ей на глаза сейчас не хотелось: не хотелось лишних вопросов и разговоров. И, в конце концов, поднялась на крылечко дома ("Словно меня какой-то резной забор остановит"). Ненадолго задержалась перед тем, как постучать в дверь - призадумалась над тем, что Томас может быть ей не очень-то и рад, у самого очень нервная работа, да и воспоминания не самые приятные вернулись... Но была не была.

И, когда дверь все же открылась, облегченно вздохнула. И не удержалась от того прозвища, которое дала при первой и последней до падения Заклятья встрече. Как никак, а такие вещи помнит очень хорошо, как и то, что опекун, которого отцом назвать язык не поворачивается, будет в очередной раз ругаться, что куда-то запропастилась.

- Здравствуй, добрый волшебник! Ты как тут?.. - слегка наклонила голову, смотря на него по-доброму, хотя глаза, напоминающие порою черные сапфиры, выдавали в ней того дикого монстрика, который заморозил целую деревню на окраине Страны Чудес ради того, чтобы спасти паренька, показавшегося ей тем, кто не предаст, но отказавшегося от неё. - Можно войти?

Отредактировано Laura Leevi (08-11-2017 15:39:28)

+1

3

Возвращение воспоминаний в городе вызвало переполох. Кто-то попытался отомстить королеве, кто-то задавался вопросом, как вернуться домой, а Томас никуда не спешил, без труда принимая подаренную ему жизнь в маленьком городке. Для него будто ничего не изменилось: всё тот же дом, где прожил последние двадцать восемь лет, всё тот же верный четвероногий друг, что сейчас крутился рядом, подталкивая к мужчине мячик, всё те же фотографии на стенах, среди которых свадебные, и толика сожаление, что они созданы проклятьем, и обручальное кольцо на пальце, тоже созданное проклятьем. И, пожалуй, из всего этого только чувства к Алисе настоящие, не созданные магией, пережившие всё, что было в прошлом и, наверное, только усилившиеся со временем.
Ничего не изменилось с возвращением воспоминаний, словно проклятье всё ещё цело, просто пришло осознание, что пора брать судьбу в свои руки, а не слепо смотреть, как жизнь катится в никуда, разрушая то единственное, что по-настоящему ценил.
Томас бросает мяч, и пёс со всех ног бросается за ним, радостно высунув язык. Вот и в жизни Фенрира ничего не изменилось. Всё такой же пушистый и жизнерадостный, составляющий компанию своему хозяину в минуты покоя и размышлений о жизни.
Впору задаться вопросом: а были ли вообще проклятье и можно ли его таковым считать? Проклятье спасло жизнь Томасу, в Стране Чудес ему грозила смерть, и свело с той, кого он уже и не надеялся увидеть рядом. Здесь нет войны, во всяком случае, Томас не собирается в ней участвовать и не позволит Алисе. Бравный день, пророчество, война – всё это осталось в Стране Чудес, а здесь он хочет иной жизни - жизни, в которой будет чувствовать себя счастливым, как сейчас, зная, что его чувства взаимны, что никому ничего не должен, и может жить так, как уже давно пора: спокойно, никуда не спеша и не стремясь с мифическому могуществу.
Могущество сама напомнило о себе, тонкой струйкой касаясь дракона, проникая через защиту дома. Знакомая магия и в тоже время подобной владеет несколько магов. Томас не спешит выглянуть за дверь или в окно, чтобы увидеть, кто кружит около дома, не решаясь зайти, а, как ни в чём ни бывало, играет с собакой, прислушиваясь к колебаниям чужой магии.
Ледяная магия всегда вызывала неподдельный интерес дракона, как противоположность огню. И однажды он встретил уродливое с виду создание, обладающее подобной силой, но на деле оказавшего вполне безобидным, если не пытаться ему навредить. Странная была встреча, как и общение с непонятным созданием.
Стук в дверь возвестил о том, что прогулка рядом с домом закончена и гость решил явить себя хозяину дома. Фенрир залаял, бросившись к двери, а за ним последовал и Томас, распахивая дверь. Немного неожиданно оказалось увидеть на пороге Лауру, но колдун никак не демонстрирует удивление.
- Здравствуй, Лаура. Проходи, - Томас отступает в сторону, пропуская маленького друга в дом, и закрывает дверь. Провожает в гостиную и не спешит отвечать на вопрос, наблюдая, как самоед, обычно радостно бегущий встречать Лауру, вдруг обнажил зубы в глухом рычании, а белая шерсть вздыбилась, видя в девочке опасность и открыто указывая на неё колдуну, который и не подумал прислушиваться к предостережениям собаки.
- Все в порядке, - Томас ласково проводит по холке, успокаивая пса, и тот перестаёт рычать, но продолжает с опаской смотреть на девочку, оставаясь рядом с хозяином.
- Присаживайся и расскажи, что привело тебя ко мне. Вижу, тебя что-беспокоит.
Для Томаса словно и не было этой непонятной реакции собаки, а к нему пришла Лаура Лееви, девочка, которую он знал, как обычного, сложного ребёнка без магии. И все же он чувствовал, что снятие проклятья и для неё не прошло бесследно, однако, ждал, когда она сама все скажет. Он не давит на неё, а его голос спокойный и мягкий. Он не боится и не видит повода, и у этого растерянного создания тоже нет повода его бояться. Томас уже расставил приоритеты и следовал им, пока не видя поводов что-то менять в своей жизни.

+1

4

Где сладкий шепот
Моих лесов?
Потоков ропот,
Цветы лугов?
Деревья голы;
Ковер зимы
Покрыл холмы,
Луга и долы.
Под ледяной
Своей корой
Ручей немеет;
Все цепенеет,
Лишь ветер злой,
Бушуя, воет
И небо кроет
Седою мглой.

Знаете, странно это. Когда приходишь в гости к дракону, прямым текстом намекаешь ему, что уже встречалась с ним в прошлом, но вместо удивления, хоть оно в глазах мужчины, похожих до боли на сталь меча, получаешь совершенно иную реакцию. Спокоен, как танк. Словно заклятие не снято, и они все так же, как и раньше, являются хорошими знакомыми.
Но, наверное, на то он и дракон, чтобы вести себя не так, как от него ожидают. Да и то, что к ней, несмотря ни на что, относятся так же, как и раньше, не могло не радовать. Боялась, что, узнав о её истинной сущности и прекрасно понимая, какую опасность из себя представляет, отвернутся, прогонят, снова примут за врага народа, в чем признавалась лишь наедине с собой. Но страх не оправдался. Пока что.

"И пусть пока не оправдывается".

Практически бесшумно, словно боясь нарушить одним неловким, неосторожным движением правящую бал в доме тишину, зашла внутрь и, сняв с себя куртку (мороз ей не страшен, она человек привыкший), повесила её на вешалку, стоявшую в углу.

Все животные чувствуют опасность и стараются на неё указать своим хозяевам и друзьям. Старый добрый пес, Фенрир - миленькое имя, не правда ли? - не исключение. Залаял, всеми своими силами показывая, что готов защитить Томаса от любой угрозы. Но пока угроза была всего лишь одна - внезапно появившаяся на пороге дома гостья.
Та же, однако, только напряглась немного, испытывая необычайное сожаление. Раньше ведь пес с радостью её встречал, лизал руки и лицо. А сейчас... Сейчас - нет. Сейчас боится. Но Лееви не сильно изменилась, она и в прошлой жизни была такой, разве что менее симпатичной. Не изменилось и её отношение к животным. Она любила их, но они её недолюбливали - сами понимаете, почему.

Садится в кресло в гостиной и какие-то три секунды смотрит в глаза "доброму волшебнику". Все равно это немного странновато... Но чувствует, что он не врет. Он честен с ней и хочет ей помочь, поддержать если не делом, то добрым словом. Потому решает ничего не скрывать от него и говорить начистоту.

- Знаешь, проклятье сыграло злую шутку, заставив меня пережить все во второй раз. И, как бы странно это ни звучало, мне страшно. Страшно не за себя, но за тех, кто рядом, - легко пожала плечами, после чего добавила, - Мне больше не с кем поговорить на эту тему. А брата грузить своими проблемами не хочу - и так ему сейчас тяжело.

Морра должна, даже больше, обязана разобраться во всем, распутать этот противный клубок смешавшихся друг с другом воспоминаний и решить, как жить дальше. Ведь никто, кроме неё, не сможет защитить Мумми-Тролля и его семью. Но ей сейчас очень нужна помощь, как бы ни было обидно признавать - всю свою прошлую жизнь сама переосмыслить не в силах.

Отредактировано Laura Leevi (21-11-2017 12:24:59)

+1

5

В глазах маленького друга Томас видит темноту и холод, но в её случае это не свидетельство враждебности, её глаза и раньше были такими, скорее, свидетельство её необычности. Для обычного человека – пугающей необычности, но не для дракона, увидевшего за холодом и тьмой свет и тепло. Едва уловимое и всё же приятно греющее. Не то, чтобы дракон нуждался в тепле, но оно нужно самой девочке, чтобы не замёрзнуть от собственного холода и не заморозить тех, кто ей дорог. Этот уголёк всегда сложно сохранить, когда окружение относится к тебе враждебно, но ей удалось, и, пожалуй, это вызывало восхищение. Впрочем, в таком отношении частично виновата сама Лаура. Не будь она настолько нелюдимой, возможно, люди бы чаще открывали ей свои сердца, но она слишком ушла в себя и защиту брата, что другие словно перестали для неё существовать. Странно, что она Томаса пустила в свою жизнь.
Пока слушает Лауру, не перестаёт поглаживать собаку, что всё ещё с опаской смотрела на гостью, но с каждой секундой перенимала спокойствие хозяина, и тихий рык в итоге сошёл на нет, и Фенрир просто улёгся у ног Томаса, положив голову на лапы. Кажется, ему не нравится, что хозяин игнорирует опасность, но считаться с мнением пса колдун не собирался. С магами он как-нибудь разберётся сам.
Выслушав Лауру, Томас едва заметно кивает, принимая её слова. Он верит, потому что видит её растерянность, и не удивлён. Возвращение воспоминаний сбило с толку всех, а некоторым пришлось потратить время, чтобы снова обуздать свою магию, а до этого понять принцип того, как она действует в этом мире. Томасу пришлось через это пройти и пережить первые секунды неприятной тревоги, что силы не вернулись. Он слишком к ним привык, чтобы внезапно лишиться их навсегда.
- В страхе нет ничего странного. Все мы чего-то боимся, - спокойно отвечает Томас, в общем-то понимая, о чём говорит девочка. Она так заботится о своём брате, что страхи вполне обоснованы, и в поддержке губ колдуна касается добрая улыбка, означающая, что она правильно сделала, что пришла к нему, хотя он давно забыл, каково это, чувствовать себя в роли наставника.
- Ты не контролируешь свои силы или боишься потерять над ними контроль? Понимаешь, Лаура, магия живая. Она чувствует, когда её пытаются оттолкнуть, и будет всячески этому сопротивляться, отсюда и потеря контроля. Пока ты не справишься со своими страхами, не примешь их, ты будешь опасна для своего брата, и не только для него.
Это не было попыткой напугать девочку, а желанием объяснить, в чём проблема, а проблема только в ней самой. Для драконов неспособность справиться со страхами заканчивалась обычно бедой, и Томасу всегда было неприятно вспоминать его собственные промашки в период обучения, однако, именно те ошибки его превратили в того, кем он является сейчас. Они нужны были для того, чтобы понять, на что маг способен.
- А мы встречались в прошлом? – решает уточнить дракон, всё-таки поддавшись любопытству, желая узнать, откуда в Луаре течёт столь знакомая магия.

+1

6

Она не привыкла открывать окружающим свою душу. Знает, что в большинстве случаев эта затея закончится печально. Да и в прошлом помнит, что чаще всего те, кому доверялась, просто-напросто отворачивались от неё, называли монстром, ледяной смертью. Часто наступала на эти грабли. Вот и замерзло сердце её, покрылось толстым слоем льда и инея, дабы защититься от ран. Да и вообще возникал вопрос: есть ли у неё сердце вообще?
Но оно было.
И оно порою оказывалось горячее сердец людских, прогнивших и черствых.

В глубине души девочка была благодарна дракону. Она не привыкла к тому, что кто-то готов оказать ей помощь - безвозмездную или же с требованием сделать что-то взамен. Еще будучи человеком, она столкнулась с человеческой жестокостью и равнодушием, что уже говорить о жизни в качестве кого-то иного - монстра, духа, сущности льда, не до конца ясно. Правда, будучи монстром, выслушивала много лестных комментариев и точно знала, что была для всех врагом народов, тем, кого необходимо уничтожить раз и навсегда, а не жалеть и пытаться понять. Однако не об этом сейчас идет речь.
Как бы ни хотелось не признаваться в собственных слабостях, ей сейчас жизненно необходима была поддержка. Нужен был тот, кто даст хороший совет и просто выслушает её рассказ.

- Скорее второе. Правильнее будет даже сказать немного по-другому: я пытаюсь сдержать свои магические силы, потому что я не знаю, как использовать их во благо.

Это было настоящей правдой. Она умела лишь замораживать все, что вокруг, в снег и лед, вызывать метели и бураны, создавать ледяные колы и прочие виды оружия. Даже превращать сердца в лед и разрушать их умела. А, например, снять ледяной покров не могла. Не получалось. Не было хороших воспоминаний.
Надежда на лучший исход медленно сходила на нет.
Но сейчас... Сейчас есть шанс все исправить. Научиться новому, тому, что может сделать людей счастливыми хотя бы ненадолго.

- Встречались, - усмехнулась, глядя на Томаса. Его можно было понять. После чего выставила руки перед собой и сконцентрировалась, в следующую секунду поймав сотворенную при помощи магию ледяную табличку с надписью "Мы виделись с тобой в Стране Чудес", - Правда, я была менее... Симпатичной.

Мягко, тепло улыбнулась ему, словно общалась со старшим братом, с родственной душой.
И, можете поверить, это дорогого стоит.

Отредактировано Laura Leevi (07-12-2017 12:32:36)

+1

7

Бармаглот совсем забыл о том, что помогая кому-то, стоит быть готовым к самой неожиданной постановке вопроса. Дракона с возрастом в несколько сотен лет сложно чем-то удивить, и все же и у него нет ответов на все вопросы. И слова Лауры о том, как использовать ледяную магию во благо, заставили задуматься колдуна.

Раньше он не считал себя воином, но участие в войне Страны Чудес и должность главнокомандующего армией кое-что изменили в его сознании, а именно стало сложнее использовать магию в мирных целях. Алисе не раз приходилось его одергивать, напоминая, что служение Анастасии осталось для него в прошлом, как и жестокость, иногда рвущаяся наружу.

Задумавшись над ответом, Томас машинально поглаживал пса, который в момент разговора забрался на диван и положил голову на колени колдуна, окончательно успокоившись, но ещё чувствовалось напряжение  мышцах и готовность атаковать в любой момент.   

Пока колдун обдумывал ответ, Лаура подтверждает его догадку, показывая ледяную табличку.

- Морра, - с улыбкой произносит Томас, помня её настоящее имя. Забавное существо с сильной магией, он ещё тогда проникся к ней, а сейчас приятно разговаривать с ней, а не задавать вопрос и ждать, пока она выведет его палкой на льду. Хотя это и было забавно.

Всего на несколько мгновений Томас отвлекся от основной темы, а затем, словно вспомнив что-то, задал вопрос:

- В основе твоей магии лежат воспоминания, верно? - и прекращает гладить собаку. - Ну-ка, Фенрир, ты нужен нашему маленькому другу, - и сталкивает пса на пол, подтолкнув к Лауре. - Не бойся, она не опасна, - успокаивает своего четвероногого друга, и тот, недовольно косясь на хозяина, все-таки выполняет команду. - Создай для него ледяной ошейник. Сосредоточься на том, что ты чувствовала, встречая Фенрира раньше. Он не боялся тебя. Помнишь, как он бежал к тебе навстречу и как любил, когда ты его вычесывала? Собери все самое тёплое, что ты чувствовала в те моменты.

Бармаглот не добавляет, что неосторожность может погубить собаку. Не хочет пугать, потому что страх затмит все то, что он пытается возродить в ней. Часто ему приходится самому сначала вспоминать, что он намеревается свернуть с тёмной тропы, а потом что-то делать, особенно, если к этому нужно приложить магию. Ему не просто, но он учится, и готов в этот сложный путь взять маленького друга, которому понадобится помощь и поддержка.

+1

8

Усмехнулась, глядя на Бармаглота. И на душе стало почему-то немного теплее. Словно до замерзшего сердца дотронулись маленьким огоньком, и оно начало потихоньку оттаивать, становиться снова живым. Это радовало и пугало одновременно, равно как и то, что, несмотря на ненависть, злобу и прочие не самые приятные и хорошие вещи, связанные с людьми и прошлым, она продолжает испытывать положительные эмоции, так тщательно скрываемые от окружающих, кроме отдельных индивидуумов.
Наверное, так и должно быть, когда встречаешься с тем, кто однажды не был настроен по отношению к тебе агрессивно, даже наоборот, и кто даже спустя столько времени с момента их встречи помнит тебя. Хотя можно было попытаться объяснить это тем, что встречу со столь отвратительным внешне созданием забыть невозможно...
Но, может, это действительно исключение из правила?..

"Пожалуй, так оно и есть".

Услышав новый вопрос, который не мог не возникнуть как следствие из её собственного вопроса, весьма заковыристого и сложного, но весьма верного в данном случае, кивнула головой. Проблема в том, что в прошлом практически не было хороших, светлых воспоминаний. Таких воспоминаний, что хоть немного согревали её душу, можно было по пальцам пересчитать: момент смерти с видениями прекрасных картин празднования Рождества и такой любимой и такой родной бабушки, встречи с Мумми-Троллем да посещение во время проклятья Злой Королевы семейства Флеймбрейвов.

Вопросительно изогнула одну бровь и удивленно посмотрела на дракона, сидевшего напротив, как бы задавая вопрос: "Что ты придумал?" Хотя все же в глубине разума закрадывалась мысль, в которую верилось с трудом, но которая подтвердилась на практике. Томас хочет, чтобы она попробовала использовать свою магию в мирных целях. Почему-то не особо верилось в успешность данного предприятия, начавшегося совершенно спонтанно, да и пес тоже не особо был рад такому повороту событий - не хотел быть подопытным в этом эксперименте, ибо чувствовал, что может закончиться не очень хорошо для него.
Однако попробовать стоило. Если не получится, то вина будет только на ней, на дитя с ледяными глазами и замерзшим сердцем, чем на драконе, у которого благодаря проклятью появилась возможность на свое "долго и счастливо".

Тяжело вздохнула и все же протянула правую свою руку навстречу самоеду, который, видимо, тоже понимает, что от судьбы не убежать, и потому дотрагивается своим холодным носом кончиков её пальцем. Усмехается, но затем дотрагивается осторожно шерсти его в районе шеи и прикрывает глаза, направляя магию в нужное русло. Ледяные искры срываются с рук и собираются в нужную той, что наделена магическим даром, форму. Она улыбается, вспоминая не столько встречи с Фенриром, потому что знает, что не особо поможет, но моменты, когда свечи сгорали и взгляду её представали картины огромных столов, на которых лежало множество тарелок с вкуснейшей едой, дам с причудливыми прическами и пышными платьями и их кавалеров, статных мужчин, одетых в богато украшенные камзолы и приглашавших дам на танец.
Закончив работу, приоткрыла глаза и изумилась. Видимо, воспоминания частично отразились на магии, ибо на ошейнике кое-где можно было разглядеть рисунки игрушек, висевших на еловых ветках. Но, что еще важнее, ошейник не причинял псу никакого дискомфорта.

- Получилось... - неверяще прошептала она, глядя на рук своих творенье, и улыбка на её лице становится все шире и шире, а радость наполняет сердце. - Получилось!.. Томас, у меня получилось! - не выдерживает и подбегает к своему "доброму волшебнику" и крепко-крепко его обнимает, выражая таким образом всю свою благодарность за то, что он сделал для неё (пусть только попробует отнекиваться!). Ведь порою слова не могут передать всей палитры эмоций, испытываемых живым существом. Порою слова просто не нужны для этого. Тишина и чужое прикосновение могут сказать гораздо больше.

Отредактировано Laura Leevi (10-01-2018 12:49:25)

+1

9

Томас по себе знал, что замёрзшее сердце - это ещё не конец. Когда тебе кажется, что от тебя отвернулись, все ненавидят, презирают, а ты стоишь посреди светлого круга, в кромешной тьме, не видя, но ощущая кожей горящие взоры и слышишь шепот, в котором звучит всего одно слово "Убить!".
В Стране Чудес Бармаглота ненавидели за его дела и поддержку красной королевы. Повстанцы требовали его смерти, но были и те, кто боялся открыто демонстрировать свои желания, и они шептались в укромных местах, высказывая самые немыслимые предложения по поводу избавления страны от дракона. Этот шёпот страшнее громких заявлений и гораздо опаснее. Чувствуешь себя уязвимее, когда слышишь его. Подобно шипению змеи, он подкрадывается, становясь громче, и когда только начинаешь слышать отчётливо, змея кусает. И именно с этой змеей всегда сложнее всего бороться.
Чувствуя некоторую обособленность и недружелюбное отношения народа к тому, кто сжигает их дома, мог ли дракон не понять ту, кто обладает противоположной магией, но так же одинока, как и он? Он слепо тешил в себе иллюзию, что не один, но так ли было на самом деле? Королеве он нужен был лишь для сохранения власти, остальные боялись. Пожалуй, только Алиса смогла увидеть в нем не только чудовище, и он дорожил ей, словно пробуждаясь после долгого сна, находясь рядом с ней.

Томас потирает переносицу, возвращаясь из прошлого в реальный мир, где Лаура трудилась над созданием ледяного ошейника. Следовало бы проконтролировать, но колдун так увлекся воспоминаниями, что все пропустил и увидел лишь конец работы. Впрочем, если бы он сомневался в том, что на справится, он бы не дал ей экспериментировать со своим питомцем, но он доверял ей. Странно это признавать, и всё же это было так, хоть когда-то он видел её страшным монстриком, которого обычно люди сторонились.

Колдун улыбнулся, наблюдая за тем, как лёд смыкается, завершая общую картину, а Лаура убирает руку. Работа безупречна. Немного холодит шею пса и со временем растает в тепле, но это можно исправить, надо всего лишь немного магии. Томас уже собирался было протянуть руку к ошейнику, но ураганом на него налетает Лееви, обнимая, радуясь успеху.

Томая смеётся, обнимает девочку, разделяя её радость, но не выражая её так бурно. А ей необходимо выплеснуть эмоции. Она должна запомнить этот момент, который в будущем станет одним из счастливых воспоминаний. 

- Я не сомневался, что у тебя получится, - произносит он и отстраняется, усаживая девочку рядом. - Теперь ты знаешь, что можешь использовать свою магию не только во вред, но ты и не должна искать тех, кому нужна твоя помощь. Не думай от этом. Просто помни, что герои не ищут приключений, приключения сами находят героев, - Томас ласково улыбнулся и щелкнул девочку по носу, а затем переключился на собаку, прикладывая руку к ошейнику, чувствуя под подушечками пальцев холод и узоры. В какой-то момент ошейник засветился, вспыхнул и погас, оставаясь прозрачным, будто сделан изо льда, но уже никогда не растает, оставаясь украшением четвероного друга. – Он останется подарком Фенриру. 

+1

10

И уж раз твоё сердце – не камень,
Будь готов, что его разобьют,
Без смущенья растопчут ногами,
Переступят и дальше пойдут…
Но воюя с чудовищем злобным –
Сам рискуешь чудовищем стать.
Даже золото льют низкопробным,
Вот и люди бывают под стать…

Если хочется сказки и света,
То не требуй, а сам создавай.
Ярлыки, осужденья, запреты,
Счастье, радость, любовь – выбирай!
Не у всех сердце больше с годами,
Повзрослев, станет меньше на треть…
Но уж раз твоё сердце – не камень,
Будь готов – и чужое согреть…

Это ощущение удивительно. Воистину. Такое легкое, словно вот-вот оторвешься от земли, по которой прошелся не один человек, плохой и хороший, добрый и злой, праведный и грешный, и взлетишь, подобно птице свободной, в небо, взмахнешь руками, как крыльями, да полетишь. Куда? Не так важно. Гораздо важнее и ценнее это необыкновенное чувство, которое необходимо закрепить в своей памяти, ибо сомнения есть, что испытаешь его снова в ближайшие дни. Возможно, недели. Кто знает.
Чувство свободы и детского счастья.

Осознание того, что в тебя верят.

Согласитесь, самое главное - чтобы в тебя верили. Чтобы ты чувствовал, что где-то есть люди, которым ты не безразличен, которые будут держать за тебя кулачки, когда сражаешься с кем-то, кто угрожает разрушить все, что дорого сердцу твоему, которые молятся за тебя, когда попал в неприятности, в ту же самую опалу, или когда совершил что-то непростительное, что-то, что заставляет внутренний голос надоедливо напоминать о проступке. Где-то есть люди, которые принимают тебя таким, какой ты есть. А это очень много значит.
Особенно для девочки, которая, сколько себя помнит, просто хочет согреться. Но никак не удается. Её постоянно отталкивают, шарахаются от неё, как от прокаженной. И больно на сердце замерзшем от этого становится. Так больно, что хочется превратить все, к чему касаешься, в чистейший лед, в котором нет никакого изъяна. Только холод.

И она радуется, что все завершилось благополучно. И "добрый волшебник" радуется. Оба они радуются, словно дети, этому маленькому чуду, созданному при помощи магии - ведь для любого чуда необходима подготовка, так, кажется, гласит одна сказка?.. Эмоции переполняют душу и вырываются наружу, и ничто (и никто) не способны их сдержать.
Девочка смеется так, как не смеялась очень давно. Так, словно всех ужасов, которых ей пришлось в свое время пережить и познать на себе, не было. Словно все это было одним большим кошмарным сном, ушедшим в ночь и не собирающимся возвращаться. По крайней мере не сейчас. Не в столь прекрасный момент, который надолго запомнит.
А в том, что его запомнит, не сомневалась нисколько.

- Да какой я уж герой! - рассмеявшись от легкого щелчка по носу и услышанных слов, проговорила она. Действительно, она не герой. Это точно. Герои спасают королевства, наносят добро и справедливость, даже когда никто этого не желает, отправляются в далекие страны, готовы идти хоть на край света, чтобы увидеть мир и его обитателей. Чтобы было больше воспоминаний. А она... Она не такая. Ей ближе семейный очаг, тепло, ощущение того, что кто-то рядом сидит и смотрит в окно. Дом. И снегопад. Праздничный снегопад, когда один год сменяет другой, а в сердце загорается огонек надежды, что в следующем году все сложится гораздо лучше и удачнее, чем в прошлом...

Но она не злодей. Никогда им не была.
Она никому не желала и не желает зла. Она просто защищает то, что ей дорого, и тех, кто ей дорог. За них любого отправит на тот свет, из-под земли достанет, но заставит осознать, какую же глупость эти самоубийцы совершили, причинив вред её людям. Конечно, она порою убивала людей. И, что самое странное и непонятное, получала от этого удовольствие - она слабо улыбалась, когда чужое сердце превращалось от магии, срывающейся с кончиков её пальцев_когтей, в небольшой кусочек льда, который так легко разбить, достаточно одного неловкого движения.
Но она - не злодей, кто бы что ни говорил. Она не родилась злодеем и монстром - она им стала из-за людей.
И рядом с близкими, к которым, наверное, теперь сможет отнести и дракона в человеческом обличье, будет настоящей Моррой. Нежной, доброй, чуткой и заботливой Моррой, которой всегда хотела быть.

- Кажется, ему понравилось, - добродушно улыбается, глядя на пса, явно не ожидавшего, что этот ошейник так и останется на его шее. Пусть не морозил слишком сильно, чтобы вызывать дискомфорт, да, наверное, и вообще не морозил, ибо Бармаглот постарался, но все же надо к необычному подарку привыкнуть. Улыбается и чувствует себя по-настоящему живой. А затем, словно вспомнив что-то очень-очень важное, снова переключается на своего большого друга, - А можно к тебе заходить потренироваться в магии? Просто ни опекун, ни братик не знают... Об этом всем, - сделала неопределенный жест руками, так как не совсем знает, как правильнее все это описать. - А тренироваться надо. А еще буду вкусняшки приносить, честное-честное слово!

Отредактировано Laura Leevi (05-03-2018 18:54:05)

+1

11

Бармаглоту казалось, что после знакомства с Алисой он размяк. Стал добрее, проявляя благородные порывы, в желании не очернить себя перед той, кто притягивал его взор, и как результат, познакомившись с монстром, обладающим опасной магией, не убил, как того требовала от него королева и долг перед её подданными, а принял в ближний круг, едва не сделав частью своей семьи. Морра не заслуживала смерти, и пусть в прошлом драконом двигал интерес, сейчас он действительно по-доброму относился к этой маленькой девочке, желающей получить капельку тепла. Но даря тепло ей, Томас получал его и сам. Она открывала в нём то, что всегда спало, что не могло вырваться наружу из-за его закрытости, не желании сближаться с кем-то, уверенности, что так ему будет лучше, что ему просто никто не нужен, кроме Райвен и Малифесенты, настоящих членов его клана, а не тех, кто к клану драконов не имеет никакого отношения. Бармаглот больше не был злодеем, не хотел им быть, хотел получить своё долго и счастливо, не пытаясь добиться его нечестными путями, строя козни. Его счастье было здесь, рядом, в тех, кому нашлось место в его сердце, просто его надо принять, в чем он себе не отказывал, тепло улыбаясь маленькому другу, слушая её смех и возражения.

- Я верю, из тебя выйдет прекрасный герой, - и говоря это, Томас нисколько не сомневался в своих словах. Он правда верил, что это маленькое создание, по недоразумению записанное в злодеи, ещё покажет миру, что не всё вызывающее на первый взгляд страх и отвращение несёт в себе тьму. Чего только стоит её забота о брате, которого она оберегает так, будто с его жизнью закончится и её. Кто бы мог подумать, что у ледяного монстра будет столь горячее сердце!

- Ну только если вкусняшки будут, - смеясь, произносит колдун, но смех затихает, и мужчина улыбается по-доброму, больше не чувствуя стремления совершать зло. Ему было легко, хорошо, и от того уверенность в том, что выбор в пользу Алисы был правильным, только укрепилась. Так он станет лучше, и Алиса больше не будет думать о том, чтобы сбежать с Реймондом, как сделала это однажды, причиним не мало страданий дракону.
Томас отмахивается от мыслей о своём сопернике, поглаживая пса, продолжавшего крутиться рядом, привлекая к себе внимание. Ему тоже хотелось веселиться, а потому он гавкал и передними лапами запрыгивал на хозяина или Лауру, толкая и зовя играть. Дракон поманил Фенрира к себе и позволил ему развалится у себя на ногах. Пальцы зарывались в белую шерстку, касаясь нового подарка от маленького друга, сделанного изо льда, но при этом хранившее в себе тепло. Для кого-то это, наверное, странное сочетание, но не для того, кто видел обе стороны жизни.

- Конечно, Лаура, ты можешь приходить и тренироваться. Двери дома для тебя всегда открыты, - даёт добро на тренировки колдун, поворачиваясь к Лауре. - Такую магию нужно уметь контролировать, да и мне не помешает размяться после двадцати восьми лет застоя. Потренируемся вместе.

Магия не любила застоя, она требовала регулярной практики, а не сна на целых двадцать восемь лет, как это было в Сторибруке, где все эти долгие годы не то, что не пользовались магией, но и не помнили о своём прошлом, считая себя теми, кем никогда не являлись. Лишь неясная тень прошлых жизней всё ещё цеплялась за проклятых, став едва уловимым отголоском позабытых личностей, вплетаясь либо в характер, либо в работу, либо в личную жизнь, отнимая что-то ценное или наоборот даря. К дракону проклятье оказалось милостиво, оставив рядом с ним любимую и старого друга, пусть и маленького, в прошлом не умеющего говорить, но всё же друга.

+1

12

- С-спасибо, - немного замявшись и смущенно улыбнувшись от такого уверенного в правоте своих слов заявления Томаса, не смогла не отблагодарить за поддержку. Именно этого ей часто не хватало. Ведь на самом деле никогда не просила о многом - будучи монстром, от которого все держаться стараются как можно дальше, мечтать о спокойной жизни среди людей, о семье и о крыше над головой если не абсурдно, то по крайней мере глупо, потому что этого добиться сложно, практически нереально. Особенно когда ни говорить полноценно не могла, ни принимать человеческий облик на больший срок, чем на одни сутки, за которые должна успеть продать хотя бы одну свечу для падения таинственного проклятья. Но, когда её принимали такой, какая она есть, не пытались как-то исправить, а просто были рядом и поддерживали в трудную минуту, чувствовала себя на седьмом небе от счастья.

И громко и добродушно рассмеялась в ответ на шутку. Однако сдержать своё маленькое, данное совершенно незаметно и как бы невзначай обещание была намерена - такой уж она человек... Ладно, не человек уже давным-давно, однако она, наверное, намного человечнее тех, кто губит себе подобных ради забавы, рушит их счастье, их мечты, уничтожает то, что им дорого, ради достижения корыстных и направленных зачастую во зло целей. Потому что она способна на любовь, способна на дружбу. Готова встать на защиту "своих" людей, за которых порвет кого угодно на британский флаг. Или заморозит на веки вечные как минимум.
Потому что, возможно, она действительно герой. Только какой-то неправильный и потому никем не признанный.
Хотя героем себя всё равно не считает.

Слегка наклонив голову, усмехнулась. Люди - да и нелюди тоже - никогда не испытывали радости, когда на пороге дома их появлялось нечто страшное, воистину отвратительно, этого даже не отрицает, и распространяющее вокруг себя ужасный холод, покрывая всё, что можно потрогать руками, толстым слоем инея или коркой льда. Однако в этом доме ей действительно будут рады. Здесь её будут ждать. И к обитателям дома этого всегда может обратиться за помощью, равно как и они к ней - супруги Флеймбрейвы могут на неё рассчитывать - несмотря на то, что выглядит как ребенок, слишком рано повзрослела и слишком многое повидала на своём веку.

- Договорились! И потом пусть только кто-нибудь попробует причинить нам и нашим близким малейший вред - долго и упорно за это расплачиваться будут! - продолжает смеяться, испытывая самые положительные эмоции, на которые была способна рядом со своим другом, прозванным еще при самой первой встрече "добрым волшебником", каким на самом деле и являлся, просто обстоятельства жизненные были не самые лучшие. Но спустя несколько секунд переводит свой взгляд на настенные часы и, увидев, сколько времени они показывается, стукнула себя рукой по лбу, - Блин...
Она бы с радостью еще посидела вместе с Томасом и поговорила с ним о всякой всячине, если бы не было слишком поздно. Наверняка опекун, с которым практически каждая беседа заканчивается ссорой, готов рвать и метать, а по возвращению девчушки домой выскажет всё, что думает по поводу столь долго её отсутствия.
- Томас, мне пора бежать, уже поздно, мне ж мистер Лееви еще мозги начнет выносить... - вскакивает с дивана, хватается рукой за лямку школьного рюкзака с учебниками и мчится уже в коридор, дабы забрать куртку, - Давай тогда я вечером тебе напишу, поговорим как раз по поводу того, когда первую тренировку начнем! - куртку не одевает, не замерзнет, пока до дома дойдет, это не так уж и долго, буквально пятнадцать-двадцать минут пешим шагом, кладет её на сгиб левой руки, так как правой придерживает рюкзак, чтобы не свалился с плеча, - Передай "привет" от меня Алисе, давно с ней не виделась и успела уже соскучиться!.. Извини, пожалуйста, что я так резко покидаю, просто опекун опять ругаться начнет, сам знаешь... И спасибо тебе большое за всё.

Улыбается ему на прощание виновато, как бы еще раз принося глубочайшие извинения за то, что приходится в такой спешке покидать его дом, даже толком не получается попрощаться, обнимает его крепко-крепко, а затем выбегает из дома и морально начинает готовиться к длительному разговору с тем, кто должен был заменить отца, но получается это как-то не очень, признаться честно. [icon]https://49.media.tumblr.com/3c44260f1578271a05a38c690d86d622/tumblr_o38k9fydPB1smvh5po4_r1_250.gif[/icon]

Отредактировано Laura Leevi (15-05-2018 19:24:39)

+1